Александр Плющев: «Клабхаус — это хитрая система, которая использует всех, кто в ней участвует»

Радиоведущий «Эхо Москвы» рассказал ЖУРНАЛИСТУ, зачем он зашел в «Клабхаус».

 — Почему войти в «Клабхаус» можно только по приглашению?

— Здесь две причины. Первая причина в том, что многие соцсети так делают. Дело в том, что если вдруг люди начнут туда свободно и повально входить и регистрироваться, то могут не выдержать их мощности технические. И вторая причина в том, что «Клабхаус» — эта сеть отобранных людей. Вы рекомендуете и приглашаете кого-то из своей собственной записной книжки, кто вам больше всех нравится. Короче, вы людей отбираете, поэтому эта соцсеть привлекает своим качественным составом спикеров

— Какие-то дополнительные возможности для журналистов дает «Клабхаус»?

— Кто-то может здесь оттачивать свои ораторские навыки, кто-то изучать контраргументы.

В отличие от других соцсетей, где ты можешь ждать ответа очень долго, то есть написать текст и ожидать на него комментарий, тут это происходит моментально. Поэтому ты можешь проверить свои аргументы на прочность оперативно.

Журналисты там могут искать и натыкаться на разных интересных людей. «Клабхаус» аккумулировал невероятное количество известных людей, поэтому там можно их отыскивать и начать с ними контактировать. Кроме того, каждый журналист, как и любой человек, может там успешно продвигать себя.

«Клабхаус» — это хитрая система, которая использует всех, кто в ней участвует, практически ничего не давая взамен, кроме некого ощущения, возможно, мнимого, собственной востребованности — и то не всегда — или возможности найти компанию, чтобы поболтать.

— А вы туда с какой целью пришли?

— Мне прикольно. Я везде исключительно нахожусь из-за одной мотивации: мне прикольно. Вот мне стало совсем не прикольно быть во «ВКонтакте», я закрыл там свой аккаунт. Потому что это небезопасная для пользователей соцсеть с точки зрения того, что она абсолютно прозрачная для так называемых правоохранительных органов. Что они сделают с вашим аккаунтом, неизвестно. Они могут всю переписку отследить, а могут что-нибудь и написать за вас, бог его знает. Я, во всяком случае, этого опасаюсь. С соцсетью «ВКонтакте» я распрощался довольно давно.

— В «Клабхаус»е контент тоже подконтрольный? Могут ли кого-то наказать за то, что человек там сказал?

— Думаю, что сейчас это довольно сложно сделать. Сеть не предусматривает возможности для записи. Пользователей, которые втихую что-то пишут, есть возможность наказать. Зная механику, по которой работают правоохранительные органы, здесь им это будет сделать сложно. Как правило, они либо сами ищут с помощью каких-то инструментов экстремизм, терроризм или еще какую-то крамолу, либо действуют по сигналу: кто-то им делает доносы, и они по этому доносу работают.

Инструментов поиска по голосу пока нет, идентификация достаточно затруднена, и с этим никто не захочет связываться. Поэтому сейчас вероятность того, что кто-либо пострадает за свои слова, сказанные в «Клабхаусе», довольно мала.

— Звуковой формат сегодня востребован?

— Я бы не сказал, потому что мы имеем дело с популярностью одного сервиса. Если бы была популярность вида контента, тогда можно было бы говорить о тренде. Есть популярность «Клабхауса», который держится, на мой взгляд, на том, что там очень много известных людей. Если вы посмотрите, сколько людей собирают комнаты, где находятся никому не известные люди, то увидите, что они собирают всего несколько десятков, в лучшем случае сотен, человек. И это, скорее всего, какие-то узкоспециальные темы, или люди заходят туда просто поболтать. И скоро «просто поболтать» сойдет на нет. Все остальное держится в той или иной мере на медийных личностях. Как только появляется какой-то известный человек, он сразу приводит в комнату гигантское количество людей.

— В «Клабхаусе» могут возникнуть низовые сообщества?

— Я думаю, что для создания низовых сообществ Telegram или WhatsApp больше подходят. Какие-то встречи могут происходить и в Zoom, если они не требуют внешней аудитории. Собрались между собой коллеги, пусть и пятьдесят человек, доклады поделали и разошлись. Когда же мы говорим о каких-то конференциях, на которых хочется большого паблика, то «Клабхаус» — это один из очень хороших инструментов, потому что «Клабхаус» — это все-таки для того, чтобы что-то опубличить.

— Почему войти в «Клабхаус» можно только по приглашению?

— Здесь две причины. Первая причина в том, что многие соцсети так делают. Дело в том, что если вдруг люди начнут туда свободно и повально входить и регистрироваться, то могут не выдержать их мощности технические. И вторая причина в том, что «Клабхаус» — эта сеть отобранных людей. Вы рекомендуете и приглашаете кого-то из своей собственной записной книжки, кто вам больше всех нравится. Короче, вы людей отбираете, поэтому эта соцсеть привлекает своим качественным составом спикеров.

— Какие-то дополнительные возможности для журналистов дает «Клабхаус»?

— Кто-то может здесь оттачивать свои ораторские навыки, кто-то изучать контраргументы.

В отличие от других соцсетей, где ты можешь ждать ответа очень долго, то есть написать текст и ожидать на него комментарий, тут это происходит моментально. Поэтому ты можешь проверить свои аргументы на прочность оперативно.

Журналисты там могут искать и натыкаться на разных интересных людей. «Клабхаус» аккумулировал невероятное количество известных людей, поэтому там можно их отыскивать и начать с ними контактировать. Кроме того, каждый журналист, как и любой человек, может там успешно продвигать себя.

«Клабхаус» — это хитрая система, которая использует всех, кто в ней участвует, практически ничего не давая взамен, кроме некого ощущения, возможно, мнимого, собственной востребованности — и то не всегда — или возможности найти компанию, чтобы поболтать.

— А вы туда с какой целью пришли?

— Мне прикольно. Я везде исключительно нахожусь из-за одной мотивации: мне прикольно. Вот мне стало совсем не прикольно быть во «ВКонтакте», я закрыл там свой аккаунт. Потому что это небезопасная для пользователей соцсеть с точки зрения того, что она абсолютно прозрачная для так называемых правоохранительных органов. Что они сделают с вашим аккаунтом, неизвестно. Они могут всю переписку отследить, а могут что-нибудь и написать за вас, бог его знает. Я, во всяком случае, этого опасаюсь. С соцсетью «ВКонтакте» я распрощался довольно давно.

— В «Клабхаус»е контент тоже подконтрольный? Могут ли кого-то наказать за то, что человек там сказал?

— Думаю, что сейчас это довольно сложно сделать. Сеть не предусматривает возможности для записи. Пользователей, которые втихую что-то пишут, есть возможность наказать. Зная механику, по которой работают правоохранительные органы, здесь им это будет сделать сложно. Как правило, они либо сами ищут с помощью каких-то инструментов экстремизм, терроризм или еще какую-то крамолу, либо действуют по сигналу: кто-то им делает доносы, и они по этому доносу работают.

Инструментов поиска по голосу пока нет, идентификация достаточно затруднена, и с этим никто не захочет связываться. Поэтому сейчас вероятность того, что кто-либо пострадает за свои слова, сказанные в «Клабхаусе», довольно мала.

— Звуковой формат сегодня востребован?

— Я бы не сказал, потому что мы имеем дело с популярностью одного сервиса. Если бы была популярность вида контента, тогда можно было бы говорить о тренде. Есть популярность «Клабхауса», который держится, на мой взгляд, на том, что там очень много известных людей. Если вы посмотрите, сколько людей собирают комнаты, где находятся никому не известные люди, то увидите, что они собирают всего несколько десятков, в лучшем случае сотен, человек. И это, скорее всего, какие-то узкоспециальные темы, или люди заходят туда просто поболтать. И скоро «просто поболтать» сойдет на нет. Все остальное держится в той или иной мере на медийных личностях. Как только появляется какой-то известный человек, он сразу приводит в комнату гигантское количество людей.

— В «Клабхаусе» могут возникнуть низовые сообщества?

— Я думаю, что для создания низовых сообществ Telegram или WhatsApp больше подходят. Какие-то встречи могут происходить и в Zoom, если они не требуют внешней аудитории. Собрались между собой коллеги, пусть и пятьдесят человек, доклады поделали и разошлись. Когда же мы говорим о каких-то конференциях, на которых хочется большого паблика, то «Клабхаус» — это один из очень хороших инструментов, потому что «Клабхаус» — это все-таки для того, чтобы что-то опубличить.

Источник: radioportal

Оцените материал
(0 голосов)
Авторизуйтесь, чтобы получить возможность оставлять комментарии.

Дни рождения

  • Сегодня
  • Завтра
  • На неделю
27 января Игорь Шестаков

деятель российского телевидения, продюсер, медиаменеджер, репортёр, автор и ведущий ряда телепередач 

27 января Сергей Кордо

главный продюсер продакшн-компании «WMedia Group»

27 января Елена Турубара

теле- и радиоведущая

27 января Михаил Комиссар

Генеральный директор "Интерфакс"

27 января Марина Мишункина

Заместитель генерального директора по продажам ИД "Аргументы и факты"

28 января Елена Головлева

заместитель гендиректора ТНТ, директор департамента внеэфирного промоушена

27 января Игорь Шестаков

деятель российского телевидения, продюсер, медиаменеджер, репортёр, автор и ведущий ряда телепередач 

27 января Сергей Кордо

главный продюсер продакшн-компании «WMedia Group»

27 января Елена Турубара

теле- и радиоведущая

27 января Михаил Комиссар

Генеральный директор "Интерфакс"

27 января Марина Мишункина

Заместитель генерального директора по продажам ИД "Аргументы и факты"

28 января Елена Головлева

заместитель гендиректора ТНТ, директор департамента внеэфирного промоушена

29 января Алексей Сонин

специальный корреспондент дирекции информационных программ, Первый канал

29 января Александр Мамут

управляющий акционер, ген. директор и предс. совета директоров компании Rambler & Co

30 января Лариса Катилова

директор ГТРК «Кострома»

30 января Борис Кольцов

заведующий бюро «Первого канала» в США (Нью-Йорк)

30 января Дмитрий Захаров

советский и российский журналист, телеведущий и радиоведущий, продюсер,  ведущий программы "Их нравы" на НТВ. 

30 января Роман Олегов

программный директор «Хит FM»

30 января Игорь Толстунов

руководитель продакшн-компании «Профит»

30 января Владимир Ильинский

ведущий радиостанции "Эхо Москвы"

30 января Ольга Катасонова

редактор сайта «Эхо Москвы»

31 января Алексей Волин

российский государственный деятель, советский и российский журналист, медиаменеджер, генеральный директор ФГУП "Космическая связь"

31 января Михаил Зыгарь

журналист

31 января Евгений Теременко

Заместитель директора журнала "За рулем"

01 февраля Георгий Черданцев

спортивный комментатор каналов «НТВ-Плюс» и НТВ

01 февраля Федор Лукьянов

главный редактор журнала «Россия в глобальной политике», председатель президиума Совета по внешней и оборонной политике

01 февраля Юрий Рост

фотожурналист, обозреватель, член редколлегии «Новой газеты»

02 февраля Дмитрий Лесневский

деятель российского телевидения, медиаменеджер, предприниматель, продюсер

02 февраля Игорь Матюшенко

Совладелец Национального телевизионного синдиката

03 февраля Сергей Шумаков

российский медиаменеджер, продюсер кино и телевидения, кинокритик, режиссёр, педагог, общественный деятель. Заместитель генерального директора информационного холдинга ФГУП «Всероссийская государственная телевизионная и радиовещательная компания», директор и главный редактор телеканала «Культура». Член Академии Российского телевидения

03 февраля Михаил Эйдельман

заместитель генерального директора, руководитель Главного управления радиовещания ОАО "ТРК ВС РФ "Звезда"

03 февраля Вера Брежнева

эстрадная певица, актриса, телеведущая

03 февраля Борис Барабанов

музыкальный обозреватель ИД «КоммерсантЪ», продюсер

03 февраля Андрей Кашеваров

Заместитель председателя ФАС России