Logo
Версия для печати

Алексей Волин: «На сегодняшний день радио ещё рано переводить на цифру»

  • 03-10-2016 13:10
фото "Европа Плюс Саратов" фото "Европа Плюс Саратов"

Летние месяцы выдались по-настоящему жаркими для Европы Плюс Саратов.

Мы  провели  конкурс  на  самое  оригинальное фото домашнего питомца в рамках предпремьерного показа фильма "Тайная жизнь домашних животных", приняли  участие  в  фестивале  летних  видов спорта "SunDay", подвели итоги акции "Звездный день с Европой Плюс Саратов", ну а самое главное -  пригласили в гости заместителя министра информации и печати Алексея Волина. Во время своего официального визита в Саратов Алексей Волин побеседовал с редактором радиостанции Евгенией Пахомовой о будущем радио, перспективах появления и развития новых форматов, качестве и уровне регионального эфира, а также дал ценные советы молодым специалистам, которые только начинают свою карьеру в медиаиндустрии.

 

-   Евгения Пахомова: Сегодня мы хотим поговорить с вами о радио. Давайте начнём с процесса цифровизации – на цифру постепенно переходит телевидение, ожидает это и радио. Когда это будет и как это отразится на региональном эфире, что произойдет с местными программами?

 

- Алексей Волин: В ближайшей перспективе радио не ожидает процесс цифровизации, в отличие от телевидения. На сегодняшний день мы смогли перевести примерно 20 телевизионных каналов в цифровой режим, и что мы видим –  даже с наполнением этих 20 каналов у нас есть определённые сложности. Второй мультиплекс сегодня работает далеко не во всех городах, где он уже должен был работать.

 

Изначально предполагалось, что 10 каналов второго мультиплекса к 2016 году будут работать во всех населённых пунктах Российской Федерации. Но сегодня они работают только в крупных городах с населением более 50 тысяч человек, в силу сугубо экономических причин – рынка для цифрового телевидения в городах с населением менее 50 тысяч человек на сегодняшний день нет. И у телевизионных каналов просто нет экономической базы для того, чтобы платить за цифровой сигнал второго мультиплекса.


В отношении радио ситуация следующая. На недавно прошедшем мероприятии, которое проводила Академия Радио, отмечалось, что российский радиорынок сегодня отличается двумя процессами – продолжает увеличиваться количество радиостанций при сокращении объёмов рекламного радиорынка. И если мы переведём радио на цифру, мы тем самым дадим возможность для еще более многократного, в разы, увеличения количества радиостанций. Рекламного рынка на такое количество игроков сегодня просто нет. Поэтому принципиальная позиция – и Министерства связи Российской Федерации, и представителей Российской Академии Радио, что на сегодняшний день радио ещё рано переводить на цифру. Мы, ради спасения индустрии, будем сознательно тормозить научно-технический прогресс в радиоотрасли.

 

Фото Волин 2

 

-       Е.П. В ближайшей перспективе этого не будет, но всё-таки, на какой срок планируется отложить этот переход?

 

-       А.В. Всё очень просто. Технологии настолько быстро и серьёзно меняются, что буквально через 5-7 лет разговаривать про нынешние стандарты цифрового вещания будет уже бессмысленно, потому что радио перейдёт в новую стадию развития. Уже сегодня мы видим, что достаточно серьёзно растет доля интернет-прослушивания. Да, пока подавляющее количество аудитории по-прежнему слушает радио в автомобиле. Но количество людей, которые прослушивают радиостанции в Интернете, неуклонно растет, и, возможно, уже в ближайшем будущем оно будет сопоставимо с традиционным прослушиванием. Поэтому сегодня делать серьезную ставку на любой из существующих стандартов неразумно. Мы же понимаем, что это означает привязать себя к уже уходящему поезду – мы лучше дождёмся следующего.

 

-       Е.П. Вы можете дать прогноз, что будет с радио лет через 5-10?

 

-     А.В. Радио в традиционном виде останется, потому что главным способом потребления радио как был автомобиль, так и будет. Мы не сильно верим, что через 5 или даже 10 лет у нас будут безводительские автомобили, как это практикует Tesla.  Считаю, что 5-10 лет – это тот горизонт планирования, в котором мы будем жить в традиционном радиопотреблении, как и сегодня. А что будет через 15-20 лет - не знает вообще никто. И если кто-то придёт к вам и скажет – я знаю, что будет с рынком радио или телевидения через 15-20 лет, плюньте ему в лицо, потому что это жулик.

 

-    Е.П. Вы сказали, что сейчас на рынке большое количество радиостанций. А если конкретно по радиоформатам, как вы считаете – их достаточно на сегодняшний день, все ниши заняты?

 

-   А.В. Понимаете, когда мы говорим – все ли ниши заняты… Нет, не все ниши заняты. Нет радиостанции для домашних животных, но она очень сложно монетизируется, потому что домашние животные не принимают решения, какой товар им приобретать. В принципе, несколько человек жалуется, что нет радиостанции для любителей шахмат и шашек, для любителей лапты и городков нет радиостанции. Но проблема в том, что формат радиостанции создается не под трех конкретных любителей, которые хотели бы её послушать и пишут письма в Правительство, Президенту и в Министерство – почему нет  такой радиостанции? Да потому что нет бизнес-модели под такую радиостанцию. Если есть «хотелка» N-ного количества людей, это не значит, что под эту «хотелку» надо моментально создавать новый радиопродукт. Надо просчитать, будет ли данный формат экономически эффективен и конкурентоспособен. Когда мы под любое желание начинаем быстро что-то создавать, мы не задумываемся, какие это может иметь последствия для рынка в целом. Потому что если кто-то приходит в медиабизнес с «дурными» деньгами – это могут быть деньги от власти, это могут быть деньги из соседнего бизнеса, это может быть желание сделать приятное своей девушке или кому-то ещё. Создается радиостанция, телеканал или газета, в которые инвестируются средства с непонятными целями, а в дальнейшем эти продукты начинают в той или иной степени уводить деньги с рекламного рынка, на котором работают действительно профессиональные радиостанции и телекомпании. Вот такие недальновидные действия могут серьёзно и негативно оказывать влияние на индустрию в целом.

-      Е.П. Если говорить о качестве регионального продукта, чем он, на ваш взгляд, отличается от федерального, велика ли эта разница и в чём она выражается?

 

-       А.В. Нет регионального или федерального продукта, как не бывает тамбовской или московской химии. И «медийки» не бывает саратовской или московской – и в Москве, и в Саратове есть хорошие медиаресурсы, хорошие радиостанции, а есть и плохие. Говорить о том, что все региональные радиостанции одного уровня, а все столичные радиостанции другого – совершенно неправильно. Более того, вы прекрасно знаете, что у нас в регионах большинство эфира принадлежит крупным федеральным сетям. Тут тоже возникают свои проблемы, которые мы наблюдаем. Сегодня у московских сетей и их региональных партнёров часто возникают конфликты, связанные с тем, что из Москвы начинают «рулить» и форматами, и рекламой, и много чем ещё. Но, с другой стороны, мы также видим, что при всех жалобах от представителей региональных радиостанций и холдингов в адрес федеральных сетей, когда объявляется конкурс на свободную частоту, редко кто приходит со своим оригинальным региональным продуктом. В основном все хотят работать с сетью – это и понятно, там отработанный формат и федеральные рекламные бюджеты. В последнее время действительно стала усиливаться тенденция к большей борьбе за собственный эфир, но ещё года три тому назад мы наблюдали следующую картину – все представители регионов говорили о том, что надо развивать региональный компонент на радио, но при этом подавали заявки на конкурсы за свободные частоты обязательно с сетевым партнером.

 

-   Е.П. А какие станции слушаете вы? Есть ли какие-то любимые ведущие или программы? Если делить радио на хорошее или плохое…

 

-    А.В. Из радиостанций разговорного жанра – раньше я слушал City-FM, её больше нет, но она мне очень нравилась. Теперь в качестве источника новостей я использую Интернет, а в машине у меня в основном звучит «Радио 7».

 

Фото Волин 5

 

-       Е.П. Был период, когда вы тоже работали на радио. Хотели бы вернуться сейчас туда?

 

-       А.В. Я на радио никогда не работал на 100% своего рабочего времени, я там подрабатывал. Это было одно из параллельных направлений моей деятельности. Я вообще люблю быть многостаночником. Тем более, что сейчас-то я на радио и нахожусь…

 

-       Е.П. Так вернётесь или нет?

  

-       А.В. А я что сейчас делаю?

 

-       Е.П. Ха-ха-ха… А какая, по вашему мнению, на радио ключевая должность, если оценивать именно человека, который развивал бы конкурентоспособность данного СМИ? Что это за человек?

 

-     А.В. Владелец! (смеются) Потому что именно владелец СМИ решает, что у него на радио происходит. Он определяет политику, он собирает людей, он формирует рекламную службу. И, соответственно, стратегия любого СМИ зависит от человека, который отвечает за все своим кошельком – это самая лучшая гарантия того, что человек не зря занимается своим делом. Он знает, что ему терять.

 

-       Е.П. Я с вами согласна. Как, на ваш взгляд, наиболее успешно может сложиться карьера журналиста? Кто из сегодняшних журналистов прошёл этот самый удачный путь?

 

-      А.В. Многие проходят этот путь. Карьера журналиста складывается тогда, когда он умеет делать три вещи. Первое – быть интересным своей аудитории, второе – быть не похожим на других, потому что когда журналисты «заточены» как одинаковые болванки с конвейера, на них перестают обращать внимание, в человеке должна быть яркая индивидуальность. И третье – когда публика считает, что журналист, может и не очень сильно, но умнее, чем она. Потому что тратить своё время на то, чтобы слушать обычного человека, большинство людей не хочет. Слушать слишком умного – тоже раздражает, поэтому для идеального восприятия слушатели должны понимать журналиста, быть с ним на одной волне, но признавать его более высокий интеллект и умственные способности.

 

-       Е.П. А если взять проблему шире, как бы вы посоветовали молодым людям строить своё будущее?

 

-       А.В. Молодым людям я бы посоветовал сейчас очень много работать и не рассчитывать с самого начала карьеры на высокий доход. Потому что сегодня очень часто молодые люди приходят на работу в полной уверенности, что им кто-то что-то должен, а им никто ничего не должен. Более того, придя на работу со студенческой скамьи, они твёрдо должны знать, что они пока – никто и звать их – никак. И у них есть замечательный шанс, придя в приличную компанию, себя проявить. Сначала, может быть, даже мыть полы и подавать чай, или обзванивать ньюсмейкеров, чтобы понять, где что происходит и как получить короткое интервью. А дальше все зависит от человека –  кто-то этим шансом воспользуется, а кто-то нет. Умный человек будет учиться и развивать себя в профессиональном плане, чтобы в дальнейшем стать успешным. Каждый человек сам творец своего счастья, как и несчастья.

 

-       Е.П. Алексей Константинович, вы автор пяти фильмов для телевидения на историческую тематику. Что вам дал этот опыт и о ком из сегодняшних персонажей вы хотели бы снять фильм? Кто вам интересен?

 

-    А.В. Если говорить про мой опыт в кино, причём опыт собственного продюсирования и собственных съёмок, то он крайне интересен. Потому что непосредственно на площадке я до этого не работал, а здесь мне пришлось пройти все этапы – и написание сценария, и подгон сценария под профессиональные требования. Более того, когда начинаешь чем-то профессионально заниматься, то понимаешь, что экономика всегда и везде первична. И сочетание сценариста и продюсера приводит к тому, что первый вопрос, который у тебя возникает, когда ты получаешь заказ на производство фильма – а под какой бюджет я пишу сценарий?.. Это тоже надо учитывать, когда ты пишешь.

   

    Писать же сценарий про ныне живущих… Что плохо – они потом приходят и начинают говорить, что всё было не так. Каждый очевидец рассказывает свою версию, поэтому желательно дождаться того момента, когда очевидцев не останется и, по крайней мере, возникнет меньше споров. У нас была ситуация – один из фильмов, который мы сняли, был про маршала Тухачевского. И версия фильма заключалась в том, что заговор всё-таки был. После этого колоссальное количество людей, которые хорошо относятся к маршалу Тухачевскому, стали кричать, что как же так, мы оскорбляем светлую память невинно убиенного маршала.. Хотя мне всегда казалось, что если маршала просто «убрали» безо всякой причины, а он даже не сопротивлялся, это значительно обидней, чем если бы заговор был. Равно, как мне сложно представить ситуацию, что, предположим, сегодня в Германии потомки полковника Штауффенберга возмущались бы фильмами или публикациями о нем. И кричали, что он не создавал заговор против Гитлера, а его убили, как честного офицера, верного Третьему рейху и своей стране.

 

-       Е.П. Понятно, что сегодня сложно судить. То, что происходит сегодня, будет понятно завтра, но, на ваш взгляд, кто из нынешних героев будет, скажем так, самым популярным историческим персонажем?

 

-       А.В. Есть такой герой, и мы его знаем.. (смеются)

 

-       Е.П. Вы работаете с самым молодым министром России, как вам работается?

 

-       А.В. Хорошо.

 

-       Е.П. Нет разногласий?

 

-       А.В. Никаких. Ну, иногда бывают, но мы их решаем.

 

-  Е.П. Каково значение профессиональных премий, в частности Премии «Радиомания», и насколько они, на ваш взгляд, стимулируют поднятие уровня качества радиовещания, стимулирует ли они рынок?

  

-   А.В. Хороший вопрос от радиостанции, у которой пять «Радиоманий». Сказать вам, что вручение премий не стимулирует рынок, было бы, по крайней мере, неприлично. И самое главное, это было бы неправдой, потому что любая профессиональная премия развивает рынок. Конечно, премия это некое украшение и, в принципе, есть определённая доля везения, повезёт – не повезёт. Но если есть вещи, которыми участники рынка меряются, к которым стремятся – это замечательно! Потому что таким образом мы развиваем на рынке конкуренцию. Когда люди стремятся в рамках здоровой конкуренции сделать качественный продукт высокого уровня и получить в результате этого «Золотой микрофон», какую-нибудь приятную статуэтку или даже диплом – от этого выигрывает в итоге и слушатель, и индустрия в целом.

 

Источник: "Европа Плюс Саратов"

Оцените материал
(0 голосов)