Домены сайтов-нарушителей могут начать исключать из поиска

Как законы об авторском праве мешают приобщению к культуре и воспитанию патриотизма? Что мы теряем, загоняя память в рамки антипиратских законов? И чем опыт и судьба ученого Владимира Вернадского полезны нашему времени? На эти и другие вопросы ведущему "Коммерсантъ FM" Анатолию Кузичеву ответил президент Ассоциации интернет-издателей, завкафедрой новых медиа и теории коммуникации факультета журналистики МГУ Иван Засурский в рамках программы "Другой разговор".

"В информационном обществе все, что у тебя есть, определяется информацией, а не деньгами"

Иван Засурский: "Я хотел бы начать с одного графика, это очень сложно — изобразить его в воздухе, но я попробую. Представляешь, идет себе огромная океанская волна, космическая, огромная, как волшебная гора. Она как бы нависает где-то в 20-х годах, 10-20-е годы. Эта волна как бы поднялась вверх, и она, кажется, сейчас превратится в еще большую волну, но тут она неожиданно угасает, и угасает практически до 70-х годов, как бы все меньше, меньше, меньше, становится почти тоненькой, как в Юрмале, а потом она опять поднимается, но только доходит до середины своего предыдущего пика. Это — кривая, которая изображает количество книг, наименований, которые продаются на Amazon. То есть те книги, которые находятся в общественном достоянии, те книги, которые перешли в свободное обращение, издаются на самом деле гораздо больше, чем любые современные книги, именно на них больше всего зарабатывают издатели. Хотя я никогда не поверю, что в 1910-е годы книг писалось больше и издавалось больше, чем сейчас, но с точки зрения того, что происходит конкретно с каким-то изданиями на Amazon, это правда. Понятно, что люди покупают классику, что люди стремятся к каким-то вещам, но здесь другая история важна — важно то, что вещи, которые переходят в общественное достояние, являются частью памяти. Никто не считает количество твоих обращений к памяти, потому что память всегда должна присутствовать и так далее. Так вот, те старые произведения, которые еще находятся под охраной, практически никто не издает".

"Я нашел такого нового русского пророка, настоящего русского великого святого. Почему я влюбился в Вернадского? Во-первых, биография: имперская Академия наук, во временном правительстве, он конституционный демократ при этом, приличный человек, с Набоковым, все как бы нормально. И потом он во временном правительстве замминистра, товарищ министра образования, в 20-е годы основывает Крымский университет, посреди всего этого ада и ужаса, а потом Украинскую академию наук. Потом преподает в Париже в Сорбонне, преподает в Праге, возвращается обратно, создает русскую науку. Так в основном все, что связано с геохимией, дает целостную картину развития, эволюции, как переход из разных состояний — сначала геосфера, потом биосфера, и потом ноосфера. И он получает Сталинскую премию незадолго до конца войны за то, что нашел весь уран, который нам нужен был. Известно, для чего. Он, абсолютный такой hero, в конце пишет телеграмму Сталину. Телеграмма такая: "Многоуважаемый Иосиф Виссарионович, прошу вас использовать 100 тыс. руб. на нужды обороны как вы считаете нужным, но, пользуясь случаем, хотел бы сказать вам, что наше дело правое стихийно совпадает с наступлением нового состояния человечества, нового состояния, планеты, ноосферы, когда люди и информация начинают играть решающую роль". Значит, есть такой русский ученый, и для него как будто всего этого кошмара, который происходил для других людей, не существовало. Каким-то странным образом он умудрился все время остаться в позитиве. Как будто все было нормально, а там все было ненормально вокруг. Но все, что он делал, и все, что вокруг него происходило, было нормально. И все, что он делал, разрасталось потом и до сих пор стоит. И концепция ноосферы как раз объясняет, почему нужно это общественное достояние. Ведь если ты хочешь, чтобы у тебя была память, у тебя должен быть свободный доступ к культуре и знаниям. Это значит, что ты по-хорошему должен иметь возможность все знать. Наши дети уже на самом деле не так много знают советского кино, не так много смотрят советские мультики и так далее. Они, конечно, везде, на дисках можешь купить, но на самом деле их становится в каком-то смысле все меньше и меньше. Какие-то из них — хиты, условно говоря — еще остались, а другие постепенно просто вымываются из обращения, становятся недоступны, потому что те организации, которые занимаются их хранением, воспринимают свою задачу как то, чтобы никто их не получил. Стремятся заархивировать их. Не то, что оцифровать и сделать общедоступными, а заархивировать, но это получается как со склерозом: какая-то память архивируется, какие-то очень важные сведения, знания. Этот график Amazon показывает, что на самом деле наши законы об авторском праве сейчас программируют такую волну склероза, такой провал, который идет сразу за сегодняшним днем. Потому что издателям очень невыгодно рисковать, это небольшие тиражи получаются, это уже начинается, как говорят, "длинный хвост" — большое количество наименований, но не очень высокий уровень продаж. По идее, какую-то часть проблемы может решить цифровая печать. Мы десять лет уже про это слышим, десять лет я тоже в это верю, я верю уже 20 лет, но это не решает проблему неравенства. То есть если у тебя часть общества социализована в одну культуру, а другая часть в другую, у тебя будет гражданская война рано или поздно".

"Сейчас у нас начинается нестабильность очень серьезная, связанная с тем, что у людей разный уровень доступа к информации, разный уровень понимания и совсем разные культуры. И чем интенсивнее, жестче законы об авторском праве, тем чудовищнее наша ситуация, потому что все в советское время было государственным, основные произведения были сделаны по госзаказу. Там есть литература, авторские произведения, музыка — это все можно обсуждать отдельно, но коллективные, служебные произведения, которые делались, — за них никто уже денег не получает давно. Просто они висят на балансе каких-то студий, иногда "Мосфильм" продает в YouTube за рекламу, наверняка Facebook сейчас им предложат, они и в Facebook повесят, будут за рекламу получать деньги. Но на этом основании, когда вводится новый антипиратский закон, они могут замочить любое количество сайтов просто за то, что они повесили советское кино, могут закрыть их навсегда, выключить из интернета, подвергнуть преследованию и засудить. И если дальше ты сделаешь zoom-out из этого маленького сектора, то вся советская культура находится в каком-то очень странном состоянии — она охраняется, к ней затруднен доступ. И это все создавалось на государственные деньги с целями формирования какого-то определенного, достаточно позитивного настроя у людей по отношению к жизни. При этом советскую культуру сейчас не обязательно воспринимать напрямую, может быть, ты должен ее как какие-то вещи нарезанные видеть, какие-то куски фильмов, чтобы этим заинтересоваться. Может быть, ты должен по радио слышать какие-то джинглы из каких-то свободных мелодий и так далее. Можно и с авторами этих произведений расплатиться, чтобы никто при освобождении в накладе не остался.

Это история и память, а если у тебя нет памяти в информационном обществе, то кто ты вообще? Сейчас наступает информационное общество, ноосфера. Это значит, что все, что у тебя есть, — твое богатство, твое состояние, твое настроение, твой уровень счастья — все определяется информацией в первую очередь, а не деньгами. И неравенство между людьми проявляется через информацию, через культуру, в которую они социализованы. Все остальное не так важно становится. Информация важнее всего. И в этой ситуации в обществе сложилась система, которая отжимает из него деньги через авторские права на оплату всех этих произведений, когда они исполняются где-то, но при этом не распространяются максимально широко, хотя они были государственным заказом, создавались на государственные деньги, большая часть из них хранится в государственных организациях. Просто у государственных организаций нет такого показателя эффективности, как предоставление доступа к ним и освобождение прав, делание их общедоступными, пропаганда культурного наследия. Вместо этого идет какой-то новодел, инвестируются деньги в то, чтобы делать еще раз то же самое".


"Мы живем в очень сложном новом непознанном мире, такого не было раньше"

Иван Засурский: "У нас есть очень серьезная проблема — сократился спрос на домены, замедляется развитие нашей информационной экономики, "Яндекс" увольняет сотрудников. Мне неловко даже говорить такие вещи, но вы слышали что-нибудь о том, что Google сокращает сотрудников? А про Facebook слышали, что Facebook сокращает сотрудников? Я тоже не слышал. А почему "Яндекс" сокращает сотрудников? Похоже, все не круто. Или они делали все не так. Как такое яркое тропическое солнце росло, так всходил просто урожай нечеловеческий, и в какой-то части он остался. Это яркое тропическое солнце, а у нас вдруг какой-то северный закат произошел. Это потому что у нас очень серьезно изменился подход к регулированию интернета.

Дело в том, что у нас было историческое совещание, встреча Владимира Владимировича с интернетчиками в 1999 году, когда он сказал, что интернет трогать не будет. И интернет долго у нас не трогали, действительно. А потом в какой-то момент вдруг резко стало возникать очень много законов. Ящик Пандоры открылся с детского закона, который сейчас принял гротескные формы. Уже мы не можем обсуждать причины самоубийств в эфире. И в интернете мы не можем обсуждать это. Каждый третий ребенок, который кончает с собой, делает это из-за кибербуллинга. У меня диплом на кафедре защищался про кибербуллинг. Это когда в сетях унижают, пристают к ребенку, давят на него, и он сходит с ума и кончает с собой. Каждый третий маленький ребенок. Это значит, что по нашим новым законам ты никогда не узнаешь, что такое кибербуллинг, потому что мы не можем больше обсуждать причины самоубийств. Кибербуллинга у нас не может быть, потому что мы не можем сообщать о нем в прессе, а при этом он будет, потому что это каждый третий ребенок убивается из-за этого. И в этой ситуации мы живем в очень сложном новом непознанном мире, такого не было раньше. Это новые технологии, новая ситуация, значит, романтики используют традиционные подходы. Значит, здесь запретить и охранять права важнее, чем давать доступ к знаниям. Это романтика, но это такая консервативная романтика, очень опасная для интернета. И "Яндекс" как почуял, какие риски у них огромные, компания не может с русского рынка уйти, это основной домашний их рынок. У них просто настроение меняется. Они становятся грустные".

"Все равно у государства есть расходы: в культурной политике, в образовательной и так далее. И в какой-то момент встает вопрос о приоритетах. И открытый доступ к культуре и знаниям — очень понятная история. Для всей страны заочно ограниченный бюджет, даже по сравнению с существующими тратами, как бы довольно скромный, можешь дать всем равный доступ к культуре и знаниям. И в другой стране мира это нельзя сделать, потому что в другой стране мира до 1991 года не было коммунизма, социализма и всего этого нашего безумия. У нас есть уникальный исторический шанс. Больше того, это настолько справедливо по отношению к Бишкеку, по отношению к Алма-Ате, по отношению ко всем нашим друзьям: к Минску, к Киеву, к Тбилиси, к Риге и так далее — отдать просто советское всем. Берите, пожалуйста, это наше общее, пожалуйста.

"У нас просто не понимают, что такое мягкая сила: думают, что мягкая сила — это зеленые человечки. Мягкая сила — это когда все учат русский язык, потому что на русском языке ты можешь иметь доступ к любым знаниям и культуре. В Норвегии люди не платят в электронном виде, там есть система, бесплатные все книжки на норвежском. В Финляндии бесплатное высшее образование. Если мы нашими детьми не будем заниматься, что будет дальше, вообще? Мы должны обязательно это делать, и я поэтому, как сумасшедший, буду биться в этой истории. Мне кажется, что я встречаю реальное понимание на эту тему, потому что я даже, мне никто не говорит: "Ваня, ты сошел с ума". Мне Железняк говорит: "Давай сделаем, это может быть действительно крутая история". Володину нравится, Хабиров поддерживает эту историю, я не знаю: с кем я ни поговорю, Вислому очень нравится, Российская государственная библиотека, очень нравится, ему понравился прямо текст, и он прочитал, и он одобрил даже дорожную карту, которую я сделал".


"По новому антипиратскому закону, если жуткий наследник захочет устроить юридический рэкет, он сможет"

Иван Засурский: "Есть несколько видов прав, в которых может существовать информация, она может перейти в общественное достояние, в этот момент она не принадлежит никому или принадлежит всем. 70 лет прошло после смерти автора, если он был репрессирован, тогда после реабилитации срок считаете. Если не публиковалось, там много есть нюансов, накручено все, юристы старались много сотен лет, немцы, в основном. В Германии самые жуткие законы, поэтому в Германии нет никакого интернет-бизнеса нормального, там нет ни Google, там ничего и не возникнет никогда, потому что там газетчики все так простроили с издателями, там доты-пулеметы, оборона Берлина происходит.

В остальном есть общественное достояние, грубо говоря, это все, что угодно. Через четыре года Вернадского можно будет каждому размещать хоть у себя на сайте полное собрание сочинений — и ничего не будет за это. В принципе, и сейчас, наверное, никто не прицепится, но по новому антипиратскому закону, если есть какой-то жуткий наследник, и он захочет рэкет устроить юридический, он реально может, потому что до 5 млн руб. можно ущерб предъявлять по нарушению авторского права в России".

"Есть Creative Commons или свободные лицензии, или открытые лицензии, кто как их называет. Они вошли в Гражданский кодекс, Дмитрий Анатольевич, слава ему, очень настаивал на этом, и это произошло: у нас в России разрешены свободные лицензии, "Википедия" работает легально — чудо, бывают такие вещи. Там есть несколько градаций, например, ты можешь запретить коммерческое использование или разрешить. "Википедия" разрешает коммерческое использование: хочешь издать "Википедию" — издавай, нет вопросов вообще, хочешь какую-то статью опубликовать — публикуй, все, что хочешь делай — это же "Википедия". "Мы живем на пожертвования" — вот их девиз.

Есть другой Creative Commons, например, некоммерческое использование: авторы некоторые не очень хотят, чтобы кто-то взял просто опубликовал сборник, писатели пишут свои книжки. Они делают открытый доступ части произведений ко всему, это хорошо их рекламирует, продвигает, какие-то читающие люди смотрят их статьи и так далее, как YouTube, грубо говоря. Получается, для тестов: ты размещаешь фрагмент или часть, или даже все, но потом люди идут и покупают, потому что круче читать в распечатке. Соответственно, например, есть вариант: ты оставляешь себе права, Министерству культуры это больше нравится, на те произведения, которые они профинансировали, они делают свободные лицензии. Они реально думают об этом, они хотят говорить об этом, они назначают встречи, не говоря о том, что они сейчас читают это исследование про общественное достояние. Эта тема начинает пробивать, потому что она очень понятно объясняет, зачем государству инвестировать в образование, в культуру, зачем государству инвестировать в науку. Например: ты реально можешь у всех издателей мира купить все книжки и сделать открытый доступ на территории Российской Федерации за ограниченные деньги, навсегда. Я не знаю, сколько это стоит, но я уверяю, что это меньше, чем ты себе можешь представить. Ты можешь со всего мира купить всю информацию, она будет стоить, не знаю, меньше, чем мы отдаем за голливудское кино каждый год.

И в этом смысле, когда ты начинаешь серьезно эти проекты двигать, думать об этом, ты понимаешь, какой колоссальный есть шанс, потому что, с одной стороны, есть советское: если советское отдать, с ним разобраться, какие-то права, может быть, выкупить у кого-то — зачем каждый год торговаться с авторским обществом — давай сейчас мы тебе без посредников отдадим из госбюджета деньги за твои произведения, они станут свободными. И люди на Параде Победы смогут их петь без того, чтобы их потом судили за это. Это факт нашей жизни, это несвободно. Можно расплатиться один раз, все старики будут счастливы получить деньги, даже их наследники уже".

Источник Коммерсант

Подача иска против RuTracker.org отложена на неделю

Первый иск на «пожизненную» блокировку сайта pleer.com в рамках антипиратского закона подан в Мосгорсуд. Об этом «Известиям» рассказал глава Национальной федерации музыкальной индустрии (НФМИ) Леонид Агронов. Суд должен будет вынести решение до конца недели.

— Мы пытались урегулировать спор в досудебном порядке и направляли им претензии, но они на них не реагировали, — рассказал Агронов. — Те, кто хотел с нами сотрудничать, уже это делает. 

По словам Агронова, в течение этой недели они подадут иск о «пожизненной» блокировке против еще одного сайта. Название ресурса он сообщить отказался. Кроме того, НФМИ планировала на этой неделе подать иск против RuTracker.org, но не успевает собрать необходимые документы, поэтому этот иск подадут на следующей неделе. 

Ранее представители RuTracker.org заявляли Известиям, что готовы дать правообладателям специальный аккаунт, через который они смогут самостоятельно удалять ссылки на нелегальные раздачи. 

— Мы, конечно, готовы к переговорам, но совершенно непонятно, о чем мы можем договориться. Если мы получаем от правообладателей ссылки на те данные, которые нарушают их права, мы и так удаляем их в течение суток. Если ссылок много — мы даем правообладателю специальный аккаунт, и он сам может удалять ссылки, нарушающие его права. Так поступает, например, YouTube, это общемировая практика, — сообщил представитель ресурса.

Агронов рассказал, что такая позиция их не устраивает. Когда удаляют одну ссылку, вместо нее появляется другая. 

— Они перекладывают ответственность за свой сайт на третьих лиц, то есть мы должны будем следить, чтобы их сайт не нарушал права. Это неправильно, — рассуждает Агронов. — Системы наподобие Content ID, которая делает цифровой отпечаток контента [для YouTube] и запрещает его дальнейшее распространение, у них, по всей видимости, нет.

Согласно вступившей в силу 1 мая 2015 года расширенной версии антипиратского закона, именно Мосгорсуд в первой инстанции рассматривает иски о размещении в Сети фильмов, книг, музыки и софта. Эта инстанция по заявлению правообладателя должна принимать решение о досудебных обеспечительных мерах — внесении пиратского ресурса в черный список Роскомнадзора. При этом страница сайта, где размещены контрафактные материалы, оказывается недоступна для российских пользователей Сети. Для клиентов некоторых провайдеров недоступным становится весь сайт-нарушитель.

Закон также предусматривает процедуру «пожизненной» блокировки сайта — за рецидив. Pleer.com может стать первым ресурсом, который будет заблокирован навсегда.

Владимир Зыков

Известия

Фото: ИЗВЕСТИЯ/Владимир Зыков

Почему правообладатели не могут лишить пиратов рекламных доходов, а бренды все еще появляются на таких сайтах 

Российские компании, представляющие интересы Warner Music, воспользовались антипиратским законом и подали заявление в Мосгорсуд. 19 мая 2015 года по их обращению вынесено определение в отношении сайтов rutracker.org и pleer.com.

Таким образом, Warner Music Russia стала первым правообладателем, который воспользовался поправками к антипиратскому закону, вступившими в силу 1 мая 2015 года. Теперь согласно закону Роскомнадзор должен связаться с руководителями обвиненных в пиратстве ресурсов и предупредить их о возможных последствиях. Если они не удалят со своих серверов защищаемый авторами контент (сейчас речь идет о нескольких песнях), сайты будут заблокированы.

Уведомления в адрес руководителей ресурсов направлены и у них есть 3 дня, чтобы удалить спорный контент. Если это не будет сделано, их ждет блокировка, которую можно будет снять лишь после отчета об устранении нарушений. При этом представители Роскомнадзора уточнили, что при повторном нарушении антипиратского закона и блокировке формального удаления будет мало. Пиратам придется обращаться в вышестоящий суд.

Как утверждает агентство РБК, администрация ресурсов пока никак не отреагировала на определения, однако, у них есть время до конца недели. После этого Роскомнадзор приступит к репрессивным действиям по отношению к ним.

Источник

Фото ТАСС

Роскомнадзор предпринимает меры реагирования в отношении 231 ресурса, незаконно распространяющего в Интернете копии фильма «Притяжение». Мосгорсуд принял предварительные обеспечительные меры защиты исключительных прав ООО «Арт Пикчерс Студия» в отношении фильма «Притяжение» накануне старта кинопроката, 18 января 2017 года.

Антипиратский закон в России не работает, потому что представители заинтересованных отраслей не могут договориться друг с другом, заявил журналистам режиссер Никита Михалков.

Пираты пока на плаву

Понедельник, 11 Май 2015
Опубликовано в Аналитика
Вступивший 1 мая в силу расширенный антипиратский закон пока не привел к блокировке сайтов с нелегальными музыкой, книгами и ПО.

Документ вызвал у участников рынка как одобрение, так и вопросы. По их мнению, он дает слишком большую власть правообладателям, открывает лазейки для недобросовестной конкуренции и в целом вряд ли приведет к полному исчезновению пиратских сайтов.


"Пока ни одного определения, вынесенного на основании антипиратского закона, из Мосгорсуда в Роскомнадзор не поступило. Но это не означает, что правообладатели не начали подавать в суд жалобы на сайты, не удаляющие пиратский контент", - отметил пресс-секретарь Роскомнадзора Вадим Ампелонский.


Расширенный антипиратский закон (от 24 ноября 2014 г. №364-ФЗ) внес изменения в два законодательных акта - в закон "Об информации, информационных технологиях и о защите информации в сети "Интернет" и в Гражданский процессуальный кодекс РФ.


Документ отличается от предыдущей версии тем, что позволяет урегулировать спор правообладателя и интернет-сайта до суда. Для этого интернет-сайт обязан публиковать контактные данные, чтобы владельцы прав на контент могли потребовать от ресурса удалить незаконно размещенный контент. Кроме того, если ресурс нарушал антипиратский закон неоднократно, то это может привести к его постоянной блокировке, снятие которой не допускается. Реестр заблокированных сайтов будет вести Роскомнадзор.


5 мая на сайте надзорного ведомства появились рекомендации по вопросам реализации расширенного антипиратского закона. По словам Вадима Ампелонского, этот документ был выработан после апрельских встреч специалистов Роскомнадзора с правообладателями. Им рекомендуется в первую очередь информировать владельцев сайтов и провайдеров хостинга о нарушении прав правообладателей, а если это не помогло - обращаться в суд для принятия мер, избегая обращения к операторам связи. При обращении в суд правообладателям рекомендуется формировать иск в отношении максимально возможного количества объектов интеллектуальных прав правообладателя, незаконно размещаемых на информационном ресурсе.


В документе уточняется, как правообладатель может подтвердить в суде права на объект авторского или смежного права. Подтвердить нарушение можно, предоставив суду скриншоты страниц сайтов, распространяющих нелегальный контент. Для доказательства фактов нарушения прав правообладателей можно использовать и видеофиксацию при помощи программ захвата видео с экрана (vidshot и аналогичные).
Участники рынка приветствуют новый закон, однако документ вызывает у них немало вопросов. Независимый юрист Александр Титов считает расширение действия закона с кино- и телефильмов на музыку, книги и ПО вполне оправданным, так как Гражданский кодекс не делает различий в охране объектов авторских и (или) смежных прав.


"Мы считаем важным появление механизма досудебного урегулирования конфликтов между правообладателями и интернет-площадками: подобные механизмы приняты в большинстве цивилизованных стран", - говорит главный аналитик Российской ассоциации электронных коммуникаций Карен Казарян.


Александр Титов обращает внимание на то, что возможность внесудебного урегулирования спора и раньше не воспрещалась. Теперь новый закон накладывает на правообладателя неоправданные обязанности перед пиратом - сообщить ему паспортные данные, согласиться на обработку персональных данных, доказать ему свои права. Со своей стороны, пират может проигнорировать это требование, и в результате правообладателю все равно придется идти в суд.
В то же время "Пиратская партия России" не согласна с тем, что закон может принести пользу Рунету. "Мы расцениваем указанный закон как очередную попытку безосновательного ужесточения законодательства об авторском праве под давлением лоббистов от копирайт-индустрии. Он дает чрезмерные полномочия для медиа-корпораций с возможностью давления на веб-сайты и открывает широчайшие возможности для судебного троллинга", - отметил эксперт по проблемам авторского права "Пиратской партии России" адвоката Саркис Дарбинян.


По словам Карена Казаряна, опасность несет и положение о "вечной блокировке". "Во-первых, оно значительно смещает баланс в сторону правообладателей. Во-вторых, дает недобросовестным фирмам рычаги давления на конкурентов: в США до половины запросов к площадкам на удаление контента являются недобросовестными. В-третьих, это может повлиять на связность Сети из-за ограниченности запасов IP-адресов: площадка переедет, а адрес останется в реестре", - уточнил аналитик.


Закон может быть использован для закрытия доступа к сайту в зоне Рунет, соглашается Саркис Дарбинян. "Учитывая то, что под блокировку ресурс может попасть не только за непосредственное размещение контента на сайте, но даже за размещение гиперссылки, либо другой иной информации о способах получение контента в нарушение авторских прав, можно абсолютно точно предположить, что в группе риска лежит огромное количество файлообменников, облачных сервисов, социальных сетей и UGC-ориентированных веб-сайтов. А положение о вечной блокировке сайтов явно противоречит правовому принципу достаточности и разумности наказания", - считает адвокат.


"Поправка о постоянной блокировке очень спорна, - считает Александр Титов. - Она, по сути, является мерой ответственности за неоднократное нарушение авторских прав и должна быть предусмотрена не нормой процессуального, а нормой материального права".


По мнению юриста, формулировка этой поправки является неудачной. Она предусматривает возможность для правообладателя сначала заявить иск по одному объекту авторского права, размещенному на сайте, а после вступления в силу решения суда заявить второй иск по другому объекту и таким образом добиться постоянной блокировки сайта. Александр Титов отмечает, что разумнее было бы связать возможность такой блокировки с повторным размещением того же произведения на пиратском сайте. Либо постоянную блокировку было бы логичнее связать с выявлением нового нарушения авторского права на сайте после вступления в силу решения суда без привязки к тому, кем был заявлен первый иск в защиту авторских и (или) смежных прав.


Александр Титов также недоумевает, почему закон не расширил свое действие и на фотографии. "За бортом" остались средства индивидуализации - товарные знаки. А ведь индустрия контента, в особенности персонажного, неразрывно связана с продажей брендированных товаров, в том числе детских. Сейчас уровень их контрафакта крайне велик, но защитить их по антипиратскому закону нельзя", - говорит управляющий партнер юридической фирмы "Катков и партнеры", президент НП "Объединение правообладателей" Павел Катков. По его мнению, нужно расширить предметную область антипиратского закона на "результаты интеллектуальной деятельности и средства индивидуализации".
Представители отрасли сходятся во мнении, что нынешний антипиратский закон вряд ли приведет к исчезновению сайтов с незаконно размещенным контентом.


"Ряд сайтов предоставили правообладателям модераторские кнопки, но другие ресурсы, наоборот, стали распространять среди пользователей информации об обходе блокировок, - говорит Павел Катков. - Рынок разделился, это нормально. Мы будем дальше наблюдать за ситуацией, вырабатывать разные стратегии". Президент НП "Объединение правообладателей" полагает, что закон поможет цивилизовать рынок произведений интеллектуального труда, хотя устранить пиратство на 100% - нереально.


Карен Казарян полагает, что, скорее всего, пиратские сайты начнут уходить в подполье. "Они будут вести постоянную игру в кошки-мышки с правообладателями. Опыт показывает, что лучший способ избавления от пиратского контента - это расширение предложения актуального и доступного легального контента в Сети", - отметил он.


Юрист Александр Титов и вовсе считает, что закон никак не повлияет на пиратские сайты. "По собственным наблюдениям, за период действия прежней редакции закона не было особых проблем найти в Сети новинки кинопродукции и сериалов", - делится он. Специалист добавил, что если, конечно, все пиратский сайты заблокируют, то можно будет ожидать возрождения продажи дисков с контрафактом.


Многие откровенно пиратские ресурсы, торрент-трекеры и книжные файлообменники, загодя готовясь к закону, уже запаслись большим количеством доменных имен и IP-адресов, и в случае блокировки с легкостью смогут менять адреса, отметил Саркис Дарбинян. "История непотопляемой The Pirate Bay должна была вроде всему научить, но, к сожалению, не научила тех, то лоббировал его принятие. Кроме того, многие сайты уже сегодня разъясняют пользователям, как с легкостью, с использованием самых различных технических средств, обходить блокировки на уровне ISP, а также находить зеркала сайтов в даркнете (i2p, TOR и др.). Техническая граммотность пользователей растет, а принятие законов, дающих возможность ограничивать доступ к сайтам способствует резкому росту интереса к нехитрым средствам проксирования, VPN и анонимизации", - говорит он. Поэтому, ожидать снижения цифрового пиратства не приходится, резюмирует адвокат.


Что касается самих правообладателей, то, например, "Лаборатория Касперского" придумала, как избежать пиратских копий. "У нас есть простой инструмент блокировки растиражированных лицензий. С его помощью мы блокируем ключи и коды пиратских копий наших продуктов, когда число их активаций, что называется, "зашкаливает". Для нас самих как разработчиков пиратство не является большой проблемой", - говорит руководитель управления потребительского рынка "Лаборатории Касперского" Сергей Пиккат-Ордынский. Кроме того, на рынке существует бесплатное легальное защитное ПО, которое забирает на себя львиную долю потенциальных пользователей пиратских ключей.
Компания одобряет использование легального ПО и считает, что усложнять пиратам их деятельность законодательными мерами можно и нужно.


Антипиратское законодательство в России действует почти два года. Первая часть "антипиратского закона" (об изменениях в законодательстве по вопросам защиты интеллектуальных прав в информационно-телекоммуникационных сетях) вступила в силу 1 августа 2013 г. (см. новость ComNews от 20 августа 2013 г.) и позволила блокировать в Сети нелегальный видеоконтент. В ноябре 2014 г. Государственная Дума приняла дополнения в "антипиратский закон", распространив его на программное обеспечение, книжную и музыкальную продукцию (см. новость ComNews от 17 ноября 2014 г.).


Более того, в конце 2014 г. Российский союз правообладателей предложил ввести концепцию глобальной лицензии. Согласно ей, пользователи Сети не только будут платить оператору связи за доступ к Интернету, но и станут ежемесячно вносить 25 руб. в пользу правообладателей (см. новость ComNews от 5 декабря 2014 г.). Полученные от пользователей средства операторы отчислят организации по коллективному управлению правами, которая будет выплачивать правообладателям лицензионное вознаграждение. Однако представители интернет-индустрии не поддержали эту инициативу.

Автор Елизавета Титоренко
Источник

На портале проектов нормативно-правовых актов опубликованзаконопроект «О внесении изменений в некоторые законодательные акты Российской Федерации», автором которого выступило Министерство культуры РФ.

За первые два месяца действия расширенного антипиратского закона Мосгорсуд вынес почти вчетверо больше предварительных решений о блокировке интернет-ресурсов, чем в мае—июне 2014 года

Больше сотни​

Расширенная версия антипиратского закона, предусматривающая его распространение не только на видео, но и на книги, музыку, софт и другие виды контента (кроме фотографий), вступила в силу 1 мая 2015 года. С этого момента число обращений в Мосгорсуд по сравнению с прошлым годом резко выросло, рассказал РБК представитель суда. По его данным, с 1 мая по 26 июня получено 103 заявления о предварительных обеспечительных мерах — временной блокировке конкретного контента на время разбирательства. Из общего числа обращений 65 были удовлетворены судом.

Среди подпавших под обеспечительные меры есть, например, такие популярные сайты, как музыкальный ресурс Zaycev.net (по обращению Sony Music Russia), торрент Rutracker.org (по обращению Ассоциации по защите авторских прав в интернете, АЗАПИ), онлайн-библиотека Flibusta.net (по обращению издательства «Эксмо»).

Сопоставимые данные за май—июнь 2014 года пресс-служба Мосгорсуда не смогла предоставить, а в базе суда данные по искам не структурированы.

Но в Роскомнадзоре, куда из Мосгорсуда поступают предписания о блокировке конкретного контента или сайта, уточнили, что за май—июнь 2014-го ведомство получило только 18 определений. За аналогичный период текущего года число таких определений выросло в 3,6 раза, подчеркнул представитель регулятора Вадим Ампелонский.

Пока решений о «вечной» блокировке, которую допускает антипиратское законодательство, Мосгорсуд не выносил. Она грозит площадкам, к которым после 1 мая поданы повторные исковые заявления — таких насчитывается девять, уточняет пресс-служба Мосгорсуда.

Первые решения по пожизненной блокировке ресурсов придутся на август 2015 года, считает руководитель ассоциации «Интернет-видео» Алексей Бырдин. Он опирается на оценки юристов, участвующих в подобных процессах: на одно судебное разбирательство уходит около полутора месяцев. Пока западные правообладатели подключились неактивно: они ждут итогов правоприменительной практики, добавляет глава «Интернет-видео».

Как работает новый антипиратский закон

Закон №187 «Об информации, информационных технологиях и защите информации», так называемый антипиратский закон, вступил в силу 2 июля 2013 года, в расширенной редакции — 1 мая 2015-го.

В новой редакции антипиратского законодательства предусмотрено внесудебное урегулирование споров. Владелец интернет-площадки обязан на своем сайте указывать адрес, на который правообладатель может направить жалобу. Получив ее, владелец сайта должен в течение 24 часов удалить спорный контент или предоставить доказательства, что произведение размещено на законных основаниях. Если площадка не идет навстречу правообладателю, тот вправе обратиться в Мосгорсуд.

Сначала правообладатель обращается с заявлением об обеспечительных мерах. Если суд встает на сторону правообладателя, через Роскомнадзор и операторов связи ссылки с конкретным контентом на сайте блокируют на 15 дней. В течение этого времени правообладатель, считающий, что сайт нарушает его права на интеллектуальную собственность, может подать иск по существу. В случае двух решений по существу в пользу правообладателя, ресурс может быть признан злостным нарушителем и заблокирован полностью (так называемая вечная блокировка).

В первых рядах

Особенно активны в борьбе с пиратством группа «​Амедиа» и одна из ее структур «А сериал»: они нацелены на суды и блокировки, утверждает Бырдин. Директор по маркетингу и связям с общественностью «​Амедиа» Светлана Белых подтвердила это, но статистики по обращениям в суд предоставить не смогла. В досудебном порядке «А сериал» удалось договориться с сайтами seasonvar.ru и hdrezka.me: оба ресурса удалили несколько единиц контента, в том числе эпизоды сериала «Игра престолов» (права на показ в России принадлежат «А сериалу», уточнила Белых.

Добиваться вечной блокировки для злостных пиратов собирается крупнейшее российское издательство «АСТ-Эксмо», рассказал начальник его юридического отдела Максим Рябыко. «Мы получили эффект удаления: после обращений в Мосгорсуд уже устранены отдельные единицы контента на Flibusta.ru и Rutor.org. При этом в досудебном порядке они не отвечали», — сказал Рябыко. Обеспечительные меры сработали, с обоих сайтов удалили ссылки на контент, например, на книгу «451 градус по Фаренгейту» Рэя Брэдбери. Теперь юридический отдел издательства решает, подавать ли против ресурсов повторные иски. «Один иск точно подадим», — заявил Рябыко, не уточняя, против какой именно площадки.

Национальная федерация музыкальной индустрии (НФМИ), представляющая российские и зарубежные музыкальные бренды («Навигатор Рекордс», Black Star, Sony Music, Universal Music, Warner Music и др.), еще накануне вступления закона в силу подготовила для подачи исков список из 23 сайтов. Уточнить у руководителя НФМИ Леонида Агронова, как продвигаются процессы, не удалось: в понедельник он не отвечал на звонки. Ранее Агронов подчеркивал, что будет добиваться блокировки ресурсов.

Пока не проявляют особенной активности владельцы прав на программное обеспечение, рассказал представитель Роскомнадзора. «Мы ожидали значительного наплыва от производителей софта. Мы общались с представителями отрасли до вступления расширенной версии закона в силу, и нам казалось, что они будут более заинтересованы», — отметил Ампелонский.

После 1 мая участники Ассоциации правообладателей программного обеспечения (АППО) начали обращаться к пиратским сайтам в досудебном порядке, и большинство из них реагировали и удаляли спорный контент, говорит руководитель ассоциации Дмитрий Соколов. Некоторые ресурсы проигнорировали обращения, теперь ассоциация готовит иски к ним. Назвать конкретные ресурсы и правообладателей до подачи исков Соколов отказался.​

Дарья Луганская

РБК

Фото: Екатерина Кузьмина/РБК

« Апрель 2021 »
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
      1 2 3 4
5 6 7 8 9 10 11
12 13 14 15 16 17 18
19 20 21 22 23 24 25
26 27 28 29 30    

Дни рождения

  • Сегодня
  • Завтра
  • На неделю
23 апреля Ашот Насибов

российский тележурналист, известный по работе на НТВ и других российских телеканалах, теле- и радиоведущий.

23 апреля Андрей Черкасов

российский тележурналист-международник, автор и ведущий проекта на телеканале «Настоящее время», Радио Свобода - с осени 2015 года    

24 апреля Валерий Михайлов

директор дирекции телесети НТВ

24 апреля Дарья Златопольская

ведущая программы «Белая студия» на телеканале «Культура», «Танцы со звездами» на телеканале «Россия 1»

23 апреля Ашот Насибов

российский тележурналист, известный по работе на НТВ и других российских телеканалах, теле- и радиоведущий.

23 апреля Андрей Черкасов

российский тележурналист-международник, автор и ведущий проекта на телеканале «Настоящее время», Радио Свобода - с осени 2015 года    

24 апреля Валерий Михайлов

директор дирекции телесети НТВ

24 апреля Дарья Златопольская

ведущая программы «Белая студия» на телеканале «Культура», «Танцы со звездами» на телеканале «Россия 1»

25 апреля Татьяна Фонина

исполнительный продюсер канала «Домашний»

25 апреля Андрей Максимов

телерадиоведущий, член Академии российского телевидения

25 апреля Валерий Зиберев

главный телеоператор канала «ТВ Центр»

26 апреля Дмитрий Киселев

гендиректор Международного информационного агентства «Россия сегодня», ведущий программы «Вести недели» на телеканале «Россия-1»

27 апреля Андрей Челядинов

президент телекомпании “Экстрим ТВ”

27 апреля Александр Архангельский

член Академии российского телевидения, ведущий программы «Культура»

27 апреля Юрий Аксюта

директор дирекции музыкального вещания «Первого канала», член Академии российского телевидения

27 апреля Ника Стрижак

ведущая программ «Открытая студия» и «Встречи на Моховой» на «Пятом канале»

27 апреля Андрей Челядинов

Главный продюсер телеканала «Русский Экстрим»

27 апреля Ксения Шергова

Зав.кафедрой режиссуры ИПК работников ТВ и Радио, член Международной академии телевидения и радио

28 апреля Анатолий Малкин

генеральный директор телекомпании АТВ

28 апреля Сергей Васильев

генеральный директор ГК “Видео Интернешнл”

28 апреля Владимир Маслов

медиаменеджер, бывший влпаделец и генеральный директор «Радио Шансон» и «Шансон ТВ»

28 апреля Александр Шариков

профессор Государственного университета - Высшей школы экономики (Отделение деловой и политической журналистики факультета прикладной политологии, кафедра медиа-менеджмента и медиа-бизнеса). Советник и консультант по вопросам исследования аудитории в ВГТРК ("Радио России"), Межгосударственной телевизионной и радиовещательной компании "ИМР" (МТРК "МИР") и Российском государственном музыкальном телерадиоцентре (РГМЦ)

28 апреля Александр Масляков

ведущий премьер-лиги КВН, гендиректор ООО"ТТО АМИК"

29 апреля Евгений Сандро

тележурналист

30 апреля Игорь Мишин

Генеральный директор ОАО «ТНТ-Телесеть», вице-президент Академии российского телевидения

30 апреля Николай Фоменко

телеведущий, член Академии российского телевидения

30 апреля Рифат Сабитов

Руководитель Регионального Департамента ВГТРК, директор ГТРК "Пенза", Член правления НАТ, академик Международной академии телевидения и радио, Евразийской академии телевидения и радио

30 апреля Юрий Шкляр

советник гендиректора холдинга «НМГ»

30 апреля Михаил Сладков

главный оператор Центра подготовки работников региональных телевизионных компаний «Практика» (г. Нижний Новгород), член Академии российского телевидения

30 апреля Дмитрий Витушенко

директор ООО "Радиомир"

30 апреля Илья Барабанов

спец. корреспондент ЗАО «КоммерсантЪ. Издательский дом»

30 апреля Николай Фоменко

актер, телеведущий, заслуженный артист России, мастер спорта международного класса по автоспорту