Logo
Версия для печати

Алексей Амелькин («Теле-Маг»): «„Пакет Яровой“ нарушает Конституцию РФ»

  • 10-01-2019 20:41
О том, как живется региональному телеком-оператору, что влияет на его бизнес и каковы перспективы дальнейшего развития в условиях современного рынка, «Телеспутник» поговорил с Алексеем Амелькиным, техническим директором оператора «Теле-Маг» из города Новомичуринска Рязанской области
 Как долго ваша компания работает на рынке кабельного телевидения? Какие услуги вы предоставляете?

На рынке мы присутствуем с 1995 года. Начинали с обслуживания коллективных антенн, когда никаких лицензий на вещание еще не было. Где-то к концу 90-х начали предоставлять кабельное телевидение, далее в 2000 году пришлось подключиться к местному проекту MMDS — у прежних руководителей, так сказать, «не взлетело». В 2006 году у нас появилась цифровое телевидение — тогда еще на базе MMDS-сети.

Откровенно говоря, из-за MMDS в свое время мы и начали цифровизацию. На тот момент мы не рассчитывали, что эти частоты будут отключать на государственном уровне, поэтому запустили цифру, чтобы увеличить количество каналов, ничего не переделывая. Начали с восьми каналов, но в 2007 году столкнулись с тем, что цифровые частоты нам не дают. А пока целый год ждали решения по этому вопросу, почти все переделали на оптику. С единичными абонентами, до которых построить оптику не получилось, пришлось расстаться. Мы тогда помогли им установить спутниковое телевидение или эфирную антенну — в зависимости от предпочтений. В итоге в 2008 году MMDS-передатчик мы отключили.

Интернет у нас появился в 2009 году. Об услуге передачи данных подумали практически сразу, как построили оптическую сеть, — начали переделывать проложенную для телевидения маловолоконную оптику на многоволоконный кабель и подключать первых абонентов.

 Какие услуги на сегодняшний день предоставляете, кроме упомянутых Интернета и телевидения?

Мы начинали бизнес не с кабельного телевидения. С 1992 года мы занимались ремонтом бытовой радиоаппаратуры и работаем в этой сфере до сих пор. Позже появилась операторская деятельность и другие направления.

Сегодня «Теле-Маг» — это многопрофильная компания, которая охватывает целый спектр услуг. Мы предоставляем Интернет и кабельное телевидение, обслуживаем внутренние сети и оргтехнику в организациях, ремонтируем оборудование. Это позволяет нам закрывать все абонентские потребности, не отправляя их куда-то на сторону. Так и абонентам гораздо проще с нами работать — не нужно искать того, кто виноват. Для организаций мы также предоставляем каналы связи и даже сдаем в аренду оптику.

Правда, город у нас очень маленький. В основном люди хотят, чтобы все было дешево. А любое обслуживание требует затрат. Но зачастую для нас это уже необходимость. К примеру, мы даем общеобразовательной школе Интернет, а там ничего не работает, потому что в сетях черт-те что — уровень квалификации тех, кто сделал внутреннюю сеть, очень низкий. Поэтому мы пытаемся вывести их на договор обслуживания с нами, чтобы быть уверенными, что все будет работать.

В целом мы постарались максимально диверсифицировать бизнес. У нас есть даже торговля. Одно время в соседних населенных пунктах были магазинчики, но пару лет назад из-за высокой конкуренции мы их свернули. Сейчас осталась торговля сопутствующими товарами в офисе — батарейки, кабели, сплиттеры, приставки для цифры и т. п. Также мы предоставляем услуги по ремонту.

А еще мы построили в городе свое здание и часть его сдаем в аренду. Одно время даже было производство небольших сувениров и обслуживание касс.

 Почему от каких-то направлений деятельности вы отказываетесь?

В каждом случае причины индивидуальны. С сувенирами — у нас просто уехал человек, который занимался этим направлением.

Кассы — это вообще очень тяжелый рынок. Операторы часто говорят, что у нас сложно работать. Но так во многих сферах. В том же кассовом обслуживании постоянно менялись документы и само отношение к кассам. Кого-то освобождали от кассового оборудования — изменялся объем рынка и падала прибыль. В один из таких моментов мы приняли решение уйти с этого рынка, поскольку это не совсем наше направление.

 И какая доля остается за операторским бизнесом на текущий момент?
На данный момент операторский бизнес основной, это порядка 80—90%.
 Нужны ли остальные услуги, если они дают небольшую прибыль?
Как я упоминал выше, все это услуги, которые должны быть у нас под рукой, чтобы не отправлять клиента куда-то еще. В денежном выражении доход небольшой, но есть выгода для основного бизнеса — мы можем обеспечить должный уровень качества. Например, мы продаем сплиттеры. Абоненты могут купить их в других магазинах, но там им никто не объяснит отличие качественного сплиттера от китайского, не пропускающего цифру. Купив «китайщину», наш сигнал абонент не получит — будет негатив. Поэтому мы мотивируем клиента покупать у нас, чтобы все точно работало.
 Много ли абонентов за последние годы ушли от вас в эфирную цифру или в чистый Интернет?

Нам сложно выделить эту статистику. В Новомичуринске, к сожалению, падает количество населения, потому что градообразующее предприятие — Рязанская ГРЭС — периодически проводит сокращения, а других крупных работодателей нет. За несколько последних лет объем населения упал процентов на 20. Естественно, идет сокращение и нашей абонентской базы.

Конечно, в цифровое эфирное телевидение, на спутник и к крупнейшему российскому оператору абоненты тоже уходят. Мы пытаемся удерживать их разными способами. Сделали больше бесплатных каналов в социальном пакете в открытой цифре — в аналоге уже смысла нет; запустили программу по обмену оборудования MPEG-2 на MPEG-4. Однако нам сложно конкурировать с бесплатным вторым мультиплексом в эфире. Я много раз говорил, что это для нас основной конкурент. До появления обязанности транслировать каналы второго мультиплекса бесплатно у нас было около тысячи абонентов в цифре, а после запуска их осталось вдвое меньше. Людям этого пакета из 20 обязательных каналов достаточно, и они перестали платить нам за дополнительный пакет платных каналов. Это совершенно не рыночные условия.

По Интернету нам пока удается держать абонентскую базу, хотя роста нет. Мы пытаемся найти какие-то фишки, которые сохранят нам абонентов. Например, в комплект к Интернету отдаем фактически бесплатно цифровые каналы в рамках комбинированных тарифов, чтобы человеку было удобно.

 Неужели комбинированные тарифы настолько важны?

Некоторое время назад мы, анализируя причины оттока, замечали, что от нас уходят как раз на комбинированные тарифы других операторов. На тот момент у нас была проблема с биллингом — мы не могли объединить услуги. Пришлось поменять его, чтобы биллинг был конвергентным. На это ушло время, в течение которого мы несли определенные потери абонентской базы.

Новый биллинг также позволяет приостановить услуги, когда люди уезжают из города (при этом социальный пакет остается). Это востребовано теми, кто проживает в городе не постоянно или уезжает на лето. Допустим, сын приезжает к престарелой матери на неделю раз в несколько месяцев. Зачем ему постоянно платить за Интернет? Она смотрит социальный пакет, а он приезжает, кладет деньги — и у него активируется подписка.

Мы пытаемся быть гибкими, чтобы абоненты могли экономить деньги, — это одно из наших конкурентных преимуществ.

 Предлагаете ли вы абонентам приставки для цифры? Если да, то на каких условиях?
Приставки мы предлагаем, но практически не зарабатываем на них. Наша задача — отдать приставку или CAM-модуль через какие-то условно-бесплатные схемы, например компенсируя их стоимость последующими услугами, предоставляя некий бесплатный период пользования услугами, поскольку нам интереснее заполучить абонента, чем разово заработать на продаже. Поэтому мы ищем какие-то вещи, которые мотивируют абонента перейти к нам и остаться на нашем пакете.
 А есть какой-то спрос на премиальный контент, каналы сверхвысокой четкости?

К сверхвысокой четкости интереса у нас вообще нет, поэтому я к ней отношусь скептически. HD-каналы у нас присутствуют и в социальном пакете, и в платном. У нас даже собственный канал, который производит наш партнер, в HD идет. Но люди на их наличие или отсутствие никак не реагируют — просто не особо видят разницу, по-моему.

Из премиальных пакетов у нас продается разве что эротический. Такое ощущение, что людям дают бесплатно к Интернету пакет каналов — они их смотрят. А нет — так им и эфирных достаточно. Уже настолько много люди сидят в Интернете, что телевидение им и не нужно. В итоге КТВ становится дополнительной услугой.

 Пытаетесь ли вы сотрудничать с ОТТ-сервисами?

Мы рассматривали различные варианты. Но, честно говоря, когда нам предлагают для начала работы продать человеку приставку за 5 тыс. рублей, я понимаю, что сотрудничества не получится. Это невозможно. Мы продадим двум-трем абонентам, а для этого надо готовить персонал, как и для работы с любыми другими устройствами, вести документооборот. Зачем? Если бы там были хотя бы сотни абонентов... Но у нас слишком маленький рынок.

Давать какому-то сервису приоритет тоже не очень интересно. Мы — небольшой оператор. Наше преимущество как раз в том, что мы не пытаемся никого блокировать или выводить в топ — ко всем сервисам относимся нейтрально. Да и не заплатят интернет-сервисы за доступ к нашей абонентской базе. Крупным, с десятками и сотнями тысяч абонентов — возможно; может, даже кэширующий сервер у них поставят, но не у нас. И big data у нас собирать относительно бессмысленно.

 Вы сами какие-нибудь данные собираете для определения курса развития?

Нет, мы особо ничего не собираем. Мы многих людей знаем лично. Наши ребята ходят и общаются, из разговоров все эти тенденции выявлять гораздо проще. И информации мы так получаем больше. Личное общение отвечает на многие вопросы.

Мы всегда анализируем статистику отключений, пожелания абонентов и т. п. А собирать какие-то данные по трафику для нас бессмысленно. Часто это делается с целью оптимизации закупки трафика, но нас каналы связи устраивают, зачем тратить ресурсы на эту лишнюю деятельность?

 Продолжаете ли вы строительство сетей?
К сожалению, нового жилья у нас в городе нет, как нет и больших населенных пунктов поблизости. Те поселки, что остались неохваченными нашей сетью, пока недостижимы (это очень большие затраты). Поэтому мы и стали развиваться в другие сегменты. Как я уже говорил, в 2015 году мы построили здание, которое позволяет зарабатывать на сдаче помещений в аренду, а заодно не платить аренду самим, — до этого мы более 20 лет просидели в чужом подвале.
 Вы не думали пойти со своими услугами в деревню?
Мы рассматривали возможность оказания услуг на базе GPON. Но основная проблема там со столбами. Стоимость их аренды небольшая, но она съедает ту прибыль, которую мы можем получить с абонентов. Мы думаем ставить свои столбы, но и тут есть сложности. Новомичуринск — город энергетиков. От Рязанской ГРЭС идет очень много линий электропередач, поэтому расширение сети сейчас упирается в согласование прохода под линиями. При этом за ними не так много абонентов. То есть вкладываться надо, но сильно торопиться не хочется.
 Нельзя ли на таких участках использовать беспроводную связь?
В принципе можно, но легализация частот тоже стоит денег. У нас в городе были беспроводные соединения. Но мы как раз отказались от них — сейчас все застроено оптикой. Качество беспроводной связи в целом невысокое, и скорости ниже, а внимания она требует даже больше.
 При таком количестве абонентов окупится ли строительство?

Затраты на подключение одного абонента на селе, по нашим оценкам, в районе 15—20 тыс. рублей. Чтобы люди подключались, мы должны или подарить им эти деньги, или придумать, как сделать дешевле, посчитать период окупаемости. Дешевле можно сделать через установку собственных столбов, которые, по моим оценкам, окупятся уже через 2-3 года. У нас это в планах, то есть в ближайшие населенные пункты мы все равно выйдем.

Но, откровенно говоря, нам и в городе есть чем заняться. Надо как-то перетягивать абонентов на себя, модернизировать сеть, устраняя узкие места. Сейчас, например, мы устанавливаем источники бесперебойного питания, ставим защиту по питанию. Такие работы мы всегда откладываем на зиму, когда нет строительства и аварий из-за гроз.

Улучшение городской сети и активное привлечение абонентов дают больше прибыли.

 Есть ли у вас какие-то локальные проблемы с управляющими организациями в городе?

Как и у всех. Каждый раз договариваемся с новыми директорами управляющих компаний. С нас регулярно требуют денег. А больше всего сложностей было даже не с ТСЖ или УК, а с так называемым старшим по дому — человеком, которого выбрали для подписания договора с управляющей компаний, а он мнит себя большим начальником. Начинает разборки по дому, зачастую не согласовывая это с жителями. По одному дому мы даже собрание собирали. Один раз нам такой человек даже принес личную сберкнижку и пытался заставить переводить деньги за размещение оборудования на нее. Однако платим мы только за один дом, где на крыше размещено оборудование для обслуживания не только жильцов этого дома, — там наши взаимоотношения определяются договором.

Я знаю, что сейчас готовится законопроект, который должен упорядочить эту сферу. Хотя там процедура непростая — будут свои сложности, хотя это лучше, чем каждый раз разбираться, почему мы должны платить ТСЖ или УК. Вообще, это позитивная инициатива.

 Развиваются ли у вас технологии умного дома и умного города?
Мы пытаемся работать с администрацией города над проектом автоматизации сбора данных с приборов учета расхода воды на уровне дома. Муниципалы поставили приборы учета, мы подсоединили их к своей сети, протянув кабели в подвалы, и вывели им на компьютер. Это была долгая и дорогая для всех участников история. Система даже частично заработала, и мы рассчитывали на окупаемость. Но потом в городе обанкротилась основная муниципальная управляющая организация, так что теперь все это должен вести «Водоканал». Пока система брошена, мы же пытаемся уговорить ее восстановить. К сожалению, пока интереса не видим, и от нас это уже не зависит.
 А автоматизация на уровне отдельно взятой квартиры кого-то интересует?
Нет. Пока неясно, какие качественные улучшения такая система может дать владельцу квартиры. Сбор показаний на уровне дома приносит существенную экономию, это было полезно для города. Сейчас люди каждый месяц бегают по подвалам, чтобы снять показания счетчиков. Но если бы система заработала, можно было бы делать все автоматически или даже разместить информацию на сайте, чтобы люди понимали, что именно происходит с их домом. Однако даже эта система зависла.
 А видеонаблюдение?

Мы пытались предлагать видеонаблюдение по подъездам. Но это пользуется спросом только в каких-то отдельных проблемных домах. Например, у нас есть один дом, где нехорошие люди постоянно что-то ломают. Туда точно надо ставить камеры, но потолки в этом доме невысокие. Мы уверены, что обычные антивандальные решения тут не продержатся и неделю — не собьют, так залепят жвачкой; надо ставить защищенный бокс. Мы как раз думаем над реализацией.

А по городу мы предлагали программу: поставить камеры, записывать видео с них, но отдавать его только по запросу полиции. Однако столкнулись с тем, что люди не хотят, чтобы за ними следили. Поэтому камеры по городу не получили у нас широкого развития.

 Пробовали ли вы зарабатывать на рекламе в кабельной сети?
Канал, который выпускают наши партнеры, живет как раз на рекламе. Там освещаются события в городе и на градообразующем предприятии — Рязанской ГРЭС. Правда, сейчас доходы упали. Одно время этот канал даже за услуги связи нам много платил. Но сейчас договор изменили, потому что реклама сократилась.
 Рекламодатель уходит в Интернет?
Думаю, причина в том, что у нас в экономике стагнация, если не сказать хуже. Люди экономят на рекламе. Хотя, конечно, есть конкуренция со стороны социальных сетей, есть местные каналы в Интернете, на которых люди пытаются зарабатывать. Но у нашего телеканала тоже есть свои группы в соцсетях, где выкладывается в том числе реклама.
 Пришлось ли вам в последнее время пересматривать свой подход к сайту или рекламе бизнеса?

Да, мы следим за интересами абонентов и пытаемся меняться, делать что-то новое — дорабатывать услуги и доводить информацию о них до людей какими-то новыми способами.

Сайт для небольшого оператора — это, по сути, визитка. Там дается только информация об услугах, времени работы, контактах. Сейчас поднимать форум, как это было раньше, уже нет смысла, так как люди общаются в соцсетях. И в какой-то момент мы пришли к выводу, что нам тоже нужны там свои группы. Там можно задать вопрос, обратиться лично ко мне или к нашему администратору. Все это дает возможность связаться с компанией даже быстрее, чем через форум или форму обратной связи на сайте.

После замены биллинга у нас появился нормальный личный кабинет абонента и параллельно мы подключили агрегатора платежей. Теперь у нас можно платить практически любыми электронными платежами. Сегодня на интернет-платежи приходится порядка 10%.

 Пользуетесь ли вы рекламными возможностями социальных сетей?

Я запускал рекламные кампании в соцсети «Вконтакте». Там очень удобный таргетинг — можно настроить непосредственно на город и сэкономить деньги (если мы работаем на город, незачем показывать рекламу на всю область). «Одноклассники», Google AdWords не дают такой гибкости. А Facebook нас интересует меньше, поскольку народа из города там немного — мы это отслеживаем по активности городских групп.

Кроме того, мы регулярно напоминаем о себе через городские группы. Например, копируем туда свои новости.

 Какие законодательные нововведения последнего времени сильнее всего ударили по вашему бизнесу?
Бесплатный мультиплекс я уже упоминал — с ним нам конкурировать сложно. По Интернету самое сложное — это закон Яровой. Выполнить его невозможно, а главное, бессмысленно. Нам придется разворачивать собственный дата-центр, поддерживать его, чтобы хранить данные, которые не могут быть расшифрованы. По моим подсчетам, чтобы нам привести свою сеть в соответствие, необходимо потратить сумму, эквивалентную сбору с абонентов за 8 месяцев — именно сбору, а не доходу. И это я не закладывал рост тарифов энергопотребления, обновление оборудования и т. п. Моя принципиальная точка зрения — пакет Яровой нарушает Конституцию РФ. Нельзя собирать данные без решения суда или согласия пользователя.
Источник: Дерик Алексей, текст и фото Telesputnik.ru
Оцените материал
(0 голосов)