Бывший гендиректор РМГ — об отставке и обвинениях в коррупции

Инвестиционная компания ИФД «Капиталъ», управляющая 78% холдинга «Русская медиагруппа» (РМГ), инициировала внутреннее расследование на предмет противоправных действий менеджмента РМГ. В частности, речь идет о деятельности бывшего генерального директора группы Сергея Кожевникова, владеющего 22% РМГ. ИФД «Капиталъ» готов обратиться в прокуратуру, если будут подтверждены факты коррупции. Корреспондент «Известий» пообщался с экс-гендиректором РМГ Сергеем Кожевниковым.

— Вы будете отстаивать свою отставку?

— Безусловно, буду. Сейчас я нахожусь в плановом отпуске и вернусь в Москву только в конце августа. Всю эту ситуацию я расцениваю как реализацию ранее озвученных угроз. Ранее мне сказали, что меня снимут с должности, заведут уголовное дело и т.д. И вот, пожалуйста. Что характерно — предыдущие 14 лет деятельностью директора все были довольны, были премии, бонусы и т.д. А сейчас на меня нажимают, чтобы я продал свои акции подешевле.

— Они говорят, что вы ушли в отпуск, не выходили на связь и не интересовались судьбой компании.

— Чушь собачья. Попросите их дать формулировку, по которой меня отстраняют. За прогулы? Вовсе нет — по документам происходят простые перевыборы гендиректора, всё тихо и мирно. Все обвинения абсолютно несостоятельны, и они это понимают. Обычно все рейдерские захваты начинаются с того, что смещают гендиректора.

— ИФД «Капиталъ» инициировал внутреннее расследование. Как вам кажется, что они ищут?

— Это продолжение угроз в мой адрес. В этом году прошел аудит, были замечания, как обычно у аудиторов, после чего состоялся совет директоров, который утвердил деятельность компании и топ-менеджеров. 15 июня был утвержден гендиректор, а через месяц он вдруг оказался плохим и коррумпированным.

— То есть они проведут расследование и ничего не найдут?

— Я не знаю, что они будут делать, но моя деятельность всех устраивала, в этом году компании даже была выписана рекордная премия. Если всё плохо, то почему не лишили премии?

— Почему вы не приехали на совет директоров, когда была ваша отставка?

— Он был заочный. Мне приезжать для чего — чтобы поцеловать дверь закрытого кабинета? Закавыка в том, что нет никакого диалога. Есть только запугивание меня и поливание меня грязью через прессу.

— Каковы ваши дальнейшие действия?

— Я готов к переговорам. Я уважительно отношусь к акционерам, и если они хотят приобрести у меня долю, пусть обращаются. Пока никаких официальных предложений в мой адрес не поступало — ни оферты, ничего.

— Не хотите написать заявление по поводу угроз?

— Я воспринимаю эту ситуацию как серьезную, но, естественно, все угрозы звучат косвенно. Мне рекомендуют заботиться о себе, о семье, дают дружеские советы, но все они звучат двусмысленно: «Сам подумай, тебе же жить» и т.п.

— Но это же говорят люди с именами и фамилиями. Можно о них рассказать в правоохранительных органах?

— Я расскажу правоохранительным органам подробности, если угрозы продолжатся. Займусь этим вопросом, когда вернусь в Москву.

— Как вы будете оспаривать отставку?

— Произошло очевидное нарушение Трудового кодекса. Всё было бы по уставу, если бы я находился не в отпуске. Простым решением большинства меня бы отстранили, я бы развел руками — возразить нечего. Даже если они считают, что я слишком долго нахожусь в отпуске, они могли дождаться, когда я отбуду положенный мне 31 день.

На данный момент я не получил никакого уведомления. Мои оппоненты так торопились, что объявили о назначении Сергея Архипова, который еще не подписал ни одного контракта. Архипов — человек разумный, он пока изучает документы и не лезет в эту историю. А я подам заявление в суд и трудовую инспекцию, этим будут заниматься мои адвокаты.

— Вас могут восстановить в должности?

— Да, меня восстановят. И после этого они могут справедливо, большинством голосов, меня снова убрать.

— Вы общались с Архиповым в последнее время?

— Давно не общался, но мы давние партнеры, вместе делали «Русское радио». Последние 2 года Сергей живет в Финляндии, я его не видел. Он человек уважаемый, не будет вызывать раздражение у творческих коллективов.

— Вы до сих пор готовы продать свою долю?

— И сейчас готов продать и купить, вопрос только в цене.

— А судьба компании вас волнует?

— Безусловно, я хотел бы остаться в компании и работать. Некоторое время назад, когда из акционеров уходил Архипов, у него выкупали акции из расчета стоимости компании в $250 млн. Сейчас же на низком старте компания оценивается в $150 млн. Как вы понимаете, это в два раза ниже. И если бы у меня была задача окэшиться, я бы давно это сделал.

— Вам предпочтительнее продать или купить?

— Мне предпочтительнее работать. Несмотря на то что рынок, как я считаю, в упадке, у компании есть большие перспективы и мне интересно работать в России.

— Что вы думаете по поводу создания патриотического холдинга?

— Я думаю, что это ширма, за которой скрываются чьи-то интересны. Наша компания всегда была очень патриотичной. «Русское радио», когда оно создавалось, было самым прорывным проектом того времени. Нам говорили: «Кто будет слушать русскую музыку, эту фигню?» А мы ответили, что в стране, где 140 млн человек говорит по-русски, русскоязычное радио должно быть интересным. И мы оказались правы.

— Почему так часто из уст ваших оппонентов звучит слово «коррупция»?

— Это попытка дискредитировать меня как менеджера. В прошлом году компания достигла наивысших результатов с точки зрения доходности. У нас оборот 2,5 млрд рублей. Для всех очевидно, что при таких результатах снимать директора нелепо, поэтому выдумывают какие-то несуразицы. Про коррупцию все говорят анонимно, зато есть десятки артистов, которые поддерживают меня и не слышали ни о какой коррупции. Это продюсерский центр Меладзе, Григорий Лепс, Филипп Киркоров, Николай Басков, Макс Фадеев, Виктор Дробыш.

— Вы хотите продать 22% акций за 2,5 млрд рублей?

— Я готов эту цифру обсуждать. Я призываю ИФД «Капиталъ» встретиться. Если они считают, что это рыночная история, пусть предложат рынку приобрести РМГ. Сегодня есть предложение купить компанию за $150 млн, от этого глупо отказываться. Но ИФД уверят, что она им нужна в виде инвестиции. Но что это за странная инвестиция, когда ты покупаешь за 300, а продаешь за 100?

Если ИФД готов продать РМГ и рынок предложит адекватную цену, то я готов присоединиться к сделке. Если ИФД хочет избавиться от компании и продать за любую цену, то я готов найти соинвесторов и выкупить их долю. Также они могли бы выкупить мою долю по рыночной цене.

Олег Кормунин
Фото: ИЗВЕСТИЯ/Дамир Булатов
Известия

Подробнее ...

Сергей Бунин: "У нас нет скелетов в шкафу!"

Автор   Опубликовано 11-08-2015 в Интервью месяца   Всего комментариев: 0

Сергей Бунин – об истории развала и возрождения «Госконцерта» и покупке Русской медиагруппы

В октябре прошлого года основатель фонда «Федерация» Владимир Киселев предложил президенту Владимиру Путину создать в России патриотический медиахолдинг, который мог бы стать «инкубатором отечественных звезд». России нужны собственные идеологически правильно настроенные кумиры миллионов, объяснил он. Реализовываться эта идея начала в этом году, а ее первым этапом стала договоренность о приобретении госкомпанией – ФГУП «Госконцерт» – одного из крупнейших российских радиохолдингов – Русской медиагруппы (РМГ). ФАС уже одобрила эту сделку, стоимость которой может составить 6–7 млрд руб.
РМГ станет частью патриотического холдинга, который не только займется радио, ключевым бизнесом РМГ, но и собирается, по словам гендиректора «Госконцерта» Сергея Бунина, навести порядок на концертном рынке России.
– Хочу начать с самого очевидного вопроса. Почему «Госконцерт» решил купить Русскую медиагруппу (РМГ)?
– Мы занимаемся музыкальным бизнесом – организацией концертов, тем, что у музыкантов и радийщиков называется «офлайн». И разговоры с представителями музыкальных радиостанций и телевидения показывали, что им очень интересен этот офлайн и им хочется в эту сторону развиваться. Это очень интересное дополнение к эфиру, так как позволяет расширять возможности пиара, маркетинга, влияния, а также популяризировать свою радиостанцию или телеканал. Мы подумали: раз им интересен офлайн, то почему бы нам не заинтересоваться эфиром – радио и телеканалами?

Вместо того чтобы наших артистов постоянно продвигать в эфиры радиостанций и телеканалов, нам стало интересно самим этим заняться. Я считаю, что это поможет нам решить некоторые задачи с нашими мероприятиями. Например, когда мы проводим концерт в честь Дня России на Красной площади, артисты, конечно, понимают, что это важно, но не очень охотно идут туда выступать бесплатно. Их можно понять, это их работа и их время. И когда нам нужно провести хорошее мероприятие и мы хотим, чтобы оно не пострадало из-за усеченного бюджета, мы пытаемся договариваться с артистами каким-то образом, что-то им взамен предложить. Чем артиста можно купить, кроме денег? Конечно, эфиром на радио или ТВ.

– То есть это своего рода бартер?

– Да, это бартер. В общем-то он всегда существовал, особенно если речь идет о крупных событиях и их трансляции на центральных телеканалах. Но одно дело – пытаться продвинуть артистов в чужой эфир: всегда сложно договориться, и ты не всегда можешь быть на 100% уверен, что сможешь выполнить эти договоренности. Другое дело – предложить артисту собственный эфир, которым мы можем распоряжаться.

– А кто был инициатором этой сделки?

– Взаимодействие с РМГ началось как раз тогда, когда мы придумали некий проект, который объединил бы и РМГ, и музыкальные телеканалы. Ну т. е., по сути, все музыкальные телеканалы России. Это не значит, конечно, что их надо теперь скопом все скупать и централизованно ими управлять. Речь шла о том, что необходимо их объединить под общей идеей.

– Вы имеете в виду идею создания патриотического холдинга?

– Да, именно ее. Когда начался процесс обсуждения идеи создания патриотического холдинга, ни о каких покупках вообще не шла речь. Но в процессе, видимо, зашел разговор, и мы узнали, что «ИФД Капиталъ» не против продать свою долю в РМГ. Все-таки «ИФД Капиталъ» – инвестиционная компания, и она рано или поздно продает свои активы.

– А все-таки, кто конкретно все это придумал? И про патриотический холдинг, и про покупку РМГ?

– Идея витала в воздухе.

– Нет, так не бывает. Все равно кто-то становится драйвером процесса.

– Давайте будем говорить, что это совместная идея – моя и Владимира Киселева, с которым мы давно работаем вместе.

– Какое отношение Киселев имеет к этой сделке? Рассказывают, что именно он согласовывал ее в госструктурах и у президента. А при этом никакой должности или доли в «Госконцерте» у него нет.

– Киселев – продюсер, он очень заинтересован, чтобы у нас получился хороший проект. В данном случае он также выступает как продюсер этой идеи. Он занимается этим проектом, потому что ему интересно создать в нашей стране такую ситуацию, когда российские артисты все-таки выступают за интересы своей страны и поддерживают ее. Но это не значит, что мы теперь все будем [шагать под] «Марш славянки», а радиоэфир будет состоять из гимна, Людмилы Зыкиной и Надежды Бабкиной.

Меня очень удивляет поверхностное понимание ситуации некоторыми комментаторами, а также музыкантами, которые публично выступили против этой сделки. Никто не собирается заставлять музыкантов петь славу президенту. Артисту достаточно поучаствовать в том или ином мероприятии, посвященном, например, государственному празднику. Поклонники очень внимательно относятся к тому, что исходит от артиста. Поэтому сам факт его участия очень важен. И в этом будет проявление его патриотизма, а не в том, что он поет патриотические песни.

– Что будет из себя представлять патриотический холдинг, какие там будут активы, какие партнеры? Говорят, что идут переговоры о покупке активов у Bridge Media и ЮТВ.

– Я слово «холдинг» в данной ситуации понимаю как проект, а не как юридическое лицо. Переговоры ведутся со всеми, кто указан в письме, и даже с большим количеством участников рынка. Это переговоры о том, каким образом все эти компании и их станции и телеканалы могут поучаствовать в нашем проекте. Возможно, кто-то захочет продаться, а кто-то – стать партнером. Но мне пока не известно, чтобы кто-то из тех, с кем ведутся переговоры, кроме РМГ, хотел продать свои активы. Автор идеи письма и идеи холдинга – Киселев.

– В письме Киселева Путину указывалось, что частью патриотического холдинга могут стать телеканалы, зарегистрированные на ООО «Кремль медиа». Два года назад эту компанию учредили вы, но сейчас она принадлежит Екатерине Буниной. Это ваша родственница?

– Это я комментировать не хочу. А сама организация изначально создавалась как агентство для проведения мероприятий. На нее зарегистрированы пять СМИ. Но сейчас я к этой компании отношения не имею.

– Расскажите про финансирование сделки. Действительно ли вы берете кредит у ВТБ?

– ВТБ – это один из банков, с которым мы ведем переговоры. По крайней мере, это банк, который провел оценку РМГ в 6–7 млрд руб., и мы понимаем, на что можем рассчитывать. Пока нам ничего не дали.

– Была информация, что ВТБ готов дать не больше 2,5 млрд руб.

– Но нам же этого не хватит. Так что мы обращаемся и к другим банкам.

– Еще вы запрашивали субсидию у Минфина?

– Да, но нам не дали. Мы думали, что раз мы ФГУП, то сможем получить субсидию от государства. Но нет. Минфин объяснил, что не существует схемы, по которой он может законно выделить нам средства.

– Если вам удастся получить кредит, кто будет обслуживать долг – РМГ?

– РМГ – это действующий бизнес, который зарабатывает деньги. Так как мы берем средства на покупку РМГ, то логично, чтобы деятельность РМГ позволяла нам отдавать то, что мы взяли на эту сделку. Не вижу тут ничего странного.

– Некоторые артисты выступили против покупки РМГ «Госконцертом», написали письмо президенту Владимиру Путину. Как вы думаете, почему они решили поддержать Сергея Кожевникова – гендиректора и сооснователя РМГ, который протестует против этой сделки?

– Я могу только догадываться. Мы пока не дали ни одного повода считать, что мы были как-то непрозрачны или нечисты в этой сделке. Или использовали какие-то неправедные методы. А против нас выступают люди, непонятно как заинтересованные [в этом] и непонятно какие цели преследующие. В результате выяснилось, что, например, Иосиф Кобзон это письмо не подписывал. А Зураб Церетели сказал мне, что подписал, так как увидел под письмом фамилии уважаемых людей, в том числе Кобзона, и решил поддержать хорошую идею. Также мне рассказывали, что из группы «Любэ» никто не подписывал письмо.

Мне не страшно рассказывать о нашей сделке, разговаривать с журналистами, потому что у нас нет скелетов в шкафу. Я за каждое свое слово готов ответить. Но отвечать за всю Одессу или за всех артистов я не хочу.
Мне самому интересно, что получили люди, которые подписали письмо. Что им такого пообещали? Как они теперь с нами собираются выстраивать отношения? Ведь, по сути, они заявили, что не хотят с нами сотрудничать. Логично было бы, прежде чем подписывать письмо, спросить у нас, что будет после сделки. Мне очень странно, что артисты сделали выводы, не узнав вторую точку зрения. Хотя бы из любопытства. Когда [Михаил] Гуцериев хотел купить РМГ, разве кто-то возмутился из артистов? Нет, никто.

И вернусь к теме патриотизма. Хотелось бы понять, почему артисты, подписавшие письмо, отказались ехать в Крым? У них есть причина чего-то бояться, например, санкций? Почему тогда они пишут письмо президенту с просьбой поддержать их проблему после того, как сами отказали своей стране в поддержке? Если они, например, не считают Крым частью России, значит, не согласны с действиями президента. Зачем же они тогда просят у него поддержки? Но все это не помешало многим артистам выступить на годовщине вхождения Крыма в состав России на Красной площади. Конечно, там везде ФСО, не страшно. Когда мы ездили в Крым еще до референдума, где были [Филипп] Киркоров, Тимати, где [Виктор] Дробыш? Зато фамилии и Киркорова, и Тимати дружно красуются под письмом президенту против нашей сделки. А ведь они еще недавно заявляли, что там, где есть один, другого ни за что не будет. Что это, двойные стандарты?

– А у вас есть какой-то пул артистов, которые вас поддерживают?

– Некоторые артисты высказались за нас, и не только артисты – я слышал высказывание Дианы Гурцкая как члена Общественной палаты, об этом говорили Олег Газманов, Вика Цыганова. Безусловно, нас поддерживают те артисты, которые входят в продюсерский центр Владимира Киселева: «Земляне», «Бойкот», «Русские», «Санкт-Петербург».

– Что изменится в РМГ после сделки с «Госконцертом»?

– Мы не собираемся, прикрываясь патриотизмом, гробить РМГ. Эфир радиостанций будет наполнен [в том числе] теми же артистами, что и сейчас. Никто не отменял РМГ как бизнес, и единственное наше желание – чтобы эта компания процветала. Именно поэтому я поддержал назначение Сергея Архипова на должность гендиректора: это тот человек, который хорошо разбирается в этом бизнесе. Сейчас, по многим оценкам, РМГ недобирает в своей капитализации и эффективности. Архипов, я уверен, тот человек, который может дать компании, по крайней мере, правильный импульс.

Понятно, что любой продюсер будет поддерживать своих артистов, если у него есть свои радиостанции – глупо этого не делать. Вопрос в том, где грань разумного. Я давно знаю Киселева, он не безумец, который поставит 24 часа в сутки песни своей жены и детей. У него детей столько нет. (Смеется.) Он же не будет убивать эфир, чтобы «Русское радио» вместе со всем холдингом благополучно ушло на дно.

– Тем не менее Кожевников явно не в восторге от этой сделки. Сейчас он пытается сам выкупить долю в РМГ своих партнеров – «ИФД Капиталъ».

– Я думаю, что предложение Кожевникова точно не было сделано до того, как он начал против нас информационную войну. Он пытается информационно на эту сделку повлиять. Он затеял кампанию против своих же акционеров.

У нас нет задачи взять и изменить то, что звучит в эфире с точки зрения слов. А музыку сделать более качественной – это достойная задача. В России много артистов, особенно молодых, которые просто не могут появиться в эфире, в том числе «Русского радио». Известным артистам с их ресурсами несложно нанять достойного композитора, чтобы получить достойный хит. Пускай вкладывают деньги в это. А конкурировать с молодыми тем, что они договорились с неким продюсерским центром и «Русским радио» просто никого не пускать в эфир, пока не выполнены определенные обязательства, мне кажется стыдно.
– То есть вы хотите сказать, что сейчас на радиостанции РМГ можно попасть только за деньги?

– Нет, не только. Но, к сожалению, там эта практика достаточно распространена. Это многие знают.

– Готовы ли вы работать с Кожевниковым, если он останется миноритарием РМГ?

– Мы никогда не называли условием сделки уход Кожевникова. Если он как профессионал был бы готов свой профессионализм дальше вкладывать в развитие РМГ, мы бы были плохими акционерами, если бы этим не воспользовались. Но я не вижу, чтобы ему было интересно остаться с нами – пока он хочет просто не допустить нас в компанию.

– Если созданием патриотического холдинга занимается Киселев, какие задачи у вас?

– Мы, как «Госконцерт», являемся частью этого процесса. «Госконцерт» – это бренд, но сейчас это всего лишь бренд. Тот советский «Госконцерт» – это была могущественная организация, которая когда-то контролировала и осуществляла цензуру в области гастрольно-концертной деятельности. Без «Госконцерта» никто не мог ни уехать на гастроли, ни приехать сюда.

Но времена изменились, и о какой-либо цензуре и контроле речи больше нет. Мы работаем на рынке, на котором существует множество продюсерских компаний. Но никакого порядка в концертной деятельности сейчас нет. Порядка нет даже на примитивном уровне – как решаются санитарные, пожарные вопросы при организации концертов, как продаются билеты, кто решает, можно ли проводить концерт в конкретном помещении. Сейчас все происходит хаотично. Из-за этого в свое время «Госконцерт» и развалили – чтобы все могли делать, что они хотят. Киселев, кстати, и разваливал «Госконцерт». (Смеется.)

«Госконцерт» развалили, потому что он был символом цензуры и тотальной централизации всех процессов. А получилась другая крайность – полная анархия.

Так вот у меня, как гендиректора «Госконцерта», есть большое желание упорядочить в стране организацию концертов. И с точки зрения бытовых вопросов, и с точки зрения договоренностей с артистами. Например, мы много работаем с зарубежными музыкантами, и чем более они великие, тем менее сговорчивые. Они навязывают свои условия, а если продюсерский центр не имеет большого опыта или влияния в этой среде, то, как правило, он вынужден соглашаться на эти условия только ради того, чтобы этого артиста привезти. Экономика опережает здравый смысл, безопасность и комфорт зрителей. Поэтому иногда зрители получают на концертах ситуации, когда артисты начинают произносить антироссийские лозунги или пропаганду нетрадиционных отношений. А бывают и такие ситуации, когда крупный артист привозит с собой на концерт артиста менее известного и позволяет ему выступать, тогда как зритель заплатил деньги совсем за другое.

Например, Мадонна как-то приезжала в Россию и со сцены озвучивала политические лозунги и к тому же пела под фонограмму. Это было неуважительно по отношению к зрителям, но, видимо, по контракту она могла себе позволить это сделать.

Я хочу, чтобы таких ситуаций не было. И дело не в том, чтобы запретить артисту что-то делать на сцене. Но он должен заранее предупреждать промоутера о своих действиях – все эти вопросы должны заранее быть прописаны в контрактах. А промоутер, в свою очередь, должен предупреждать об этом зрителей.

– А какова может быть роль «Госконцерта» в этих процессах? Вы хотите стать государственным регулятором концертной деятельности в стране?

– Нет, регулятор – это не совсем правильно. Мы могли бы стать крупным агентством, которое оказывает услуги как продюсерам, так и артистам. У нас очень большой опыт в организации концертов, и мы знаем, как сделать так, чтобы все участники процесса чувствовали себя комфортно. Уже сейчас мы занимаемся вопросами снижения сроков прохождения таможни на ввоз оборудования артистов, проблемами с оформлением виз иностранцам. Мы пытаемся найти возможность ускорения этих процессов.

Это все технические вопросы, и решение каждого из них может привести к сокращению времени организации концерта и затрат, потому что все вынуждены делать это понятно каким способом. Это же все в итоге ложится на плечи потребителя, потому что все эти затраты в итоге закладываются в цену билета.

Есть еще такая история. Вот у нас сейчас строятся стадионы к чемпионату мира по футболу. Пройдет чемпионат, и чем потом эти стадионы загружать? Они не будут использоваться и превратятся в так называемых «белых слонов».

– То, что сейчас происходит в Сочи?

– Да. У нас есть идеи, как эти стадионы загрузить. И это можно делать не только концертами, это слишком узко. Там могут проходить шоу-программы. Это может быть и цирк, и автошоу – любое зрелищное мероприятие. Ведь спортом стадионы невозможно загрузить полностью. Но шоу могут быть в том числе и спортивные. Например, девушки же ходят посмотреть не на игру Дэвида Бекхэма, а на него самого. Но тренер не всегда может сделать из спортсмена медийную персону, это уже наша задача. И в итоге эти стадионы смогут приносить прибыль, а не создавать убытки.

– А как все это вяжется с темой влияния на артистов – чтобы они на сцене только пели, а не пропагандировали? Особенно если артистов везут другие продюсеры?

– Это делается с помощью контрактов. Если мы станем концертным агентством, то другие продюсеры будут к нам обращаться. Они будут знать, что мы сможем снять с них те или иные организационные проблемы. Такая служба «одного окна».

Если продюсеры согласятся работать с нами и, например, через нас вести переговоры с артистами, то мы за это предоставляем им некие возможности. А мы сами заключаем контракт с артистом как агент, и уже сами прописываем в контракте определенные условия. Это может избавить наш рынок от невыгодных контрактов и от сюрпризов, которые иногда происходят на сцене.

– Как давно вы работаете в «Госконцерте», чем вы до этого занимались?

– У нас давно была идея создать некий орган, который будет координировать концертную деятельность в стране, – некое агентство. Потом возникла идея, что создать такое агентство можно на базе «Госконцерта». Идея возникла у меня и Киселева, а приказ о моем назначении подписал [министр культуры Владимир] Мединский.

Раньше я работал в продюсерском центре массовых мероприятий, который организовывал различные зрелищные мероприятия, в том числе для фонда «Федерация».

– А Киселев какое-то участие принимал в «уговаривании» Мединского создать агентство на базе «Госконцерта»? У него же есть административный ресурс.

– По-моему, он никого не уговаривал. К тому же когда есть здравая идея и понимание позитивного результата, то и админресурс не нужен.

– Что вы обнаружили в «Госконцерте», когда стали его гендиректором? Эта компания не может похвастаться хорошими показателями бизнеса.

– Я обнаружил там определенное запустение. Раньше «Госконцерт» занимался в основном мероприятиями в области классической музыки, но они были совсем скромного уровня. Там почти не было проектов, и все оказалось очень печально с точки зрения хозяйственной деятельности. Я стал разбираться в том, откуда возникли проблемы и как их решать.

Во-первых, я сразу столкнулся с тем, что, несмотря на то, что мы вроде государственная компания, никаких госзаказов мы получить не можем – ФГУПу это не положено по статусу. А как можно заработать? Например, поучаствовать в различных тендерах. Начали пробовать, но быстро выяснилось, что это тоже невозможно, так как у «Госконцерта» отрицательный баланс.

Можно участвовать в тендере. Отлично! Начинаем пытаться участвовать в тендерах, а нам говорят, что с отрицательным балансом это делать нельзя. То есть получается замкнутый круг. Мне говорят – оплатите долги. А как – из своего кармана? И вот весь прошлый год мне необходимо было, с одной стороны, «Госконцерт» выводить в статус действующей компании. Или хотя бы участвующей в чем-то. С другой стороны, у нас совершенно нерешаемая, с точки зрения Министерства культуры, проблема с финансами.

– И как вы стали выкручиваться из этой ситуации?
– Мы начали думать про заемные деньги на те или иные проекты. Отчасти эти проблемы может решить и покупка РМГ, ведь мы будем в «Госконцерте» иметь действующий прибыльный актив.

Также продюсерский центр, в котором я уже не работаю, старается привлекать «Госконцерт» на свои мероприятия. Чтобы людей заново знакомить с этим брендом.

– Если ситуация настолько непростая, получается, что в 2014 и 2015 гг. «Госконцерт» так же убыточен, как и прежде?

– Ну, как минимум, сейчас у компании нет новых долгов. О выручке и прибыли, правда, пока речи нет. Но мы занимаемся тем, чтобы то, что мы за год сделали, принесло свои дивиденды в будущем – например, активно договариваемся о будущих проектах. Если мы просто сработаем в ноль, я назову это своей личной победой. А в 2015 г., я надеюсь, мы уже выйдем в плюс.

– Но ведь в прежние годы, до 2013 г., у «Госконцерта» была приличная выручка и даже прибыль. Как получилось, что компания осталась без средств?

– Лопнул банк, в котором у «Госконцерта» был существенный вклад. Это был «Русич центр банк», у которого в 2011 г. была отозвана лицензия. Вернуть нам ничего не удалось – Агентство по страхованию вкладов (АСВ) до сих пор осуществляет в этом банке внешнее управление.

– Минкультуры планирует акционировать «Госконцерт». Будете ли вы или ваши партнеры участвовать в его приватизации?

– Мы обращались в Минкультуры и Росимущество с просьбой притормозить процесс акционирования «Госконцерта». Не хватало нам еще заниматься и этим вопросом. Если министерство откажет, будем думать, что с этим делать. Пока, честно говоря, не до этого.

– Можете ли вы оценить концертный рынок России с точки зрения его объема? Была оценка IFPI – около $18 млн.

– Концертный рынок очень серый, и государство очень много недополучает с него в виде налогов. Я даже не берусь его оценить – расхождение может быть в тысячи процентов. А оценка IFPI – это скорее всего то, что прошло по официальным документам. Но я знаю, как эти документы заполняются. (Смеется.) На это точно нельзя ориентироваться.

Концертный рынок зависит от многих факторов. Вот сейчас кризисный год, а у иностранных артистов кризиса нет – они сколько стоили, столько и стоят. И они не идут ни на какие уступки по цене. Соответственно, когда ты платишь в 2 раза больше из-за роста курса, то тебе приходится повышать цены на билеты. Сейчас билет на «Металлику» на дальней трибуне стоит 9000 руб., а поближе – от 20 000 руб.

Так что оценивать рынок сейчас бессмысленно, пока нет каких-то ориентиров и прозрачности. Это примерно как оценивать рынок авторских отчислений. (Смеется.) Пока организации по коллективному управлению правами – Российское авторское общество (РАО), Всероссийская организация интеллектуальной собственности (ВОИС) и Российский союз правообладателей (РСП) – собирают деньги со всех, включая тех, кто не состоит в этих организациях, и держат деньги на счетах, пока кто-то их у них не попросит.

– Насколько я понимаю, одна из основных проблем с этими структурами – в отсутствии нормальной отчетности.

– Да, именно так. Или в наличии такой отчетности, в которой ничего не видно. Кроме того, есть какой-то срок, после которого эти средства уже востребовать нельзя. Они могут использоваться на уставные нужды. А почему бы не пустить их на социальные нужды? Ведь это почти налог.

Я считаю, что должна быть какая-то структура – и это не «Госконцерт», – которая находилась бы между организациями по коллективному управлению правами и государством. Должен быть какой-то совещательный орган и куда артисты могут прийти.

– Ну вот сейчас создается Федеральная служба по интеллектуальной собственности, которую возглавит Григорий Ивлиев. Может, она и станет таким органом?

– А вы знаете, что одним из кандидатов на этот пост был гендиректор РАО Сергей Федотов? Если его даже рассматривали как кандидата, то это означает, что у РАО на эту службу может быть некое влияние.
А по сути, я считаю, что частная компания не может управлять деньгами всех граждан. Выплаты – это в том числе и налоги: автор получил авторские и заплатил с них налоги. А если он ничего не получил? Я вот, например, знаю, что РАО платит немалые отчисления авторам с неизвестными фамилиями, которые почему-то все живут в южных регионах России. И куда там уходят эти деньги, мы вообще не знаем. Но, как минимум, Федотов смог купить себе замок в Шотландии, как я читал.

– Ну и как эту проблему решать?

– Я согласен с Минкомсвязи, которое считает, что институт коллективного управления правами себя изжил и не должен существовать. Я считаю, что государство имеет право участвовать в судьбе тех средств, которые РАО собирает.
– А вы доносите свою мысль до государства?

– Мы стараемся не воевать, а создавать инструменты, которые помогали бы авторам и исполнителям лучше понимать, что им причитается, и иметь некий ресурс, на который можно официально ссылаться при оспаривании тех выплат, которые им сейчас перечисляет РАО.

– Что вы имеете в виду?
– Мы разработали реестр объектов авторских прав. Он не может заменить РАО, но это статистический инструмент, который в режиме онлайн дает возможность любому автору получить информацию об использовании его произведений на телевидении, радио и в интернете. С офлайном ситуация сложнее, сейчас РАО ходит с диктофонами по стране и пугает исками несчастные рестораны. Но и для этого существуют специальные устройства учета. В принципе, люди готовы уже платить за музыку столько, сколько надо. Но они протестуют, когда не понимают, почему РАО запрашивает именно такую сумму.

– А вы планируете этим заняться? Именно в офлайне?

– Да, мы этим уже занимается и уже работаем со «светлыми головами» на эту тему.

– Расскажите про реестр, это ваша разработка?

– Нет, мы привлекаем сторонние компании, в частности Muz.ru.

– Насколько верна информация, что Muz.ru может стать частью РМГ или «Госконцерта», это так?

– Да, может. Но не юридически, а как партнер.

– Речь идет о реестре, который Muz.ru когда-то делала для Минсвязи?

– Да, это он. Но он пока не может решать все задачи, поэтому мы его дорабатываем. Мы хотим, чтобы реестр был технически качественным продуктом. Ведь почему та же глобальная лицензия провалилась? Потому что она была нереализуема технически. Чтобы не оказаться в шкуре авторов этого проекта, мы хотим сначала предложить работоспособную схему, а потом уже будем выводить все это на рынок.

– Как раз когда была история с глобальной лицензией, операторы и интернет-компании объявили, что надо создавать такой реестр. Ваш реестр и их – это одна и та же тема?

– Нет, они не имели в виду нас. Но мы имеем в виду то, что они предложили. Мы все время мониторим эту ситуацию, изучаем потребности рынка.

Если у нас все получится, то артист сможет сам посмотреть, как используются его произведения. И если мы добьемся того, что данные реестра будут официально признаваться в судах, то артист уже придет не с записью на диктофон, а со статистикой. Сейчас артисты находятся в ужасной ситуации, так как они практически не могут ничего доказать. А когда они придут с конкретным результатом, им будет проще доказывать свои права.

– Как вы будете на этом зарабатывать?

– Реестр – это услуга, которую мы будем продавать.

– А вы опрашивали артистов? Им это нужно?

– Они понимают, что сейчас им много недоплачивают. Но у них нет альтернативы, и они боятся, что если они возмутятся, то им совсем перестанут платить. Кто-то мне рассказывал, что один артист выступил против глобальной лицензии и на следующий же день прекратились выплаты из РАО.

– Вы входите в фонд «Федерация», основанный Владимиром Киселевым.

– Да. И кто бы мне что ни говорил, мне не было никогда стыдно за работу этого фонда, я горжусь его работой.

– Несколько лет назад была громкая история, когда после концерта, на котором играл Владимир Путин, деньги благотворителей якобы не дошли до больниц. Чем это все закончилось?

– Вся эта история произошла только на страницах газет. Была мама девочки, которая сказала, что деньги не дошли, но потом она от своих слов отказалась.

В целом наша работа устроена иначе, чем у большинства фондов. Обычно мы не собираем деньги на какой-то счет, с которого потом покупаем, например, медицинское оборудование. У нас долго не было вообще никакого счета. Мы привозим в больницы звезд, а вместе с ними – благотворителей. И, таким образом, мы фактически сводим тех, кто готов помочь, с теми, кому такая помощь нужна. Мы даже просим, чтобы благотворитель не деньги переводил, а сами товары, оборудование, чтобы исключить возможную коррупцию в самом учреждении. Поэтому не может быть таких историй, когда деньги не дошли.

Никто не верит, что мы бесплатно работаем. Но почему нет? Взамен мы получаем пиар, звезды же к нам приезжают на благотворительные акции. Когда появляются личные отношения, нам становится проще приглашать их на другие мероприятия. Наши подшефные артисты выступают на этих мероприятиях и получают какую-то поддержку. То есть мы получаем косвенную выгоду, а на самой благотворительности не зарабатываем. Поэтому нет ни одного заявления о том, что мы взяли у кого-то деньги и потом за это не отчитались. Потому что мы их ни у кого не брали. Могут быть недоразумения, когда благотворитель что-то отправляет, а больница не получает, но мы стараемся такие ситуации контролировать. Мне себя упрекнуть не в чем.

Сергей Бунин
Генеральный директор ФГУП «Госконцерт»
Родился в 1979 г. Окончил Академию Федеральной службы безопасности России, специальность «юриспруденция»
2004 Консультант юротдела департамента налогообложения и права «Делойт и Туш РКСЛ лимитед»
2005 Руководитель международных проектов во ФГУП «Кремль» управления делами президента
2008 Директор международного департамента ООО «Белые ночи» (проведение фестивалей и проч.)
2010 Генеральный директор Продюсерского центра массовых мероприятий
2014 Назначен генеральным директором ФГУП «Госконцерт»

ФГУП «Госконцерт»
Организация концертов
Зарегистрирован в 1994 г., подведомствен Минкультуры. Владелец – Росимущество. Финансовые показатели (2013 г., РСБУ): Выручка: 70 000 руб. Чистый убыток: 2,2 млрд руб.

ЗАО «Русская медиагруппа»
Медиахолдинг
Акционеры: структуры ИФД «Капиталъ» (78%), Сергей Кожевников (22%). Финансовые показатели (2014 г., МСФО): Выручка: 2,4 млрд руб. EBITDA: 0,7 млрд руб. В холдинг входят радиостанции «Русское радио», Monte Carlo, DFM, «Хит FM», радио Maximum и неэфирный музыкальный телеканал Ru.TV.


Анастасия Голицына
Фото Е. Разумный / Ведомости
Ведомости

Подробнее ...

Гендиректор «Русской медиагруппы» Сергей Кожевников — об акционерном конфликте

В конце июня основной владелец «Русской медиагруппы» (РМГ), управляющей телеканалом Ru.TV и пятью радиостанциями, включая «Русское радио», «ИФД-Капиталъ» Леонида Федуна и Вагита Алекперова объявил о продаже холдинга ФГУП «Госконцерт», на основе которого предлагается создать патриотический медиахолдинг. Против сделки выступил ряд крупнейших российский музыкальных продюсеров и исполнителей, не согласившихся с упреками в недостаточном патриотизме. Гендиректор и миноритарный акционер РМГ Сергей Кожевников, которого уже на следующей неделе могут уволить с должности, рассказал “Ъ” о своем отношении к сделке.


— 10 августа совет директоров РМГ планирует принять решение о прекращении ваших полномочий как гендиректора. Почему вас увольняют?

— Когда в июне мне было предложено продать свои акции РМГ, я сказал, что цена низкая, я не готов по ней продавать и не вижу для этого оснований. Мне интересно продолжать работу дальше. Мне ответили, что, если я не пойду навстречу, меня снимут с поста гендиректора и «дальше ты сам будешь разбираться с Киселевым (экс-глава ГУП “Кремль”, продюсер Владимир Киселев.— “Ъ”)». Мне сообщили, что мне светит расправа, тюрьма, я получил массу угроз в адрес меня и моей семьи. К этим угрозам я отношусь достаточно серьезно.

— Владимир Киселев настаивает, что не имеет отношения к покупке РМГ и переговорам, а предлагает лишь создать патриотический продюсерский центр с участием РМГ и «Госконцерта». Поэтому давайте уточним, когда и как вы получили предложение о выкупе ваших акций?

— Плаксина (Ольга Плаксина, председатель совета директоров РМГ, предправления «ИФД-Капитала».— “Ъ”) устно озвучила мне предложение, через минуту в кабинете появился Киселев, он и сообщил, что покупателем в этой сделке выбран «Госконцерт», который возглавляет Сергей Бунин, давний партнер Киселева по всем его мероприятиям.

— То есть именно Владимир Киселев фронтирует эту сделку?

— Да, безусловно. Можно узнать у артистов, потому что он и им звонит.

— Какова процедура увольнения гендиректора РМГ, что сказано об этом в уставе компании?

— Увольнение простое, как любого гендиректора. Нужно собрать совет директоров и большинством голосов одобрить. Но я не понимаю, зачем это делать так экстренно? Зачем пытаться выдергивать меня из планового отпуска? Это какая-то личностная история. Ну, если вы хотите снять гендиректора, я вышел бы из отпуска, спокойно передал дела. Надеюсь, соберем совет директоров и все так и будет исполнено. У меня отпуск до октября, потому что много неотгулянных дней.

— Какова структура акционеров РМГ? Говорят, что доля Леонида Федуна сейчас значительно больше доли Вагита Алекперова?

— Мне трудно судить, у партнеров сложная система владения, я же представлен просто как физическое лицо. Когда Роскомнадзор нас запросил, кто является конечными бенефициарами по прошлому году, реестродержатель ответил, что это три физических лица: Алекперов, Федун и Кожевников. В каких пропорциях Федун и Алекперов, я не знаю. Сейчас реестродержатель «Гарант» вовсе не раскрывает бенефициаров.

— Как вы считаете, почему господин Федун решил продать свою долю? Продает ли он ее вообще?

— Для меня это загадка. Я хочу нормальных, прозрачных отношений. Если есть необходимость продать — пусть меня, как гендиректора и совладельца, введут в курс дела, сделают участником переговоров. Если это чисто экономическая история — а пресс-секретарь президента Дмитрий Песков подтвердил, что здесь нет никакого специального решения сверху и это коммерческая сделка,— я, как младший акционер, имею преимущественное право выкупа. Но мне не прислали никакой официальной оферты. Сначала ссылались на то, что есть распоряжение сверху. Но эта информация не подтвердилась. Могут быть разные причины, о которых я не знаю, но если хотите продавать — сделайте оценку, предложите. Я уверен, что нашел бы единомышленников для выкупа. Если «ИФД-Капиталъ» готов выкупить мою долю — пусть назовут справедливую цену. Я готов к переговорам, но со мной никто официальных переговоров не ведет, происходят только какие-то закулисные разговоры. Я предложил сделать публичный тендер. Может, цена будет настолько мизерная, что я сам смогу купить всю РМГ.

— Вы в ссоре с Леонидом Федуном?

— У меня всегда были прекрасные отношения с акционерами, и Вагитом Юсуфовичем, и Леонидом Арнольдовичем, с которым мы даже семьями общались и отдыхали до недавнего времени. Примерно год назад между мной и Федуном пробежала кошка. Не знаю, кто и каким образом смог влезть в его сознание и оговорить меня. Было неожиданно получить такую реакцию от Леонида Арнольдовича, со мной даже не разговаривают. Мне обидно — мы 15 лет были партнерами, у РМГ блестящие экономические показатели, мы каждый год платим дивиденды, но достаточно было «доброжелателям» напеть что-то в уши, и отношения изменились.

— Во сколько покупатель оценил ваши акции?

— Исходя из оценки меньше $60 млн за весь холдинг. По крайней мере, в частных разговорах так мне было предложено. Я считаю, это несправедливая цифра, тем более что мы знаем из прессы, что радио «Шансон» было продано за эти деньги. Оно сопоставимо с «Русским радио», безусловно, но у нас есть еще четыре станции и телеканал. Это не может стоить столько же.

— Вы сделали оферту «ИФД-Капиталу»?

— Да, 3 августа я сделал старшему акционеру официальную оферту, исходя из той оценки, которую предложили мне,— $60 млн за всю РМГ. Можно было бы разделить активы в пропорции 22 к 78, и мы бы мирно разошлись, или предложить мне объективную рыночную цену. Но я не получил ответа ни на свою оферту, ни на иные свои предложения. Я не знаю, как достучаться до партнеров. Я готов к переговорам, но мы не в диалоге.

— Сколько сейчас, по-вашему, на самом деле стоит РМГ?

— Сейчас не самый хороший год для продажи активов. Для разумных инвесторов не время выхода. Медиа подешевели, надо покупать и строить. Через несколько лет ситуация будет лучше, и актив буден оценен гораздо дороже. У РМГ по прошлому году высокие показатели: EBITDA по МСФО около 690 млн руб., выручка 2,5 млрд руб.— все с учетом Ru.TV. Мы показали ощутимую прибыль, выплатили акционерам дивиденды. Было бы глупо резать курицу, которая несет золотые яйца.

— За сколько вы готовы продать свои 22%?

— Давайте вспомним последние сделки внутри РМГ — Сергей Архипов получил за 19% $47,5 млн, Виталий Богданов продал 39%, исходя из оценки всей группы в $300 млн. После этого до кризиса 2008 года у нас было предложение купить весь холдинг за $400 млн. А сейчас есть предложения из расчета $120–150 млн. Но почему вместо этого эта невнятная, мутная история? Я хочу, чтобы она стала понятной и прозрачной всем. И артисты возмущаются, потому что 20 лет назад я этот холдинг создавал. Конечно, вместе с Сергеем Архиповым. Но он восемь лет назад вышел, прекрасно откэшился и живет в Финляндии.

— Вы не жалеете, что не вышли из бизнеса вслед за Виталием Богдановым и Сергеем Архиповым за те деньги, которые получили они?

— Нет, не жалею, мне интересно развивать компанию дальше. Конечно, мне обидно, что сейчас мне предлагают сумму в разы ниже рыночной стоимости. Но я уверен, что справедливость восторжествует. Это должно быть предложение, а не принуждение. Я хочу получить рыночную цену за свои акции. Я что-нибудь куплю в России и буду работать, строить и создавать как единственный владелец.

— На покупку РМГ были другие претенденты?

— Я не вправе раскрывать этого, но уверяю вас, если открыто объявить о продаже РМГ, желающих наберется немало.

— Ходили слухи, что купить РМГ был готов Михаил Гуцериев, который якобы интересовался этим даже после покупки «Шансона». Что вам об этом известно?

— Михаил Гуцериев строит радийный холдинг, он вовлеченный в музыкальную индустрию человек. Думаю, ему было бы интересно приобрести РМГ. По каким причинам не ведутся переговоры с Гуцериевым, у которого есть деньги, интерес, возможности, мне не понятно.

— Правда ли, что Михаилу Гуцериеву «наверху» не одобрили сделку после того, как интерес к покупке обозначил Владимир Киселев?

— Не думаю, что Киселев настолько влиятельный человек.

— Говорят, что после акционирования ФГУП «Госконцерт» его владельцами могут стать все те же акционеры «ИФД-Капитала».

— Вполне возможно. Тем более что правительством принято решение о закрытии ФГУПов как неэффективных, тративших бюджет организаций. Непонятная ситуация, когда ФГУП с выручкой в 70 тыс. руб. пытается приобрести компанию с оборотом в 2,5 млрд руб.

— Какова роль Минкульта в продаже РМГ?

— Насколько мне известно, Минкульт сделку не поддерживает. Это не самое богатое министерство, у них достаточно своих хлопот. Патриотический холдинг — это ширма и дымовая завеса над частными интересами того, кто хочет влезть на успешное и готовое. Зачем Минкульту частные радиостанции? Если бы ему надо было — он бы получил частоту и запустил свое радио.

— Сергей Архипов говорит, что структура РМГ в запущенном состоянии, все надо приводить в порядок.

— Сергей эмоциональный человек, думаю, он говорит так со слов Киселева. Сам Архипов уже восемь лет как продал свои акции и не в курсе того, что происходит внутри компании. Холдинг в прекрасном финансовом состоянии, прозрачная для акционеров отчетность, сплоченная команда, о какой запущенности может идти речь?

— Если кандидатура Сергея Архипова будет выставлена на пост гендиректора, вы ее поддержите?

— Он, безусловно, профессионал в радио, один из лучших. Но Сергей уже давно в отрыве от России, последние два года живет в Финляндии. Если он будет гендиректором, он может сделать все хорошо, другое дело, насколько ему хватит терпения и настроения, потому что работать гендиректором — это не только тусовки и праздники, когда ты сидишь в бабочке в первом ряду. Это много малозаметной ежедневной работы. А когда ты стал миллионером, возвращаться к ежедневной пахоте менеджера… Не знаю, насколько ему это интересно.

— Какие станции РМГ, кроме «Русского радио», приносят прибыль?

— Они все приносят прибыль. Они рассчитаны на разную целевую аудиторию, и нет ни одной убыточной. Оборот «Русского радио» самый большой. Самая маржинальная — «Монте-Карло».

— «Русское радио» не дотирует другие проекты внутри группы?

— Когда мы запускали Ru.TV, я понимал, что он будет планово убыточным несколько лет, и за счет других станций его дотировали. Сейчас это один из самых популярных музыкальных каналов, при этом транслирующий только русскую музыку. Это патриотизм? Да. Я считаю, что хорошо сделанный русский продукт будет интересен в мире. Мы тратим деньги на распространение через спутник на Европу, хотя правительство нас об этом не просит. У нас нет ни дотаций, ни госбюджета. По прошлому году выручка Ru.TV составила около 380 млн руб. Чистая прибыль — около 100 млн руб.

— Какую выручку у РМГ вы ожидаете в этом году?

— Этот год тяжелее прошлого, и тут мы не одиноки — кризис на всем рекламном рынке. В прошлом году мы выросли на 20%, что выше рынка; если в этом году упадем на 10%, я буду считать, что мы блестяще справились. В первом квартале очень сильное падение, во втором — мы выровняли ситуацию и сейчас идем в рамках бюджета. Думаю, коридор будет минус 12–13%.

— Какие доходы помимо рекламы?

— Это дивиденды от «дочек» и франшиза от вещателей. Из 2,5 млрд руб. на рекламе мы получили около 1,7 млрд. Остальное — иные поступления.

— Сколько у вас региональных партнеров в России?

— Больше ста. Многие из них напуганы перспективой работы с Киселевым, в случае его прихода они готовы переключиться на другие станции.

— Какие это компании, в чем выражаются их намерения?

— Не могу их назвать, они говорят это в частных беседах, но это целый ряд городов, которые вещают «Русское радио» по франшизе. Они боятся, что если будут крутиться песни, которые лоббирует господин Киселев, рейтинги упадут. Больше всего обеспокоена наша дочерняя компания в Санкт-Петербурге, им Владимир Киселев хорошо известен.

— Говорят, за последний год у вас прошла серия проверок налоговой. Вы можете это подтвердить? Чем они вызваны?

— Да, последний год кто нас только не проверял — и налоговая, и пожарные, и санэпидемстанция, и внутренний аудит от старшего акционера — все одновременно. Кляузы на нас шли в разные органы. Был даже запрос от Кремлевского дворца о том, каким образом артисты попадают на премию «Золотой граммофон». Это на 19-й год существования премии. Это одна из самых престижных музыкальных премий в России, спросите любого артиста. Начались нелепые придирки, почему у нас среди победителей те или иные артисты. Их выбирает наш худсовет. Да, это субъективное мнение, но оно основано на тестировании тысяч людей. Я сам не всегда согласен с выбором аудитории, но нечего на зеркало пенять, коли рожа крива. Мы можем помочь с постановкой номера, но талантливо это или не талантливо — зависит от артиста, не от нас.
— Чем закончились проверки?

— Ничем. По их результатам претензий к нам не было. Были еще кляузы от доброжелателей в Госдуму, Следственный комитет, Генпрокуратуру и опять же налоговую о том, что мы не ставим песни по SMS-заявкам и таким образом мошенничаем. Да, не ставим, потому что мы ставим их по плей-листу, это специальное программирование. Только далекие от радио люди могут считать, что станция программируется по заявкам слушателей. Вот это как раз чисто коррупционная история: сразу появились бы «фан-клубы», которые долбили бы нас тем, что им нравится. Только жесткий, протестированный на фокус-группах плей-лист позволяет уйти от кликушества. Иногда люди звонят на «Русское радио» и просят Hotel California группы Eagles, то есть они даже не понимают наш формат. Мы передаем поздравления и приветы в эфире от Вали к Зине, связывая разные города и страны, это очень живая и трогательная история, но песни по заказу не ставим.

— «Русское радио» также упрекают в том, что вы отдаете преференции определенным именам. Вы всегда поставите, скажем, Филиппа Киркорова. Но разве плохо дать дорогу молодым исполнителям, освежить эфир новыми именами, о чем говорит Владимир Киселев?

— Молодым — это детям Киселева? У нас есть молодые — Егор Крид, группа MBAND, Наргиз, IOWA и другие. Если молодой артист исполняет жесткий рэп или джаз, он не звучит на «Русское радио». Или оперное пение вряд ли будет у нас звучать. Анна Нетребко — великая певица, но у нас звучала только одна ее песня — которую она записала с Филиппом Киркоровым.

— Так вот почему она письмо президенту подписала?

— Ее, кстати, не удивляет, что она не каждый год получает «Золотой граммофон», никто не говорит, что она плохая певица. У нее классический репертуар, который просто не подходит для «Русского радио». А песня должна подходить под аудиторию, которую мы тестируем. Мы тратим на это много денег, работая с TNS, и зачастую знаем о популярности артиста больше, чем знает он сам или пресса.

— Какие сейчас самые популярные песни на «Русском радио»?

— Этим летом в топе последняя песня «Любэ», Григорий Лепс, Наргиз и молодой коллектив MBAND. Еще Егор Крид — не знаю, что будет дальше, но сейчас это звезда. Нюша из девочки, которую никто не знал, стала звездой. Когда есть упорство и талант, человек достигает результата.

— А как на «Русском радио» появились ВладиМир и Елена Север?

— ВладиМир и ЮрКисс — сыновья Владимира Киселева, Елена Север — его жена, есть еще группы «Русские», «Санкт-Петербург», «Бойкот» и «Земляне». Это весь его творческий набор. У проектов Киселева плохие тесты. Они появились у нас в эфире в прошлом году, в октябре, когда мне дали распоряжение, чтобы я их поставил, несмотря на то что по итогам тестирования у них были крайне низкие рейтинги. Но это было важно для акционера.

— Как раз в то время Владимир Киселев и Ольга Плаксина отправили президенту письмо о создании патриотического холдинга.

— О существовании этого письма, которое было отправлено в октябре 2014 года, я узнал только в июле 2015-го. Оно было составлено и отправлено втихую, в обход меня, а ведь я исполнительный орган РМГ. Меня не оповестили ни как гендиректора, ни как члена совета директоров, ни как акционера. Такие вещи недопустимы. Более того, куда уж больше патриотизма, чем на «Русском радио» и Ru.TV? Хорошо тестируется у нас, кстати, дуэт Владимира Маркина из Следственного комитета со Стасом Пьехой.

— А как вы вообще познакомились с Владимиром Киселевым?

— Несколько лет назад, через господина Богданова. Он и Архипов сотрудничали с ним по фестивалю «Белые ночи Санкт-Петербурга» и знают его давно.

— Виталий Богданов, кстати, не видит ничего страшного в сделке по продаже РМГ и появлении Владимира Киселева, как он сам сказал. Ведь плей-лист все равно продиктован рынком, и все 14 песен в час не могут быть проектами одного человека.

— Хорошо говорить Богданову, у которого в эфире, видимо, не звучат проекты Киселева.

— Когда вы впервые узнали об интересе Владимира Киселева к «Русскому радио» и РМГ?

— Киселев давно ходил вокруг «Русского радио», пытался правдами и неправдами, бросаясь громкими именами, пристроить песни своих групп, жены и детей. Некоторые из них были ничего, но большинство довольно слабые. Все наши предложения переделать песню, переаранжировать не вели ни к чему, работать над материалом он не хотел, в отличие от других артистов. Да, мы строго подходим к песням, иногда заставляем переделывать песни, какие-то песни не берем. Вот Лепс по полгода пишет и переделывает песню и не стесняется этого, это нормальная работа продюсера и исполнителя. Артистов мы в лоб не целуем, но и не отталкиваем, просто нельзя делать песни в стиле 30-летней давности, которые морально устарели. Время ушло далеко вперед, за последние 20 лет Киселев не сделал ни одного хита и не создал ни одну звезду как продюсер. Это говорит скорее о творческой неудаче. К самой популярной песне — «Трава у дома» «Землян» — Владимир Киселев не имеет отношения. Я не вижу результатов его деятельности: он не сделал свою радиостанцию, свой телеканал.

— Вы не ставили в эфир песни от Владимира Киселева, что было дальше?

— Он ссылался на руководство страны, мы ему отвечали: мы бы, может, и поставили, но тогда должны получить распоряжение не от тебя. Существуют люди, которые озвучивают политическую волю, и мы их слушаем. Второе — есть акционеры. Даже если это во вред для эфира, мы исполним их волю, потому что мы частная структура. Так длилось несколько лет. Киселев приезжал ко мне домой, предлагал даже мою жену пристроить в фонд «Федерация» в качестве сопатронессы, чтобы я был к этому сопричастен. Но мы с женой отказались, потому что не участвуем в сомнительных для нас проектах — у нас четверо детей, жене есть чем заняться.

— Вы были на свадьбе у Дмитрия Пескова, среди гостей которого был и Владимир Киселев. Удалось пообщаться?

— Нет, он избегал общения.

— Вы говорите, что Владимир Киселев бросается именами, но письмо представителей эстрады написано именно президенту. Зачем понадобилось апеллировать к руководству страны по сделке между двумя хозяйствующими субъектами?

— Письмо инициировали сами артисты, они санкционировали свои подписи или имена под ним. Думаю, сам Киселев своим нахрапом всех напугал, потому что все знают его репутацию. Артисты люди эмоциональные, им не хочется попасть в скандал на ровном месте. Есть 20 лет отношений с «Русским радио», но появление этого неоднозначного человека пугает весь рынок. Он сам ссылается на президента в своих комментариях и частных беседах. Это защитная реакция артистов, они обратились к тому, на кого ссылаются.

— Владимир Путин прислал РМГ поздравительную телеграмму с 20-летием, вы расценили это как свою поддержку?

— Безусловно, это колоссальная поддержка со стороны президента. Мы ему очень благодарны. Также мы чувствуем поддержку со стороны музыкального сообщества, коллег по цеху, рекламодателей.

— Неужели Николая Баскова или Филиппа Киркорова беспокоит репутация Владимира Киселева? Может, артисты все же боятся не скандала, а потери ротаций? Им же придется заново договариваться?

— Я не думаю, что большие артисты боятся потерять ротацию. Вряд ли этим можно напугать больших артистов — Филиппа Киркорова, Николая Баскова, группу «Любэ» или Григория Лепса. Будут ли они на «Русском радио» или нет, на их гастрольном графике это никак не скажется.

— А как им продвигать новые песни, если не на радио?

— На приемнике много кнопок — только в Москве 52 станции, в регионах их тысячи и еще интернет.

— Как вообще артист попадает к вам на радио?

— Любой исполнитель присылает песню, музыкальный редактор отслушивает, если песня без технического брака, внятная, без экстрима, она идет на худсовет. Мы ее слушаем, и, если нам очень понравилось, она идет в эфир. Через четыре недели тестируем на фокус-группах и дальше регулярно отслеживаем. Выбор очень тщательный. Больше трех новых песен в неделю поставить нельзя. Бывает, мы просим переделать даже больших исполнителей. А почему мы отдаем предпочтение звездам? Публика идет на звезд. Так же как в кино. К неизвестному актеру, который может быть очень талантливым, публика должна привыкнуть. Наши доходы зависят от рекламы, и наша задача — увеличивать продолжительность прослушивания радиостанции.

— Как вы можете прокомментировать обвинения в засилье на «Русском радио» платных ротаций?

— Я такое слышал. Мол, мою новую песню не взяли, потому что с меня хотят деньги. Покажите мне тех людей, которые заплатили деньги! Приходит песня на худсовет, она слабая, и мы ее не берем. Нам говорят: «А, вы не берете, потому что мы денег не даем!» Да мы никак ее не берем! Если бы были козни и коррупция, почему тогда «Русское радио» такое популярное и артисты туда так стремятся? Мы проводим исследования всего музыкального материала, тестируем даже то, что прошло через худсовет, потому что бывает, что и мы ошибаемся. А бывает, песня, может, и хорошая, но по этическим причинам нашему эфиру не подходит. Как, например, «Владимирский централ» — она прекрасно звучала на радио «Шансон», но женщины не хотят слушать подобную музыку. Так же как, например, жесткий рэп не идет. Мы работаем в мейнстриме, создаем позитивное настроение. Мы четко сориентированы на свою аудиторию, ее ядро — преимущественно женщины 25–45 лет. Нас и мужчины слушают, и очень серьезные мужчины. Но Россия — женская душа, если ты понравился женщинам, публика тебя оценит.

Интервью взяла Анна Афанасьева

Фото: Дмитрий Духанин / Коммерсантъ
Коммерсант

Подробнее ...

Ольга Плаксина: Кожевников предложил за РМГ 33 млрд рублей

Автор   Опубликовано 05-08-2015 в Интервью месяца   Всего комментариев: 0

Совладелец Русской медиагруппы – РБК: «Гендиректор попросил не звонить»

Председатель правления ИФД «Капиталъ» Ольга Плаксина рассказала РБК о полученном от Сергея Кожевникова предложении выкупить 78% Русской медиагруппы. «Госконцерт», по ее словам, готов заплатить более высокую цену

Конфликт между акционерами Русской медиагруппы (РМГ), управляющей «Русским радио», DFM, «Радио Монте-Карло», Maximum и «Хит FM», стал публичным.

ИФД «Капиталъ», структуры которого владеют 78% головного ЗАО «Русская медиагруппа» (РМГ) в интересах Леонида Федуна и Вагита Алекперова, хочет продать радиохолдинг госпредприятию «Госконцерт». ​Гендиректор и собственник оставшихся 22% РМГ Сергей Кожевников выступает против этой сделки, считая ее сумму заниженной.

Не допустить продажи РМГ попросили президента Владимира Путина известные артисты и продюсеры. После этого ИФД «Капиталъ» инициировал отставку ушедшего в отпуск Кожевникова. Тот, в свою очередь, направил в ИФД «Капиталъ» официальное предложение выкупить его 78% по цене, якобы предложенной «Госконцертом». Оценка всего холдинга в этом случае не превышает 3,4 млрд руб.

Предправления ИФД «Капиталъ» и председатель совета директоров РМГ Ольга Плаксина изложила РБК свою точку зрения на происходящие события.

«Попросил не писать и не звонить»

— Еще ни одна продажа радиохолдинга не сопровождалась такой кампанией в СМИ. Уместно ли говорить об информационной войне между акционерами РМГ?

— Я не понимаю самого термина «информационная война». На наш взгляд, просто есть вопросы, которые надо решить. Я лично точно не участвую ни в какой корпоративной войне, а осуществляю те корпоративные процедуры, которые и обязана осуществлять в данном конкретном случае.

— ИФД «Капиталъ» инициировал созыв совета директоров, на котором будет рассмотрен вопрос о новом гендиректоре ЗАО «Русская медиагруппа». Об этом стало известно после того, как против продажи РМГ в письме президенту Путину выступили известные артисты и продюсеры. Это простое совпадение?

— С инициативой артистов созыв совета директоров абсолютно никак не связан. Не знаю, совпадение это или нет, но Сергей Витальевич Кожевников, который как гендиректор РМГ должен согласовывать свой отпуск с советом директоров, написал совету письмо и в нем сообщил, что отбывает почти на три месяца без средств связи, попросил его не беспокоить, не писать и не звонить. А исполняющего обязанности на эти 82 дня не оставил.

При этом мы видим, что человек имеет средства связи: он активен в социальных сетях, дает комментарии и интервью в СМИ. А вверенное ему общество находится без руководителя. В этой ситуации я просто не могу не поставить вопрос о смене гендиректора.

«Слово «патриотизм» можно трактовать по-разному»

— В целом ИФД «Капиталъ» удовлетворен своими инвестициями в РМГ?

— Да, для нас это очень эффективная инвестиция. РМГ все свои годы была прибыльной организацией, выплачивала дивиденды акционерам. Как можно быть недовольными такой хорошей инвестицией?

— А чем тогда можно объяснить сообщение в конце июня: ИФД «Капиталъ» достиг принципиальной договоренности о продаже РМГ «Госконцерту»?

— По своей сути ИФД «Капиталъ» все-таки является инвестиционным фондом, поэтому каждый наш актив может быть продан. В соответствии с нашей стратегией, если нам поступает предложение по одному из наших активов, которое нас устраивает, мы его рассматриваем. РМГ — не единственный актив, который мы готовы продать.

— За те годы, что структуры ИФД «Капиталъ» являются акционерами РМГ, как много было предложений о покупке актива?

— Они были. Велись различные переговоры. С «Госконцертом» они дошли до самой, я бы сказала, продвинутой стадии.

— Еще в 2009 году всю РМГ хотела купить вещательная корпорация «ПрофМедиа», которая управляет, в частности, «Авторадио». Тогда даже были объединены рекламные службы двух холдингов, но потом этот альянс быстро развалился. А впоследствии РМГ интересовалась уже группа «Выбери радио» Ивана Таврина. Этот холдинг управляет региональными радиостанциями, которые, в том числе ретранслируют и станции РМГ.

— От Ивана Таврина я никогда официальных предложений не получала, да и неофициальных тоже. Хотя я слышала про его интерес. Но это, кажется, было очень давно. После того, как Иван объединил свои активы с Алишером Усмановым [в 2010 году], никаких переговоров не было.

— Утверждают, что покупкой РМГ совсем недавно интересовался также и Михаил Гуцериев, который и так уже приобрел немало радиостанций.

— Я об этом читала в прессе.

— А когда появился «Госконцерт»? И появился он сам по себе или вместе с Владимиром Киселевым, музыкальным продюсером и основателем фонда «Федерация»?

— Они появились если не одновременно, то параллельно. Есть «Госконцерт» во главе с Сергеем Буниным, с которым мы ведем переговоры о продаже РМГ. И не так давно к нам пришел Киселев, как мне кажется, с очень интересной идеей.

Мы знаем Киселева как творческого человека, который привез в Россию таких музыкантов, как Deep Purple, Pink Floyd. И Киселев обратился к президенту с идеей, что надо начать системную работу, скажем так, по выращиванию молодых талантов и групп мирового уровня. И для этой системной работы нужны телеканалы, радиостанции и концертные площадки. На эту тему мы с ним разговаривали и до сих пор разговариваем.

Эта идея, мне кажется, заслуживает внимания. [Соответствующее письмо с предложением растить «идеологически правильно настроенных кумиров миллионов» Владимир Киселев, руководитель рабочей группы по подготовке и проведению социально-идеологических мероприятий, и Ольга Плаксина, председатель совета директоров РМГ, направили президенту Путину еще прошлой осенью.]

— Вас не смущает, что такой холдинг должен иметь ярко выраженную патриотическую или, как говорит Киселев, гражданскую направленность?

— Само слово «патриотизм» можно трактовать по-разному. Если в России будет много артистов, музыкантов мирового уровня, что в этом плохого? Это ведь прекрасная идея и, на мой взгляд, очень патриотичная. Есть, к примеру, проект «Голос», который открыл зрителям немало новых имен. Это разве плохо?

Не обязательно может быть юридическое объединение. Чтобы появились новые имена, чтобы они стали известными, нужны и современные концертные площадки, и радиостанции, которые музыку транслируют, и телеканалы.

«Кожевников был в курсе всех переговоров с «Госконцертом»

— ФГУП «Госконцерт» подавал в Федеральную антимонопольную службу ходатайство на покупку 100% ЗАО «Русская Медиагруппа». Подразумевается, что «Госконцерт» выкупит и пакеты ИФД «Капиталъ», и Сергея Кожевникова?

— Надеемся, что переговоры закончатся именно этим.

— А каковы положения устава ЗАО «Русская Медиагруппа»? Если вам поступает от третьих лиц предложение продать свой пакет, обязаны вы об этом уведомить других акционеров и есть ли у них право преимущественного выкупа?

— Если вы сейчас спрашиваете конкретно про Сергея Кожевникова, то он был в курсе абсолютно всех переговоров с «Госконцертом» и располагал полной информацией обо всех предложениях. Более того, Сергей Витальевич устно подтверждал нам, что согласен продолжать переговоры о сделке. Поэтому это не были переговоры только с одним акционером, это были переговоры со всеми акционерами. Они, собственно, и идут дальше.

— Но из комментариев Сергея Кожевникова следует, что он считает предложенную «Госконцертом» сумму заниженной.

— Скажу вам так: мы сегодня буквально открыли конверт и получили от Сергея Кожевникова предложение о покупке акций. Сергей Витальевич официально предлагает нам продать наш пакет акций по рыночной цене. И эта цена — 33 млн руб. с копейками за акцию. [Кожевников уточнил РБК, что одна акция оценена в 33,87 млн руб.]

Всего у ЗАО 100 акций. Так что вся РМГ оценивается в 3,3 млрд руб. Раза три в письме упоминается выражение «рыночная цена». Как-то сильно это расходится с той оценкой, которую он называет в СМИ.

— Сергей Кожевников говорил ранее РБК, что, по его мнению, справедливая стоимость всей РМГ — 10-15 млрд руб.

— Но, похоже, справедливая оценка у господина Кожевникова сильно разнится в зависимости от того, покупает он или продает.

— Разве Кожевников вам сейчас предлагает сделку не по той же цене, что предлагает и «Госконцерт»?

— С «Госконцертом» мы пока еще не закончили переговоры по цене. Текущая цена, которую мы сейчас обсуждаем, выше чем та, которую предложил Кожевников.

«Знакомство с какими-то певцами происходило благодаря РМГ»

— А сможет ли «Госконцерт» привлечь средства, чтобы расплатиться по сделке? Финансовые показатели «Госконцерта» за 2014 год не известны, но за 2013 год они — при выручке 70 тыс. руб. чистый убыток 2,2 млн руб. — не внушают оптимизма.

— Если «Госконцерт» не найдет источников финансирования, тогда не будет и сделки. А вопросы, откуда он привлечет средства, — к «Госконцерту».

— По крайней мере, теперь известна цена, которую вам предлагает Сергей Кожевников. Хочется понять, как она соотносится с финансовыми показателями РМГ за прошлый год. Вы можете их озвучить?

— Не могу. Все-таки РМГ не публичная компания, и мы не раскрываем ее показатели. Но все радиостанции приносят прибыль

— Неужели все?

— Все. «Русское радио» приносит более половины всей прибыли группы, но все остальные станции также прибыльны.

— Телеканал Ru.tv сейчас дотационный проект или самоокупаемый?

— Телеканал совсем недавно вышел на самоокупаемость.

— Невольно возникает вопрос. Если у РМГ все так хорошо, зачем же ее продавать?

— У нас в группе много компаний генерируют прибыль, но мы все равно рассматриваем возможность их продажи. Как фонд мы готовы продать любой актив. Конечно, в зависимости от предложенной нам цены.

— В минувшем июне вы рассказывали журналу Forbes Woman, как РМГ помогала ИФД «Капиталъ»: за рубежом на различных презентациях, вечерниках выступали Валерия, Пелагея, другие артисты. Если вы лишитесь РМГ, это не повредит бизнесу всего холдинга?

— Конечно, знакомство с какими-то певцами происходило благодаря РМГ. Но эти артисты никуда не уехали, никуда не делись, и мы можем также с ними работать. РМГ — действительно прекрасный актив. Но всегда приходит для инвестора время идти дальше и вкладывать деньги в новые проекты.

— Если сейчас вы пригласите на один из своих корпоративов Валерию, она придет? Она же, как и продюсер Иосиф Пригожин, были в числе тех, кто попросил Владимира Путина не допустить «сомнительный сделки».

— Это надо спрашивать у Валерии и Иосифа, но, мне кажется, что они придут.

«Нас не могут не смущать разговоры о случаях коррупции в РМГ»

— Вскоре у РМГ появится новый гендиректор, правильно?

— Да, как я вам уже объясняла, мы не можем не прекратить полномочия Сергея Витальевича. Нельзя оставлять компанию без управления. Кроме того, честно скажу, нас не могут не смущать разговоры о случаях коррупции в РМГ под руководством Сергея Кожевникова. Мы уже начали внутреннее расследование по фактам, которые всплыли. И если такие случаи коррупции были, то такая практика должна быть пресечена.

— Эти подозрения в коррупции появились только сейчас?

— Такие подозрения возникли только сейчас.

— Среди кандидатов на должность гендиректора РМГ назывались Сергей Бунин, возглавляющий сейчас «Госконцерт», и Сергей Архипов. Соответствует ли действительности информация о том, что Бунина это предложение не заинтересовало?

— Да. В настоящее время мы рассматриваем только Сергея Архипова.

— И когда может собраться совет директоров?

— Все бюллетени для голосования будут разосланы до 10 августа. В понедельник состоится совет директоров и будет принято решение о прекращении полномочий действующего сейчас гендиректора и назначении нового.

Мы рады, что Сергей Архипов принял наше предложение, потому что это истинный отец-основатель РМГ, он был ее креативным вдохновителем.

— Сам Архипов говорил, что ему не так интересно заниматься коммерцией и финансами, он больше «про контент». И он бы предпочел стать главным редактором РМГ, а не ее гендиректором.

— Может быть, мы со временем решим или он решит, что ему лучше сконцентрироваться на работе главного редактора. Но пока мы с ним согласовали позицию гендиректора. И для нас важно, чтобы гендиректор понимал основную деятельность компании, а для РМГ это все-таки контент, творчество.

— Допускаете ли вы такую возможность, что после отставки Кожевникова за ним из РМГ уйдут менеджеры высшего и среднего звена?

— Мне кажется это маловероятным. По крайней мере, те топ-менеджеры, с которыми мы общаемся, подтверждают свое желание работать дальше.

— Последний вопрос: когда, по вашему мнению, может быть закрыта сделка с «Госконцертом»?

— Пока очень сложно давать какие-либо прогнозы.

Русская медиагруппа

Создана на базе «Русского радио», вещание которого началось в августе 1995 года в столице. Сейчас Русская медиагруппа управляет еще и DFM, «Радио Монте-Карло», Maximum и «Хит FM», а также развивает музыкальный телеканал Ru.tv. По данным TNS за октябрь 2014 — март 2015 года, «Русское радио» с ежедневной аудиторией 9,3 млн человек старше 12 лет входит в пятерку самых популярных радиостанций страны после «Европы плюс», «Дорожного радио» и «Авторадио».

Владельцами 78% ЗАО «Русская медиагруппа» являются структуры, связанные с «ИФД Капиталом» и управляющие группой в интересах совладельцев ​ЛУКОЙЛа Вагита Алекперова и Леонида Федуна. Оставшиеся 22% принадлежат одному из основателей «Русского радио» и всей РМГ — ее нынешнему гендиректору Сергею Кожевникову.

По оценке РБК и AdIndex, в 2014 году рекламная выручка группы могла составить 1,3 млрд руб., из которых 909 млн руб. обеспечило «Русское радио».

Сергей Соболев
Коммерсант
Фото: Коммерсантъ

Подробнее ...

Сергей Архипов: "Засилье западной музыки — нашумевшие штампы"

Автор   Опубликовано 03-08-2015 в Интервью месяца   Всего комментариев: 0

Сергей Архипов может вернуться в РМГ. Ему поступило предложение возглавить медиахолдинг. В интервью BFM.ru он рассказал, в какую сумму оценивает этот медиаактив и что считает качественным музыкальным контентом.

Один из основателей «Русского радио» Сергей Архипов уже завтра получит письменное предложение стать гендиректором «Русской медиагруппы». В эксклюзивном интервью BFM.ru медиаменеджер заявил, что для него степень патриотичности музыки значения не имеет. Ранее «Коммерсантъ» сообщил, что «ИФД-Капиталъ» Вагита Алекперова и Леонида Федуна намерен сместить с должности действующего гендиректора холдинга Сергея Кожевникова, которому к тому же принадлежат 22% акций РМГ. Кожевников, напомним, поддержал письмо звезд шоу-бизнеса, выступающих против продажи РМГ «Госконцерту» для создания на их базе патриотического медиахолдинга.

По данным СМИ, на место Кожевникова сейчас также претендуют руководитель «Госконцерта» и партнер главы скандально известного фонда «Федерация» Владимира Киселева — Сергей Бунин и Сергей Архипов.

С последним беседовал обозреватель Business FM Иван Медведев.

«Коммерсанту» вы подтвердили, что получили предложение от Федуна, и сказали, что за два года можно привести все в порядок. А что, по-вашему, не в порядке сейчас в РМГ?

- Там много очень всяких профессиональных вещей, которые нужно поправить, потому что, к сожалению, за последние лет восемь ничего нового вообще не появилось, ни новых идей, ни нового позитива, и мне это очень обидно, потому что это мое детище. Кроме того, к сожалению, очень большие репутационные потери, с точки зрения появления платной ротации, против которой я всегда воевал. Везде артистам платят за их музыку, а здесь артисты вынуждены будут платить колоссальные деньги для того, чтобы попасть в эфир популярной радиостанции. Стыд.

А что касается новых идей, которые озвучивают потенциальные новые собственники, вот с этой концепцией вы согласны, что на четыре станциях РМГ имеет место засилье западной музыки и нужно менять все на российских исполнителей? Что «Монте-Карло» придется тогда переименовывать, например, на «Новый Уренгой», а из «Максимума» делать второе «Наше радио», так получается?

- Вы знаете, мне поступило предложение от нынешних владельцев, от Леонида Арнольдовича Федуна, и с новыми предполагаемыми покупателями и владельцами я не разговаривал на эту тему. Что касается этих нашумевших штампов — засилье западной музыки, давайте не будем возвращаться в 37-й год. В эфире должно звучать то, что, на мой взгляд, если я буду этим заниматься, является качественным музыкальным материалом, а западный он или российский, это совершенно не играет никакой роли. Смотреть на то, патриотический это музыкальный материал или не патриотический, я считаю, это неправильно.

Вы сказали, что с потенциальными новыми покупателями вы на связь сейчас не выходили. А вообще вы с Владимиром Киселевым знакомы?

- Да, больше 30 лет.

Если вдруг он, действительно, станет одним из совладельцев, вам комфортно будет с ним?

- Я никогда не работал с Владимиром Владимировичем Киселевым в бизнесе. Совместного бизнеса у нас никогда не было, совместные проекты были только. Володя делал фестиваль «Белые ночи» в Санкт-Петербурге, и я ему просто помогал по-товарищески в свое время это делать каким-то образом. Это было в начале 90-х годов прошлого века, знаете ли.

Если возвращаться к бизнес-составляющей, оценка в 100-120 млн долларов, оценка РМГ, о которой сегодня говорится якобы в этом письме артистов, которые выступили против продажи РМГ «Госконцерту». На ваш взгляд, это адекватная оценка, справедливая?

- Вы знаете, это вполне справедливая оценка. Я бы даже 120 не дал, 100 — это максимум сейчас, что стоит эта компания, с учетом кризиса, и не только у нас в стране, а вообще везде. Также есть понятие развития новых технологий, которые сейчас поджимают вещания. Поэтому здесь очень внимательно нужно смотреть, для чего это покупается. Это можно окупить, но это очень долгосрочное вложение денег.

Вы сказали, что предложение, которое вам поступило, оно интересное. Сколько вы взяли времени на то, чтобы подумать?

- Вы знаете, у меня не было никаких временных рамок. Письменная оферта должна поступить ко мне завтра. Прежде чем принимать какое-то решение, нужно посмотреть, что там внутри происходит, потому что я восемь лет не прикасался к «Русской медиагруппе», я не знаю, как сейчас она выглядит структурно, я не знаю, какие у нее взаимоотношения с дочерними компаниями. Это все нужно очень внимательно посмотреть, это займет, наверное, минимум две недели после того, как я кивну головой в сторону слова «да».

Расскажите, пожалуйста, о том, как вы уходили из РМГ восемь лет назад, что послужило причиной, и остались ли вы довольны той сделкой, которая состоялась восемь лет назад по продаже вашей доли?

- Я остался очень доволен той сделкой, и мажоритарный акционер в лице ЛУКОЙЛа поступил очень порядочно и расплатился со мной на 100%. Очень счастливый я ушел. Потом я ушел в ВГТРК, сделал радио «Вести FM», обновил «Маяк». По просьбе мэрии Москвы сделал радио «Москву FM», которое сейчас вещает на экспатов, и потом уехал в Европу заниматься собственным бизнесом.

А сейчас вы находитесь в Москве?

- Нет, я в Европе, я в Финляндии.

Иван Медведев

Фото: Григорий Сысоев/ТАСС

Bfm.ru

Подробнее ...

Владимир Киселев: "Уже все перебдюхали и побежали"

Автор   Опубликовано 30-07-2015 в Интервью месяца   Всего комментариев: 0

​Основатель фонда «Федерация» — РБК: «Уже все перебдюхали и побежали» 

Продюсер Владимир Киселев, предложивший Владимиру Путину выращивать «идеологически правильно настроенных кумиров миллионов», рассказал РБК, какое он имеет отношение к готовящейся смене владельцев Русской медиагруппы

Русская медиагруппа (РМГ), управляющая «Русским радио» и еще четырьмя радиостанциями, может сменить владельцев. В конце июня ИФД «Капиталъ», владеющий 78% радиохолдинга в интересах Леонида Федуна и Вагита Алекперова, объявил, что готов продать свой пакет федеральному государственному унитарному предприятию «Госконцерт». Его гендиректор Сергей Бунин — давний партнер Владимира Киселева, продюсера групп «Земляне», «Санкт-Петербург», «Русские», также известного как основатель благотворительного фонда «Федерация».

Еще осенью прошлого года Киселев и председатель совета директоров РМГ Ольга Плаксина написали президенту Владимиру Путину письмо, предложив создать на базе нескольких телеканалов, а также радиостанций РМГ «своего рода инкубатор по производству отечественных суперзвезд». Его базой должен стать строящийся сейчас концертный зал на территории стадиона «Спартак», координатором проекта предложено сделать как раз «Госконцерт».

Против готовящейся продажи РМГ выступают известные муз​ыканты и продюсеры. Как сообщала газета «Коммерсантъ», Иосиф Кобзон, Стас Михайлов, Григорий Лепс, Игорь Крутой, Иосиф Пригожин, Филипп Киркоров, Дима Билан, Тимати и другие артисты обратились к Путину с просьбой не допустить «сомнительной сделки».

Киселев возмущен этим письмом музыкантов. Он демонстрирует корреспонденту РБК три имеющиеся у него различные версии этого коллективного обращения и соглашается отвечать на вопросы про «Госконцерт» и РМГ только после того, как даст свою оценку этим письмам.

«Хотели придать себе значимости»

— Любая кампанейщина не вызывает уважения, потому что людей, в ней участвующих, собирают вместе ради каких-то неблаговидных целей. Могу вам сообщить: Кобзон, Церетели вообще не подписывали это письмо. В результате сам предмет спора обесценивается. Люди, которые подписывали это письмо, хотели придать себе значимости, которой у них в действительности нет. Даже несмотря на то, что у них у всех звания народных [артистов].

У меня, кстати, несмотря на 20 млн проданных дисков и всего того, что я сделал на эстраде и в рок-н-ролле, нет ни одного звания. Мне приписывают дружбу с Путиным, с ленинградской командой. Подумайте сами: если бы я хотел все эти звания, да я давно бы уже был, как генералиссимус Брежнев, обвешан всеми этими регалиями. Но я этого никогда не делал: мне это не нужно.

А тут люди, привлекая неправедно других, чтобы подчеркнуть свою значимость, расписываются в собственной бездарности. Я тут вижу только один позитивный момент: эта буча объединила необъединимое. Мы по крайней мере сохраним родную природу, потому что один из этих героев-подписантов как-то заявил, что не сядет на одно поле с другим подписантом. Теперь хотя бы поля будут сохранены. Видимо, так объятия их сошлись на почве ненависти ко мне, что они — я имею в виду Тимати и Киркорова — стали братьями. Как пелось в песне, «русский и болгарин — братья навек». Теперь их объединяют общие европейские толерантные ценности. И тот же Тимати забыл все свои высказывания по поводу Билана.

И еще эти подписанты утверждают, что мы — ни я, ни «Госконцерт» — не должны покупать Русскую медиагруппу. Но шахтерская группа купила «Европу Плюс», это нормально. [В декабре 2011 году кемеровский холдинг «Сибирский деловой союз» купил у французской группы Lagardere Европейскую медиагруппу, управляющую сетями «Европа Плюс», «Ретро FM», «Радио 7 на семи холмах» и др.] Поэт-песенник [Михаил] Гуцериев купил восемь радиостанций [«Шансон», «Радио Дача», Love Radio, «Весна FM» и др.], и это тоже нормально. А «Газпром-Медиа», плоть от плоти государство, купила «ПрофМедиа». [Среди приобретенных активов «ПрофМедиа» — вещательная корпорация, которая управляет «Авторадио», «Юмор FM», Energy и др.].

«Хотите купить вы — купите!»

— Ваше письмо Владимиру Путину про создание патриотического холдинга датировано еще прошлым годом…

— Это письмо вообще о другом! Мы говорим: концертного зала «Россия» нет, попытались перенести его в «Лужники», он там не прижился. Мы, «Госконцерт» и ИФД «Капиталъ», строим концертный зал. Я, руководитель рабочей группы, предлагаю создать там продюсерский центр. Наверное, я немного умею это делать. Вот о чем это письмо.

— Но ведь это письмо как председатель совета директоров РМГ подписала также и Ольга Плаксина.

— Она представляет также и ИФД «Капиталъ» [Плаксина является председателем правления «Капитала»]. У меня тоже куча должностей. Но ведь она же не пишет «покупка РМГ». Мы говорим о концертном зале, который будет функционировать совместно с радиостанциями и телеканалами.

— Когда у вас возник интерес к покупке РМГ?

— У меня интереса нет. Есть «Госконцерт». Но на сегодняшний день никакой сделки нет. Идет обсуждение. Единственное, что я знаю точно, что обсуждается привлечение заемных средств, а залогом будут акции этой медиагруппы.

Но вопрос даже не в этом. Покупает один хозяйствующий субъект у другого хозяйствующего субъекта. Хотите купить вы — купите! Одна маленькая деталь: у продавца должно быть желание вам это продать. А посмотрите формулировки [писем музыкантов]: «темная сделка», «непрозрачная». Вы хотите сказать, что государство занимается непрозрачными сделками? «Цена занижена в три раза». А это вы откуда взяли? «Шансон» куплен за $60 млн. На самом деле меньше. «ПрофМедиа» куплен за $120‒150 млн. [«Газпром-Медиа» заплатил в 2014 году за радиостанции и телеканалы «ПрофМедиа», а также кинокомпанию «Централ Партнершип» $602 млн с учетом долга; стоимость активов по отдельности не раскрывалась.] Европейская медиагруппа — примерно в этих же ценах. [Сибирский деловой союз заплатил за группу $162 млн с учетом $12 млн на счетах компании.] «Цена занижена в три раза». Что это?

— Если сделка состоится, РМГ будет приобретена на заемные средства, так?

— Так все в мире делается.

— Кто будет кредитором?

— Вот это уже точно не мое дело. Наверное, какой-то из банков. Я думаю, что никто не будет это скрывать, все об этом узнают.

«Не являюсь штатным сотрудником «Госконцерта»

— Как вы связаны с «Госконцертом»? Он хочет купить РМГ, но почему-то ассоциируется эта сделка с вашим именем?

— Такое впечатление, что мы с вами в разных комнатах находимся. Привязывают ко мне на основе письма о концертном зале. Я вообще к этому [покупке РМГ] не имею никакого отношения. Письмо о другом.

— Гендиректором «Госконцерта» сейчас является Сергей Бунин. Он ваш партнер?

— Он мой партнер в абсолютно других видах деятельности. У нас есть «Кремль Медиа», у нас есть другие интересы. Но я не являюсь штатным сотрудником «Госконцерта». Я выступаю как создатель продюсерского центра с ярко выраженной, как я считаю, гражданской направленностью.

— А когда у «Госконцерта» возник интерес к покупке РМГ?

— Ну, это надо говорить с Буниным.

— Бунин, к сожалению, не горит желанием общаться с прессой.

— Я думаю, где-то весной.

— Чем обусловлен этот интерес?

— «Госконцерт» проводит массу мероприятий, концертов. Поддержка радийная никому еще не мешала. Я всегда смеюсь над этим словом «синергия», но в данной ситуации оно очень уместно.

«Сын за отца не отвечает»

— Финансовые показатели «Госконцерта» не позволяют сделать вывод о том, что этот ФГУП занимается активной деятельностью. Пока в открытых источниках есть данные за 2013 год: выручка — всего 70 тыс. руб., чистый убыток — 2,2 млн руб. В базе арбитражных судов можно найти иски к «Госконцерту»: не оплачены услуги аудитора, стационарной связи. Кредитор через суд требует 1,3 млн руб. задолженности.

— Вы думаете, что сейчас меня срезали. Но господин Бунин был назначен и.о. гендиректора в прошлом году. А вы приводите данные за 2013 год.

— В 2014 году ситуация изменилась?

— Была проведена крымская кампания [концерты на полуострове]. Была Всероссийская антинаркотическая акция [серия концертов «Нет наркотикам!»]. Фестиваль «Белые ночи» прошел совместно с «Госконцертом». Подождите, и еще немаловажный момент. Да, у «Госконцерта» убытки, иски от аудиторов, но сын за отца не отвечает! А как может новый назначенный гендиректор «Госконцерта» отвечать за кого-то? Все долги были сделаны до его назначения.

Учредителем ФГУП «Госконцерт» является Министерство культуры России. Для того чтобы «Госконцерт» в свою очередь стал учредителем другой коммерческой структуры, необходимо согласие министерства. Его пресс-служба на прошлой неделе утверждала, что никаких документов по этой сделке в министерство не поступало.

— Я тоже об этом вам и говорю: еще сделки нет. Ее может и не быть.

— Вы как оцениваете ее вероятность?

— Вообще никак. Понимаете, мы с вами обсуждаем: «Пожар, горим!» — а еще спичку не поднесли. А мы уже пожар тушим.

— Первые-то шаги уже сделаны. ФАС удовлетворила ходатайство «Госконцерта».

— Да, одобрение есть. Давайте купим, давайте продадим. Сколько хотите дать? Столько-то. Идут всего лишь переговоры о сделке. А эти уже все перебдюхали и побежали. Потому что понимают, что это не Гуцериев, не [Владимир] Гридин [совладелец Сибирского делового союза, купившего Европейскую медиагруппу], не Дмитрий Чернышенко [гендиректор «Газпром-Медиа»]. А придет концертная организация, которая знает все законы этого рынка.

— Говорим опять же в сослагательном наклонении: если сделка состоится, вы будете выступать советником, консультантом «Госконцерта»?

— Продюсером. В нашем же письме указано: совместно РМГ, «Госконцерт» и продюсерский центр. Я представляю рабочую группу [по проведению социально-идеологических мероприятий]. И мы благодарны президенту за то, что он положительно на это отреагировал.

«Рок-н-ролл только выиграет»

— Почему ИФД «Капиталъ» готов продать РМГ?

— А почему заход солнца сегодня будет? Поиграли — захотели продать. Мое мнению, что Федун просто хочет сконцентрироваться на «Спартаке». А про [Сергея] Кожевникова [гендиректора и владельца 22% РМГ] я могу сказать: рок-н-ролл только выиграет, если из РМГ уйдет Кожевников.

— Простите, но что сейчас является вашим основным заработком?

— Во-первых, у меня столько песен ротируется в эфире, что мне авторских отчислений хватит надолго. Во-вторых, у меня сейчас пять музыкальных групп по всей стране работает. Ну и, если между нами говорить, я уже себе заработал на жизнь. (Смеется.)

— Почему же вы сами тогда не купите РМГ?

— А какая разница, кто возьмет кредит? Опять же вы меня не слышите: сделки еще нет.

Владимир Киселев

63-летний Владимир Киселев является продюсером групп «Земляне», «Санкт-Петербург», «Русские» и др. В 2000-х годах возглавлял ФГУП «Кремль» при управлении делами президента России. Кроме того, Киселев известен к​ак основатель благотворительного фонда «Федерация». На благотворительных мероприятиях, к проведению которых была причастна «Федерация», в разное время выступали такие голливудские звезды, как Шерон Стоун, Моника Беллуччи и Микки Рурк. В декабре 2010 года при участии «Федерации» прошел благотворительный концерт в Ледовом дворце Петербурга, который посетил Владимир Путин, на тот момент премьер-министр. Путин тогда наиграл на рояле фрагменты песен Blueberry Hill и «С чего начинается Родина».

Русская медиагруппа

Создана на базе «Русского радио», вещание которого началось в августе 1995 года в столице. Сейчас Русская медиагруппа управляет также DFM, «Радио Монте-Карло», Maximum и «Хит FM», а также развивает музыкальный телеканал Ru.tv. По данным TNS (с октября 2014-го по март 2015 года), «Русское радио» входит в пятерку самых популярных радиостанций России после «Европы плюс», «Авторадио» и «Дорожного радио».

Владельцами 78% ЗАО «Русская медиагруппа» являются структуры, связанные с «ИФД Капиталом» и управляющие группой в интересах совладельцев ​ЛУКОЙЛа Вагита Алекперова и Леонида Федуна. Оставшиеся 22% принадлежат одному из основателей «Русского радио» и всей РМГ — ее нынешнему гендиректору Сергею Кожевникову.

По оценке РБК и AdIndex, в 2014 году рекламная выручка группы могла составить 1,3 млрд руб., из которых 909 млн руб. обеспечило «Русское радио».

Сергей Соболев

РБК

Фото: Олег Яковлев/РБК

Подробнее ...

Михаил Гуцериев: Я не крыса, с тонущего корабля не бегу

Автор   Опубликовано 28-07-2015 в Интервью месяца   Всего комментариев: 0

Банки, НПФ, недвижимость и крупнейшие стройки в Москве — в кризис группа БИН может претендовать на звание самого активного инвестора. Откуда деньги и зачем возвращать их в страну, Михаил Гуцериев рассказал в большом интервью РБК.

<...>

— Зачем вам еще и медийный бизнес? Он ведь не самый прибыльный.

— Кто сказал? Сегодня все мои радиостанции дают выручку в 1,5 млрд руб. И это в условиях кризиса. Вчера еще было много больше.

— А прибыль?

— И прибыль есть, если мало тратить. Радио «Дача», радио «Шансон», Love Radio — это прибыльные радиостанции, остальные раскручиваются. Радиобизнес — это бизнес не управляемых доходов, а бизнес управляемых расходов. Это мнение профессионалов в радио.

— Есть еще Русская медиагруппа у ИФД «Капиталъ», которая тоже была выставлена на продажу.

— Мне это неинтересно. У меня уже есть восемь станций. 15 млн человек — аудитория. Хватит. До покупки «Шансона» мне эта сделка, может, была интересна. А сейчас не вижу никакого смысла.

— Сколько вы потратили в общей сложности на скупку радиостанций?

— Если считать с инвестициями — я же студию построил — около $200 млн получается.

— Сколько из них пришлось на покупку «Шансона»?

— Около $60 млн.

— А зарабатывает он сколько?

— Около 600 млн руб. выручки.

— Так любите музыку?

— Сейчас мы владеем восемью радиостанциями. Я думаю, в течение пяти лет мы создадим сильный медиахолдинг с единым центром управления, включая телевидение, которым мы сейчас активно занимаемся.

<...>

Продолжение про банки, НПФ, недвижимость и крупнейшие стройки в Москве читайте на РБК.

Подробнее ...

Екатерина Тихомирова: Наша любимая стратегия - нападение

Автор   Опубликовано 16-07-2015 в Интервью месяца   Всего комментариев: 0
Почему интернет пока не является угрозой для радио, какова рентабельность у эффективных игроков радиобизнеса, почему ситуация на рынке рекламы оказалась лучше, рассказывает Екатерина Тихомирова

За последние несколько лет слушатели стали проводить все меньше времени за прослушиванием радио – все чаще люди переходят на прослушивание радиостанций в интернете, эта тенденция сохранится, но радиохолдинги не намерены сдаваться в борьбе за аудиторию. В июне интернет-холдинг «Яндекс» запустил собственный сервис «Яндекс.Радио» с подразделом «как на» станции Best.FM, Loveradio, «Дорожном радио» и т. д. Радиохолдинги резко отреагировали на присутствие собственных брендов в новом сервисе, потребовав удалить названия своих радиостанций. Президент Европейской медиагруппы (ЕМГ) Екатерина Тихомирова рассказала «Ведомостям» о том, почему радиостанции так резко отреагировали на новый сервис, о преимуществах радио перед аудиостриминговыми сервисами, а также почему слушатели выбирают ту или иную радиостанцию, почему и чем отличаются вкусы слушателей в крупных городах от регионов.


 

– На одной из конференций «Ведомостей» вы говорили, что есть тенденция к сокращению продолжительности слушания радио. Насколько эта тенденция сильна и каким образом это повлияет на рынок?

– Мы действительно наблюдаем тенденцию к сокращению продолжительности прослушивания радио. По данным TNS, за четыре года время, которое слушатель ежедневно тратит на радио, сократилось на 5,2% – с 4 часов 11 минут в 2011 г. до 3 часов 58 минут в 2015 г. Тем не менее аудитория радио остается стабильной, хотя интернет перетягивает внимание на себя – люди стали проводить там на 19% больше времени. Сейчас они в среднем тратят 1 час 18 минут на потребление мобильного интернета (смартфон, планшет и т. д.), около 2,5 часа – на «стационарный» интернет (стационарные компьютеры, ноутбук, Smart TV и т. д.) и около 3 часов 58 минут – на радио. Тенденция к сокращению времени прослушивания радио пока не катастрофическая, но она устойчивая.

В России начинает формироваться ниша аудиостриминга. В это понятие я вкладываю интернет-радиостанции и музыкальные сервисы. Например, «Яндекс.Радио» недавно заявило о своем проекте, Apple Radio уже можно слушать в России, но нет еще у нас таких популярных музыкальных сервисов, как Pandora и Spotify. Что касается Spotify, то шведы планировали прийти на российский рынок еще весной, но пока их здесь нет. Развитие аудиостриминга отразится на нашей стратегии. Мы должны диверсифицировать свою стратегию с учетом цифровой среды.

– Каким образом будут меняться традиции программирования, планируете ли вы расширять свое присутствие в интернете? Может быть, будете запускать собственные стриминговые продукты?

– Присутствие в интернете не должно ограничиваться только работой в социальных сетях и развитием своих сайтов. Интернет не только отвлекает нашу аудиторию, речь идет и о перераспределении доходов. В идеальном варианте нужна эффективная бизнес-модель, которая позволит не только аккумулировать слушателя в интернете, но и монетизировать. Не могу сейчас рассказать, какой будет наша стратегия. Сегодня все на радиорынке об этом задумываются. Некоторые уже сделали шаги в этом направлении.

– Аудиореклама в интернете – это пока еще незначимый сегмент?

– Все зависит от аудитории, от модели бизнеса, модели монетизации этой аудитории. «Яндекс.Радио» объявило о том, что собирается монетизировать свою аудиторию за счет в том числе и аудиорекламы. Насколько это будет существенным конкурирующим фактором для традиционного радио, будет зависеть от объемов аудитории слушателей «Яндекс.Радио».

Если говорить о преимуществах аудиорекламы в интернете, я бы выделила два фактора. Первый фактор – это порог входа. Если наш рекламодатель желает разместить рекламу на топовой радиостанции «Европа плюс», он вынужден сразу покупать весь охват в сети – более 10,5 млн слушателей ежедневно. А вот в интернете порог входа практически отсутствует. Можно получить любое количество слушателей в зависимости от своего бюджета. Безусловное преимущество цифровой среды – таргетинг, который позволяет предлагать рекламу в зависимости от предпочтений аудитории и местоположения. В Европе уже давно набирает популярность интерактивная реклама. Например, с точки зрения таргетинга по местоположению: когда ты находишься в 100 м от магазина или ресторана, тебе уже могут предложить туда зайти или что-то приобрести.

– У рекламы на радио тоже должны быть преимущества перед интернет-рекламой?

– Главное преимущество – это огромный охват и более широкий диапазон аудитории. Поэтому радио, бесспорно, выигрывает там, где идет речь о товарах массового потребления и, что очень важно, о товарах для более взрослой возрастной аудитории. Это видно, например, по тому, какую долю в рекламе на радио занимает фармацевтика.
Смогут ли стриминговые сервисы и интернет-радиостанции получить такой же охват аудитории, как радио, покажет время. Аудитория, которая слушает радио через интернет, растет, но она никогда не перейдет эксклюзивно к потреблению музыкальных сервисов или интернет-радиостанций.

– Почему? Сейчас самая большая аудитория радиостанции – это автомобилисты. Человек едет в машине, включает радио, выбирает интересную программу и слушает. Где еще слушают радиостанции и почему не произойдет быстрого перехода в интернет?

– Если анализировать распределение слушателя в различных местах в России, то автомобили – это 50% аудитории радио, дом – 41,2%, работа – 25%, другие места – 30,6%. Автомобиль занимает существенную долю с точки зрения места потребления радио, но потребление радио дома и в других местах также существенно. Если говорить об автомобиле как об эксклюзивном месте традиционного радиослушания, то с появлением connected car (автомобиль, оснащенный системами навигации и связи с интернетом. – «Ведомости») мы ожидаем, что этот барьер исчезнет. Это означает, что слушатель получит доступ к интернету в автомобиле. Технологическая революция в Америке и Европе произошла уже давно. И мы оценили последствия – в целом аудитория радио не изменилась. Это важно понимать.

Границы между радио и новыми медиа стираются. Если сегодня мы конкурируем с 50 радиостанциями, то завтра мы можем конкурировать с несколькими сотнями радиостанций, потому что нет барьера на вход на рынок в виде частотного ресурса. Сегодня можно запустить радиостанцию в интернете, не имея частоты.

Мы не боимся того, что наша аудитория уйдет к музыкальным сервисам. Главное наше оружие – сила бренда. Наш слушатель как выбирает для себя 3–4 радиостанции из 50, так и будет выбирать 3–4 радиостанции из 200 или 300, включая, допустим, интернет-радиостанции. В одной отрасли человек может запомнить не более семи брендов.

Если оценивать выбор человека в пользу интернет-радиостанций, музыкального стриминга или в пользу выбора радиостанции, то в основе лежит психология самого человека. Когда ты слушаешь радиостанцию, ты не находишься наедине с собой – с тобой коммуницируют, с тобой общаются, тебе создают настроение. Глобально – утром, днем и вечером оно у тебя разное. Утром более живой эфир, развлекательный, вечером – совершенно другой контент, музыка немножко другого настроения и т. д.

Кроме того, сам по себе человек достаточно ленив. Я, например, отношу себя к категории слушателей радио. Я пыталась несколько раз программировать себе собственную радиостанцию – покупала музыку в iTunes и создавала свой поток. Но мне все это надоело. Поток стал предсказуемым. На постоянное обновление музыки у меня нет времени, и мне лень. И многим таким, как я, – огромной аудитории радио – тоже этим заниматься лень.

Как раз Pandora и Spotify изначально предлагали различные сервисы, а сейчас они начали двигаться в сторону радиостанций. Изначально Spotify предлагал только поиск и прослушивание музыкальных композиций, а Pandora – роботизированные музыкальные потоки. Что произошло? Шведы увидели, что популярность роботизированного потокового слушания растет, и тогда Spotify пошел в сторону Pandora и стал предлагать уже стриминговые потоки. Недавно Apple в своем намерении создать радиостанции переманила очень известного ведущего с ВВС Radio 1 – Зейна Лоу, для того чтобы как раз имитировать настоящие радиостанции.

– Расскажите, почему вы столь остро отреагировали на присутствие категории «как на радио» в сервисе «Яндекс.Радио»?

– Мы оценили это как способ использовать результаты нашего труда. Мы вложили много лет и существенные инвестиции в ассоциацию наших радиостанций с определенными музыкальными стилями. «Яндекс» предложил музыку под настроение, романтическое или какое-то другое, а также захотел сформировать предложение на основе выбора музыкальных стилей. Конечно, легче использовать бренд, который четко ассоциируется с определенной музыкой, сказать «как на «Европе плюс» – и все понимают, какой за этим стоит музыкальный стиль. Или «Ретро FM», в определенное позиционирование которого мы вкладывали средства, чтобы возникла ассоциация с музыкой 70-х, 80-х, 90-х.

Второй момент – это риск обмана аудитории. Не каждый может понять, что значит «как на». Мы открываем эту вкладку, а там перечислены все радиостанции. Аудитория может решить, что она попала, например, на настоящую «Европу плюс», а вместо этого получит фактически подлог и разочаруется. Поэтому был риск потерять какую-то часть слушателей. Несущественный, но все-таки. Мы были, мягко говоря, в недоумении.

– «Яндекс» вас не предупреждал о том, что ваши бренды могут использоваться?

– Для нас это был сюрприз.

– Через неделю после того, как было запущено «Яндекс.Радио», они удалили вкладку «как на радио». Это был результат ваших с ними переговоров, вы пытались с ними каким-то образом договориться – предложить более корректную музыку, какой-то бартер?

– Мы хотели только, чтобы они убрали наши бренды из своего сервиса. Никакие другие способы и варианты присутствия нас не устраивали. Это никак не совпадает с нашей собственной политикой. Другие радиостанции, насколько мне известно, также обращались к «Яндексу» с просьбой удалить свои бренды. Они это и сделали.

– В 2014 г. началась стагнация на рынке радиорекламы. Рынок вырос всего на 2%. Когда вы почувствовали, что рекламодатели сокращают свои бюджеты?

– Рынок радио позднее всех почувствовал – в IV квартале.

– В каких сегментах сильнее сократились рекламные бюджеты?

– 80% рекламных доходов приходится на топ-5 доходообразующих основных сегментов – автомобили, недвижимость, ритейл, банковский сектор и медицина. Топ-4 из пяти этих категорий существенно сократили свои бюджеты, что немедленно сказалось на общем объеме рекламного рынка. Например, объем продаж у автомобилей на начало года сократился на 40%. Все мы слышали о проблемах в финансовом секторе, у банков, которые возникли в начале этого года. К примеру, ставки по ипотеке сначала стали менять в сторону увеличения, потом совершенно заморозили кредиты – по сути, рекламировать нечего, все встало.

Ситуация на рынке рекламы серьезно обострилась в сторону демпинга, начались взаимные обвинения, что кто-то обрушивает рынок, что денег на рынке радио могло быть больше, а соответственно, могла быть больше доля радио в общем рекламном пироге.

– Взаимные обвинения в демпинге?

– Конечно. Мы все-таки не только за аудиторию конкурируем, а еще и за рекламодателей. Рынок зрелый, конкуренция достаточно жесткая. Ценовые войны существовали всегда, просто в кризис ситуация становится более напряженной. Все разговоры и попытки найти корень зла, виновных в демпинге и в потере доли радио, на мой взгляд, непрофессиональны. Нет, денег не было бы больше. Спрос рождает предложение. Если сравнить объемы проданного инвентаря за пять месяцев этого года с аналогичным периодом прошлого года, то мы увидим, что на 12% объема рекламного инвентаря было продано меньше. То есть даже с учетом снижения своих прайсов игрокам не удалось удержать объемы. Все потому, что спрос резко сократился и количество денег на радио в этом периоде было значительно меньше.

– Насколько в среднем сократилась стоимость размещения рекламы на радио?

– Везде по-разному.

– А диапазон?

– Диапазон может быть любым. Ценообразование на рынке непрозрачно. Мы не знаем, что происходит у конкурентов. В любом случае каждый из радиохолдингов заинтересован максимально сохранить свой прайс и не опускать его. И мы не заинтересованы в том, чтобы понижать свою доходность. Поэтому нужно объединять усилия и переходить к конструктивным действиям.

Есть мнение, что в России у радио не очень большая доля по сравнению с развитыми рынками и есть потенциал для ее роста. Очень часто это связывают с методикой измерения аудитории. Считается, что более прогрессивный способ – это Portable People Meter (PPM, прибор, устанавливаемый на радиоприемники для измерения продолжительности прослушивания. – «Ведомости»), который используется в США. Во многих странах используется такой же метод измерения аудитории, как у нас. К примеру, во Франции доля радио на медиарынке больше, чем в России. И неправильно говорить, что доля радио на рынке связана с методикой измерения.

А вот что действительно делают развитые страны, так это инвестируют в исследование эффективности вложенных рекламодателями средств в радиорекламу. Например, проведенное в Англии исследование показало, что наиболее эффективная доля радио в медиамиксе составляет 20%. Такого рода исследования позволяют предложить рекламодателю каждой конкретной отрасли оптимальную долю радиобюджетов и оценивать эффективность рекламных кампаний. А мы фактически с рекламодателем разговариваем на пальцах.

– У вас есть оценка падения рынка по итогам первых двух кварталов? Каков прогноз на год?

– До начала года ожидания были, что рынок радио упадет на 35–40%. Все радиохолдинги, или по крайней мере многие, планировали свои бюджеты из расчета -30%. I квартал показал падение в 25%, но по итогам первого полугодия мы видим падение в 21% по радиорынку в целом. Прогнозировать, что будет по итогам года, очень сложно. Сейчас мы ощущаем некую стабилизацию. Надеемся, что с осени динамика будет положительной. Наш коммерческий департамент прогнозировал, что рынок по итогам года покажет сокращение примерно на 20%. Посмотрим.

– Получается, что спад в 20% – это уже утешительная цифра по сравнению с 30–40%.

– Конечно, если этот уровень сохранится до конца года, это существенно облегчит положение дел в радиоотрасли. Рентабельность у эффективных игроков радиобизнеса – на уровне 20–30%, поэтому при падении выручки до 20% снижение рентабельности существенно не затронет ключевые статьи бюджета.

– На телевидении появляется все больше каналов с женской тематикой, поскольку у рекламодателей существует устойчивый спрос на женские товары и их рекламу. Чтобы обеспечить этот спрос, холдинги создают каналы исключительно для женщин. Каким образом решается этот вопрос на радио?

– Четыре из основных доходообразующих сегментов в радио, которые я перечисляла ранее, условно ориентированы на мужчин. У женщин есть преимущества в принятии решений, к примеру, в ритейле и медицине. На радио спрос равномерен как на мужскую аудиторию, так и на женскую.

– Почему слушатели выбирают конкретную радиостанцию? Включают приемник, переключают каналы, и на одном из них слушатель останавливается и проводит энное количество времени.

– Каждая хорошая радиостанция уникальна, создает индивидуальный неповторимый мир для своего слушателя. И когда мы проводим свои фокус-группы, включая радиостанции без какой-либо идентификации, аудитория очень быстро распознает, какая это станция. Программирование музыкального контента разное по энергетике, по звучанию, по подбору стилей и эпох, плюс разные ведущие и своя индивидуальная подача материала. Ведь главная задача радиостанции – не просто музыку в определенной последовательности поставить, а создать уникальный мир. И если это сделано правильно, этот мир легко распознается слушателем, он выбирает именно этот мир, потому что он ему близок и ему нравится.

– Чем отличается слушатель в Москве от слушателя регионов?

– Если мы говорим о различиях в музыкальных предпочтениях, то они, безусловно, есть. Как вы думаете, какую музыку больше всего предпочитают на юге России, в частности на Кавказе? Шансон. Помимо этого в каждом городе, в каждом регионе есть свои традиции, свои культурные особенности, которые нам удается определить за время существования формата в данном конкретном городе. Поэтому так важна локализация формата как раз с учетом этих специфических традиций и культуры.

– Почему у вас нет разговорного радио? Вам неинтересен этот формат или он не вписывается в те радиостанции, которые есть сейчас в холдинге?

– У нас «Спорт FM» – разговорное радио. Необходимости создавать еще одну информационную радиостанцию или разговорную мы не видим. Бюджет радиостанций со 100%-ным информационным контентом может в 2 раза превышать бюджет расходов музыкальных радиостанций, а для того чтобы такая радиостанция окупалась, ей как минимум нужно занимать место в топ-15 и топ-20. Для того чтобы она добилась успеха, необходимо два главных условия. Во-первых, прорывная идея, в которую ты веришь и готов инвестировать. Во-вторых, финансовые ресурсы. Рынок зрелый, давно поделен, аудитория радио стабильна, значит, тебе нужно кого-то растолкать и у кого-то эту аудиторию переманить, а это существенные инвестиции в продвижение.

– То есть сейчас невыгодно создавать даже не разговорные, а музыкальные станции?

– Дело не в том, что это невыгодно. Если есть стратегия, гениальная идея – пожалуйста. Но нужно понимать, что риски невозврата инвестиций на зрелом рынке выше. Это бизнес. Но все-таки радиостанции создаются. Как правило, позволить себе инвестировать могут крупные радиохолдинги. Какие радиостанции можно отметить за последние два года с точки зрения активного роста аудитории? В Москве – Сomedy Radio, в стране – «Вести FM».

– Как сейчас развивается «Спорт FM»? Олимпиада закончилась... Не меняли ли вы срок окупаемости? Сколько сейчас приходится вкладывать денег?

– С точки зрения операционной окупаемости проекта кризис скорректировал наши планы, сейчас речь идет о конце 2018 г. При этом доходы «Спорт FM» растут опережающими темпами на фоне падающего рынка. Мы планируем, что по итогам 2015 г. доходы «Спорта» вырастут на 5% по сравнению с прошлым.

– Во сколько оцениваются дополнительные источники доходов и возможность возврата рекламы алкоголя в сегмент?

– За время запрета пивные бренды переориентировали свою маркетинговую стратегию, ушли от радио. Мы не можем пока сказать, сколько рекламы вернется, – следующий год покажет. На определенные бюджеты в этом году, конечно, рассчитываем.

– Требуются ли дополнительные инвестиции в развитие «Спорт FM»? Появилась ли в конце прошлого года и начале этого необходимость дополнительных инвестиций в «Спорт FM»?

– Радиостанция выйдет на операционную окупаемость к концу 2018 г., это означает, что на сегодняшний день проект убыточный, он инвестируется за счет чистой прибыли ЕМГ по решению собственников. Последней крупной инвестицией мы считаем рекламную кампанию по всей стране перед Олимпиадой в Сочи. Это важно было сделать, так как мы запускали бренд уже перед самой Олимпиадой и прекрасно понимали, сколько нужно времени новой радиостанции, чтобы привлечь слушателей, а мы фактически запустили ее за один месяц. И нам удалось выполнить эту задачу, в Москве в период Олимпиады станция занимала 8-е место.

Но Олимпиада – существенное событие. Мы понимали, что после нее аудитория сократится. В момент создания «Спорт FM» мы знали, что интерес к чисто спортивной радиостанции будет связан с крупными спортивными событиями, а спортивные события распределяются неравномерно как в течение года, так и в течение суток. Поэтому было важно предложить аудитории контент, который бы удерживал внимание слушателей и в периоды отсутствия крупных событий. Мы пришли к выводу о необходимости расширить свой контент с чисто спортивного на дополнительные темы. Проведенные нами исследования показали, что волнует нашу аудиторию помимо спорта: вопросы успеха, семьи, психология победителя. Исходя из этого и из опыта стран с успешными спортивными радиостанциями (RMC во Франции), мы пришли к выводу, что обогащение неспортивным контентом радиостанции «Спорт FM» станет дополнительным импульсом к развитию. Мы изменили программную политику – в начале этого года мы расширили новостной и неспортивный контент, а с июня 2015 г. окончательно перешли на новую сетку вещания. Сейчас мы ощущаем положительный эффект. Корректировка концепции принесла первые результаты. За период с февраля по май аудитория «Спорт FM» в Москве выросла на 0,4%. В период с января по май – 27–28-е место, мы планируем, что к концу года она войдет в топ-25, к концу 2017 г. – в топ-18 московских станций.

– После покупки «Дорожного радио» вы говорили, что планируете значительно нарастить аудиторию «Дорожного радио». Удалось ли это сделать?

– Мы покупали радиостанцию с очень хорошей аудиторией – № 2 в России, и задача была в улучшении позиций в Москве, потому что здесь радиостанция запустилась гораздо позже, чем во многих городах России. Мы поставили для себя цель, что к концу года радиостанция войдет в топ-10 московских станций. Кстати, по итогам II квартала эту задачу мы выполняем.

– Удается ли лучше монетизировать радиостанцию?

– Радиостанция была недооценена, так как свою коммерческую политику строила самостоятельно, не вступая в коалиции для эффективного участия в распределении бюджетов крупных агентств. Когда «Дорожное радио» вошло в состав ЕМГ, мы ощутили синергетический эффект. Несмотря на кризис, мы строили планы, что доходы «Дорожного радио» вырастут на 20% к прошлому году. А уже по итогам шести месяцев 2015 г. рост составил 45%. Это очень хороший показатель, однако нужно учитывать, что в первом полугодии 2014 г. у радиостанции была низкая база.

– Насколько я понимаю, «Кекс FM» выставлено на продажу уже около года, но найти покупателя пока не удается.

– Такие сделки не происходят моментально. Это не продукт, который лежит на полке в магазине. Мы озвучивали свое желание продать радиостанцию, и оно остается в силе. Никакой спешки с нашей стороны нет, и, вообще, кризис не очень хорошее время для продажи. Но в данном случае этот актив не приносит нам убытков, просто мы для себя решили, что развивать этот проект мы не хотим, он не вписывается в нашу программную политику. Формат «Кекс FM» – это музыка 90-х, он позиционируется со слоганом «Привет, 90-е». В будущем аудитория формата будет сокращаться, и важно было определиться, продавать станцию или менять концепцию.

– В регионах вы сменили формат «Кекс FM» на «Радио для друзей».

– Для ЕМГ это определенный вызов. Мы специализировались больше на европейском музыкальном материале, но появилось «Дорожное радио» с отечественной музыкой, теперь вот «Радио для друзей». Это как раз идея, в которую мы верим, она учитывает не только отечественный музыкальный материал, тщательно отобранный по мелодичности и по смыслу, мы еще постарались учесть такие тонкие настройки, как черты национального характера, формируя наш контент на таких принципах, как верность, надежность, доброта, по сути, надежный, прекрасный мир друзей.

– Каковы финансовые показатели ЕМГ за 2014 г.?

– Мы закончили 2014 г. с показателем EBIT 935 млн руб., что на 15% больше, чем в 2013 г. При этом 2014 год уже был кризисным. В этом году предсказания делать сложно, посмотрим, что покажет рынок. В первом полугодии наша выручка, включая филиалы, снизилась на 20%. Тем не менее сейчас мы ощущаем определенную стабилизацию.

– Поможет ли переход на цифровое вещание более успешно конкурировать с интернетом?

– Решение еще не принято, мы не знаем, какая технология будет выбрана. Процесс перехода занимает до 15 лет. Цифровое вещание – это лишь способ доставки сигнала, и в данном случае вопрос – стоит ли вкладывать такие существенные деньги (а речь о миллиардах рублей) в то, что через 15 лет может стать неактуальным.

Преимущество цифрового вещания – качество сигнала, вопрос в том, как будут обеспечены связью регионы. Европа, которая запускала DAB+, не Америка и не Россия, у которых территория не в пример больше. Сколько будет мультиплексов? Хватит ли всем? Будет ли их столько, чтобы все игроки рынка перешли на цифровое вещание? Ведь речь не только о сетевых радиостанциях, во многих городах есть местные локальные станции – что будет с ними? Сейчас больше вопросов, чем ответов. Важный вопрос в том, что будет с региональными вещателями, каких это будет стоить средств, каковы будут инвестиции.

– Вы сейчас расширяете сети вещания в регионах. Насколько увеличилось количество частот?

– У «Европы плюс», к примеру, сеть практически развита. Будем продолжать принимать участие в конкурсах, для того чтобы завершить развитие национальных сетей «Дорожного радио», «Ретро FM», продолжить расширение зоны вещания «Радио 7 на семи холмах». Ну, и, конечно, мы в мае впервые вышли на конкурс с форматом «Радио для друзей», выиграли конкурс в Липецке.

– Акционеры довольны развитием?

– Могу только сказать, что они глубоко вникают во все процессы, происходящие на рынке, и поддерживают все планы по развитию. Наша любимая стратегия – нападение, активная позиция, мы стремимся добиваться максимальных результатов.

– Но ведь когда покупают бизнес, рассчитывают на дивиденды или рост капитализации.

– Безусловно, у нас стоит задача по росту капитализации, мы понимаем, что рынок непростой и требует инвестиций, особенно сейчас, когда развиваются новые медиа. Мы оцениваем текущий прирост капитализации в 2 раза. И у нас есть хорошие перспективы дальнейшего роста эффективности и, соответственно, капитализации.


 

Справочная информация:

Как чувствует себя бизнес

По данным Ассоциации коммуникационных агентств России, в 2014 г. объем рынка рекламы на радио составил 16,9 млрд руб. Рекламодатели потратили на распространение рекламы на радио на 2% больше по сравнению с 2013 г.

О компании
ООО «Европейская медиагруппа», медиахолдинг.
Совладельцы (данные ЕГРЮЛ на 23 июня 2015 г.): ООО «СДС медиахолдинг» (51,66%), ЗАО «Медиа плюс» (46,9%), ЗАО «Европа плюс» (1,44%).
Финансовые показатели не раскрываются.
Аудитория (за октябрь 2014 г. – март 2015 г., в городах с населением свыше 100 000 человек, данные «TNS Россия»): ежедневная – 21,8 млн человек (34,5%), еженедельная – 41 млн человек (64,9%).
... ЕМГ создана в 2006 г. До конца 2011 г. компания принадлежала французскому медиахолдингу Lagardere, который продал ее Сибирскому деловому союзу за 123 млн евро. Управляет радиостанциями «Европа плюс, «Дорожное радио», «Ретро FM», «Радио 7 на семи холмах», «Спорт FM», «Кекс FM», «Радио для друзей», «Радио рекорд».

Екатерина Тихомирова
Президент Европейской медиагруппы
Родилась в 1981 г. в г. Березовском Кемеровской области. Окончила экономический факультет Кемеровского государственного сельскохозяйственного института и Российскую академию народного хозяйства и государственной службы при Президенте Российской Федерации по специальности «Политология». Сейчас проходит обучение в Сколково по программе Executive MBA.
2006 Главный редактор кемеровской газеты «Союз».
2008 Директор издательского дома «Русская тройка».
2009 Генеральный директор компании «СДС-медиа».
2012 Президент Европейской медиагруппы.


 

Екатерина Брызгалова

Ведомости

Фото: А. Гордеев / Ведомости

Подробнее ...

Дни рождения

  • Сегодня
  • Завтра
  • На неделю
19 августа Ольга Тимофеева

директор программ редакции информационного вещания телекомпании «АТВ-Ставрополь» (Ставрополь), член Академии российского телевидения

19 августа Владимир Никитин

заместитель начальника отдела спецосвещения Телевизионного технического центра «Останкино». 

20 августа Павел Горелов

генеральный директор канала «ТВ Столица», ведущий программы «Лицом к городу» («ТВ Центр»)

20 августа Роман Соболь

корреспондент НТВ

19 августа Ольга Тимофеева

директор программ редакции информационного вещания телекомпании «АТВ-Ставрополь» (Ставрополь), член Академии российского телевидения

19 августа Владимир Никитин

заместитель начальника отдела спецосвещения Телевизионного технического центра «Останкино». 

20 августа Павел Горелов

генеральный директор канала «ТВ Столица», ведущий программы «Лицом к городу» («ТВ Центр»)

20 августа Роман Соболь

корреспондент НТВ

21 августа Алексей Андронов

спортивный комментатор «НТВ-Плюс»

21 августа Анна Четыркина

шеф-редактор эфирного вещания и предэфирной подготовки МРТК «Мир»

21 августа Артем Шершнев

собственный корреспондент редакции информации REN TV

21 августа Константин Правоторхов

Генеральный директор ЗАО «ТРАКТЪ» Санкт-Петербург. 

22 августа Владимир Неклюдов

заместитель генерального директора «СТС Медиа» по производству

22 августа Виктор Дурандин

оператор телекомпании «Цивилизация», член Академии российского телевидения

22 августа Роман Синтоцкий

генеральный продюсер медиахолдинга «АС Байкал ТВ» (Иркутск), член Академии российского телевидения

22 августа Оксана Чубарь

генеральный директор ГТРК «Пенза»

22 августа Сергей Бондарев

художественный руководитель студии-продакшн «Львиные ворота» (Красноярск)

22 августа Жорж Полински

президент «Европейской Медиа Группы» c 2006 по апрель 2012, основатель и президент ООО «Зефир Медиа»

22 августа Евгений Поддубный

специальный корреспондент ДИП канала «ТВ Центр», член Академии российского телевидения

22 августа Татьяна Судец

 советская и российская телеведущая и диктор телевидения

22 августа Марат Башаров

актёр театра и кино, телеведущий 

22 августа Александр Каверзнев

совладелец «Экстра М Медиа»

23 августа Александр Радов (Вельш)

генеральный продюсер ООО «Студии «Фишка-фильм», член Академии российского телевидения

23 августа Нина Эйерджан

шеф — продюсер «Эха Москвы»

24 августа Георгий Кудинов

президент медиагруппы «Южный регион» (Ростов-на-Дону), член Академии российского телевидения, академик РАР

25 августа Татьяна Пушкина

телеведущая

25 августа Леонид Верещагин

генеральный директор «Студии «ТРИТЭ»

25 августа Алла Саламатина

начальник службы выпуска Дирекции программ «ТВ Центр»

25 августа Рафаэль Акопов

председатель совета директоров холдинга «Проф-Медиа»

25 августа Мария Макеева

зам. гл. редактора телеканала «Дождь», ведущая программы «Здесь и сейчас» и др. программ

25 августа Николай Усков

руководитель проекта «Сноб», главный редактор журнала Forbes (Россия)

26 августа Александр Колпаков

обозреватель НТВ

26 августа Павел Корчагин

директор телевизионной продюсерской компании «Студия «2В», вице-президент Академии российского телевидения

26 августа Александра Барщевская

заместитель директора Дирекции информационных программ «ТВ Центр»