МедиаПрофи - mediaprofi.org

Москва 11:30 GMT +3 Воскресенье 19-11-2017
USD 59.6325
EUR 70.3604
+14˚C (днем +17˚C, ночью +10˚C)
Ветрено, переменная облачность

Телепроизводственный гигант упразднил позицию исполнительного директора

Известный медиаменеджер Роман Саркисов окончательно распрощался с компанией "Красный квадрат", одного из основных производителей контента для крупнейших федеральных телеканалов. До недавнего времени он занимал позицию исполнительного директора компании, однако к настоящему времени больше там не работает.

Роман Саркисов известен как бывший гендиректор телеканалов MTV и 2х2. В 2013 году возглавил новый кабельный канал СТС Love, однако покинул его менее чем через год. Сразу после этого стало известно, что Саркисов станет руководителем "Красного квадрата", главного производителя контента для "Первого канала" (шоу "Голос", "Угадай мелодию", "Сегодня вечером", "Кто хочет стать миллионером?", "Познер").

"Госконцерт" может не купить Русскую медиагруппу

Вторник, 01 Сентябрь 2015
Опубликовано в Новости
Радиохолдинг может быть приобретен на другое юрлицо

Русская медиагруппа (РМГ) может быть приобретена не ФГУП «Госконцерт», а другой компанией, заявил сегодня в эфире телеканала «Дождь» основатель фонда «Федерация» и продюсер группы «Земляне» Владимир Киселев. Какая именно компания может стать владельцем РМГ, он не уточнил.

Об этом же ранее рассказывали «Ведомостям» и два человека, близкие к участникам переговоров о покупке РМГ. По их словам, покупателем может стать структура, близкая к «Госконцерту». Названия этой компании собеседники «Ведомостей» не сообщили. По словам одного из них, у ФГУП «Госконцерт» возникли сложности с получением кредита на приобретение РМГ у банка ВТБ. Банк посоветовал взять кредит не на ФГУП, а на другое юрлицо.

Представитель ВТБ и гендиректор "Госконцерта" Сергей Бунин отказались от комментариев. Представитель "ИФД Капиталъ" пока не ответил на вопрос.

О возможной продаже РМГ «Госконцерту» стало известно в июне 2015 г. Тогда основной акционер компании – "ИФД Капиталъ" сообщил о достижении предварительной договоренности по этой сделке. Месяц спустя ее одобрила Федеральная антимонопольная служба. ФГУП готов заплатить за этот актив 6–7 млрд руб., говорил «Ведомостям» гендиректор «Госконцерта» Сергей Бунин. Переговоры о получении этой суммы ведутся с банком ВТБ.

Идею продать РМГ «Госконцерту» продвигал и согласовывал с чиновниками Киселев, рассказывали источники «Ведомостей» на медийном рынке. Сам он прямого отношения к сделке не имеет: он говорил РБК, что будет продюсером «Госконцерта». Но именно Киселев еще в 2014 г. предложил президенту Владимиру Путину организовать на базе активов РМГ так называемый патриотический медиахолдинг, который должен создавать отечественных суперзвезд, лояльных власти.

Против этой сделки выступили несколько десятков артистов, написавших письмо президенту Путину с просьбой не допустить продажу РМГ «Госконцерту». Недавно группа продюсеров и музыкантов, выступавшая против сделки с «Госконцертом», предложила "ИФД Капиталъ" выкупить у него 78% радиохолдинга «Русская медиагруппа» за 5 млрд руб. В сделке согласились участвовать продюсеры Иосиф Пригожин, Виктор Дробыш, Игорь Крутой, Максим Фадеев, Игорь Матвиенко, а также музыканты Филипп Киркоров, Николай Басков и Григорий Лепс. Связаться с ними не удалось. Человек, знакомый с этими продюсерами и музыкантами, информацию об их участии в сделке подтвердил.

Анастасия Голицына
Фото М. Стулов / Ведомости
Ведомости

В связи с неожиданным увольнением Сергея Архипова из РМГ, радиостанция "Эхо Москвы" обратилась за комментарием к господину Архипову о причинах его решения.

Сергей Архипов: Прежде всего, я задним числом узнаю, что у меня появляется какой-то управляющий директор «Русской медиагруппы», с которым я даже не знаком. Мне говорят, что он там работает давно. Тогда почему он не пришел и не представился генеральному директору? Как, в принципе, положено по всем понятиям.
Кроме того, мне позвонил господин Бунин и сказал, что настоятельное пожелание новых акционеров (как он себя назвал – представителем новых акционеров) убрать из эфира всю старую музыку, и прежде всего – продюсерский центр Дробыша и песни Иосифа Пригожина, с его артистами. Я считаю для себя неприемлемым продолжать оставаться работать в такой структуре, где акционеры вмешиваются в программную политику станции.

Эхо Москвы: А в «Центр Иосифа Пригожина» какие еще артисты входят, кроме Валерии?

С.Архипов: Я не знаю… Я думаю, кто-то еще есть. Я не совсем еще вник в базу «Русского радио» – в нынешнею, которая есть. Речь прежде всего шла о Валерии, конечно. Я просто пришел работать, выполнять свои профессиональные обязанности. И не хочу становиться инструментом каких-то межличностных разборок. Я считаю, это непорядочно и неприлично.

Эхо Москвы: А вы «Коммерсанту» сказали, что было распоряжение убрать из эфира артистов, которые высказывались против этих всех… переделов собственности.

С.Архипов: Совершенно верно. Была настоятельная просьба не ставить их новые песни в эфир.

Эхо Москвы: Новые именно. А старые можно оставить?

С.Архипов: Пока оставить – дословно прозвучала фраза.

Эхо Москвы: А какие-то конкретные фамилии в этом распоряжении упоминались? Басков, Лепс, Киркоров…

С.Архипов: Никаких фамилий. Прежде всего, мне было предложено мгновенно убрать из эфира материалы, предоставленные Пригожиным и Дробышем. Я не понимаю, по какой профессиональной причине я должен это делать.

Эхо Москвы: Для себя вы оставляете какую-то возможность остаться в медиагруппе? Или окончательно ваше решение?..

С.Архипов: Нет. Заявление на столе, я сегодня улетаю.

Эхо Москвы: То есть даже если тот же Бунин вам позвонит, принесет извинения, скажет, что вы его не так поняли – вы все равно уже настроены так…

С.Архипов: Я прекрасно понял господина Бунина. Я с ним не один раз разговаривал. И я не понимаю, по какой причине ко второму лицу в министерстве связи приходят люди, представляются новыми акционерами. Представитель новых акционеров Сергей Бунин – я не знаю, насколько я знаю, сделки пока еще нет. Но это произошло при молчаливом согласии «ИФД-капитала», значит сделка уже на выходе. И приходит управляющий директор «Русской медиагруппы», значит мне там делать нечего. Раз у них там есть управляющий директор, которого я не знаю и в глаза не видел, и в штатном расписании у меня его нет.

Текст и фото Эхо Москвы

KMO 116442 00191 1 t218 111859

Сергей Архипов дал интервью "Коммерсанту"

«При таком управлении "Русской медиагруппе" осталось жить три месяца»

Сергей Архипов покидает пост гендиректора РМГ и уезжает из России

Сергей Архипов покидает Россию после увольнения с поста гендиректора «Русской медиагруппы». Об этом он сообщил в интервью «Коммерсантъ FM». По словам менеджера, он не видит перспектив для развития и работы в холдинге. Архипов, один из основателей «Русского радио» и бывший президент холдинга, покинул пост гендиректора по собственному желанию спустя неделю после назначения. В состав «Русской медиагруппы» входят радиостанции «Русское радио», Maximum, «Хит FM», DFM, «Радио Монте-Карло», а также другие активы.

— Расскажите, пожалуйста, почему вы приняли решение покинуть РМГ и что значит ваша фраза? Я видела в новостях, что вы не собираетесь быть инструментом сведения счетов Владимира Киселева с артистами, к чему это было, о чем речь?

— Я вообще с Владимиром Киселевым не разговаривал последнее время, я разговаривал с господином Буниным, который транслировал мне мнение Владимира Киселева, по его словам.

— А Владимир Киселев с вами не хотел что ли разговаривать?

— Я с ним не разговаривал последние где-то дней пять, наверное, даже по телефону. Потому что он на меня пребывает, как мне сказал господин Бунин, в глубокой обиде.

— А за что?

— После рассылки этого письма артистам, которое вы, наверное, видели, с надписью «Творец». Рассылка была почему-то сделана от имени «Русской медиагруппы», хотя я к этому не имел никакого отношения, с какого-то левого почтового ящика «Яндекса», с подписью «Приемная РМГ». Я об этом узнаю задним числом. Я, естественно, высказал свое возмущение по этому поводу. Опять же во вторник появляется господин Бунин с господином Козловым, которого я не имею честь знать, может, он хороший парень, я просто с ним не знаком. У Алексея Волина, это заместитель министра связи, называется представителем акционера господин Бунин, а господин Козлов представляется управляющим директором «Русской медиагруппы». Я когда читаю это в прессе, у меня становятся глаза круглее, чем они есть на самом деле. Потому что передо мной лежит штатное расписание, у меня там нет должности «управляющий директор», и господина Константина Козлова там тоже не существует.

— Потрясающе.

— Я это пытаюсь выяснить у господина Бунина, господин Бунин сказал: «Это решение акционеров, которое было принято еще до того, как вы, Сергей Сергеевич, вступили в должность генерального директора». Я говорю: «Послушайте, у меня есть штатное расписание, у меня есть законодательство, у меня есть Трудовой кодекс, где вообще, почему эти люди представляют интересы «Русской медиагруппы», которую я возглавляю на данный момент в государственных органах управления, в данном случае в Министерстве связи, и говорят о каком-то наблюдательном совете?» Я вообще в первый раз об этом слышу, пока я нахожусь в кресле генерального директора, за компанию отвечаю я по законодательству Российской Федерации, которое у нас существует еще. Потом мне перезванивает господин Бунин и говорит, что настоятельная просьба господина Киселева — не ставить в эфир новые песни артистов, которые подписали письмо против продажи «Русской медиагруппы» «Госконцерту», старые песни пусть остаются, но новые не ставить, но из эфира немедленно убрать материалы, предоставленные Пригожиным и продюсерским центром Виктора Дробыша.

— И вы это делать отказались, естественно?

— Я это делать отказался, получил смс от Леонида Арнольдовича Федуна: «Сереж, извини, что так получилось, всегда твой Леонид Федун».

— И после этого вы приняли решение все это прекратить, правильно?

— Я думаю, что любой порядочный человек на моем месте все бы это дело прекратил.

— Безусловно. Понимаю. Сергей Сергеевич, о ваших дальнейших планах, что вы намерены дальше делать?

— Я возвращаюсь домой, я живу в Финляндии, возвращаюсь домой, у меня там достаточно серьезный бизнес, и я буду заниматься своими делами в Финляндии и уделять больше времени семье.

— То есть тут перспектив для вашего развития, работы вы не видите?

— Перспектив для работы в «Русской медиагруппе» в данной ситуации я не вижу. Более того я считаю, что при таком управлении «Русской медиагруппе» осталось жить три месяца.

— Остается только надеяться, что вы, я даже не знаю, ошибаетесь или нет, но будет очень жалко, конечно, потерять такой огромный пласт. Я благодарю вас, Сергей Сергеевич, что вы уделили мне время, хорошего дня, удачи.

— Спасибо.

Александра Жаркова-Джорджевич
Фото: Валерий Левитин / Коммерсантъ
Коммерсант

Ранее Саркисов был исполнительным директором группы «Красный квадрат»

Роман Саркисов назначен на должность и.о. гендиректора «Русской медиагруппы» (РМГ). Теперь он был исполнительным директором в РМГ. Об этом «Известиям» сообщил сам Саркисов.

— Окончательно Сергей Архипов (экс-гендиректор РМГ) уволился неделю назад, я теперь занимаю должность и.о. гендиректора РМГ и по совместительству остаюсь исполнительным директором в компании, — рассказал Саркисов. — В штате РМГ изменений нет. Сейчас мы прорабатываем курс дальнейшего развития компании. Впереди у нас организация и проведение премии «Золотой граммофон». Что касается отношений с продюсерами Иосифом Пригожиным и другими, то мы с ними дружим и будем продолжать работать. Если же кто-то не захочет продолжать с нами сотрудничать, то в стране много талантливых людей.

Новый директор «Русской медиагруппы» хочет зарабатывать не только на рекламе, но и на концертах

В «Русской медиагруппе» (РМГ) могут появиться продюсерский центр, музыкальный лейбл и служба заказа артистов, рассказал «Ведомостям» Роман Саркисов, недавно назначенный исполняющим обязанности гендиректора РМГ. Сейчас РМГ зарабатывает в основном на рекламе, но ее объем на радиостанциях практически невозможно увеличить без угрозы потери части слушателей. Новые бизнес-структуры позволят, по словам Саркисова, монетизировать весь потенциал холдинга: РМГ сможет оказывать услуги по продвижению новых артистов на радиостанциях и получать взамен часть доходов от их концертной деятельности.

Саркисов обещает, что взаимоотношения РМГ с артистами будут «белыми и прозрачными». «Я собираюсь закрыть все вопросы, связанные с протекционизмом, политикой двойных стандартов и вкусовщиной. Мы сделаем открытые худсоветы, на которые сможет прийти в качестве наблюдателя любой артист и продюсер», - говорит он.

Сергей Бунин – об истории развала и возрождения «Госконцерта» и покупке Русской медиагруппы

В октябре прошлого года основатель фонда «Федерация» Владимир Киселев предложил президенту Владимиру Путину создать в России патриотический медиахолдинг, который мог бы стать «инкубатором отечественных звезд». России нужны собственные идеологически правильно настроенные кумиры миллионов, объяснил он. Реализовываться эта идея начала в этом году, а ее первым этапом стала договоренность о приобретении госкомпанией – ФГУП «Госконцерт» – одного из крупнейших российских радиохолдингов – Русской медиагруппы (РМГ). ФАС уже одобрила эту сделку, стоимость которой может составить 6–7 млрд руб.
РМГ станет частью патриотического холдинга, который не только займется радио, ключевым бизнесом РМГ, но и собирается, по словам гендиректора «Госконцерта» Сергея Бунина, навести порядок на концертном рынке России.
– Хочу начать с самого очевидного вопроса. Почему «Госконцерт» решил купить Русскую медиагруппу (РМГ)?
– Мы занимаемся музыкальным бизнесом – организацией концертов, тем, что у музыкантов и радийщиков называется «офлайн». И разговоры с представителями музыкальных радиостанций и телевидения показывали, что им очень интересен этот офлайн и им хочется в эту сторону развиваться. Это очень интересное дополнение к эфиру, так как позволяет расширять возможности пиара, маркетинга, влияния, а также популяризировать свою радиостанцию или телеканал. Мы подумали: раз им интересен офлайн, то почему бы нам не заинтересоваться эфиром – радио и телеканалами?

Вместо того чтобы наших артистов постоянно продвигать в эфиры радиостанций и телеканалов, нам стало интересно самим этим заняться. Я считаю, что это поможет нам решить некоторые задачи с нашими мероприятиями. Например, когда мы проводим концерт в честь Дня России на Красной площади, артисты, конечно, понимают, что это важно, но не очень охотно идут туда выступать бесплатно. Их можно понять, это их работа и их время. И когда нам нужно провести хорошее мероприятие и мы хотим, чтобы оно не пострадало из-за усеченного бюджета, мы пытаемся договариваться с артистами каким-то образом, что-то им взамен предложить. Чем артиста можно купить, кроме денег? Конечно, эфиром на радио или ТВ.

– То есть это своего рода бартер?

– Да, это бартер. В общем-то он всегда существовал, особенно если речь идет о крупных событиях и их трансляции на центральных телеканалах. Но одно дело – пытаться продвинуть артистов в чужой эфир: всегда сложно договориться, и ты не всегда можешь быть на 100% уверен, что сможешь выполнить эти договоренности. Другое дело – предложить артисту собственный эфир, которым мы можем распоряжаться.

– А кто был инициатором этой сделки?

– Взаимодействие с РМГ началось как раз тогда, когда мы придумали некий проект, который объединил бы и РМГ, и музыкальные телеканалы. Ну т. е., по сути, все музыкальные телеканалы России. Это не значит, конечно, что их надо теперь скопом все скупать и централизованно ими управлять. Речь шла о том, что необходимо их объединить под общей идеей.

– Вы имеете в виду идею создания патриотического холдинга?

– Да, именно ее. Когда начался процесс обсуждения идеи создания патриотического холдинга, ни о каких покупках вообще не шла речь. Но в процессе, видимо, зашел разговор, и мы узнали, что «ИФД Капиталъ» не против продать свою долю в РМГ. Все-таки «ИФД Капиталъ» – инвестиционная компания, и она рано или поздно продает свои активы.

– А все-таки, кто конкретно все это придумал? И про патриотический холдинг, и про покупку РМГ?

– Идея витала в воздухе.

– Нет, так не бывает. Все равно кто-то становится драйвером процесса.

– Давайте будем говорить, что это совместная идея – моя и Владимира Киселева, с которым мы давно работаем вместе.

– Какое отношение Киселев имеет к этой сделке? Рассказывают, что именно он согласовывал ее в госструктурах и у президента. А при этом никакой должности или доли в «Госконцерте» у него нет.

– Киселев – продюсер, он очень заинтересован, чтобы у нас получился хороший проект. В данном случае он также выступает как продюсер этой идеи. Он занимается этим проектом, потому что ему интересно создать в нашей стране такую ситуацию, когда российские артисты все-таки выступают за интересы своей страны и поддерживают ее. Но это не значит, что мы теперь все будем [шагать под] «Марш славянки», а радиоэфир будет состоять из гимна, Людмилы Зыкиной и Надежды Бабкиной.

Меня очень удивляет поверхностное понимание ситуации некоторыми комментаторами, а также музыкантами, которые публично выступили против этой сделки. Никто не собирается заставлять музыкантов петь славу президенту. Артисту достаточно поучаствовать в том или ином мероприятии, посвященном, например, государственному празднику. Поклонники очень внимательно относятся к тому, что исходит от артиста. Поэтому сам факт его участия очень важен. И в этом будет проявление его патриотизма, а не в том, что он поет патриотические песни.

– Что будет из себя представлять патриотический холдинг, какие там будут активы, какие партнеры? Говорят, что идут переговоры о покупке активов у Bridge Media и ЮТВ.

– Я слово «холдинг» в данной ситуации понимаю как проект, а не как юридическое лицо. Переговоры ведутся со всеми, кто указан в письме, и даже с большим количеством участников рынка. Это переговоры о том, каким образом все эти компании и их станции и телеканалы могут поучаствовать в нашем проекте. Возможно, кто-то захочет продаться, а кто-то – стать партнером. Но мне пока не известно, чтобы кто-то из тех, с кем ведутся переговоры, кроме РМГ, хотел продать свои активы. Автор идеи письма и идеи холдинга – Киселев.

– В письме Киселева Путину указывалось, что частью патриотического холдинга могут стать телеканалы, зарегистрированные на ООО «Кремль медиа». Два года назад эту компанию учредили вы, но сейчас она принадлежит Екатерине Буниной. Это ваша родственница?

– Это я комментировать не хочу. А сама организация изначально создавалась как агентство для проведения мероприятий. На нее зарегистрированы пять СМИ. Но сейчас я к этой компании отношения не имею.

– Расскажите про финансирование сделки. Действительно ли вы берете кредит у ВТБ?

– ВТБ – это один из банков, с которым мы ведем переговоры. По крайней мере, это банк, который провел оценку РМГ в 6–7 млрд руб., и мы понимаем, на что можем рассчитывать. Пока нам ничего не дали.

– Была информация, что ВТБ готов дать не больше 2,5 млрд руб.

– Но нам же этого не хватит. Так что мы обращаемся и к другим банкам.

– Еще вы запрашивали субсидию у Минфина?

– Да, но нам не дали. Мы думали, что раз мы ФГУП, то сможем получить субсидию от государства. Но нет. Минфин объяснил, что не существует схемы, по которой он может законно выделить нам средства.

– Если вам удастся получить кредит, кто будет обслуживать долг – РМГ?

– РМГ – это действующий бизнес, который зарабатывает деньги. Так как мы берем средства на покупку РМГ, то логично, чтобы деятельность РМГ позволяла нам отдавать то, что мы взяли на эту сделку. Не вижу тут ничего странного.

– Некоторые артисты выступили против покупки РМГ «Госконцертом», написали письмо президенту Владимиру Путину. Как вы думаете, почему они решили поддержать Сергея Кожевникова – гендиректора и сооснователя РМГ, который протестует против этой сделки?

– Я могу только догадываться. Мы пока не дали ни одного повода считать, что мы были как-то непрозрачны или нечисты в этой сделке. Или использовали какие-то неправедные методы. А против нас выступают люди, непонятно как заинтересованные [в этом] и непонятно какие цели преследующие. В результате выяснилось, что, например, Иосиф Кобзон это письмо не подписывал. А Зураб Церетели сказал мне, что подписал, так как увидел под письмом фамилии уважаемых людей, в том числе Кобзона, и решил поддержать хорошую идею. Также мне рассказывали, что из группы «Любэ» никто не подписывал письмо.

Мне не страшно рассказывать о нашей сделке, разговаривать с журналистами, потому что у нас нет скелетов в шкафу. Я за каждое свое слово готов ответить. Но отвечать за всю Одессу или за всех артистов я не хочу.
Мне самому интересно, что получили люди, которые подписали письмо. Что им такого пообещали? Как они теперь с нами собираются выстраивать отношения? Ведь, по сути, они заявили, что не хотят с нами сотрудничать. Логично было бы, прежде чем подписывать письмо, спросить у нас, что будет после сделки. Мне очень странно, что артисты сделали выводы, не узнав вторую точку зрения. Хотя бы из любопытства. Когда [Михаил] Гуцериев хотел купить РМГ, разве кто-то возмутился из артистов? Нет, никто.

И вернусь к теме патриотизма. Хотелось бы понять, почему артисты, подписавшие письмо, отказались ехать в Крым? У них есть причина чего-то бояться, например, санкций? Почему тогда они пишут письмо президенту с просьбой поддержать их проблему после того, как сами отказали своей стране в поддержке? Если они, например, не считают Крым частью России, значит, не согласны с действиями президента. Зачем же они тогда просят у него поддержки? Но все это не помешало многим артистам выступить на годовщине вхождения Крыма в состав России на Красной площади. Конечно, там везде ФСО, не страшно. Когда мы ездили в Крым еще до референдума, где были [Филипп] Киркоров, Тимати, где [Виктор] Дробыш? Зато фамилии и Киркорова, и Тимати дружно красуются под письмом президенту против нашей сделки. А ведь они еще недавно заявляли, что там, где есть один, другого ни за что не будет. Что это, двойные стандарты?

– А у вас есть какой-то пул артистов, которые вас поддерживают?

– Некоторые артисты высказались за нас, и не только артисты – я слышал высказывание Дианы Гурцкая как члена Общественной палаты, об этом говорили Олег Газманов, Вика Цыганова. Безусловно, нас поддерживают те артисты, которые входят в продюсерский центр Владимира Киселева: «Земляне», «Бойкот», «Русские», «Санкт-Петербург».

– Что изменится в РМГ после сделки с «Госконцертом»?

– Мы не собираемся, прикрываясь патриотизмом, гробить РМГ. Эфир радиостанций будет наполнен [в том числе] теми же артистами, что и сейчас. Никто не отменял РМГ как бизнес, и единственное наше желание – чтобы эта компания процветала. Именно поэтому я поддержал назначение Сергея Архипова на должность гендиректора: это тот человек, который хорошо разбирается в этом бизнесе. Сейчас, по многим оценкам, РМГ недобирает в своей капитализации и эффективности. Архипов, я уверен, тот человек, который может дать компании, по крайней мере, правильный импульс.

Понятно, что любой продюсер будет поддерживать своих артистов, если у него есть свои радиостанции – глупо этого не делать. Вопрос в том, где грань разумного. Я давно знаю Киселева, он не безумец, который поставит 24 часа в сутки песни своей жены и детей. У него детей столько нет. (Смеется.) Он же не будет убивать эфир, чтобы «Русское радио» вместе со всем холдингом благополучно ушло на дно.

– Тем не менее Кожевников явно не в восторге от этой сделки. Сейчас он пытается сам выкупить долю в РМГ своих партнеров – «ИФД Капиталъ».

– Я думаю, что предложение Кожевникова точно не было сделано до того, как он начал против нас информационную войну. Он пытается информационно на эту сделку повлиять. Он затеял кампанию против своих же акционеров.

У нас нет задачи взять и изменить то, что звучит в эфире с точки зрения слов. А музыку сделать более качественной – это достойная задача. В России много артистов, особенно молодых, которые просто не могут появиться в эфире, в том числе «Русского радио». Известным артистам с их ресурсами несложно нанять достойного композитора, чтобы получить достойный хит. Пускай вкладывают деньги в это. А конкурировать с молодыми тем, что они договорились с неким продюсерским центром и «Русским радио» просто никого не пускать в эфир, пока не выполнены определенные обязательства, мне кажется стыдно.
– То есть вы хотите сказать, что сейчас на радиостанции РМГ можно попасть только за деньги?

– Нет, не только. Но, к сожалению, там эта практика достаточно распространена. Это многие знают.

– Готовы ли вы работать с Кожевниковым, если он останется миноритарием РМГ?

– Мы никогда не называли условием сделки уход Кожевникова. Если он как профессионал был бы готов свой профессионализм дальше вкладывать в развитие РМГ, мы бы были плохими акционерами, если бы этим не воспользовались. Но я не вижу, чтобы ему было интересно остаться с нами – пока он хочет просто не допустить нас в компанию.

– Если созданием патриотического холдинга занимается Киселев, какие задачи у вас?

– Мы, как «Госконцерт», являемся частью этого процесса. «Госконцерт» – это бренд, но сейчас это всего лишь бренд. Тот советский «Госконцерт» – это была могущественная организация, которая когда-то контролировала и осуществляла цензуру в области гастрольно-концертной деятельности. Без «Госконцерта» никто не мог ни уехать на гастроли, ни приехать сюда.

Но времена изменились, и о какой-либо цензуре и контроле речи больше нет. Мы работаем на рынке, на котором существует множество продюсерских компаний. Но никакого порядка в концертной деятельности сейчас нет. Порядка нет даже на примитивном уровне – как решаются санитарные, пожарные вопросы при организации концертов, как продаются билеты, кто решает, можно ли проводить концерт в конкретном помещении. Сейчас все происходит хаотично. Из-за этого в свое время «Госконцерт» и развалили – чтобы все могли делать, что они хотят. Киселев, кстати, и разваливал «Госконцерт». (Смеется.)

«Госконцерт» развалили, потому что он был символом цензуры и тотальной централизации всех процессов. А получилась другая крайность – полная анархия.

Так вот у меня, как гендиректора «Госконцерта», есть большое желание упорядочить в стране организацию концертов. И с точки зрения бытовых вопросов, и с точки зрения договоренностей с артистами. Например, мы много работаем с зарубежными музыкантами, и чем более они великие, тем менее сговорчивые. Они навязывают свои условия, а если продюсерский центр не имеет большого опыта или влияния в этой среде, то, как правило, он вынужден соглашаться на эти условия только ради того, чтобы этого артиста привезти. Экономика опережает здравый смысл, безопасность и комфорт зрителей. Поэтому иногда зрители получают на концертах ситуации, когда артисты начинают произносить антироссийские лозунги или пропаганду нетрадиционных отношений. А бывают и такие ситуации, когда крупный артист привозит с собой на концерт артиста менее известного и позволяет ему выступать, тогда как зритель заплатил деньги совсем за другое.

Например, Мадонна как-то приезжала в Россию и со сцены озвучивала политические лозунги и к тому же пела под фонограмму. Это было неуважительно по отношению к зрителям, но, видимо, по контракту она могла себе позволить это сделать.

Я хочу, чтобы таких ситуаций не было. И дело не в том, чтобы запретить артисту что-то делать на сцене. Но он должен заранее предупреждать промоутера о своих действиях – все эти вопросы должны заранее быть прописаны в контрактах. А промоутер, в свою очередь, должен предупреждать об этом зрителей.

– А какова может быть роль «Госконцерта» в этих процессах? Вы хотите стать государственным регулятором концертной деятельности в стране?

– Нет, регулятор – это не совсем правильно. Мы могли бы стать крупным агентством, которое оказывает услуги как продюсерам, так и артистам. У нас очень большой опыт в организации концертов, и мы знаем, как сделать так, чтобы все участники процесса чувствовали себя комфортно. Уже сейчас мы занимаемся вопросами снижения сроков прохождения таможни на ввоз оборудования артистов, проблемами с оформлением виз иностранцам. Мы пытаемся найти возможность ускорения этих процессов.

Это все технические вопросы, и решение каждого из них может привести к сокращению времени организации концерта и затрат, потому что все вынуждены делать это понятно каким способом. Это же все в итоге ложится на плечи потребителя, потому что все эти затраты в итоге закладываются в цену билета.

Есть еще такая история. Вот у нас сейчас строятся стадионы к чемпионату мира по футболу. Пройдет чемпионат, и чем потом эти стадионы загружать? Они не будут использоваться и превратятся в так называемых «белых слонов».

– То, что сейчас происходит в Сочи?

– Да. У нас есть идеи, как эти стадионы загрузить. И это можно делать не только концертами, это слишком узко. Там могут проходить шоу-программы. Это может быть и цирк, и автошоу – любое зрелищное мероприятие. Ведь спортом стадионы невозможно загрузить полностью. Но шоу могут быть в том числе и спортивные. Например, девушки же ходят посмотреть не на игру Дэвида Бекхэма, а на него самого. Но тренер не всегда может сделать из спортсмена медийную персону, это уже наша задача. И в итоге эти стадионы смогут приносить прибыль, а не создавать убытки.

– А как все это вяжется с темой влияния на артистов – чтобы они на сцене только пели, а не пропагандировали? Особенно если артистов везут другие продюсеры?

– Это делается с помощью контрактов. Если мы станем концертным агентством, то другие продюсеры будут к нам обращаться. Они будут знать, что мы сможем снять с них те или иные организационные проблемы. Такая служба «одного окна».

Если продюсеры согласятся работать с нами и, например, через нас вести переговоры с артистами, то мы за это предоставляем им некие возможности. А мы сами заключаем контракт с артистом как агент, и уже сами прописываем в контракте определенные условия. Это может избавить наш рынок от невыгодных контрактов и от сюрпризов, которые иногда происходят на сцене.

– Как давно вы работаете в «Госконцерте», чем вы до этого занимались?

– У нас давно была идея создать некий орган, который будет координировать концертную деятельность в стране, – некое агентство. Потом возникла идея, что создать такое агентство можно на базе «Госконцерта». Идея возникла у меня и Киселева, а приказ о моем назначении подписал [министр культуры Владимир] Мединский.

Раньше я работал в продюсерском центре массовых мероприятий, который организовывал различные зрелищные мероприятия, в том числе для фонда «Федерация».

– А Киселев какое-то участие принимал в «уговаривании» Мединского создать агентство на базе «Госконцерта»? У него же есть административный ресурс.

– По-моему, он никого не уговаривал. К тому же когда есть здравая идея и понимание позитивного результата, то и админресурс не нужен.

– Что вы обнаружили в «Госконцерте», когда стали его гендиректором? Эта компания не может похвастаться хорошими показателями бизнеса.

– Я обнаружил там определенное запустение. Раньше «Госконцерт» занимался в основном мероприятиями в области классической музыки, но они были совсем скромного уровня. Там почти не было проектов, и все оказалось очень печально с точки зрения хозяйственной деятельности. Я стал разбираться в том, откуда возникли проблемы и как их решать.

Во-первых, я сразу столкнулся с тем, что, несмотря на то, что мы вроде государственная компания, никаких госзаказов мы получить не можем – ФГУПу это не положено по статусу. А как можно заработать? Например, поучаствовать в различных тендерах. Начали пробовать, но быстро выяснилось, что это тоже невозможно, так как у «Госконцерта» отрицательный баланс.

Можно участвовать в тендере. Отлично! Начинаем пытаться участвовать в тендерах, а нам говорят, что с отрицательным балансом это делать нельзя. То есть получается замкнутый круг. Мне говорят – оплатите долги. А как – из своего кармана? И вот весь прошлый год мне необходимо было, с одной стороны, «Госконцерт» выводить в статус действующей компании. Или хотя бы участвующей в чем-то. С другой стороны, у нас совершенно нерешаемая, с точки зрения Министерства культуры, проблема с финансами.

– И как вы стали выкручиваться из этой ситуации?
– Мы начали думать про заемные деньги на те или иные проекты. Отчасти эти проблемы может решить и покупка РМГ, ведь мы будем в «Госконцерте» иметь действующий прибыльный актив.

Также продюсерский центр, в котором я уже не работаю, старается привлекать «Госконцерт» на свои мероприятия. Чтобы людей заново знакомить с этим брендом.

– Если ситуация настолько непростая, получается, что в 2014 и 2015 гг. «Госконцерт» так же убыточен, как и прежде?

– Ну, как минимум, сейчас у компании нет новых долгов. О выручке и прибыли, правда, пока речи нет. Но мы занимаемся тем, чтобы то, что мы за год сделали, принесло свои дивиденды в будущем – например, активно договариваемся о будущих проектах. Если мы просто сработаем в ноль, я назову это своей личной победой. А в 2015 г., я надеюсь, мы уже выйдем в плюс.

– Но ведь в прежние годы, до 2013 г., у «Госконцерта» была приличная выручка и даже прибыль. Как получилось, что компания осталась без средств?

– Лопнул банк, в котором у «Госконцерта» был существенный вклад. Это был «Русич центр банк», у которого в 2011 г. была отозвана лицензия. Вернуть нам ничего не удалось – Агентство по страхованию вкладов (АСВ) до сих пор осуществляет в этом банке внешнее управление.

– Минкультуры планирует акционировать «Госконцерт». Будете ли вы или ваши партнеры участвовать в его приватизации?

– Мы обращались в Минкультуры и Росимущество с просьбой притормозить процесс акционирования «Госконцерта». Не хватало нам еще заниматься и этим вопросом. Если министерство откажет, будем думать, что с этим делать. Пока, честно говоря, не до этого.

– Можете ли вы оценить концертный рынок России с точки зрения его объема? Была оценка IFPI – около $18 млн.

– Концертный рынок очень серый, и государство очень много недополучает с него в виде налогов. Я даже не берусь его оценить – расхождение может быть в тысячи процентов. А оценка IFPI – это скорее всего то, что прошло по официальным документам. Но я знаю, как эти документы заполняются. (Смеется.) На это точно нельзя ориентироваться.

Концертный рынок зависит от многих факторов. Вот сейчас кризисный год, а у иностранных артистов кризиса нет – они сколько стоили, столько и стоят. И они не идут ни на какие уступки по цене. Соответственно, когда ты платишь в 2 раза больше из-за роста курса, то тебе приходится повышать цены на билеты. Сейчас билет на «Металлику» на дальней трибуне стоит 9000 руб., а поближе – от 20 000 руб.

Так что оценивать рынок сейчас бессмысленно, пока нет каких-то ориентиров и прозрачности. Это примерно как оценивать рынок авторских отчислений. (Смеется.) Пока организации по коллективному управлению правами – Российское авторское общество (РАО), Всероссийская организация интеллектуальной собственности (ВОИС) и Российский союз правообладателей (РСП) – собирают деньги со всех, включая тех, кто не состоит в этих организациях, и держат деньги на счетах, пока кто-то их у них не попросит.

– Насколько я понимаю, одна из основных проблем с этими структурами – в отсутствии нормальной отчетности.

– Да, именно так. Или в наличии такой отчетности, в которой ничего не видно. Кроме того, есть какой-то срок, после которого эти средства уже востребовать нельзя. Они могут использоваться на уставные нужды. А почему бы не пустить их на социальные нужды? Ведь это почти налог.

Я считаю, что должна быть какая-то структура – и это не «Госконцерт», – которая находилась бы между организациями по коллективному управлению правами и государством. Должен быть какой-то совещательный орган и куда артисты могут прийти.

– Ну вот сейчас создается Федеральная служба по интеллектуальной собственности, которую возглавит Григорий Ивлиев. Может, она и станет таким органом?

– А вы знаете, что одним из кандидатов на этот пост был гендиректор РАО Сергей Федотов? Если его даже рассматривали как кандидата, то это означает, что у РАО на эту службу может быть некое влияние.
А по сути, я считаю, что частная компания не может управлять деньгами всех граждан. Выплаты – это в том числе и налоги: автор получил авторские и заплатил с них налоги. А если он ничего не получил? Я вот, например, знаю, что РАО платит немалые отчисления авторам с неизвестными фамилиями, которые почему-то все живут в южных регионах России. И куда там уходят эти деньги, мы вообще не знаем. Но, как минимум, Федотов смог купить себе замок в Шотландии, как я читал.

– Ну и как эту проблему решать?

– Я согласен с Минкомсвязи, которое считает, что институт коллективного управления правами себя изжил и не должен существовать. Я считаю, что государство имеет право участвовать в судьбе тех средств, которые РАО собирает.
– А вы доносите свою мысль до государства?

– Мы стараемся не воевать, а создавать инструменты, которые помогали бы авторам и исполнителям лучше понимать, что им причитается, и иметь некий ресурс, на который можно официально ссылаться при оспаривании тех выплат, которые им сейчас перечисляет РАО.

– Что вы имеете в виду?
– Мы разработали реестр объектов авторских прав. Он не может заменить РАО, но это статистический инструмент, который в режиме онлайн дает возможность любому автору получить информацию об использовании его произведений на телевидении, радио и в интернете. С офлайном ситуация сложнее, сейчас РАО ходит с диктофонами по стране и пугает исками несчастные рестораны. Но и для этого существуют специальные устройства учета. В принципе, люди готовы уже платить за музыку столько, сколько надо. Но они протестуют, когда не понимают, почему РАО запрашивает именно такую сумму.

– А вы планируете этим заняться? Именно в офлайне?

– Да, мы этим уже занимается и уже работаем со «светлыми головами» на эту тему.

– Расскажите про реестр, это ваша разработка?

– Нет, мы привлекаем сторонние компании, в частности Muz.ru.

– Насколько верна информация, что Muz.ru может стать частью РМГ или «Госконцерта», это так?

– Да, может. Но не юридически, а как партнер.

– Речь идет о реестре, который Muz.ru когда-то делала для Минсвязи?

– Да, это он. Но он пока не может решать все задачи, поэтому мы его дорабатываем. Мы хотим, чтобы реестр был технически качественным продуктом. Ведь почему та же глобальная лицензия провалилась? Потому что она была нереализуема технически. Чтобы не оказаться в шкуре авторов этого проекта, мы хотим сначала предложить работоспособную схему, а потом уже будем выводить все это на рынок.

– Как раз когда была история с глобальной лицензией, операторы и интернет-компании объявили, что надо создавать такой реестр. Ваш реестр и их – это одна и та же тема?

– Нет, они не имели в виду нас. Но мы имеем в виду то, что они предложили. Мы все время мониторим эту ситуацию, изучаем потребности рынка.

Если у нас все получится, то артист сможет сам посмотреть, как используются его произведения. И если мы добьемся того, что данные реестра будут официально признаваться в судах, то артист уже придет не с записью на диктофон, а со статистикой. Сейчас артисты находятся в ужасной ситуации, так как они практически не могут ничего доказать. А когда они придут с конкретным результатом, им будет проще доказывать свои права.

– Как вы будете на этом зарабатывать?

– Реестр – это услуга, которую мы будем продавать.

– А вы опрашивали артистов? Им это нужно?

– Они понимают, что сейчас им много недоплачивают. Но у них нет альтернативы, и они боятся, что если они возмутятся, то им совсем перестанут платить. Кто-то мне рассказывал, что один артист выступил против глобальной лицензии и на следующий же день прекратились выплаты из РАО.

– Вы входите в фонд «Федерация», основанный Владимиром Киселевым.

– Да. И кто бы мне что ни говорил, мне не было никогда стыдно за работу этого фонда, я горжусь его работой.

– Несколько лет назад была громкая история, когда после концерта, на котором играл Владимир Путин, деньги благотворителей якобы не дошли до больниц. Чем это все закончилось?

– Вся эта история произошла только на страницах газет. Была мама девочки, которая сказала, что деньги не дошли, но потом она от своих слов отказалась.

В целом наша работа устроена иначе, чем у большинства фондов. Обычно мы не собираем деньги на какой-то счет, с которого потом покупаем, например, медицинское оборудование. У нас долго не было вообще никакого счета. Мы привозим в больницы звезд, а вместе с ними – благотворителей. И, таким образом, мы фактически сводим тех, кто готов помочь, с теми, кому такая помощь нужна. Мы даже просим, чтобы благотворитель не деньги переводил, а сами товары, оборудование, чтобы исключить возможную коррупцию в самом учреждении. Поэтому не может быть таких историй, когда деньги не дошли.

Никто не верит, что мы бесплатно работаем. Но почему нет? Взамен мы получаем пиар, звезды же к нам приезжают на благотворительные акции. Когда появляются личные отношения, нам становится проще приглашать их на другие мероприятия. Наши подшефные артисты выступают на этих мероприятиях и получают какую-то поддержку. То есть мы получаем косвенную выгоду, а на самой благотворительности не зарабатываем. Поэтому нет ни одного заявления о том, что мы взяли у кого-то деньги и потом за это не отчитались. Потому что мы их ни у кого не брали. Могут быть недоразумения, когда благотворитель что-то отправляет, а больница не получает, но мы стараемся такие ситуации контролировать. Мне себя упрекнуть не в чем.

Сергей Бунин
Генеральный директор ФГУП «Госконцерт»
Родился в 1979 г. Окончил Академию Федеральной службы безопасности России, специальность «юриспруденция»
2004 Консультант юротдела департамента налогообложения и права «Делойт и Туш РКСЛ лимитед»
2005 Руководитель международных проектов во ФГУП «Кремль» управления делами президента
2008 Директор международного департамента ООО «Белые ночи» (проведение фестивалей и проч.)
2010 Генеральный директор Продюсерского центра массовых мероприятий
2014 Назначен генеральным директором ФГУП «Госконцерт»

ФГУП «Госконцерт»
Организация концертов
Зарегистрирован в 1994 г., подведомствен Минкультуры. Владелец – Росимущество. Финансовые показатели (2013 г., РСБУ): Выручка: 70 000 руб. Чистый убыток: 2,2 млрд руб.

ЗАО «Русская медиагруппа»
Медиахолдинг
Акционеры: структуры ИФД «Капиталъ» (78%), Сергей Кожевников (22%). Финансовые показатели (2014 г., МСФО): Выручка: 2,4 млрд руб. EBITDA: 0,7 млрд руб. В холдинг входят радиостанции «Русское радио», Monte Carlo, DFM, «Хит FM», радио Maximum и неэфирный музыкальный телеканал Ru.TV.


Анастасия Голицына
Фото Е. Разумный / Ведомости
Ведомости

Экс-генеральный директор "Русской медиагруппы" Сергей Кожевников в ближайшее время откроет новый музыкальный телеканал.

Как сообщил источник "МедиаПрофи", на данный момент компания "АртГрант", подконтрольная Эмину Агаларову, открывает несколько телевизионных каналов. Всего их 5, и некоторые из них пока находятся в стадии оформления. Сигнал будет распространяться по кабельным и спутниковым сетям. Сергей Кожевников является руководителем телевизионного бизнес-направления и, вероятно, совладельцем.

"МедиаПрофи" стало известно о том, что один из телеканалов будет музыкальным и называется "Хит-ТВ". Он был зарегистрирован Роскомнадзором 4 сентября 2015 года. Подробностями о программной политике "Хит-ТВ" и других телевизионных каналов будущей медиагруппы пока ничего не известно. Организационными вопросами в новой компании занимается Лена Боска известная по работе на телеканале RU ТВ, входящем в "Русскую медиагруппу".

Песня о холдинге

Понедельник, 24 Август 2015
Опубликовано в Новости

Зачем продюсеры и исполнители меряются патриотизмом

Создатели "патриотического медиахолдинга" обвиняют в нехватке патриотизма самых заслуженных патриотов среди российских эстрадных звезд. Как водится, словом на "п" прикрывается активное нежелание платить людям деньги.

На прошлой неделе будущее "Русской медиагруппы" (РМГ), которая владеет станциями "Русское радио", "Хит FM", DFM, Maximum, Monte Carlo, а также каналом Ru.TV, вновь было в центре внимания СМИ. 18 августа, не проработав в должности генерального директора и недели, РМГ со скандалом покинул один из основателей компании — Сергей Архипов. В интервью "Коммерсантъ FM" он объяснил этот шаг вмешательством в редакционную политику холдинга ФГУП "Госконцерт", которое готовится к покупке РМГ.

В день, когда Сергей Архипов объявил об уходе, на сайте РМГ появилась афиша "самого грандиозного, захватывающего и неповторимого музыкального события" — премии "Золотой граммофон", которую 21 ноября должен принять "Олимпийский". Большое количество билетов уже продано (самых дешевых, стоимостью 2 тыс. руб., в кассе на сайте "Олимпийского" к концу прошлой недели оставалось всего около 600), но состоится ли мероприятие, организаторы сказать не могут.

Среди участников "Золотого граммофона" — Валерия, Дима Билан, Филипп Киркоров и другие артисты, которые уже почти два месяца протестуют против продажи РМГ ФГУП "Госконцерт". Продюсер певицы Валерии Иосиф Пригожин, пообещавший бойкотировать премию, уверен, что "никто туда не придет".

Тень радио
То, что РМГ продается, выяснилось в конце июня — "Коммерсантъ" назвал покупателем музыкального продюсера и руководителя фонда "Федерация" Владимира Киселева (бывший барабанщик группы "Земляне" по-настоящему прославился, организовав в 2010 году благотворительный вечер, на котором Владимир Путин пел и играл на рояле). Спустя несколько дней уже "Ведомости" сообщили, что ИФД "Капиталъ", контролирующий 78% акций РМГ, "достиг принципиальной договоренности" о продаже своего пакета "Госконцерту", который с прошлого года возглавляет давний партнер Владимира Киселева и его подчиненный в ФГУП "Кремль" (занимался организацией концертов в Кремле и на Красной площади) Сергей Бунин.

ИФД "Капиталъ", принадлежащий акционерам ЛУКОЙЛа Вагиту Алекперову и Леониду Федуну, договорился продать холдинг "Госконцерту" то ли за 6, то ли за 7 млрд руб., но у "Госконцерта", что характерно, этих денег нет. В 2013 году выручка ФГУП составила 70 тыс. руб., чистый убыток — 2,2 млрд руб. (данные за 2014-й год не раскрываются). Известно, что предприятие попросило денег у государства, а также обратилось за льготным кредитом в ВТБ. Глава Госконцерта Сергей Бунин в интервью "Ведомостям" сообщил, что отсутствие денег его совершенно не смущает. "РМГ — действующий бизнес, который зарабатывает деньги,— говорит он.— Логично, чтобы деятельность РМГ позволяла нам отдавать то, что мы взяли на эту сделку".

Одновременно со всеми этими новостями в распоряжении СМИ оказалась копия письма, которое еще в октябре прошлого года Владимиру Путину направили Владимир Киселев и председатель совета директоров "Русской медиагруппы" (и одновременно председатель правления ИФД "Капиталъ") Ольга Плаксина. Авторы письма просили президента одобрить создание патриотического медиахолдинга на базе РМГ и концертной площадки, которую структуры Леонида Федуна строят рядом со стадионом принадлежащего ему футбольного клуба "Спартак". Государству были обещаны "творческо-музыкальный ресурс для решения идеологических задач", "идеологически правильно настроенные кумиры миллионов" и "эффективнейшая система идеологическо-пропагандистской работы с населением".

Звезды "Русского радио" считают, что им не нужен ни Киселев, ни "Госконцерт", чтобы называться "идеологически правильно настроенными кумирами миллионов" — и тоже написали Путину письмо. С просьбой заблокировать сделку. "Вы мне скажите, они строят патриотическую радиостанцию, а что, Валерия не патриот?" — удивлялся в разговоре с журналистами Иосиф Пригожин. "Мы и так все патриотично настроены,— утверждала продюсер Димы Билана Яна Рудковская.— Мой муж — доверенное лицо Владимира Владимировича Путина! Дима Билан тоже! Если бы мне предложили, я бы тоже им (доверенным лицом.— "Деньги") стала..."

Киселев знает, как реагировать. "В те самые горячие дни, под пулями...— говорит он зловеще.— Реально выступали совершенно другие артисты, а эти себе приписывают патриотизм".

Рэп для президента
"Дорогой вы президент, прожив с тобой 15 лет, пою тебе я этот рэп..." — зачитывает оду Владимиру Путину юноша в классическом костюме, Владимир Киселев-младший, выступающий под псевдонимом ВладиМир. Артист "присягнуть готов вождю за то, что подняли страну с колен", благодарит за то, что "Крым к России прирастили, чем князя славного Владимира почтили", и жалеет, что "как наследники Петра мы не продвинулись вдоль Днепра" ("а то так можно на Берлин — и их в сортире драть"). Невнятный речитатив, неловкие движения, речевые ошибки — как артист Киселев-младший выглядит бледно даже по сравнению с ранним Тимати. Неудивительно, что за четыре месяца "Письмо президенту" смогло собрать лишь немногим более 160 тыс. просмотров на YouTube.

Другие родственники Владимира Киселева-старшего тоже поют, но их лирика лишена гражданского пафоса: супруга Елена Север поет про "нереально сексуальные сны", старший сын Юрий (ЮрКисс) — про "звон монет". "Они (песни подопечных Владимира Киселева.— "Деньги") появились у нас в эфире в прошлом году, в октябре, когда мне дали распоряжение, чтобы я их поставил",— рассказал бывший гендиректор РМГ Сергей Кожевников в интервью "Коммерсанту". Кожевников — миноритарий РМГ (ему принадлежат 22%), и он утверждает, что пакет "Капитала" должен был выкупить он, а не "Госконцерт". Строптивого миноритария отстранили от руководства холдингом и обвинили в коррупции.

Преемником Кожевникова на посту гендиректора РМГ стал Архипов. Он был сооснователем РМГ, и публика ненадолго решила, что акционерный конфликт сходит на нет. Чуть ли не первым делом Архипов позвал в РМГ создателя станции Maximum Михаила Козырева, который вряд ли стал бы наводнять эфир творчеством представителей семьи Киселевых. Тем не менее через неделю Архипов объявил о том, что уходит. Причина в том, что "Госконцерт" пытался ограничить в доступе к эфиру подписантов письма против Киселева, а это весь цвет "Русского радио" и завсегдатаи "Золотого граммофона". Радиостанции "Коммерсантъ FM" Архипов рассказал, что Леонид Федун прислал ему сообщение: "Сереж, извини, что так получилось".

Артисты утверждают, что и сами не горят желанием участвовать в проектах неприятного им продюсера. Что делать? Вряд ли это всерьез. Помимо поющих родственников Киселев может наполнить эфир творчеством нескольких продюсируемых им рок-групп — "Русские", "Санкт-Петербург", "Бойкот" и "Земляне". Именно они выступали, как он выражается, "под пулями" — хотя на самом деле говорил тогда о концертах в поддержку референдума в Крыму, где никаких пуль, как известно, не было. Впрочем, "Земляне" приезжали с концертом и в ЛНР, на день города в Луганск, но это другой случай. На прошлой неделе "Госконцерт" бросил клич в поиске новых талантов и попросил поддержки со стороны композитора Александры Пахмутовой, поэта Николая Добронравова и оперной певицы Анны Нетребко.

Даже если "Госконцерт" получит полный контроль над РМГ (а похоже, все к этому идет), звезды никуда не денутся. Согласно оценке TNS Gallup Media за апрель--июнь 2015 года, среднесуточная аудитория "Русского радио" среди слушателей старше 12 лет в Москве превышает 1 млн человек (в столице популярнее только "Авторадио"). Уже выступила, например, певица Лолита Милявская: она песни из ротации забирать не собирается ("не хотят ставить, пусть не ставят").

Если бы спор шел действительно об идеологии, конфликт, как показывает большинство современных дискурсов, мог бы оказаться неразрешимым, но нам представляется, что о патриотизме продюсер Пригожин и продюсер Киселев уж как-нибудь договорятся. Здесь другое. Петь "под пулями", а также на Красной площади и где еще скажут в целях повышения рентабельности купленного в кредит бизнеса продюсер Киселев и "Госконцерт" предлагают звездам бесплатно. Генеральный директор "Госконцерта" Сергей Бунин в интервью "Ведомостям" говорит об этом прямо: "Когда мы проводим концерт в честь Дня России на Красной площади, артисты, конечно, понимают, что это важно, но не очень охотно идут туда выступать бесплатно". Скоро у "Госконцерта" могут появиться еще кое-какие аргументы, потому что собственными площадками и эфиром амбиции руководства не ограничиваются. Предприятие хочет взяться еще за организацию гастролей и авторские права.

Олег Хохлов
Фото: ТАСС
Коммерсант

Сергей Кожевников оспорит в суде увольнение с поста гендиректора РМГ

Сооснователь и акционер «Русской медиагруппы» Сергей Кожевников будет оспаривать свое увольнение с поста гендиректора в суде, заявил Кожевников агентству Rambler. Ранее ИФД «Капиталъ» как контролирующий акционер РМГ инициировал переизбрание гендиректора холдинга. По итогам заседания совета директоров Сергей Кожевников был освобожден от должности, а вместо него назначен Сергей Архипов, который в свою очередь уже успел покинуть свой пост. ИФД «Капиталъ» объяснил смену руководителя финансовыми претензиями к бывшему главе холдинга. Сергей Кожевников ответил на вопросы ведущего «Коммерсантъ FM» Анатолия Кузичева.
— Словосочетание «патриотический холдинг» какие вызывает у вас ассоциации, эмоции?

— У меня не вызывает никаких ужасов или неприятия. Другое дело, что слово «патриотический» вряд ли сочетается со словом «холдинг». Патриотизм — это то, что внутри каждого из нас.

— Расскажите, пожалуйста, сюжет всего происходящего, потому что, если я правильно понимаю, если совсем упростить все, то есть некая группа, я уж не знаю, насколько она финансовая или даже, может быть, околополитическая, которая пытается войти, выкупить или забрать, я уже не знаю, какое тут корректное более слово, «Русскую медиагруппу». Я так понимаю, что фишкой и идеологическим козырем этой самой группы, то ли финансовой, то ли околополитической, является переформатирование в сторону патриотизма успешного холдинга под названием РМГ. Понятно, что фигура руководителя, генерального директора становится важным то ли порожком, то ли проблемой на пути. Расскажите нам сюжет, потому что я не уверен, что я правильно интерпретирую все то, что есть в прессе.

— Сюжет очень простой. Появляется группа, называемая «Госконцерт». Это ФГУП при Министерстве культуры, который имеет убытки по прошлому году в 2,5 млн, ничтожные обороты, и примерно человек пять, которые этим занимаются, сотрудников. Он хочет приобрести «Русскую медиагруппу», холдинг с оборотом 2,5 млрд и EBITDA в 680 млн. При этом у него нет ни денег, ни средств, но есть горячее желание и вывеска патриотизма. Больше ничего. Дальше идут активные муссирования в прессе о том, что это необходимо сделать, что нужно принять политику. На что мы говорим: «Господа, в Москве 54 радиостанции, если вы ссылаетесь на министерство, на государство, на какие-то высокие кремлевские звания, то почему вы не получите просто свободную частоту и сделаете на ней все, что вам нравится? Докажете свою творческую состоятельность путем творческого отбора и творческого конкурса? Может быть, на самом деле ваши воззрения будут нужны аудитории». Мы в них глубоко сомневаемся, потому что мы видим непрофессиональную маленькую команду, очень агрессивную, которая занимается какими-то махинациями и не более того.

— Интересно, а вот что значит забрать? То есть эта маленькая агрессивная группка пыталась, используя чьи-то деньги, выкупить РМГ?

— Пока ни одного официального документа не существует, существует грязь, поток информации, обливания в прессе о том, что РМГ такое, сякое, плохое, и за этим стоит господин Киселев. Всего остального, ни официальной оферты, ни какого-то разумного предложения, ничего до сих пор нет.

— А как бы вы сказали, какое предложение можно было бы трактовать как более или менее разумное? О чем можно было бы говорить, о каких деньгах может идти речь?

— Самое разумное и самое простое. Сделки на медиарынке проходят ежегодно. Они бывают выше, ниже, существует предложение и существует спрос. На этом основаны все товарно-денежные отношения. Если бы акционеры предложили рынку: «Мы хотим выйти из этого бизнеса и предлагаем рынку приобрести этот актив, какие будут предложения?». То тогда бы мы узнали реальную востребованную цену. Потому что существуют различные оценки от 7 млрд до 15, кто-то называет 2, но это все очень условные.

— То есть у вас нет точного понимания, сколько может стоить сейчас РМГ?

— Сейчас вам ни один эксперт не скажет точное понимание, потому что медиарынок находится внизу.

— Да, это понятно.

— Рекламный рынок находится в убытке. С точки зрения инвестора, активы продавать сейчас — полная глупость. Есть сейчас смысл покупать, потому что, скорее всего, медиактивы будут оценены недорого, но для продажи, на мой взгляд, как акционера и как генерального директора, это не самое удачное время. Поэтому я, когда мне предложил продать господин Киселев свои акции, причем не в официальной форме, а в какой-то неформальной, мягко говоря, то я сказал, что я не готов по такой низкой цене продавать. И готов, исходя из этой цены, купить у остальных акционеров весь холдинг.

— А какие деньги предлагал Киселев?

— Мы полагали, из оценки холдинга $60 млн, и как мы знаем, в апреле месяце радио «Шансон» было продано за такие деньги. Я считаю, это несопоставимо.

— Понятно, конечно. Какой у вас сейчас статус в холдинге, в РМГ?

— Я член совета директоров и акционер.

— Я видел в прессе сообщение о том, что вы пытались, предлагали выкупить акции?

— Вот я вам только что описал.

— Нет, вы пытались у ЛУКОЙЛа, скажем?

— Нет ЛУКОЙЛа, есть «ИФД Капиталъ». Я сделал официальную оферту 3 августа, до сих пор на нее не получил никакого ответа.

— А какие параметры были в вашем предложении?

— Ровно такие же, какие предложили мне.

— Давайте уже от бизнеса перейдем, условно говоря, к эмоциям. Сейчас артисты пишут письма, которые пытаются помешать этому самому, не знаю, как назвать это, то ли слиянию «Русской медиагруппы» и ФГУП «Госконцерт».

— ФГУП, у которого даже нет денег, и у него нет разрешения от Министерства культуры на покупку. Он судорожно пытается на рынке взять у кого-то кредит, причем под залог покупаемых акций. Давно уже такого не было, чтобы покупали под залог акций, причем параллельно при этом заявляя, что нам реклама не нужна, непонятно с каких денег мы вам кредит будем возвращать.

— Некоторые СМИ, РБК в частности, пишет, что Maximum и «Монте Карло» выступили против. А какая структура холдинга, как Maximum и «Монте Карло» могут выступать против чего-то, в каком качестве, и кто от них выступает?

— Я не думаю, что это «Монте Карло» и Maximum, я думаю, что это коллективы радиостанций выступают против.

— Да, тогда это логично. Вернусь к напоминанию о том, что артисты многие пишут письма, пытаясь защитить «Русскую медиагруппу» от этой операции. Как вы считаете, есть ли перспективы какие-то не превращения «Русской медиагруппы» в патриотический холдинг?

— Я считаю, что сама идея бредовая. Дело в том, что «Русское радио» — единственная радиостанция, по которой транслируют отечественную современную музыку.

— Не считая «Нашего радио».

— «Наше радио», безусловно, но у «Нашего радио» более узкий формат, это только рок-музыка. У «Русского радио» формат — мейнстрим, то есть более широкая музыка, от мягкого шансона до рок-н-ролла. Поэтому если взять первую десятку радиостанций, то только три станции крутят современную музыку: «Европа Плюс», «Русское радио» и радио Energy.

Все остальные станции из первой десятки крутят более архаичную, более взрослую музыку для аудитории 40-50+. Это и радио «Дача», и радио «Шансон», и «Авторадио» и другие. Что касается этих трех станций, то они единственные, которые крутят современную музыку. «Европа Плюс» и Energy крутят преимущественно западную музыку, и «Русское радио» крутит российскую музыку. Поэтому все выпады господина Киселева о том, что нет дороги молодежи или там они не патриотичны, — это просто ложь.

Что касается артистов, то получив угрозы от господина Киселева, которые выступили с призывом непродажи именно этому человеку, то есть никто не выступает против тех или иных экономических отношений, все боятся этого одиозного человека. Его выступления только отпугивают звезд и публику от радиостанции. И поэтому, особенно когда господин Киселев, имея на руках основания о том, что артисты против него, начал им рассылать письма с угрозами, якобы от РМГ, то тут уже возмущению не было предела. И они собираются отзывать многие свои произведения с «Русского радио».

— У вас был опыт личного общения до этой всей истории с Киселевым? Потому что человек не очень давно, но зато довольно ярко появился на небосклоне, я имею в виду после группы «Земляне», в виде такого деятеля.

— Рассвет группы «Земляне» состоялся 30 лет назад. Самая красивая и яркая песня «Трава у дома» написана Мигулей на стихи Поперечного, к которой Киселев не имеет никакого отношения. Он в это время был барабанщиком в группе. Администратором в группе, как это тогда называлось, был Борис Зосимов, довольно известный человек. Борис Зосимов говорит крайне нелицеприятные вещи про господина Киселева и всячески избегает каких-либо общений с ним.

Что касается господина Киселева сейчас, то за последние 30 лет нет ни одного успешного проекта или успешной популярной песни, которую он создал. Есть много групп, многие из которых вы даже не знаете. Есть группа «Бойкот», есть группа «Санкт-Петербург», группа «Русские», артист Юркис — его сын, артист Владимир — его сын, и артистка Елена Север — его жена. Вот это потенциал, с которым он пытается звучать на «Русском радио».

— Это патриотическая династия вместо патриотического холдинга, я смотрю.

— Это, как называли в советское время келейность, а не патриотическая династия. Валерия — патриотическая певица? А группа «Любэ»? Наверное, уж более патриотической, чем «Любэ», трудно придумать в нашей стране. Несмотря на все уважение, это большие артисты с большой творческой судьбой, и Киселев им обещает катафалк вынести. Так себя вести просто неприлично.

— Это он такого рода угрозы про катафалк отсылает артистам?

— Да.

— Про катафалк?

— Да. Лепсу и Коле Расторгуеву, звание катафалка. Это прям уже ни в какие ворота.

— Я знаю, что у вас, по крайней мере, есть такие слухи, что у вас с Сергеем Архиповым, еще одним сооснователем РМГ, довольно напряженные были, и, наверное, есть, отношения. Но сейчас Архипов назначен генеральным директором, он три дня посидел в этом кресле, а потом покинул холдинг. Я считаю, что он поступил совершенно правильно и умно. У вас с ним были разговоры, вы понимаете мотивы его ухода, они те же самые?

— Понимаю. Мы с Сергеем 20 лет назад организовали «Русское радио», придумали всю РМГ. Мы ссорились как творческие люди, мы мирились, но с глубоким уважением относимся друг к другу. Сергей восемь лет назад продал свои акции, вышел и работал на ВГТРК, последние два года жил в Финляндии. У него есть там финский проект, на котором он работает. Господин Федун его позвал возглавить РМГ, Сергей приехал, но столкнувшись с потоком лжи, нажима, неправды, подменных писем, он сказал, что в такой обстановке работать не будет и снимать артистов по указке Киселева тоже не будет. Это не обновление, это крайний непрофессионализм, дилетантство, нахрап и наглость, и в такой обстановке он возвращается к себе в Финляндию и спокойно живет. Ему не нужен весь этот бардак.

— Понятно. Сергей, прошу вас, ваш прогноз на то, как теперь будет развиваться ситуация.

— Мой прогноз как акционера крайне негативный. Если все то, что продолжается сейчас, будет продолжаться, то, как сказал тот же Архипов, «Русской медиагруппе» осталось существовать три месяца.

— Вы согласны с этой оценкой?

— Я согласен. Если переругаться со всеми звездами, оскорбляя их и шантажируя, то ничего, кроме негатива, Киселев не добивается. Звезды уйдут, за ними уйдут рекламодатели. Господин Киселев не понимает ничего в рекламном бизнесе, видимо, поэтому его заявление о том, что «Русскому радио» реклама не нужна — я такой дичи давно не слышал.

— Все-таки я еще раз про ваши акции спрошу. У вас нет ощущения, что их можно как-то, наверняка есть какие-то приемы, когда можно размыть пакет, еще что-то сделать. Вы не боитесь, что с вашими акциями что-нибудь произойдет? Давайте так деликатно сформулируем.

— Все может произойти. Это будет уже чисто рейдерская постановка, все может произойти. Но даже на размытие, безусловно, мои партнеры-акционеры гораздо богаче меня, и если это произойдет, я не смогу этому противостоять. Я могу противостоять только творчески.

— И намерены противостоять, если вдруг, не дай бог, такое произойдет?

— Вы спрашиваете меня, смогу ли я противостоять?

— Гипотетический сценарий спрашиваю.

— Гипотетический сценарий. Возможно ли сопротивляться частному лицу против миллиардных состояний? Вряд ли.

— Какой мотив у держателей 78% акций их продать?

— Старшие партнеры всегда отличались, скажем, бизнес-смекалкой и здравым смыслом. У нас с ними были прекрасные отношения. Я думаю, что сейчас, выйдя из обаяния Киселева, они сориентируются, и либо продадут это настоящим патриотам, которых достаточно много, скажем, тот же Пригожин с Дробышем хотят выкупить эти акции, или сделают тендер на рынке.

— Я хотел спросить про давление на них, но я так понимаю, что вы уже ответили. Единственное давление, если я вас правильно понял, — это обаяние Киселева, так? Еще какое-то давление вы можете предположить на старших партнеров?

— Я не знаю, осуществляется ли давление на моих старших акционеров. На меня осуществляется давление только со стороны Киселева.

Фото: Дмитрий Духанин / Коммерсантъ

Коммерсант

Как сообщили "МедиаПрофи" в пресс-службе РМГ, в эфир «Русского Радио» возвращаются шутки, исполненные Дмитрием Нагиевым. Новые элементы эфирного оформления, озвученные им, стартуют 12 ноября.  

Шутки «Русского Радио», служащие оформлением рекламных блоков,  давно стали легендарной и неотъемлемой частью эфира радиостанции.  «Русское Радио» невозможно представить себе без остроумных и веселых афоризмов, которые в разное время читали такие известный шоу-мэны, как Николай Фоменко и Вадим Галыгин.

Мы приготовили для своих слушателей новую порцию смешных и ироничных цитат, поговорок и острот в исполнении популярного актера и ведущего Дмитрия Нагиева. Впервые его голос зазвучал в эфире радиостанции  в 2012 году – и с 12 ноября неповторимый брутальный тембр вновь будет радовать многомиллионную аудиторию «Русского Радио».

Информация и фото предоставлены Пресс-службой РМГ

Новости

Дни рождения

  • Сегодня
  • Завтра
  • На неделю
19 ноября Николай Петров

ведущий информационных программ канала «ТВ Центр»

19 ноября Александр Пряников

теле- и радиоведущий 

19 ноября Олег Осташевский

Экс-генеральный директор ООО «РАДИО АЛЬЯНС»

19 ноября Зоя Гавриленко

Генеральный директор ООО «Корпорация Телеком», Саратов

20 ноября Наиля Закирова

корреспондент НТВ

20 ноября Александр Удовиченко

исполнительный директор компании «СЭТ Продакшн»

20 ноября Ованес Акопян

Заместитель генерального директора, коммерческий директор, учредитель телерадиокомпании «СИФ», г. Кисловодск

20 ноября Андрей Лошак

журналист

20 ноября Наталья Геворкян

журналист

19 ноября Николай Петров

ведущий информационных программ канала «ТВ Центр»

19 ноября Александр Пряников

теле- и радиоведущий 

19 ноября Олег Осташевский

Экс-генеральный директор ООО «РАДИО АЛЬЯНС»

19 ноября Зоя Гавриленко

Генеральный директор ООО «Корпорация Телеком», Саратов

20 ноября Наиля Закирова

корреспондент НТВ

20 ноября Александр Удовиченко

исполнительный директор компании «СЭТ Продакшн»

20 ноября Ованес Акопян

Заместитель генерального директора, коммерческий директор, учредитель телерадиокомпании «СИФ», г. Кисловодск

20 ноября Андрей Лошак

журналист

20 ноября Наталья Геворкян

журналист

21 ноября Константин Ремчуков

ген. директор ЗАО «Редакция «Независимой газеты», гл. редактор «НГ», доктор экономических наук, профессор, зам. предс. Общественной палаты Москвы

22 ноября Александр Акопов

Председатель совета директоров, гендиректор компании «АМЕДИА», член Академии российского телевидения

22 ноября Григорий Любомиров

генеральный продюсер «Манекен Групп»

22 ноября Савик Шустер

телеведущий, продюсер. До сентября 2015 г. вел программу «Шустер Live» на украинских телеканалах

22 ноября Александр Цернес

звукорежиссер радиостанции «Эхо Москвы»

23 ноября Петр Фадеев

радио и телеведущий

23 ноября Назарий Зеленый

директор ГТРК «Нижний Новгород»

23 ноября Леонид Бершидский

колумнист издательства Bloomberg, в 2009-2011 гг. главный редактор интернет-сайта «Слон», в 1999-2002 гг. главный редактор газеты «Ведомости»

24 ноября Иван Усачев

телеведущий, продюсер, руководитель ООО «Студия Ивана Усачева»

24 ноября Александр Масляков

президент международного союза КВН и телевизионного творческого объединения «АМиК», ведущий программы КВН («Первый канал»), член Академии российского телевидения

24 ноября Игорь Ростов

член Академии российского телевидения

24 ноября Сергей Майоров

ведущий шоу «Найди чудовище!» на канале «ТВ Центр»

24 ноября Елена Ищеева

телеведущая, руководитель портала Finparty.ru

24 ноября Юрий Осинцев

учредитель и генеральный директор радиостанций "Голос Ангары" и "Старое доброе радио", Братск

25 ноября Эрнест Мацкявичюс

ведущий программы «Вести» («Россия»)

25 ноября Виталий Добрусин

президент телерадиокомпании «РИО» (г. Самара), автор идеи документального сериала ДТВ «Как уходили кумиры», член Академии российского телевидения

25 ноября Антон Вольский

корреспондент канала НТВ

25 ноября Петр Орлов

исполнительный продюсер дирекции информационного вещания НТВ

25 ноября Артур Гаспарян

музыкальный критик, обозреватель газеты «Московский комсомолец»

26 ноября Шатилова Анна

диктор Центрального телевидения СССР и телеканала «Останкино» в 1962-1995 гг., народная артистка России

26 ноября Андрей Дроздов

программный директор и ведущий «Эльдорадио» (г. Санкт-Петербург)

26 ноября Алексей Прописцов

начальник отдела специального анонсирования службы межпрограммных проектов телеканала «Культура»

26 ноября Андрей Черкасов

учредитель и генеральный директор радиостанций "Юмор FM" и "Южная Волна" в Астрахани

Мы в соц. сетях

Наша страница в Facebook Наша группа вКонтакте Наш микроблог в Twitter Наш канал на YouTube Наш блог в ЖЖ Яндекс.Метрика
© МедиаПрофи. Все права защищены.

Войти или Зарегистрироваться

Зарегистрированы в социальных сетях?

Используйте свой аккаунт в социальной сети для входа на сайт. Вы можете войти используя свой аккаунт Facebook, вКонтакте или Twitter!

Войти