Юридический практикум. Слушать ли радиослушателя?

Гражданин не вправе указывать радиостанции, что и когда ей ставить в эфир, но гражданин вправе жаловаться, когда в эфире появляется запрещённая информация, - объясняет в своей статье о запрещенной информации консультант по юридическим вопросам ФНР Андрей Кашин.

 

Обратная связь со слушателем

В жизни каждой радиостанции (да и вообще любого медиа) периодически возникают ситуации, когда в редакцию обращается слушатель, который по каким-то причинам недоволен содержанием канала – подборкой музыки, или трансляцией песни конкретного исполнителя, появлением конкретного гостя и т.д.

Мы принципиально не будем рассматривать данный вопрос с точки зрения этики и практики улаживания конфликтов – существует значительное многообразие ситуаций, и вопрос моральной обоснованности требований слушателя, и наши симпатии могут быть как на той, так и на другой стороне. Тем не менее, главному редактору необходимо ясное понимание «границ дозволенного».

Принцип свободы слова и отсутствия цензуры, который закреплён в статье  и с одной стороны, не означает вседозволенности, и с другой – не равнозначен освобождению СМИ от ответственности за последствия распространения информации, распространение которой по каким-то причинам запрещено или ограничено.

Да, гражданин не вправе указывать радиостанции, что и когда ей ставить в эфир, но гражданин вправе жаловаться, когда в эфире появляется запрещённая информация.

Структура запрещённой информации

По критерию запрета к публикации контент может быть структурирован исходя из степени «запрещённости».

Существуют виды контента, которые ни при каких обстоятельствах не могут появиться ни в каком СМИ, да и вне СМИ также. Назовём его «злоупотребление свободой СМИ», поскольку основная часть такого контента представлена в одноимённой . К злоупотреблению свободы СМИ относятся любые формы уголовно наказуемых деяний, разглашения охраняемой законом тайны, экстремизму, терроризму, пропаганде наркотиков, насилия и жестокости, порнографии. Также под полным запретом находится нецензурная брань.

В указанной статье не упомянуто использование СМИ для совершения административных правонарушений (только преступлений), однако с практической точки зрения необходимо включить административные правонарушения в эту категорию, тем более, что имеется  (злоупотребление свободой СМИ), элементом которой является «закон о фейках», а также  «Мелкое хулиганство».

Если гражданин видит в эфире подобные нарушения, и требует их прекратить – он определённо прав.

При этом в отношении таких уголовных и административных составов правонарушений, связанных с нанесением ущерба чести и достоинству (в том числе религиозному или патриотическому), необходимо обратить внимание, что подход законодателя к форме нарушения и к наличию вины неодинаковый. Например, все уголовно-наказуемые деяния (такие как  «Реабилитация нацизма») в силу предполагают наличие вины в форме умысла у конкретного гражданина. Это означает, что гражданин осознанно хотел причинить моральный ущерб (оскорбить, опорочить и т.д.). В отношении административных правонарушений ответственность наступает у редакции СМИ, то есть у организации, и вина определяется по правилам , согласно которым наличие у организации возможности вести себя правомерно тождественно наличия вины (иными словами, при наличии описанного в статье КоАП события на отсутствие вины ссылаться бессмысленно).

Это означает, что при наличии неуместного контента в отношении Великой отечественной войны, допущенного в силу халатного отношения главного редактора к своим обязанностям, уголовной ответственности по  может не наступить (главный редактор может доказать, что не хотел никого оскорбить, он «лишь» ненадлежащим образом исполнил обязанности), с по  – наступит однозначно, потому что организация обязана была организовать работу таким образом, чтобы не допустить нарушения, и с этой задачей не справилась.

Также необходимо обратить внимание на наличие в соответствующих составах правонарушений признаков «неприличной формы».

Например, такие административные составы (например,  КоАП) которые предполагают как элемент состава критерий «неприличной формы» наряду с демонстрацией неуважения, а упоминавшаяся  («оскорбление ветеранов») – не имеет такого признака.

Поскольку на практике учитывать различную структуру составов правонарушений достаточно сложно, для небольших региональных радиостанций, которые не имеют возможности регулярно отслеживать этот вопрос, можно рекомендовать применять принцип «наибольшего устрожения» и во всех случаях действовать из максимально строгих правил, в частности, стремиться избежать проявления какого-либо неуважения к кому-либо вне зависимости от статуса.

Условно разрешённый контент

Почему мы называем контент «условно-разрешённым»? Потому что теоретически (за исключением обязательных сообщений) любой контент может быть признан ненадлежащим для размещения на радио конкретной радиостанции в конкретное время.

Причиной данной ситуации является то, что средство массовой информации имеет ряд обязанностей, связанных с порядком распространения СМИ, а эфирное СМИ (такое как радиоканал) – также дополнительные обязательства, связанные с необходимостью получения лицензии.

В целом, их можно разделить на три категории:

  1. Соблюдение программной концепции вещания
  2. Соблюдение требований возрастной маркировки
  3. Соблюдения отдельных специальных требований при публикации отдельных категорий контента (например, социальная реклама, информация об иностранных агентах и т.п.).

Учитывая, что мы в данный момент рассматриваем вопрос разногласий слушателя с контентом радиостанции, сконцентрируемся на первых двух вопросах.

Программная концепция (направленность) является приложением к лицензии на радиовещание. Радиостанция обязана соблюдать программную концепцию (это лицензионное требование в силу, утв. Постановлением Правительства РФ от 23.09.2020 N 1529) и не вправе её менять. Например, если программная концепция предполагает 30 минут музыки в сутки, а вы решили выпустить в эфир оперу «Пиковая дама», то, хотя данная опера сама по себе не является запрещённым контентом, радиослушатель имеет полное право возмущаться. Да, иногда могут быть «пограничные случаи» (например, в контексте соответствия программной концепции различных жанров и направлений музыки), которые требуют осмысления и в отношении которых возможны варианты с точки зрения реакции регулятора, однако общий смысл ясен: СМИ должно следовать своей программной концепции, и гражданин вправе жаловаться, если контент ей не соответствует, даже если такой контент сам по себе ничего не нарушает. 

Нарушение программной концепции влечёт ответственность

Второй фактор – маркировка информационной продукции. Требования здесь распадаются на два аспекта: есть виды контента, возрастное ограничение которых не позволяет их ставить в дневной эфир (об этом есть ), и в целом требование правильной классификации контента. 

Согласно , распространение посредством радиовещания информационной продукции, содержащей информацию, предусмотренную , за исключением радиопередач, транслируемых в эфире без предварительной записи, сопровождается сообщением об ограничении распространения такой информационной продукции среди детей в начале трансляции радиопередач в порядке, установленном уполномоченным Правительством Российской Федерации федеральным органом исполнительной власти. Порядок размещения соответствующих предупреждений установлен 

Ответственность за нарушение данной нормы предусмотрена .

Наиболее существенным вопросом является получение сведений о категории информационной продукции, например, конкретной песни конкретного исполнителя. 

Пункт 3 Порядка, указанного выше, устанавливает буквально: «Основанием для сопровождения радиопередачи сообщением об ограничении распространения среди детей посредством радиовещания информационной продукции, содержащей негативную информацию, являются сведения, полученные в результате классификации информационной продукции, осуществленной вещателем, либо указанные производителем в сопроводительных документах на информационную продукцию».

Таким образом, Минцифра предлагает два способа классификации:

  1. Самостоятельно редакцией (под свою ответственность – А.К.)
  2. На основании указанных производителем данных.

Дополнительно можно добавить третий вариант (но очень маловероятный) – данные экспертизы информационной продукции, исходя из положений 

  1. На основании экспертного заключения (при его наличии).

В соответствии , информация об экспертизе подлежит, однако, к сожалению, общее количество экспертиз не столь велико и с практической точки зрения маловероятно, что вещатель сможет найти данные об экспертизе именно своего контента.

Поскольку в большинстве случаев радиокомпания не является производителем, в частности, музыкального контента, представляется оптимальным для радиостанции воспользоваться правом определять категорию информационной продукции на основании данных производителя. 

Это представляется справедливым – небольшая районная радиостанция вряд ли сможет позволить себе организовать достаточно сложную и требующую квалификации. Например, для аккредитации в качестве эксперта, в силу , требуется быть специалистом в таких направлениях, как педагогика, возрастная психология, возрастная физиология, детская психиатрия.

Минцифра не разъясняет, что подразумевается под «сопроводительным документом на информационную продукцию», но можно предположить, что к данному понятию можно относиться широко (в том числе с учётом понятия «электронный документ», содержащегося в . Иными словами, это должен быть документ, в котором содержится информация о категории информационной продукции (в т.ч. в виде знака информационной продукции), который определённо исходит от производителя (например, лейбла, под которым выходит музыкальное произведение).

В каких случаях данный знак должен быть опубликован?

Например, в соответствии , знак информационной продукции размещается в публикуемых программах теле- и радиопередач, перечнях и каталогах информационной продукции, а равно и в такой информационной продукции, размещаемой в информационно-телекоммуникационных сетях. В данном случае нас интересует перечень и каталог – если он публикуется, например, лейблом, то такой лейбл обязан проставить знак информационной продукции в силу закона.

В соответствии со  аудиовизуальный сервис должен содержать знак информационной продукции (в том числе в машиночитаемом виде) и (или) текстовое предупреждение об ограничении распространения среди детей информационной продукции. Понятие аудиовизуального сервиса имеется , где под аудиовизуальным сервисом понимается (упрощённо, в тексте закона критериев больше) сайт, который используются для формирования и (или) организации распространения совокупности аудиовизуальных произведений, доступ к которым предоставляется за плату и (или) при условии просмотра рекламы. 

К сожалению для радиостанций, данное требование касается именно аудиовизуальных произведений, что исходя из понимания  предполагает обязательность картинки, и необязательность звука. Иными словами, фонограммы (музыкальные произведения) аудиовизуальными произведениями не считаются, и такие сервисы, как, например, Яндекс.Музыка или СберЗвук по данному основанию не подпадают. Вопрос о действии в отношении исключительно музыкальных сервисом положения дискусионный – теоретически на каждом из них имеются перечни/каталоги музыки, однако по факту данные об информационной продукции, по крайней мере на указанных выше российских сервисах не публикуются, следовательно, претензии со стороны регулятора отсутствуют.

Несмотря на то, что такой сервис как YouTube является аудиовизуальным (там имеется видеоряд), непосредственно сервис не даёт инструментария для простановки знака информационной продукции, и беглый осмотр современных «хитов» показал, что знак информационной продукции отсутствует как в описании роликов, так и в их тексте. Однако сервис является иностранным, и поэтому могут быть свои нюансы.

Наконец, исходя из общих принципов, указанных , знак информационной продукции должен стоять непосредственно на носителях – например, CD-дисках. Таким образом, можно постараться найти обложку и уточнить.

Тем не менее, несмотря на кажущееся множество способов узнать сведения о категории информационной продукции, определённые производителем, в реальности обнаружить его бывает крайне тяжело.

Теоретически, можно запросить непосредственно производителя (тот же лейбл), воспользовавшись в том числе правом на запрос , однако производитель информационной продукции не будет нести ответственность за то, что сообщить СМИ о том, что не определял категории информационной продукции самостоятельно. Прямой обязанности лейбла перед опубликованием определить категорию информационной продукции законом не предусмотрено.

По этой причине, ответственность за правильное определение категории информационной продукции в музыке по факту в большинстве случаев лежит именно на редакции радиовещателя.

Андрей Кашин, медиаюрист

Андрей Кашин - независимый медиаюрист. Занимается вопросами правового регулирования вопросов рекламы, авторских и смежных прав, лицензирования, налогообложения, защиты чести и достоинства, деловой репутации региональных и московских СМИ. Опыт работы свыше 10 лет. Понимает правовые и финансовые механизмы жизни медиакомпании.

Источник: radioportal

Оцените материал
(0 голосов)
Авторизуйтесь, чтобы получить возможность оставлять комментарии.

Дни рождения

  • Сегодня
  • Завтра
  • На неделю
20 июня Евгений Дубовский

директор ООО «Город» (Сибирская медиагруппа), член Международной академии телевидения и радио (IATR) 

20 июня Екатерина Андроникова

руководитель cтудии художественных программ телеканала "Культура", член Академии Российского телевидения

20 июня Николай Дроздов

автор и ведущий программы «В мире животных», член Академии Российского телевидения

20 июня Петр Толстой

ведущий программы «Воскресное «Время» на «Первом канале»

21 июня Анна Шнайдер

российская тележурналистка, телеведущая, главный редактор детского познавательного телеканала «О!»

21 июня Елена Ижендеева

журналист, член Союза журналистов России 

21 июня Анатолий Максимов

российский кинопродюсер, филолог, журналист, преподаватель

21 июня Андрей Архангельский

журналист, редактор отдела культуры журнала «Огонёк»

21 июня Кирилл Легат

продюсер, член президиума Национальной ассоциации телерадиовещателей

20 июня Евгений Дубовский

директор ООО «Город» (Сибирская медиагруппа), член Международной академии телевидения и радио (IATR) 

20 июня Екатерина Андроникова

руководитель cтудии художественных программ телеканала "Культура", член Академии Российского телевидения

20 июня Николай Дроздов

автор и ведущий программы «В мире животных», член Академии Российского телевидения

20 июня Петр Толстой

ведущий программы «Воскресное «Время» на «Первом канале»

21 июня Анна Шнайдер

российская тележурналистка, телеведущая, главный редактор детского познавательного телеканала «О!»

21 июня Елена Ижендеева

журналист, член Союза журналистов России 

21 июня Анатолий Максимов

российский кинопродюсер, филолог, журналист, преподаватель

21 июня Андрей Архангельский

журналист, редактор отдела культуры журнала «Огонёк»

21 июня Кирилл Легат

продюсер, член президиума Национальной ассоциации телерадиовещателей

22 июня Юлия Быстрицкая

генеральный директор телеканала «ТВ Центр»», член Академии российского телевидения

22 июня Василий Богатырев

заместитель гендиректора-директор дирекции продаж НТВ

22 июня Дмитрий Брагин

Вице-президент "Ростелекома"

22 июня Александр Соломатин

директор ГТРК «Тамбов»

22 июня Отар Кушанашвили

журналист

23 июня Александр Любимов

генеральный директор РБК-ТВ, член Академии российского телевидения

23 июня Борис Саксонов

главный оператор Главной редакции спортивных программ «Первого канала», член Академии российского телевидения

23 июня Тихон Дзядко

журналист

24 июня Сергей Мирошниченко

художественный руководитель студии «Остров», член Академии российского телевидения

24 июня Сергей Никольский

комментатор и ведущий канала «Спорт»

24 июня Ульяна Триска

директор по маркетингу и PR «Европейской Медиа Группы» в Санкт-Петербурге

24 июня Николай Никифоров

министр связи и массовых коммуникаций РФ 

24 июня Елена Перова

певица, экс-солистка группы «Лицей», актриса, телеведущая

25 июня Асланбек Керашев

генеральный директор ГТРК «Волгоград-ТРВ», член Академии российского телевидения

25 июня Гарри Саркисов

главный редактор программы «Деловая Москва» на «ТВ Центр»

26 июня Александр Расторгуев

режиссер компании «Студия кино» (г. Ростов-на-Дону), член Академии российского телевидения

26 июня Куреш Агасиев

директор ГТРК «Вологда»

26 июня Виктор Самарин

Политический обозреватель РГРК «Голос России»

26 июня Алексей Панкин

Независимый журналист и медиааналитик

26 июня Валерий Панюшкин

журналист, спецкор Российского фонда помощи (Русфонд), один из организаторов акций фонда «Подари жизнь» в помощь детям, страдающим заболеваниями крови

26 июня Павел Пряников

экс- главный редактор информационного портала «Такие дела» благотворительного фонда «Нужна помощь»

26 июня Семён Чайка

радиоведущий. В мае 2013-апр. 14 г. программный директор радиостанции «Наше радио»

27 июня Андрей Хорошев

ведущий программы «Искатели» на «Первом канале», член Академии российского телевидения

27 июня Максим Кашулинский

ген. директор сетевого проекта «Slon.ru». в августе 2004-марте 11 гг. гл. редактор российской версии журнала Forbes

27 июня Тимур Олевский

радио— и тележурналист