Logo
Версия для печати

«Можно работать хоть в гамаке»: гендиректор «Яндекса» о том, как компания находит лучших сотрудников, и о роли женщин в IT

  • 15-03-2019 15:23
Генеральным директором «Яндекса» в России Елена Бунина назначена в декабре 2017 года. С этого момента Елена стала представлять компанию на встречах с партнерами и официальных мероприятиях, но главной ее вотчиной по-прежнему остается работа с персоналом: от должности HR-директора Елену никто не освобождал

Елена, 2018-й стал для вас первым годом в должности генерального директора. Чем он запомнился?

Тем, что мы запустили несколько удивительных продуктов, о которых три года назад даже не думали.

Например?

Например, «Яндекс.Драйв». С идеей создать собственный сервис каршеринга будущий руководитель «Драйва» Антон Рязанов пришел в октябре 2017-го. Мы, конечно, долго обсуждали, нужно ли нам это, но Антон всех убедил, и уже в феврале прошлого года сервис был запущен. А за год пользователи «Яндекс.Драйва» совершили более 13 млн поездок, и на данный момент у нас самый популярный каршеринг в России и второй в мире.

Еще один эксперимент — «Яндекс. Станция» с «Алисой» внутри. Но «Алиса» стала настолько популярной, что мы решили попробовать и представили весной 2018-го наше первое устройство — «Станцию». Кстати, для меня стало неожиданностью, что устройство пользуется большой популярностью у детей. Друзья рассказывали мне, что «Станция» помогла их детям решить проблемы с речью без похода к логопеду. Просто потому, что, разговаривая с человеком, ребенок ожидает, что тот его поймет, и поэтому не слишком старается. С «железкой» такое не пройдет. Так что дети пытаются четче проговаривать слова, чтобы добиться чего-то от «Алисы».

 

Ну и наконец, беспилотники. Когда мы в 2016 году решили заняться беспилотными технологиями, нам казалось, что до 2021-го ничего беспилотного по улицам ездить не будет. Но мы недооценили скорость развития технологий. Уже к сентябрю 2018-го мы запустили беспилотное такси в Иннополисе, а через месяц и в Сколково. Только пять компаний в мире разрабатывают беспилотники максимального, пятого уровня, и «Яндекс» —одна из них. Уже в 2019 году мы увеличим наш парк до 100 беспилотных автомобилей.

А в январе вы привезли свой беспилотный автомобиль на выставку CES-2019 в Лас-Вегасе.

Не совсем так. Вместо того чтобы перевозить автомобиль из России в США, мы купили обычную машину и на ее базе всего за месяц сделали беспилотник со всеми нужными сенсорами. Также мы составили карты местности и маршрутов. При этом дороги в Лас-Вегасе отличаются от наших, и нам нужно было учесть эти различия при обучении. Наш беспилотник получил массу положительных отзывов и публикаций в США.

Беспилотники для «Яндекса» — просто эксперимент или вы планируете на них зарабатывать?

Со временем это станет для нас и заработком, конечно. Потому что такси может быть беспилотным, а на такси мы зарабатываем.

Я бы не сказала, что женщинам как-то особенно сложно.

Почему, на ваш взгляд, так сократились сроки запуска продуктов?

Внутри «Яндекса» сложилась экосистема, которая позволяет при создании нового сервиса или продукта воспользоваться уже готовыми технологиями. «Яндекс.Драйв» удалось запустить так быстро, потому что мы использовали в том числе и уже имеющиеся наработки.

Все, что вы озвучили, достаточно дорогие эксперименты. Часто «Яндекс» может себе их позволить?

Уже три года в «Яндексе» работает отлаженная система поддержки экспериментов. У нас выделен достаточно большой бюджет на их осуществление, и есть комитет, принимающий решение, какой эксперимент запускать, а какой нет. Одновременно в пуле от пяти до 15 экспериментов. Какие-то из них со временем приостанавливаются, а другие («Яндекс.Драйв») вырастают в отдельные сервисы или новый бизнес.

Вы сразу приняли предложение стать генеральным директором?

Я долго размышляла и не была уверена, что это мое и что я с этим справлюсь. Хотя много лет назад, когда меня назначали HR-директором, я тоже сомневалась.

Чем именно вы занимаетесь в «Яндексе»?

Я человек, вышедший из HR. Главное, чем я по-прежнему занимаюсь, — это кадры, мотивация, образовательные проекты. У нас большая линейка топ-менеджеров, и каждый из них отвечает за свою сферу. Так вот, моя работа связана в основном с людьми и образованием.

А сложно ли женщине построить карьеру в IT-компании?

Я бы не сказала, что женщинам как-то особенно сложно. Наоборот, нам всегда рады. Просто есть профессии, где больше мужчин, а есть — где женщин. Программируют чаще мужчины. И даже женщины-программисты обычно идут в аналитику. Но в коммуникациях, управлении проектами, дизайне много женщин.

У нас около 10 000 штатных сотрудников. Не считая водителей такси

Есть ли какие-то универсальные требования к персоналу в «Яндексе»?

У нас есть один очень важный критерий: человек должен быть профессионалом в области, на работу в которой он претендует. В остальном все люди у нас разные. Ведь если в случае с программистами понятно, что у человека спрашивать на собеседовании, какие предлагать тестовые задания, то стандартизировать требования к человеку, который думает о развитии продукта, довольно сложно. Мы не можем причесывать всех под одну гребенку.

Как вы выстраиваете систему мотивации?

В «Яндексе» много интересных задач — и это первое, что мотивирует людей. К тому же возможности для роста в компании практически бесконечны, были бы идеи и желание работать. Конечно, есть и денежная мотивация — у многих наших сотрудников есть пакет компенсации, на который влияет стоимость акций компании.

И, безусловно, сотрудникам «Яндекса» важно, что результатами их работы каждый день пользуются миллионы людей. Это очень воодушевляет.

А сколько людей работает в компании?

У нас около 10 000 штатных сотрудников. Не считая водителей такси. (Смеется.) И каждый год их число увеличивается. В 2018-м, например, только количество разработчиков выросло на 40%.

С чем связан такой рост?

Количество сервисов увеличивается, к тому же мы выходим на новые рынки. «Яндекс.Такси» уже есть не только в странах СНГ, но и в Сербии, Финляндии, Израиле, Кот-д’Ивуаре.

И что помогает развиваться за рубежом? Там тоже знают о «Яндексе»?

Конечно, нет. За границей мы пробиваем себе дорогу с нулевой узнаваемостью бренда. Зарабатываем доверие пользователей хорошим сервисом.

У вас довольно большая семья. Удается балансировать между работой и личной жизнью? (На момент интервью Елена ждала четвертого ребенка. — FL.)

Вполне. Хотя я иногда расстраиваюсь, что поздно прихожу домой. Впрочем, как и многие сегодня. Старшие дети уже выросли, а вот младшему я стараюсь посвящать как можно больше времени. Провожу выходные с семьей. Но вообще дома с пониманием относятся к тому, что я много работаю.

В «Яндексе» человек может работать хоть лежа в гамаке. Главное — результат.

Как будете выстраивать рабочий график после родов?

Поначалу буду работать из дома, потом постепенно возвращаться в офис. Четыре года назад я рожала, уже занимая высокую должность. Тогда коллеги ездили ко мне домой или устраивали видеоконференции. Свобода в выборе графика и возможность работать дистанционно очень помогают.

Со стороны вообще кажется, что «Яндекс» — это такой остров свободы.

Конечно, «Яндекс» очень свободный, но это не означает хаоса. Раз в полгода мы оцениваем эффективность каждого сотрудника, и если он не показал никакого результата, то мы пытаемся разобраться в причинах его отсутствия и принимаем меры. При этом человек может работать хоть лежа в гамаке. Главное — результат. Так что правильнее будет сказать, что «Яндекс» предлагает свободу в достижении поставленных целей. Я сама так устроена: не люблю, когда меня контролируют, и никогда не любила. Для меня доверять людям вполне естественно.

Ну а если у вас что-то не получается, как вы к этому относитесь?

Спокойно. Человек не может все уметь. У него обязательно есть слабые места.

При этом сейчас все ищут сотрудников, которые смогли бы работать за пятерых.

За пятерых, может быть. За шестерых уже нет. Я в такое не верю. У всех есть свои недостатки. Просто нужно правильно строить команды. Кто-то может быть хорош в программировании, кто-то в коммуникациях. Необязательно искать все в одном человеке. Иногда это просто невозможно.

Сталкивается ли «Яндекс» с трудностями при поиске кадров?

Постоянно. Нам очень тяжело нанимать. Ведь нам нужны люди с очень высокой квалификацией, а из-за быстрых темпов роста еще и в большом количестве.

С чем это связано? Проблемы образования?

За последние 10 лет потребности рынка в нашей сфере сильно изменились. Каждый год появляются какие-то новые технологии, которые требуют новых компетенций. Даже если бы вузы постоянно перестраивали свою программу обучения, они бы все равно не поспевали за рынком. Конечно, мы взаимодействуем с университетами и доучиваем выпускников, которых берем на работу. Но невозможно нанимать только молодых специалистов, хочется же еще и опытных. И не всегда понятно, где их взять. Все время ищем.

Вы рекрутируете зарубежных специалистов?

Мы около 100 человек привезли из-за рубежа. В основном это наши соотечественники, которые уехали за границу, — понятно, что в силу общего языка с ними проще наладить коммуникацию. Но это сложный точечный наем.

Все скучное возьмут на себя роботы, а все творческое останется за человеком.

Что станет приоритетным развитием «Яндекса» в ближайшее время?

Умные помощники и все технологии, которые в них используются, в частности голосовые. Они уже пользуются большой популярностью. Мы работаем над тем, чтобы «Алиса» разговаривала, как человек, и понимала речь, как человек. Это довольно сложно. «Алиса» может поддерживать диалог, но несовершенства пока еще заметны.

Кроме того, будущее за беспилотными технологиями. Хотя еще многое предстоит сделать, чтобы убедить людей в том, что робот безопаснее настоящего водителя. И все перечисленное — это машинное обучение.

Вас не пугает такое активное развитие искусственного интеллекта?

Я часто бываю на конференциях, где этот вопрос обсуждается. И всегда есть оптимистичный и пессимистичный сценарии. Мне кажется, важно двигаться в сторону оптимистичного. Все скучное возьмут на себя роботы, а все творческое останется за человеком.

Ожидать ли скорой замены части сотрудников «Яндекса» нейросетями?

Довольно мало кого у нас можно заменить нейросетями. Но и этих людей прекрасно можно доучить так, что они станут незаменимы. Так что за сотрудников «Яндекса» я не волнуюсь.

Источник: Денис Сидоров, текст и фото Forbes.ru 

Оцените материал
(0 голосов)