МедиаПрофи - mediaprofi.org

Москва 07:10 GMT +3 Понедельник 11-12-2017
USD 59.2811
EUR 69.6434
+14˚C (днем +17˚C, ночью +10˚C)
Ветрено, переменная облачность
Генеральный директор Netflix рассказал, что будущее связано с интернетом, а линейное телевидение ждёт вымирание.

Представьте себе такую картину: вы включаете 60-дюймовый iPadоподобный экран и кликаете по иконке приложения, позволяющего смотреть телепрограммы. Желаете посмотреть последнюю игру NFL? Специальное приложение, включающее выделенный канал NFL, позволит вам посмотреть прямую трансляцию в режиме высокой чёткости. Предпочитаете «Теорию большого взрыва»? Перейдите к приложению CBS, где вы сможете посмотреть в режиме реального времени очередной эпизод в потоковом режиме. А как на счёт «Анатомии страсти»? Для этого есть специальное приложение от ABC. Потоковое видео в онлайн – это будущее интернета – считает генеральный директор Netflix Рид Хастингз. Об этом он заявил в своём выступлении на прошедшей в Берлине Media Convention (смотрите на видео), высказав мнение, что основанная на приложениях экосистема потокового телевидения уже входит в нашу жизнь.

Хастингз даёт линейному телевидению срок жизни в 20 лет, поскольку интернет-видео несёт в себе огромное количество инноваций.

«Иногда я говорю, что линейное телевидение подобно аппарату факсимильной связи, – сказал он. – И тогда, в 80-90-е годы такой аппарат был чем-то необыкновенным. Но как только мы начали добавлять к документам дополнительные файлы, очарование факсимильной связи тут же исчезло. Так же обстоит дело и с линейным телевидением, которое в своё время сильно изменило мир… Но сегодня у нас есть нечто лучшее: интернет-телевидение».

Напомним, ранее Хастингз уже сравнивал сегодняшние телевидение с лошадью и пророчил ему смерть к 2030 году.

В своём выступлении он сравнил начинающийся бум интернет-телевидения с быстрым ростом рынка iPhone и их массовости. «Десять лет тому не было ни одного iPhone – вся эта смартфон-революция прошла за десять лет… Что же произойдёт в следующие десять лет? Что эти годы принесут в качестве инноваций в сфере электроники, объёмной реальности, появлении экранов невероятного качества? Экраны в вашем доме. Экраны в вашем кармане. Скорость интернета увеличивается благодаря использованию оптико-волоконных линий, дающих доступ во всемирную сеть. И всё это случится на протяжении десяти лет».

Хастингз предсказывает, что 4К-телевидение станет неотъемлемой частью упадка кабельного ТВ. Приводя в качестве примера грядущий Чемпионат мира по футболу, он указывает на то, какое огромное количество людей получит возможность смотреть в будущем программы 4К-телевидения, однако отмечает, что они не будут смотреть эти программы в эфире или через кабель, они скорее будут смотреть данные трансляции в интернете – по мере того, как интернет-решения развиваются и растёт количество возможностей в этой сфере.

Кроме того, Хастингз прогнозирует, что в то время, как на смену современным телевизионным сетям придут платформы интенет-телевидения, упадут барьеры, а вместе с ними – отдельные телекомпании, которые не идут в ногу со временем. Самая замечательная вещь, связанная с интернетом, заключается в том, что как только вы создали приложение для iPhone или Android, вы тут же сможете стать подобием телекомпании.

А какое же будущее ждёт Netflix? Приоритетом для компании по всему миру остаётся рост. Сегодня число подписчиков платформы составляет 57,4 миллиона абонентов, однако они не ожидают расширения типа предлагаемых программ. Хастингз заявил, что Netflix по-настоящему сконцентрирован на фильмах и телепрограммах, отметив, что компания будет производить большее количество программ и изучит возможность запуска новых телевизионных форматов. Не вдаваясь в подробности, он упомянул игры с форматами, интерактивностью и сюжетными поворотами в качестве будущих шагов Netflix.

«Мы хотим, чтобы Netflix объединил мир… Таким образом, лучший в мире рассказчик может получить голос мирового масштаба», – добавил Хастингз.

Mediasat

Подробнее ...

Как законы об авторском праве мешают приобщению к культуре и воспитанию патриотизма? Что мы теряем, загоняя память в рамки антипиратских законов? И чем опыт и судьба ученого Владимира Вернадского полезны нашему времени? На эти и другие вопросы ведущему "Коммерсантъ FM" Анатолию Кузичеву ответил президент Ассоциации интернет-издателей, завкафедрой новых медиа и теории коммуникации факультета журналистики МГУ Иван Засурский в рамках программы "Другой разговор".

"В информационном обществе все, что у тебя есть, определяется информацией, а не деньгами"

Иван Засурский: "Я хотел бы начать с одного графика, это очень сложно — изобразить его в воздухе, но я попробую. Представляешь, идет себе огромная океанская волна, космическая, огромная, как волшебная гора. Она как бы нависает где-то в 20-х годах, 10-20-е годы. Эта волна как бы поднялась вверх, и она, кажется, сейчас превратится в еще большую волну, но тут она неожиданно угасает, и угасает практически до 70-х годов, как бы все меньше, меньше, меньше, становится почти тоненькой, как в Юрмале, а потом она опять поднимается, но только доходит до середины своего предыдущего пика. Это — кривая, которая изображает количество книг, наименований, которые продаются на Amazon. То есть те книги, которые находятся в общественном достоянии, те книги, которые перешли в свободное обращение, издаются на самом деле гораздо больше, чем любые современные книги, именно на них больше всего зарабатывают издатели. Хотя я никогда не поверю, что в 1910-е годы книг писалось больше и издавалось больше, чем сейчас, но с точки зрения того, что происходит конкретно с каким-то изданиями на Amazon, это правда. Понятно, что люди покупают классику, что люди стремятся к каким-то вещам, но здесь другая история важна — важно то, что вещи, которые переходят в общественное достояние, являются частью памяти. Никто не считает количество твоих обращений к памяти, потому что память всегда должна присутствовать и так далее. Так вот, те старые произведения, которые еще находятся под охраной, практически никто не издает".

"Я нашел такого нового русского пророка, настоящего русского великого святого. Почему я влюбился в Вернадского? Во-первых, биография: имперская Академия наук, во временном правительстве, он конституционный демократ при этом, приличный человек, с Набоковым, все как бы нормально. И потом он во временном правительстве замминистра, товарищ министра образования, в 20-е годы основывает Крымский университет, посреди всего этого ада и ужаса, а потом Украинскую академию наук. Потом преподает в Париже в Сорбонне, преподает в Праге, возвращается обратно, создает русскую науку. Так в основном все, что связано с геохимией, дает целостную картину развития, эволюции, как переход из разных состояний — сначала геосфера, потом биосфера, и потом ноосфера. И он получает Сталинскую премию незадолго до конца войны за то, что нашел весь уран, который нам нужен был. Известно, для чего. Он, абсолютный такой hero, в конце пишет телеграмму Сталину. Телеграмма такая: "Многоуважаемый Иосиф Виссарионович, прошу вас использовать 100 тыс. руб. на нужды обороны как вы считаете нужным, но, пользуясь случаем, хотел бы сказать вам, что наше дело правое стихийно совпадает с наступлением нового состояния человечества, нового состояния, планеты, ноосферы, когда люди и информация начинают играть решающую роль". Значит, есть такой русский ученый, и для него как будто всего этого кошмара, который происходил для других людей, не существовало. Каким-то странным образом он умудрился все время остаться в позитиве. Как будто все было нормально, а там все было ненормально вокруг. Но все, что он делал, и все, что вокруг него происходило, было нормально. И все, что он делал, разрасталось потом и до сих пор стоит. И концепция ноосферы как раз объясняет, почему нужно это общественное достояние. Ведь если ты хочешь, чтобы у тебя была память, у тебя должен быть свободный доступ к культуре и знаниям. Это значит, что ты по-хорошему должен иметь возможность все знать. Наши дети уже на самом деле не так много знают советского кино, не так много смотрят советские мультики и так далее. Они, конечно, везде, на дисках можешь купить, но на самом деле их становится в каком-то смысле все меньше и меньше. Какие-то из них — хиты, условно говоря — еще остались, а другие постепенно просто вымываются из обращения, становятся недоступны, потому что те организации, которые занимаются их хранением, воспринимают свою задачу как то, чтобы никто их не получил. Стремятся заархивировать их. Не то, что оцифровать и сделать общедоступными, а заархивировать, но это получается как со склерозом: какая-то память архивируется, какие-то очень важные сведения, знания. Этот график Amazon показывает, что на самом деле наши законы об авторском праве сейчас программируют такую волну склероза, такой провал, который идет сразу за сегодняшним днем. Потому что издателям очень невыгодно рисковать, это небольшие тиражи получаются, это уже начинается, как говорят, "длинный хвост" — большое количество наименований, но не очень высокий уровень продаж. По идее, какую-то часть проблемы может решить цифровая печать. Мы десять лет уже про это слышим, десять лет я тоже в это верю, я верю уже 20 лет, но это не решает проблему неравенства. То есть если у тебя часть общества социализована в одну культуру, а другая часть в другую, у тебя будет гражданская война рано или поздно".

"Сейчас у нас начинается нестабильность очень серьезная, связанная с тем, что у людей разный уровень доступа к информации, разный уровень понимания и совсем разные культуры. И чем интенсивнее, жестче законы об авторском праве, тем чудовищнее наша ситуация, потому что все в советское время было государственным, основные произведения были сделаны по госзаказу. Там есть литература, авторские произведения, музыка — это все можно обсуждать отдельно, но коллективные, служебные произведения, которые делались, — за них никто уже денег не получает давно. Просто они висят на балансе каких-то студий, иногда "Мосфильм" продает в YouTube за рекламу, наверняка Facebook сейчас им предложат, они и в Facebook повесят, будут за рекламу получать деньги. Но на этом основании, когда вводится новый антипиратский закон, они могут замочить любое количество сайтов просто за то, что они повесили советское кино, могут закрыть их навсегда, выключить из интернета, подвергнуть преследованию и засудить. И если дальше ты сделаешь zoom-out из этого маленького сектора, то вся советская культура находится в каком-то очень странном состоянии — она охраняется, к ней затруднен доступ. И это все создавалось на государственные деньги с целями формирования какого-то определенного, достаточно позитивного настроя у людей по отношению к жизни. При этом советскую культуру сейчас не обязательно воспринимать напрямую, может быть, ты должен ее как какие-то вещи нарезанные видеть, какие-то куски фильмов, чтобы этим заинтересоваться. Может быть, ты должен по радио слышать какие-то джинглы из каких-то свободных мелодий и так далее. Можно и с авторами этих произведений расплатиться, чтобы никто при освобождении в накладе не остался.

Это история и память, а если у тебя нет памяти в информационном обществе, то кто ты вообще? Сейчас наступает информационное общество, ноосфера. Это значит, что все, что у тебя есть, — твое богатство, твое состояние, твое настроение, твой уровень счастья — все определяется информацией в первую очередь, а не деньгами. И неравенство между людьми проявляется через информацию, через культуру, в которую они социализованы. Все остальное не так важно становится. Информация важнее всего. И в этой ситуации в обществе сложилась система, которая отжимает из него деньги через авторские права на оплату всех этих произведений, когда они исполняются где-то, но при этом не распространяются максимально широко, хотя они были государственным заказом, создавались на государственные деньги, большая часть из них хранится в государственных организациях. Просто у государственных организаций нет такого показателя эффективности, как предоставление доступа к ним и освобождение прав, делание их общедоступными, пропаганда культурного наследия. Вместо этого идет какой-то новодел, инвестируются деньги в то, чтобы делать еще раз то же самое".


"Мы живем в очень сложном новом непознанном мире, такого не было раньше"

Иван Засурский: "У нас есть очень серьезная проблема — сократился спрос на домены, замедляется развитие нашей информационной экономики, "Яндекс" увольняет сотрудников. Мне неловко даже говорить такие вещи, но вы слышали что-нибудь о том, что Google сокращает сотрудников? А про Facebook слышали, что Facebook сокращает сотрудников? Я тоже не слышал. А почему "Яндекс" сокращает сотрудников? Похоже, все не круто. Или они делали все не так. Как такое яркое тропическое солнце росло, так всходил просто урожай нечеловеческий, и в какой-то части он остался. Это яркое тропическое солнце, а у нас вдруг какой-то северный закат произошел. Это потому что у нас очень серьезно изменился подход к регулированию интернета.

Дело в том, что у нас было историческое совещание, встреча Владимира Владимировича с интернетчиками в 1999 году, когда он сказал, что интернет трогать не будет. И интернет долго у нас не трогали, действительно. А потом в какой-то момент вдруг резко стало возникать очень много законов. Ящик Пандоры открылся с детского закона, который сейчас принял гротескные формы. Уже мы не можем обсуждать причины самоубийств в эфире. И в интернете мы не можем обсуждать это. Каждый третий ребенок, который кончает с собой, делает это из-за кибербуллинга. У меня диплом на кафедре защищался про кибербуллинг. Это когда в сетях унижают, пристают к ребенку, давят на него, и он сходит с ума и кончает с собой. Каждый третий маленький ребенок. Это значит, что по нашим новым законам ты никогда не узнаешь, что такое кибербуллинг, потому что мы не можем больше обсуждать причины самоубийств. Кибербуллинга у нас не может быть, потому что мы не можем сообщать о нем в прессе, а при этом он будет, потому что это каждый третий ребенок убивается из-за этого. И в этой ситуации мы живем в очень сложном новом непознанном мире, такого не было раньше. Это новые технологии, новая ситуация, значит, романтики используют традиционные подходы. Значит, здесь запретить и охранять права важнее, чем давать доступ к знаниям. Это романтика, но это такая консервативная романтика, очень опасная для интернета. И "Яндекс" как почуял, какие риски у них огромные, компания не может с русского рынка уйти, это основной домашний их рынок. У них просто настроение меняется. Они становятся грустные".

"Все равно у государства есть расходы: в культурной политике, в образовательной и так далее. И в какой-то момент встает вопрос о приоритетах. И открытый доступ к культуре и знаниям — очень понятная история. Для всей страны заочно ограниченный бюджет, даже по сравнению с существующими тратами, как бы довольно скромный, можешь дать всем равный доступ к культуре и знаниям. И в другой стране мира это нельзя сделать, потому что в другой стране мира до 1991 года не было коммунизма, социализма и всего этого нашего безумия. У нас есть уникальный исторический шанс. Больше того, это настолько справедливо по отношению к Бишкеку, по отношению к Алма-Ате, по отношению ко всем нашим друзьям: к Минску, к Киеву, к Тбилиси, к Риге и так далее — отдать просто советское всем. Берите, пожалуйста, это наше общее, пожалуйста.

"У нас просто не понимают, что такое мягкая сила: думают, что мягкая сила — это зеленые человечки. Мягкая сила — это когда все учат русский язык, потому что на русском языке ты можешь иметь доступ к любым знаниям и культуре. В Норвегии люди не платят в электронном виде, там есть система, бесплатные все книжки на норвежском. В Финляндии бесплатное высшее образование. Если мы нашими детьми не будем заниматься, что будет дальше, вообще? Мы должны обязательно это делать, и я поэтому, как сумасшедший, буду биться в этой истории. Мне кажется, что я встречаю реальное понимание на эту тему, потому что я даже, мне никто не говорит: "Ваня, ты сошел с ума". Мне Железняк говорит: "Давай сделаем, это может быть действительно крутая история". Володину нравится, Хабиров поддерживает эту историю, я не знаю: с кем я ни поговорю, Вислому очень нравится, Российская государственная библиотека, очень нравится, ему понравился прямо текст, и он прочитал, и он одобрил даже дорожную карту, которую я сделал".


"По новому антипиратскому закону, если жуткий наследник захочет устроить юридический рэкет, он сможет"

Иван Засурский: "Есть несколько видов прав, в которых может существовать информация, она может перейти в общественное достояние, в этот момент она не принадлежит никому или принадлежит всем. 70 лет прошло после смерти автора, если он был репрессирован, тогда после реабилитации срок считаете. Если не публиковалось, там много есть нюансов, накручено все, юристы старались много сотен лет, немцы, в основном. В Германии самые жуткие законы, поэтому в Германии нет никакого интернет-бизнеса нормального, там нет ни Google, там ничего и не возникнет никогда, потому что там газетчики все так простроили с издателями, там доты-пулеметы, оборона Берлина происходит.

В остальном есть общественное достояние, грубо говоря, это все, что угодно. Через четыре года Вернадского можно будет каждому размещать хоть у себя на сайте полное собрание сочинений — и ничего не будет за это. В принципе, и сейчас, наверное, никто не прицепится, но по новому антипиратскому закону, если есть какой-то жуткий наследник, и он захочет рэкет устроить юридический, он реально может, потому что до 5 млн руб. можно ущерб предъявлять по нарушению авторского права в России".

"Есть Creative Commons или свободные лицензии, или открытые лицензии, кто как их называет. Они вошли в Гражданский кодекс, Дмитрий Анатольевич, слава ему, очень настаивал на этом, и это произошло: у нас в России разрешены свободные лицензии, "Википедия" работает легально — чудо, бывают такие вещи. Там есть несколько градаций, например, ты можешь запретить коммерческое использование или разрешить. "Википедия" разрешает коммерческое использование: хочешь издать "Википедию" — издавай, нет вопросов вообще, хочешь какую-то статью опубликовать — публикуй, все, что хочешь делай — это же "Википедия". "Мы живем на пожертвования" — вот их девиз.

Есть другой Creative Commons, например, некоммерческое использование: авторы некоторые не очень хотят, чтобы кто-то взял просто опубликовал сборник, писатели пишут свои книжки. Они делают открытый доступ части произведений ко всему, это хорошо их рекламирует, продвигает, какие-то читающие люди смотрят их статьи и так далее, как YouTube, грубо говоря. Получается, для тестов: ты размещаешь фрагмент или часть, или даже все, но потом люди идут и покупают, потому что круче читать в распечатке. Соответственно, например, есть вариант: ты оставляешь себе права, Министерству культуры это больше нравится, на те произведения, которые они профинансировали, они делают свободные лицензии. Они реально думают об этом, они хотят говорить об этом, они назначают встречи, не говоря о том, что они сейчас читают это исследование про общественное достояние. Эта тема начинает пробивать, потому что она очень понятно объясняет, зачем государству инвестировать в образование, в культуру, зачем государству инвестировать в науку. Например: ты реально можешь у всех издателей мира купить все книжки и сделать открытый доступ на территории Российской Федерации за ограниченные деньги, навсегда. Я не знаю, сколько это стоит, но я уверяю, что это меньше, чем ты себе можешь представить. Ты можешь со всего мира купить всю информацию, она будет стоить, не знаю, меньше, чем мы отдаем за голливудское кино каждый год.

И в этом смысле, когда ты начинаешь серьезно эти проекты двигать, думать об этом, ты понимаешь, какой колоссальный есть шанс, потому что, с одной стороны, есть советское: если советское отдать, с ним разобраться, какие-то права, может быть, выкупить у кого-то — зачем каждый год торговаться с авторским обществом — давай сейчас мы тебе без посредников отдадим из госбюджета деньги за твои произведения, они станут свободными. И люди на Параде Победы смогут их петь без того, чтобы их потом судили за это. Это факт нашей жизни, это несвободно. Можно расплатиться один раз, все старики будут счастливы получить деньги, даже их наследники уже".

Источник Коммерсант

Подробнее ...

В ходе дискуссий на площадке фестиваля «Вместе радио» 2.3 директор ООО «Радио Нижний Новгород» Алексей Беляев рассказал о том, как компания использует собственные ресурсы для борьбы с кризисом.

Не буду пессимистом. Все, что происходит сейчас с радио – это хорошо. Руковожу холдингом из трех радиостанций («Авторадио» и NRJ московский сигнал, «NN-радио» – собственное программирование эфира). На радио работаю более 20 лет. Застал все экономические скачки, которые в прошлом сильно влияли на радио. Все предыдущие кризисы – ерунда.


В 1998 году рынок радио формировался и рос. Никто даже не успел понять, что это кризис. После 2008 года мы тоже быстро «отскочили», потому что были неплохо готовы на радио по продажам и продвижению. Провал, в который мы попали тогда, длился недолго, около 7 месяцев. Дальше все пошло, как обычно. Сейчас эти годы можно назвать тучными, сытыми временами.


А вот сегодня весело, сплошной драйв. Говорю без сарказма. Все правила поменялись. Мне это напоминает азартную игру в покер: серьезные ставки, блеф, кто-то пасует, кто-то идет ва-банк. На радио стало интересно. У меня настроение именно такое. Да, стало тяжелее, но это бизнес. Никто не говорил, что будет легко.


Около двух лет назад на вокзале провожал друга. Проводник глянул в его паспорт, посмотрел на фотографию, сравнил с оригиналом, замешкался. А друг улыбнулся и говорит: «А ведь дальше будет только хуже!» Вот именно так мы сейчас работаем, живем сегодняшним днем. Все как в жизни. Пока получается ярко и насыщенно.


Сегодня по городу падение рынка радио около 30%. Конкретно наш холдинг потерял 12%. Кому-то это покажется хорошим результатом, но я считаю, что были шансы «упасть» меньше. Уменьшение рекламных бюджетов не отменяет задачи по успешной работе с теми деньгами, что остались на рынке.


Почему такое большое падение? Мы большой город, нас «кормят» крупные федеральные рекламные агентства и поддерживают бюджетами. От 30 до 50% нашей прибыли зависит от этих денег, в зависимости от месяца. Когда начался кризис, прямые продажи радио у нас даже выросли, но рекламные агентства перестали нас радовать. Прекрасная работа собственных продавцов это соотношение выровнять не смогла.


Продажи от рекламных агентств нельзя планировать, их можно только прогнозировать на основании предыдущих периодов. Федеральные деньги – это «игла», с которой наш холдинг всеми силами пытается «соскочить». В период, когда «федералы» снижают темпы работы, нам бывает очень больно. Ты надеялся на эти ресурсы, расширял работу, а в результате теряешь.


Как мы работали, когда было тяжело? Занялись качеством работы. Стимулировали отдачу сотрудников, заставили себя и коллег больше работать. Часть людей уволили, поэтому зарплату практически не сокращали. У оставшихся работы прибавилось. Не буду скрывать, на радио это работает, сотрудники в тонусе.


Несмотря на богатый опыт, оказалось, что многие из инструментов, связанных с продажами, мы не использовали. Этот кризисный период помог задействовать эти ресурсы. Обучаемся. Повысили контроль работы с клиентами, рабочего времени, эффективности – всего, до чего руки в докризисные времена не доходили.


К сожалению, пришлось сократить статью, связанную с продвижением и акциями. Оставили только те, которые настроены на результат. Раньше мы увлекались имиджевыми мероприятиями, делали всё, что нам нравилось. Всё, что было ярко и интересно. Теперь только то, что быстро оказывает влияние на рейтинг и прибыль. Да, стали прижимистей, не тратим зря труд и время сотрудников. Ведь именно эти ресурсы мы как бизнес, в конце концов, и обмениваем на наши деньги.


По материалам выступления Алексей Зверев

Подробнее ...

Радио является более интеллектуальным СМИ, чем телевидение, сказал в эфире радио «Sputnik» директор радиокомпании «Тоспа» Арам Чахоян.

«В отличие от телевидения, здесь ты лишен визуальных эффектов, и основной акцент нужно ставить на грамотность речи, хорошо поставленный голос и интересное построение мыслей», - сказал Чахоян.

По его словам, сегодня средства распространения информации расширяются, и кажется, что интернет отобрал «хлеб» у радио и, отчасти, у телевидения, но «за рулем в машине» радио остается первичным.

«Мое мнение субъективно, но я продолжаю получать интересующие меня материалы с радио. Радио остается для меня более интеллектуальным и богатым СМИ. В радио и вкус, и профессионализм выше, чем на телевидении. Для меня радио интереснее», - отметил Чахоян.

По словам Чахояна, радио сегодня не только не теряет свою интересность, но есть люди, интересующиеся этой сферой, есть профессиональные журналисты, ведущие.

«Сегодня есть радиостанции, действующие на профессиональной основе. Есть люди, которые живут этим, как начинал жить я с 1995 года, и эта любовь не погасла по сей день. Я не один, есть люди, которые любят и живут радио, и эта любовь будет иметь продолжительный характер», - подчеркнул Чахоян.

По традиции 7 мая на территории России и бывшего СССР отмечается День радио. Событие, положенное в основу этого праздника, связано с деятельностью выдающегося русского физика и изобретателя Александра Степановича Попова (1859-1905).

7 мая (25 апреля по старому стилю) 1895 года на историческом заседании физического отделения Русского физико-химического общества (РФХО) в Санкт-Петербургском университете Александр Попов продемонстрировал созданную им первую в мире искровую беспроводную приемо-передающую радиосистему, пригодную для надежного обмена информационными сигналами. В России этот факт был принят за точку отсчета начала радиосвязи.

Источник

Подробнее ...
Кинорежиссер Никита Михалков предложил создать общедоступный кабельный телеканал для показа дебютов молодых кинематографистов. По словам режиссера, в связи с расширением своей киноакадемии он проводит переговоры с руководством ВГТРК о том, чтобы его студенты могли показать свои работы широкой публике.

— Вообще, было бы хорошо организовать канал, где бы крутили только студенческие работы — по примеру кабельного канала «Эгоист». Это фантастический канал, где круглосуточно показывают шедевры короткого метра, — отмечает Никита Михалков. — А в нашем случае это мог бы быть канал-полигон, где можно обкатывать дебюты, который бы в постоянном режиме информировал, что происходит в молодом кино и театре. Уверен, что это будет интересный опыт и для начинающих кинематографистов, и для зрителей, когда можно проследить сам процесс, а не только готовый результат. Все знают, как тяжело пробиться молодому кино на телеэкран. Собрать альманах из короткометражных работ любой киношколы — это несложно. Но рассчитывать, чтобы эти диски пачками покупали в супермаркетах, не приходится. А вот специальный канал, который бы правильно позиционировался и являлся постоянным источником информации о молодом кино, — это серьезно облегчит молодым путь в профессию.

Кабельный телеканал «Эгоист», о котором говорит режиссер, распространяется по платной подписке и специализируется на артхаусе — от художественных короткометражных картин до видеоарта и музыкальных клипов.

Генеральный продюсер «Эгоиста» Владимир Ананич, однако, сомневается в том, что формат его телеканала удастся перевести в общедоступную форму.

— Проблема в первую очередь в контенте. Хороших работ очень мало, мы ищем их по всему миру. Отечественной продукции у нас не больше 10%, и перспектив для расширения ее доли не предвидится. Мэтру, конечно, виднее, но учебные работы бывают не очень привлекательны, зачастую лишь единицы бывают интересны, и чтобы сделать из них стоящий продукт, приходится прикладывать очень большие усилия, — говорит Ананич.

Как отмечает финансовый аналитик группы «Финам» Тимур Нигматуллин, на реализацию проекта потребуется как минимум 100 млн рублей в год. Часть расходов, возможно, удастся покрыть за счет рекламы, однако конкретные цифры будут зависеть от ситуации на российском рекламном рынке.

— Создаваемый телеканал, очевидно, будет представлять уникальный контент, интересный для достаточно узкого сегмента рынка. Обычно подобное позиционирование позволяет дорого продавать рекламу. Однако я не думаю, что в первые несколько лет проект будет рентабелен на уровне операционной прибыли — в том числе на фоне значительных расходов на продвижение и поиск рекламодателей, — говорит эксперт.

Идею Михалкова поддерживает режиссер Алла Сурикова («Человек с бульвара Капуцинов», «Ищите Женщину»).

— Подобный канал будет несомненно полезен, поскольку у студенческих работ, особенно короткометражных, очень мало выходов к зрителю. Фактически есть только несколько специализированных фестивалей вроде «Святой Анны», — считает она.

Алла Сурикова отмечает, что сейчас наблюдается тренд на сотрудничество крупных фестивалей с авторами короткометражек. Среди них «Кинотавр», «Окно в Европу», ММКФ и фестиваль «Улыбнись, Россия!». Сама Алла Сурикова в свое время занималась программой «Первый фильм», некоторое время выходившей на телеканале ТВЦ, в которой молодые режиссеры могли представить свои дебютные фильмы.

У киноведов, однако, возможность реализации подобного проекта вызывает вопросы.

— Идея несомненно хорошая, однако есть большие сомнения в ее реализации, — говорит телекритик «Литературной газеты» Александр Кондрашов. — Сейчас очень много телеканалов и крайне высокая конкуренция. Успех может быть только на рынке кабельного вещания.

Сомнения в удаче проекта в нынешних финансовых условиях высказывает и главный редактор журнала «Искусство Кино» Даниил Дондурей.

— Возникает вопрос: кто будет платить? Привлечь частных инвесторов вряд ли удастся — все-таки тематика слишком узкая. Своих денег у Михалкова тоже вряд ли хватит. Остается один вариант — господдержка. Однако и он не очень вероятен, поскольку государство сейчас сокращает финансирование телевидения.

Ранее «Известия» писали о том, что в 2016 году «Мосфильм» возьмет шефство над дебютными работами — студия будет отбирать наиболее перспективные проекты начинающих компаний и оказывать творческую и техническую поддержку при их реализации. Киноконцерн «Мосфильм» был выбран площадкой проекта как крупнейшая студия в стране, располагающая современными производственными мощностями и высокопрофессиональными кадрами.

Авторы Кирилл Веприков, Николай Корнацкий
Фото: ИЗВЕСТИЯ/Павел Баранов

Подробнее ...

Я миноритарий, и пока этого достаточно...

Автор   Опубликовано 30-04-2015 в История успеха   Всего комментариев: 0

Бывший гендиректор ИД «Коммерсантъ» Демьян Кудрявцев официально стал совладельцем компании, издающей «Ведомости». В интервью РБК он рассказал, на какие средства приобрел газету и как собирается ее развивать

На медиарынке уже несколько недель говорили о том, что Демьян Кудрявцев приобрел долю финской Sanoma Corp. в компании «Бизнес Ньюс Медиа», издающей «Ведомости». Утром 30 апреля финский медиахолдинг, до этого отказывавшийся комментировать слухи, официально объявил о сделке. Помимо 33%-й доли в «Бизнес Ньюс Медиа» (еще по 33% принадлежит Dow Jones, издающей Wall Street Journal, и FT Group, издающей Financial Times), Кудрявцев приобрел у Sanoma портфолио компании «Юнайтед Пресс» (издает журналы Men’s Health, National Geographic, Harvard Business Review, газету The Moscow Times и др.). Эти сделки были оформлены на компании Кудрявцева Ivania Ltd и Moscow Times LLC.

Сумма сделки не раскрывается. В пресс-релизе Sanoma лишь говорится, что компания ожидает, что на момент закрытия сделки сможет отразить в отчетности разницу в €8 млн (до валютной корректировки) между балансовой стоимостью продаваемых активов и суммой сделки.

«На сегодняшний день все потраченные деньги мои»

— В интервью трехлетней давности, сразу после ухода из «Коммерсанта», на вопрос, собираетесь ли вы инвестировать в медиа, вы ответили: «Для этого нужен капитал, а у меня его нет». Что изменилось за три года?

— Вся медиаиндустрия сильно поменялась. Когда почти 15 лет назад мы с партнерами продали компанию «Ситилайн» за $26 млн, я был бы в состоянии купить долю в Mail.ru, скажем, но зато не мог купить кусочек «Ведомостей» — дорого. А теперь ровно наоборот. Кроме того, эти годы хоть и были для меня сложными, но оказались относительно успешными финансово.

— Вы единственный покупатель доли в «Бизнес Ньюс Медиа», издателе «Ведомостей», или все же представляете пул инвесторов?

— Мы начинали строить эту сделку с моими друзьями, бывшими управляющими активами News Corp. в России и странах СНГ [ранее среди партнеров Кудрявцева называли ​Мартина Помпадура, бывшего председателя совета директоров европейского подразделения News Corp., и Владимира Воронова, возглавлявшего одно из подразделений News Corp. в России], и предполагали даже более широкий пул инвесторов, если сделка этого потребует. Но в процессе долгих переговоров формат изменился. На сегодняшний день все потраченные деньги мои, друзья и партнеры по другим бизнесам помогли тем, что позволили где-то быстро реализовать доли, где-то получить дивиденды.

Я понимаю, что много лет работы в «Коммерсанте» я ассоциировался ​прежде всего с наемным менеджментом, но я не прекращал заниматься частным бизнесом, и теперь пришла пора сосредоточиться только на нем. В основном я занимаюсь стратегическим консультированием в области маркетинга, медиа и IT, а также иногда реализацией сырьевых активов и недвижимости. Выход из ряда проектов и позволил мне сейчас чувствовать себя финансово независимым.

Происхождение денег доподлинно известно продавцам, партнерам по бизнесу — Financial Times и Wall Street Journal, а также банкам, проводящим сделку.

— Для покупки вы использовали компенсацию, полученную при уходе с должности гендиректора ИД «Коммерсантъ» в 2012 году?

— В том числе.

— На какие активы вы изначально претендовали в переговорах с Sanoma?

— Мы всегда претендовали на долю в «Бизнес Ньюс Медиа», были готовы рассматривать журнал Harvard Business Review, газету The Moscow Times. Но Sanoma продавала их вместе с глянцевым блоком. Поэтому мы тоже рассматривали активы совместно и целиком. В таком виде сделка казалась для меня, даже с партнерами, слишком дорогой. Было решено собрать какой-то консорциум инвесторов, который бы выступил как единый покупатель, но сделка в итоге изменилась. С точки зрения структуры сделки — к моей выгоде, хотя, может быть, я бы предпочел задорого в коллективе купить актив на растущем рынке, чем задешево единолично владеть чем-то на падающем.

— Кого вы звали в тот консорциум? Несколько человек сказали нам, что вам в поиске инвесторов помогал министр «открытого правительства» Михаил Абызов, это так?

— Говорить, что мне помогал Михаил Анатольевич, и неверно, и самоуверенно. Насколько я знаю, в его работу как министра входит помогать бизнесу в целом, а не конкретным бизнесменам. На самом деле я никого не просил напрямую помогать мне искать инвесторов, но все мои близкие знакомые знали, что, возможно, мне понадобится консорциум. Я сам, без посредников, приглашал в этот консорциум нескольких либеральных капиталистов, инвесторов с диверсифицированными портфелями. Но из-за того, что сделка шла довольно долго, мои друзья и недруги невольно стали источниками слухов и догадок, эхо которых вы слышите до сих пор.

Например, не секрет, что на этапе, когда Sanoma еще продавала актив целиком, включая «Фэшн Пресс» [издает журналы Cosmopolitan, Esquire и «Домашний очаг»; в декабре 2014 года Sanoma объявила, что продала свою долю в 50% своему партнеру по этому активу ИД Hearst Shkulev Media, который воспользовался правом первой руки], мы были готовы договориться с Питером Герви [основатель СТС и радио Maximum, сейчас владеет на российском рынке долями в нескольких активах, в том числе Sony Pictures Cable Channels и Russian Media Ventures]. Это был самый простой ход — выбрать человека, который и так проявил инициативу. Было понятно, что он пошел в сделку не ради «Ведомостей», тоже был готов взять все что предлагают, но очевидно, хотел глянец. Мы поговорили с Питером, он согласился, что вместе будет лучше, и мы переподали заявку вместе. Но когда выяснилось, что Hearst сам готов купить «Фэшн Пресс» и сделка в том виде развалилась, Герви сказал: «Остаток мне не нужен».

— Почему консорциум с Мартином Помпадуром и Владимиром Вороновым развалился и вы остались одним покупателем?

— Он не развалился, просто он пока не состоялся. Сделка получилась значительно меньше, чем мы думали, к тому же рынок сильно ухудшился. Это для меня этот рынок ключевой, а для господина Помпадура лишь один из ключевых. Когда понадобится что-то расширять на базе приобретенных активов, наращивать бизнес, то я надеюсь, что Мартин Помпадур и Владимир Воронов станут моими партнерами. Также я рассчитываю на их помощь и консультации в формате совета директоров. Опять же, если это не будет противоречить старым или новым законам.

— То есть вы собираетесь пригласить их в совет директоров «Бизнес Ньюс Медиа»?

— Уже пригласил.

— В рамках этой сделки вы также покупаете журналы Men’s Health, Women’s Health, National Geographic и Harvard Business Review. Они вам интересны с точки зрения бизнеса или это было требование Sanoma?

— Sanoma после разделения основных сделок уже ничего не требовала. Но именно с этими активами существует определенная синергия. К тому же управляющую компанию, которая все равно будет заниматься «Ведомостями», Moscow Times и b2b изданиями, правильно загрузить и другими проектами, от этого все выиграют. Но говорить об этом пока рано — с владельцами брендов еще необходимо до конца обсудить условия дальнейшей работы.

— В марте правительственная комиссия по иностранным инвестициям отложила рассмотрение сделки между Sanoma и Hearst Shkulev Media, который принадлежит поровну американской Hearst и российскому бизнесмену Виктору Шкулеву. Источник в Минкомсвязи объяснял, что продажа 50% «Фэшн Пресс» компании с американским совладельцем накануне вступления в силу закона об ограничении иностранного капитала в СМИ дезориентирует рынок. Будет ли вам интересно купить «Фэшн Пресс», если сейчас сделка Hearst и Sanoma развалится?

— В этой сделке слишком много сложностей и нюансов. Мне бы не хотелось переходить дорогу Виктору Шкулеву и его американским партнерам, притом что они же владельцы брендов. Если структура предложения изменится, а сумма уменьшится, это сможет меня заинтересовать. Но, боюсь, не только меня.

«Я не согласовывал эту сделку в администрации президента»

— «Ведомости» — политический актив. Пришлось ли вам согласовывать сделку с представителями российских властей?

— В курсе ли какие-то конкретные представители власти, что я был в течение года претендентом на этот актив и стал в итоге его покупателем? Да, в курсе. Такая у них работа.

— Встречались ли вы с кем-то из администрации президента в связи с этой сделкой, например с первым заместителем руководителя администрации президента Вячеславом Володиным?

— Записывайте. Я никогда не встречался с Вячеславом Володиным или с кем-нибудь из его подчиненных. Я не согласовывал эту сделку ни в администрации президента, ни в другом органе государственной власти. Я, безусловно, ее обсуждал, в том числе с чиновниками, такова сегодняшняя практика, как вы и сами прекрасно знаете.

— Есть ли у западных акционеров «Ведомостей» FT Group и Dow Jones понимание, как дальше поступать со своими долями в «Бизнес Ньюс Медиа» в связи с новым законом, запрещающим иностранным инвесторам владеть больше 20% в российских СМИ?

— Позиция иностранных акционеров «Ведомостей» в данном случае ничем не отличается от позиции всех иностранных акционеров СМИ в России, а их много, и мы стараемся со всеми поддерживать контакт. Пока это позиция полного непонимания. Запад же очень просто устроен — они не хотят нарушать закон. Но для того чтобы его не нарушать, они должны его понять.

С их точки зрения, этот закон не может быть реализован в том виде, в котором он сейчас существует, в указанные сроки. Попытка его реализовать в этом виде нанесет огромный ущерб отрасли. Но иностранцы готовы к диалогу, насколько мне видно.

— В Минкомсвязи при этом заметили, что западные акционеры «Ведомостей» практически единственные на издательском рынке, кто не встречался с министерством для обсуждения этого закона. Хотя они встречались с Роскомнадзором.

— Иногда проблема иностранцев в России не только в том, что они не могут получить ответы, а в том, что они даже вопросы правильно не могут задать. Обычно для этого и существуют местные партнеры, локальный менеджмент. Будем надеяться, что коллеги удовлетворены результатами встречи.

По существу я хочу сказать, что когда закон в во всех аспектах будет разъяснен всем иностранным участникам рынка, «Бизнес Ньюс Медиа» будет соответствовать ему де-юре и де-факто.

— Правда ли, что для того чтобы согласовать эту сделку в преддверии нового закона, вам пришлось отказаться от второго гражданства — израильского?

— Не хочу это комментировать.

— Должны ли были западные акционеры «Ведомостей» одобрить вашу кандидатуру в качестве покупателя?

— Это формулируется иначе, но считайте, что да.

— Обсуждаете ли вы с ними возможность выкупа их долей?

— Нет.

— У Sanoma были в «Бизнес Ньюс Медиа» права управляющего партнера. Перешли ли они к вам?

— Я не считаю, что обладаю какими-то специальными правами по сравнению с другими акционерами.

— Sanoma при этом была довольно требовательным акционером. В какой-то момент они пытались согласовывать чуть ли не каждую конкретную корреспондентскую ставку в «Ведомостях».

— Это не называется управление, это называется контроль. Sanoma пыталась контролировать действия локального менеджмента; у остальных акционеров в целом есть такое же право.

Суть управляющего мандата Sanoma состояла только в решении административно-сервисных задач. Просто из-за того, что у нее были и другие, смежные активы в России, она свои функции контроля могла реализовывать активнее, чем другие партнеры. Но поставить генерального директора, главного редактора или согласовать бюджет она без решения совета директоров не могла. Полного мандата независимого управляющего партнера у Sanoma никогда не было. Его не будет и у меня.

— Действительно ли у Dow Jones и Financial Times при этом было больше полномочий в выборе главного редактора, чем у Sanoma?

— Их мнение как издателей ежедневных газет, безусловно, очень весомо. Формальные внутренние процедуры я бы не хотел обсуждать.

«Любая выбранная стратегия повлияет на газету»

— Насколько активно вы намерены участвовать в работе «Бизнес Ньюс Медиа»? Претендуете ли вы на должность руководителя компании?

— В компании сегодня есть менеджмент, структура и процедуры принятия решений. Я миноритарий, владелец небольшой доли в газете. Это для меня новый и важный опыт, и пока этого достаточно.

— И все-таки в отличие от западных партнеров вы находитесь в России и за счет этого можете, как и Sanoma, чаще реализовывать свое право контроля. Наверняка для топ-менеджмента «Бизнес Ньюс Медиа» это нервная ситуация.

— Как бывший газетный менеджер заверю вас: каждый день нервный, не эта ситуация, так другая. Компанией нужно заниматься, чтобы она развивалась и зарабатывала деньги, и не только на операционном, но и на корпоративном уровне. Я совершенно не претендую на то, чтобы это делали люди или компании, связанные со мной. Я считаю правильным, чтобы они вообще были. И это вопрос, который я собираюсь ставить перед западными акционерами.

Годы прошли, рынок поменялся. В компании эти изменения, с моей точки зрения, не были отражены в достаточной мере. Сейчас на корпоративном уровне должны быть приняты решения, которые, возможно, что-то в ней изменят.

— Как вы видите себе будущее «Ведомостей»? В «Коммерсанте» вы активно развивали мультимедийную часть — радио, телевидение. Есть ли у вас какие-то мультимедийные идеи здесь?

— Есть. Совсем другие. Но я не могу их рассказать вам до того, как расскажу их совету директоров.

— По данным СПАРК, на протяжении последних лет, с 2009 по 2013 год, ЗАО «Бизнес Ньюс Медиа» было убыточным. Данных за 2014 год пока нет, но можно предположить, что оно осталось убыточным, учитывая тяжелый для рынка год. Готовы ли вы к постоянным инвестициям в этот актив?

— Не думаю, что компании понадобятся «постоянные инвестиции», а к временным я готов. Соразмерно собственной доле.

— Платная подписка в «Ведомостях» вам кажется перспективным направлением? Сколько газета сейчас на этом зарабатывает?

— Я не могу говорить, сколько она зарабатывает, хотя знаю. То, что уже существует какое-то количество людей, готовых платить за качественный контент, который все равно тем или иным способом (раньше или позже, с технологическими или этическими сложностями) доступен бесплатно, мне кажется очень важным. Верно ли это или нет с экономической точки зрения — быть практически единственным изданием, которое на этом настаивает, — трудно пока сказать.

— В чем потенциал развития «Ведомостей» с точки зрения бизнеса?

— Что такое развитие с точки зрения бизнеса на этом этапе — повышение стоимости компании или извлечение прибыли? Я не считаю, что текущее извлечение прибыли в данном случае правильная стратегия. А вот повышение стоимости мне кажется важной задачей. Для этого, в частности, необходимо развиваться, увеличивать доходы, потому что сокращать расходы в целом печатным медиа уже некуда.

— Вопрос заключается в том, как это затронет газету в ее нынешнем виде.

— Наверняка затронет. Безусловно, любая выбранная стратегия, любое наступление завтрашнего дня повлияет на газету как на компанию, как на продукт. Должны повлиять. Даже если газета прекрасна. Но если она не будет меняться, причем следуя собственному плану, а не только под давлением обстоятельств, эта газета умрет, как и любая другая.

«С «Коммерсантом» всегда происходит то, что со страной»

— Многими покупка вами доли в «Ведомостях» воспринимается как попытка взять реванш после ухода из «Коммерсанта»...

— И в политике, и в бизнесе сам по себе реваншизм не может быть основанием для новой прочной модели. Да и над кем я должен одержать реванш? Я проработал в «Коммерсанте» дольше, чем любой другой на этой должности. Возможно, дольше, чем стоило. Мне кажется, менеджмент не должен настолько привыкать к креслу. Мне жаль некоторых недореализованных идей, но я надеюсь на новые, а не на возможность разыграть старые еще раз.

— Вы считаете «Коммерсантъ» сейчас серьезным конкурентом «Ведомостям»?

— Независимо от конкуренции с «Ведомостями» я считаю «Коммерсантъ» великим брендом и великим издательским домом. Он уникальный в том числе потому, что как бренд был создан без какой-либо иностранной помощи, с нуля, в полном и соответствии с характером времени, по сути, его опередив и во многом сформировав. В этом смысле с ним не произошло ничего такого, что бы это его качество уничтожило.

Конечно, глупо отрицать, что был какой-то период, когда «Коммерсантъ» менее соответствовал ожиданиям своей аудитории. Этот период далеко не первый, так бывало уже несколько раз, но именно это отличает великую газету от любой другой — способность к возрождению. Сейчас там хорошее руководство. Улучшения, которые произошли в контенте в последние месяцы, очень серьезные. Просто положительные изменения не становятся видны моментально в отличие от отрицательных.

«Коммерсантъ» — газета про наше общество, она соответствует ему не только тем, что в ней написано, а иногда и тем, что с ней самой происходит. С «Коммерсантом» в каком-то смысле всегда происходит то, что со страной. И в этом смысле дай бог ему успеха.

— Вы работали в «Коммерсанте» в 2006–2012 годах. Сейчас настали совсем другие времена. Люди негибкие, быстрее вымываются с рынка. Как вы думаете, не придется ли вам поступаться своими принципами в качестве уже совладельца СМИ?

— Напомню еще раз, что в «Коммерсанте» я работал менеджером. В «Бизнес Ньюс Медиа» я один из акционеров. На сегодняшний день структура владения и управления «Ведомостями» не дает мне поступиться принципами больше, чем другим партнерам — Wall Street Journal и Financial Times.

— Вы не раз говорили, что вам не стыдно ни за что, что происходило в «Коммерсанте» при вас. А увольнение главного редактора журнала «Коммерсантъ-Власть» Максима Ковальского?

— За эти годы Ковальский говорил про нашу работу и расставание много разного. В том, что он говорил, была правда, но не только и не вся. Эта история не только про уход Максима. Так или иначе после нее компанию покинули почти 20 человек. Максим же давно вернулся в «Коммерсантъ» — работать, в частности, с ярыми сторонниками своего увольнения, я приобрел долю в конкурирующем издании, возвращаться к этому сейчас и впредь не вижу никакого смысла.

Демьян Борисович Кудрявцев родился 17 декабря 1971 года в Ленинграде. Закончил факультет журналистики Ленинградского университета и филологический факультет Иерусалимского университета. С 1990 по 1995 годы жил в Израиле. После возвращения в Россию в 1995 году участвовал в создании компании Netskate (интернет-проекты «Анекдот.Ру», «Вечерний интернет»), провайдерской компании «Ситилайн» (позже продана компании «Голден Телеком»), журнала Internet и нескольких других медиапроектов. С 2001 года Кудрявцев жил в Лондоне и консультировал бизнесмена Бориса Березовского по его медиапроектам.

В 2006 году Кудрявцев был назначен генеральным директором ИД «Коммерсантъ», тогда принадлежавшего Борису Березовскому и Бадри Патаркацишвили. Кудрявцев сохранил эту должность и после продажи «Коммерсанта» бизнесмену Алишеру Усманову в сентябре 2006 года. Кудрявцев покинул «Коммерсантъ» в 2012 году, через несколько месяцев после скандала в журнале «Ъ-Власть», опубликовавшего фотографию избирательного бюллетеня с нецензурной надписью в адрес президента Владимира Путина. Официально Кудрявцев тогда говорил, что предложенная им стратегия развития холдинга «Коммерсантъ» (на должность главы холдинга Кудрявцев перешел за пару недель до отставки) не подошла акционерам. В 2014 году Кудрявцев создал коммуникационное агентство «Ясно Communications».

Беседовали Елизавета Сурганова, Юлия Ярош

Фото: Екатерина Кузьмина

Источник: РБК

Подробнее ...

Директор радиостанции "Мария FM" (г. Киров) Михаил Анненков об инструментах, позволяющих радиостанциям избежать сокращения объемов рекламы на радио во время кризиса. По материалам дискуссии о состоянии радио в регионах России, которая состоялась 23 апреля 2015 года во время фестиваля «Вместе радио» 2.3  в Москве.

Доходы нашей радиостанции не сократились по отношению к прошлому году. В марте у нас даже есть рост на 0.5%. К сожалению, о всем рынке рекламы Кирова и Кировской области такого не скажешь. "Мария FM" входит в холдинг RNTI Media Group, в котором 16 предприятий (телевидение, глянец, пресса, интернет, радиостанция). Готов поделиться тремя инструментами, которые позволили радиостанции удержаться на плаву.

 

Первое. Улучшите качество работы рекламного отдела. Наши рекламные менеджеры совершили подвиг. Доброе слово и "пистолет в руке" свое дело сделали. Чтобы этот инструмент заработал, я изменил свою мотивационную модель как директора. Убрал зарплату и оставил только процент от чистой прибыли. Сделал по собственному желанию, для себя. Вот такая мотивация.

Помните, что Артемий Лебедев сказал о мотивации? «Как себя мотивировать что-то делать? Да, никак. Сидите в …опе!» Я эту модель очень хорошо прочувствовал и полностью убрал окладную часть своей зарплаты.

В дополнение к этому было введено много жестких схем работы рекламного отдела на радиостанции введено, но они в первую очередь начинались с меня. Мы сконцентрировались на работе «в полях», выгоняли всех из офиса утром и вечером. Вплоть до того, что выключали электричество в кабинетах. Вот такая была горькая пилюля, но она сработала.

 

Второе. Когда начался кризис, мы применили второй инструмент. Это было в феврале. Мы провели бизнес-форум для клиентов. Вероятно, многие делали что-то подобное. Мы собирали наших клиентов, делали для них презентации, проводили семинары, лекции и так далее. Задача у нас была более чем конкретная: вернуть клиентов, которые сняли размещение 1 января 2015 года. Следовательно, обеспечить возврат тех денег, которые мы недополучили из-за отказа покупать нашу рекламу с начала этого года.

На наш бизнес-форум мы приглашали только тех, кто работал с нами в ноябре, декабре 2014 и передумал продолжать размещаться в 2015 году. Успех обеспечили нюансы. Пригласительных мы раздали в 2 раза больше, чем было мест в зале. Для тех, кто хотел попасть на наше мероприятие без приглашения, мы продавали билеты по 3 000 рублей. Клиенты, дававшие у нас рекламу, получали билеты бесплатно.

Перед собравшимися выступали предприниматели, которые рассказывали, как они сохранили свой бизнес во время прошлого кризиса в 2009-2010 годах. Они описывали свой опыт, делились подходами к рекламе и так далее.

Мне тоже было важно выступить перед этой аудиторией. Моей задачей было донести до наших клиентов, что кризис – прекрасно подходит для продвижения бизнеса. Оборона, то есть экономия на рекламе, не самая выигрышная модель работы в этом период.

В конце форума мы сделали следующее. В обмен на пригласительный билет каждый присутствующий клиент получал уникальное рекламное предложение, которое он не получал и никогда больше не получит в этом холдинге. Это предложение можно было «обналичить» только один день, на следующий день после мероприятия с 9 до 18 часов только по одному телефону.

Звонки принимала конкретная девушка (руководитель одного из наших предприятий), которую мы всем на форуме представили. Мы замкнули все на одном человеке, чтобы потом проще было подсчитать эффект от этого предприятия. Прием звонков оказался настоящей битвой за рекламу на предприятиях RNTI Media Group.

Девушка лично принимала звонки, консультировала, узнавала потребности и сразу же распределяла заказы на рекламу между руководителями наших предприятий. Дальше контакты с клиентом осуществляли они. Не менеджеры по рекламе, а именно руководители отделов продаж. Это было обязательное условие. Чтобы с генералом разговаривал генерал.

После этого в течение дня назначались встречи, делались наши уникальные предложения от структур нашего холдинга. И через неделю мы подсчитали результат. Нам важно было не просто провести этот форум, а убедиться, что в его эффективности, которую мы измеряли в рублях. Получилось, что мы вернули в холдинг сумму с шестью нулями. Эти деньги потратили на рекламу те, кто нам поверил. И правильно сделали.

 

Третье. Изучите предыдущий кризис. Мы взяли нашу бухгалтерию и посмотрели, кто у нас рекламировался в январе и феврале 2009 года. Сделали список рекламодателей и ранжировали его по затратам на рекламу. После этого показали нашим клиентам. Наверху оказались те, кого они видели в зале, кто выступал перед ними. А внизу те, кто экономил на рекламе. Наименований этих предприятий никто и вспомнить толком не смог. Они просто закрылись. То есть попросите тех, кому вы помогли пережить предыдущий кризис, рассказать коллегам о своем опыте. Они вряд ли вам откажут.

Записал Алексей Зверев

Подробнее ...

За эксклюзив читатель должен платить

Автор   Опубликовано 29-04-2015 в Интервью месяца   Всего комментариев: 0

На встрече с белорусскими журналистами в апреле 2015 года директор по цифровым СМИ датского медийного холдинга «Политикенс-Хус» Йенс Николайсен рассказал о том, как традиционные медиа могут безболезненно и эффективно перейти в цифровой формат и зарабатывать на своем контенте. Ключевые моменты выступления спикера в Минске.

«У нашего концерна были и остаются очень прочные позиции в Дании, в него входят три утренние печатные газеты. Также мы издаем книги, таблоиды, несколько цифровых медиа. Но, несмотря на это, каждый год количество подписчиков бумажных изданий падает на 6%.

Если падают тиражи, нужно менять структуру изданий. Когда мы начали терять подписчиков, задумались, почему так происходит?
Очевидно, сказалось развитие цифровых СМИ, часть людей уходит в социальные сети… Можно увеличить стоимость подписки. Новые читатели не появятся, но те, кто останутся, будут с вами благодаря ценности вашего продукта.

Если раньше, в эпоху печатных медиа, у нас были сверхприбыли,мы их инвестировали в качественную журналистику, вкладывали в наши же издания. Со временем мы увидели, что это не работает, и читатели все равно уходят от нас, подписка падает.

Социальные сети и медиа разрушают и подрывают бизнес-модель, которую мы создали и развиваем. Они отнюдь не облегчают нашу коммуникацию с читателями. Но в то же время они для нас – новые вызовы и новые возможности.

Когда мы поняли, что нужно менять структуру холдинга, мы осознавали, что такие серьезные перемены нуждаются во времени. Оно нужно и редакции, и вашим читателям. Нужно постепенно переводить их на новую форму работы. Читатели должны понимать, что они проходят путь трансформации от печатного медиа к электронному вместе с вами.

В начале перехода из печатной версии в цифровую мы сняли все барьеры. У нас была прекрасная команда, которая знала все о печатных медиа, а в области интернет-СМИ у них не было такого хорошего понимания. Мы договорились, что нам всем нужно учиться, что не существует глупых вопросов. Мы все обсуждаем свободно и легко.

Трансформация – это процесс обучения. Это стало для нас ключевой позицией и точкой отсчета в процессе перехода из одного вида работы к другому. Важно, чтобы трансформация включила всех: от читателей до шеф-редакторов.

Мы начали переход в интернет в 2011 году. Мы изменили менеджмент и надели наш продукт дополнительной ценностью.

Нам не нужен был революционный переход и резкие скачки. Процесс трансформации в нашем холдинге происходил плавно, шаг за шагом.

Раньше все было просто: издавалась одна газета, которую читали все. С развитием интернета и перехода СМИ туда, произошла сегментация рынка. Потребовалось объяснить самим себе: кто наши читатели? Потом нужно было понять, какова ценность наших материалов для них, почему люди должны подписываться именно на нас?

Это и есть основные цели, которых должны достигать медиа, переходящие в интернет. Вы не двинетесь дальше, пока не поймете для кого и какого качества материалы вы производите. Потом уже станет понятно, какие вам нужны ресурсы для этого.

Для нас недостаточно тех средств, которые мы получаем от рекламы как в печатных медиа, так и в цифровых. Ни одно СМИ не может выжить только за счет рекламных денег.
У наших изданий горизонтальная структура. Есть бесплатные ресурсы – новости в Дании и за рубежом. Есть платная подписка на статьи электронных медиа. Это аналитика, глубокие материалы, которые требуют более серьезной подготовки и затрат ресурсов. По сути, мы перенесли в интернет модель печатной газеты.

У нас есть печатное издание, куда попадают избранные тексты, которые были доступны по платной подписке на интернет-ресурсах. То есть, происходит не как обычно: сначала текст выходит на бумаге, а потом на сайте газеты, а наоборот.

У нас во всем действует комплексный подход. Тексты для публикации на бумаге выбирают редактора. Также влияет читательская реакция на них в интернете. Очевидно, что если текст «не зацепил» в интернете, то и на бумаге его нечего публиковать.

Если в издании есть уникальный продукт, нужно сделать так, чтобы читатель за него заплатил.Поэтому мы наделяем наши материалы дополнительной ценностью.
Мы хотим предоставить выбор читателю. Мы искренне очень любим печатную прессу. Но исходим в первую очередь из интересов читателей, а не из своих собственных предпочтений.

На наших бесплатных ресурсах много яркой, мигающей и поющей рекламы. Мы смотрим на это и плачем. Но что поделать?.. На ресурсах с платной подпиской ограниченное количество рекламы. Она выдержана в одном стиле. Очень спокойная и только текстовая, чтобы не раздражала читателей.

Нет ни оного документа, который говорил бы, что статья для интернета или для печатного издания должна быть какого-то определенного объема. Это все решается индивидуально. Я бывал в редакциях всех мировых медиа. Везде задаются этим вопросом.

Мы хотим оставаться качественными изданиями и быть именем, брендом».

Фото: Николай Жуков

Источник

Подробнее ...

Новости

Дни рождения

  • Сегодня
  • Завтра
  • На неделю
11 декабря Елена Китаева

главный дизайнер канала «Культура», член Академии российского телевидения

11 декабря Мария Грачева

Руквоводитель Продюсерского центра "Чистый лист"

11 декабря Лидия Данилина

журналист «Эха Москвы»

12 декабря Ирина Лиханова

редактора программы «Жди меня» («Первый канал»)

12 декабря Юрий Немцов

главный редактор публицистических программ телеканала ННТВ, г.Нижний Новгород

12 декабря Татьяна Кузнецова

журналист «Эха Москвы»

12 декабря Константин Таранов

редактор сайта радиостанции «Эхо Москвы»

11 декабря Елена Китаева

главный дизайнер канала «Культура», член Академии российского телевидения

11 декабря Мария Грачева

Руквоводитель Продюсерского центра "Чистый лист"

11 декабря Лидия Данилина

журналист «Эха Москвы»

12 декабря Ирина Лиханова

редактора программы «Жди меня» («Первый канал»)

12 декабря Юрий Немцов

главный редактор публицистических программ телеканала ННТВ, г.Нижний Новгород

12 декабря Татьяна Кузнецова

журналист «Эха Москвы»

12 декабря Константин Таранов

редактор сайта радиостанции «Эхо Москвы»

13 декабря Илья Ушенин

корреспондент НТВ

13 декабря Наталья Юрченко

директор ГТРК «Смоленск»

14 декабря Элина Исагулова

директор отдела продаж телеканала ТВ 3

14 декабря Андрей Медведев

руководитель программы «Вести. Дежурная часть» («Россия-1»)

14 декабря Николай Федоров

главный оператор Дирекции информационных и спортивных программ «ТВ Центра», член Академии российского телевидения

14 декабря Светлана Жданова

Руководитель Управления Роскомнадзора по Самарской области 

14 декабря Августина Гербер

Учредитель и главный редактор RW-TV  «Русская Волна - Russische Welle» - русского телевидения в Германии (Дюссельдорф).

14 декабря Матвей Ганапольский

ведущий радиостанции «Эхо Москвы»

15 декабря Александр Золотов

директор ГТРК «Сахалин» (г. Южно-Сахалинск)

15 декабря Александр Надсадный

корреспондент программы «Неделя с Марианной Максимовской» (РЕН ТВ)

15 декабря Игорь Угольников

председатель телерадиовещательной компании Союзного государства России и Белоруссии

16 декабря Михаил Кожухов

телеведущий канала «Моя Планета»

16 декабря Юрий Николаев

гендиректор продюсерской компании «Юникс» (Юрий Николаев Студия), телеведущий, народный артист России

16 декабря Эвелина Трифонова

ведущая дневного телеканала «Самое время» телерадиокомпании «ТВ-2», г. Томск

16 декабря Андрей Позняков

журналист радиостанции «Эхо Москвы»

16 декабря Алла Улерьянова

Заведующая учебной части, Председатель Государственной экзаменационной комиссии Первой национальной школы телевидения 

16 декабря Татьяна Самсонова

Диркетор по рекламе Sanoma Independent Media  

16 декабря Дмитрий Костоусов

Региональный коммерческий директор "Медиа Плюс"

16 декабря Александр Лебедев

Совладелец "Новой Газеты"

16 декабря Сергей Пузыревский

Заместитель руководителя ФАС России

17 декабря Сергей Крутов

директор по стратегическому развитию региональной сети телеканала РЕН ТВ

17 декабря Виктор Осколков

Директор ФГУ "Гостелерадиофонд"

17 декабря Екатерина Абрамова

Директор МТРК Мир

17 декабря Светлана Бондарчук

главный редактор журнала «Hello»

17 декабря Демьян Кудрявцев

Демьян Кудрявцеввладелец еженедельника «The Moscow Times», газеты «Ведомости». Ген. директор ЗАО «Коммерсант. Издательский дом» в 2006-2012 гг.

17 декабря Оксана Федорова

телеведущая, победительница конкурса «Мисс Вселенная» 2002 г.

18 декабря Виталий Стыцько

заместитель генерального директора ФГУП «РТРС»

18 декабря Алексей Венедиктов

главный редактор радиостанции «Эхо Москвы»

18 декабря Александр Пумпянский

главный редактор журнала «Новое время»

Мы в соц. сетях

Наша страница в Facebook Наша группа вКонтакте Наш микроблог в Twitter Наш канал на YouTube Наш блог в ЖЖ Яндекс.Метрика
© МедиаПрофи. Все права защищены.

Войти или Зарегистрироваться

Зарегистрированы в социальных сетях?

Используйте свой аккаунт в социальной сети для входа на сайт. Вы можете войти используя свой аккаунт Facebook, вКонтакте или Twitter!

Войти