МедиаПрофи - mediaprofi.org

Москва 02:45 GMT +3 Вторник 19-03-2019
USD 64.669 -0.751 ↓
EUR 73.361 -0.708 ↓
+14˚C (днем +17˚C, ночью +10˚C)
Ветрено, переменная облачность
Минкомсвязи поддержало альтернативу «налогу на интернет» Михалкова

Крупнейшие компании, работающие в онлайне, на совещании в Минкомсвязи обсудили создание единого реестра, где будет указано, кому принадлежат права на тот или иной контент в интернете

​​Основа для законопроекта

Интернет-предприниматели, операторы связи, правообладатели, представители Минкомсвязи и Минэкономразвития в понедельник, 1 июня, обсудили проект документа, который может заменить концепцию авторского сбора с интернет-пользователей (так называемый ​налог на интернет), предложенную Российским союзом правообладателей (РСП) Никиты Михалкова.

В списке участников (копия есть в распоряжении РБК) не значится представитель Минкультуры — ведомство, которое оформило идеи РСП в законопроект.

На встрече присутствовали более 20 человек, в том числе представители «​Яндекса» и Google, звукозаписывающей Sony Music Entertainment, онлайн-кинотеатров «​Амедиатека» (amediateka.ru) и Ivi (ivi.ru), операторов связи МТС, «МегаФона», «ВымпелКома», и «​Ростелекома», Microsoft, Национальной федерации музыкальной индустрии, Ассоциации «Интернет-видео», Фонда развития интернет-инициатив (ФРИИ), Российской ассоциации электронных коммуникаций (РАЭК), Регионального общественного центра интернет-технологий (РОЦИТ), Минэкономразвития.

Со стороны Минкомсвязи на встрече выступал заместитель министра связи и массовых коммуникаций Алексей Волин.

Волин объяснил, почему идею «налога на интернет», по мнению Минкомсвязи, нужно похоронить. Как рассказали два участника встречи, он повторил тезисы, которые озвучивал 12 мая на Медиа-коммуникационном форуме. Тогда Волин назвал идею союза Михалкова «абсолютной утопией» со множеством рисков — в частности, операторы связи понесут огромные расходы, которые не смогут окупить в течение десяти лет, а 80% онлайн-кинотеатров и вовсе закроются.

Многие из бизнесменов и чиновников, собравшиеся в Минкомсвязи, входили в экспертный совет при Общественной палате, который изначально разрабатывал альтернативу «налогу на интернет». В середине апреля 2015-го их предложения свели в «Концепцию авторского права в цифровой среде» и опубликовали на сайте Общественной палаты.

На совещании 1 июня было решено составить протокол встречи и дорабатывать идею в рабочих группах, сообщил РБК участник встречи, гендиректор Ассоциации «Интернет-видео» Алексей Бырдин. Протокол станет основой для законопроекта, уточнил Бырдин, но сроки назвать не смог.

«​Налог на интернет»

Российский союз правообладателей Никиты Михалкова в конце 2014 года предложил ввести глобальную лицензию: подразумевается, что все без исключения пользоват​ели интернета будут платить правообладателям за распространение контента в Сети. Вероятный размер сбора — 300 руб. в год.

Собирать деньги через операторов связи, как предполагается, будет организация по коллективному управлению правами. Она впоследствии распределит средства между правообладателями пропорционально популярности их контента в интернете.

Операторы связи также обязаны будут установить специальную технику, чтобы отследить, какой контент чаще скачивают.

Минкультуры оформило эти идеи в законопроект, который прошел общественное обсуждение на сайте regulation.gov.ru. Концепцию раскритиковали Минэкономразвития и Минкомсвязи.

Вопрос — кто заплатит

Участники встречи обсудили создание единого реестра, где будет указано, кому принадлежат права на тот или иной контент: об этом говорилось и в апрельской «Концепции авторского права в цифровой среде».

Чтобы попасть в эту базу, правообладатели должны будут подать заявку и пройти проверку. При желании они могут опубликовать в этом каталоге часть или весь собственный контент для «потенциального использования третьими лицами» и разрешить пользователям или посредникам обращаться к ним напрямую с запросами на лицензию. На своей странице в базе правообладатель сможет публиковать договор-оферту — подписавший его получает соответствующую лицензию на контент.

Участники встречи в Минкомсвязи согласились, что реестр должен быть добровольным, но разошлись в пункте о том, должен ли он быть государственным.

Взимать плату за контент со всех интернет-пользователей не предлагается: возможны три модели перечисления денег за контент правообладателям. В первой пользователь платит напрямую правообладателю через форму в «цифровом каталоге», во второй — через посредническую интернет-площадку, которая будет перечислять деньги правообладателю, а в третьей — правообладатель выбирает «организацию по коллективному управлению правами» сам и получает свои отчисления через нее.

Правообладатели тех записей, которые попали в каталог, могут добиваться блокировки их пиратских копий без суда.

Вести базу могли бы Минкультуры, Минкомсвязи, Роскомнадзор, «аккредитованная для этих целей организация по управлению коллективными правами» или «уполномоченная организация со 100-процентным участием государства». Источники финансирования проекта не определены. Минкомсвязи считает, что эта ответственность должна лечь на правообладателей, а правообладатели — на государство, рассказывает источник, близкий к министерству.

«Мы готовы подключиться к экспертной работе по доведению концепции до состояния, поддерживаемого интернет-отраслью. Также всячески приветствуем роль лидера в этом вопросе, которая, я надеюсь, будет закреплена за нашим профильным Минкомсвязи», — заявил директор РАЭК Сергей Плуготаренко. Узнать мнения других участников встречи пока не удалось.

Дарья Луганская 

РБК

Фото ТАСС

Интернет будет работать с перебоями 48 часов

Четверг, 11 Октябрь 2018
Опубликовано в Новости

Международной корпорации по управлению доменными именами (ICANN) сообщила что 11 октября (примерно с 19 часов по Москве) начнет менять криптографические ключи. Это необходимо для совершенствования защиты доменных имен. Подобных замен не происходило с момента появления этих ключей в 2010 году

Нишевые проекты заставят работать по стандартам

Small media не дают покоя большим конкурентам. В недрах Института развития интернета созрела идея отрегулировать интернет-издания без лицензии СМИ. Участники организации обратили внимание на ресурсы, которые не зарегистрированы в Роскомнадзоре, но занимаются размещением новостного контента и имеют полноценные редакции.

И вновь о налоге на Интернет...

Четверг, 11 Июнь 2015
Опубликовано в Аналитика
Николай Дмитрик о налоге на Интернет, авторском праве как сервисе и о том, кто должен решать проблемы, связанные с развитием новых технологий

Российское интернет-сообщество всколыхнула инициатива введения налога на Интернет. Все те, чьи интересы, казалось бы, должен был защитить новый проект, единым фронтом выступили против Никиты Михалкова, выставив его чуть ли не новым Распутиным. Однако, если оставить в стороне личность оскароносного режиссера, есть ли у «налога на Интернет» будущее? Ведь попытки введения такого налога предпринимаются не впервые: за 5 лет схожие инициативы возникали как в России, так и, например, в Великобритании и Франции. Почему, несмотря на явные аргументы против, к идее «налога на Интернет» возвращаются снова и снова?

(Эксперты обоснованно похоронили идею, "сборщики" очень хорошо живут , но авторы проекта продолжают его продвигать  - прим. редации МедиаПрофи)

Транзакционные издержки

В середине 20 века нобелевский лауреат Р.Коуз предложил магическую концепцию транзакционных издержек. Он доказал, что в мире без транзакционных издержек изначальное распределение ресурсов между сторонами не имеет значения: люди будут вступать друг с другом в сделки таким образом, чтобы обеспечить оптимальное для экономики распределение ресурсов. Экономика без транзакционных издержек подобна идеальному газу: любое внешнее давление распределятся равномерно по всему объему заполненной газом емкости.

Реальная экономика, конечно же, не свободна от транзакционных издержек. Но снижение транзакционных издержек может привести к значительному эффекту тогда, когда мы по каким-то причинам не можем изменить начальное распределение ресурсов. Чем ниже транзакционные издержки, тем ближе к оптимальному конечное распределение ресурсов в обществе. Например, в начале 2000-х годов переход от прогрессивной ставки подоходного налога к единой ставке в 13% и отмена обязательной подачи налоговой декларации привели к 12-кратному росту налоговых поступлений в российский бюджет.

Примеры успешного внедрения «единой ставки» известны и в сфере интеллектуальной собственности: от $0.99 за сингл в варианте Стива Джобса до $9,99 в месяц в варианте Google. Сейчас подпиской на музыку пользуется 41 миллион человек во всем мире – в 5 раз больше, чем в 2010 году. Ни iTunes, ни Google Play не затрагивали принципов авторского права (изначальное распределение ресурсов), они лишь сделали удобнее получение музыки теми, кому она была нужна (то есть обеспечили оптимальное конечное распределение ресурсов за счет снижения транзакционных издержек).

Прямо противоположной по своей сути является система, предполагающая борьбу с пиратством. Транзакционные издержки в ней (лицензионные договоры и платежи, союзы правообладателей, проверки, суды, адвокаты и пр.) предельно высоки. Как следствие, начальное распределение ресурсов является одновременно и конечным. Настройка этой системы возможна только путем изменения подходов, заложенных в самом авторском праве (то есть путем изменения объема прав, предоставляемых законом правообладателям и пользователям).

Неприятной особенностью второй системы является то, что она может развиваться только в условиях монополистической конкуренции, поскольку только в этом случае производители могут позволить себе не оптимизировать издержки. А это состояние рынка интеллектуальной собственности стремительно утрачивается. Во-первых, один и тот же творческий результат (например, фильм) оказывается представлен в разных формах (на него можно сходить в кино, посмотреть на dvd или по VoD, наконец, скачать с торрента), которые вполне на равных конкурируют между собой. Во-вторых, из-за наличия сетевых эффектов рынок интеллектуальной собственности все больше является рынком покупателя, а не продавца. До внимания потребителя может дойти лишь незначительная часть творческих результатов; внимание, а не деньги становятся ресурсом, за который конкурируют между собой правообладатели.

Контроль пользователей

Даже самый обычный наблюдатель может заметить, что что-то с авторским правом не так. «Кривая колея» для этой отрасли права началась, по-видимому, в 1955 году с решением Федерального Верховного суда ФРГ о том, что звукозапись в домашних условиях не является изготовлением копий для частных нужд, а следовательно, нарушает авторское право. При этом в мотивировочной части решения суд прямо указал, что интересы обладателей авторского права имеют приоритет над неприкосновенностью частной жизни пользователей, так как без творческого труда автора произведения бы не существовало вообще, а следовательно, нечего было бы и копировать.

Конечно же, правообладатели могли контролировать пользователей и раньше. Но это были профессиональные пользователи – например, рестораны, в которых исполнялись музыкальные произведения. В 1955 году впервые был поставлен вопрос о контроле массовых пользователей, так как технологии массового копирования впервые поставили под сомнение краеугольный камень авторского права – связь произведения с материальным носителем. На розничном рынке произведение впервые оказалось оторванным от его носителя; а именно на этом и строился рынок. Произведения распространялись как вещи (книги, пластинки, открытки), и транзакционные издержки на распространение интеллектуальной собственности были равны транзакционным издержкам товарного рынка.

Кстати, после примерно 20 лет поиска решения проблемы частных копий, оно было найдено в «единой ставке»: на производителей и импортеров копировального и звукозаписывающего оборудования были наложены обязанности производить отчисления в счет организаций по управлению правами на коллективной основе.

Контроль частного, массового использования имеет два очевидно негативных последствия. Во-первых, это повышает транзакционные издержки (на идентификацию пользователя, расчеты с ним, учет объема использования, поддержание в актуальном состоянии средств защиты и т.п.). Необходимость совершения транзакций может стать барьером для пользователя (например, не имеющего банковского счета) и вынудит его использовать нелегальный контент. Во-вторых, это нарушает неприкосновенность частной жизни: литература, кино, музыка составляют интимную, внутреннюю сторону человеческой личности, вмешательство в которую вызывает протест.

Неизвестно, удастся ли полностью отказаться от контроля частного использования произведений, однако уже сейчас понятны технологии, позволяющие минимизировать, сделать незаметным для пользователей вмешательство в частную жизнь. Прежде всего, это связано с тем, что Интернет в нынешнем виде скоро перестанет существовать. Уже сейчас в бедных странах, где смартфоны продаются с бесплатным доступом к Facebook, Facebook для пользователя это и есть Интернет. В странах побогаче тенденция не столь очевидна, но все же: Google (с его Google Play) стал MVNO, Ростелеком активно развивает собственную службу контента zabava.ru. Складывается ситуация, когда у информационного посредника (Facebook, Google, Ростелеком) есть возможность идентифицировать и абонента, и контент, к которому абонент получает доступ, причем такая ситуация не навязывается пользователю, а вытекает из структуры рынка. А с развитием «Интернета вещей» идентифицировать пользователя будет не нужно – достаточно идентифицировать устройство.

Есть и еще один момент, который пользователи неизбежно заметят, если их контролировать. Это оплата. Подписка Google All Access или Spotify дает пользователю возможность не думать о цене каждого сингла; пользователь принимает решение «слушать или не слушать», а не «платить или не платить». Решение об оплате – это транзакция. Чем реже мы заставляем пользователя принимать его, тем ниже транзакционные издержки, а значит, тем эффективнее распределяется интеллектуальная собственность между пользователями.

Контроль интеллектуальной собственности

Особенность современного авторского права, которую большинство юристов трактуют как прогрессивную, заключается в том, что любые произведения пользуются равной правовой охраной, независимо как от их художественной ценности, так и от какой-либо регистрации или опубликования. С одной стороны, такой подход оставляет на усмотрение правообладателя, как тот распорядится своей интеллектуальной собственностью, будет ли он ее распространять, бороться с нарушителями и так далее. С другой стороны, этот же подход ввергает пользователей в состояние неопределенности: например, анекдот – это ведь тоже объект авторского права. Значит ли это, что на его перепечатку надо получать лицензию автора? а как быть с постами в Инстаграме? а с сообщениями на форумах?

Каталоги «ценной» интеллектуальной собственности уже вовсю создаются (в очередной раз можно привести в пример Google Play). Такой «каталожный» учет интеллектуальной собственности в сочетании с уже рассмотренными выше двумя факторами (снижением транзакционных издержек и учетом пользователей) уже привел к появлению «зон, свободных от пиратства» – iTunes и других. Вопрос только в том, что осталось за границами этих зон.

Так что же делать с «налогом на Интернет»?

«Налог на Интернет» обладает всеми чертами «убийцы пиратов»: он снижает транзакционные издержки, не заставляет пользователей принимать решения, обеспечивает учет «ценной» интеллектуальной собственности. Почему же все против этого налога?

Скорее всего, проблема «всего лишь» в добровольности. «Налог на Интернет» имел бы смысл постольку, поскольку он повышает эффективность распределения ресурсов. Обязательность убивает эффективность; она нарушает неприкосновенность частной жизни, неприкосновенность собственности и свободу экономической и творческой деятельности; а главное – она не дает субъектам свободы выбора, возможности свободной торговли друг с другом, о которой говорил Коуз.

Почему так важна свобода выбора? Представим себе, что у вас есть возможность подключения к одному из двух интернет-провайдеров. Услуги одного стоят $10 в месяц, второго — $20. При этом второй предлагает еще и доступ к каталогу, где есть всё-всё-всё, что вам нужно: книги, фильмы, музыка. Какого провайдера вы выберете? И если вы выберете второго, зайдете ли хоть раз на торрент-трекер?

Представим себе, что вы – молодой музыкант. Вы можете выложить свой новый сингл на сайт и или дать к нему доступ бесплатно, или пытаться продавать его по $.99. Либо можете поместить его в каталог и получить вознаграждение, исходя из собранной с пользователей по подписке суммы и количества обращений к вашему синглу.

Решение по интернет-провайдеру, скорее всего, очевидно: второго провайдера вы выберете для себя, первого – для «интернета вещей». Решение по способу распространения сингла уже не так очевидно, но, как минимум, все варианты решения по синглу имеют свои положительные стороны. Итоговый выбор зависит от того, как построена система распределения дохода, собранного по подписке, эффективнее ли она, чем прямое взаимодействие с пользователями.

Все это говорит о том, что у идеи доступа к интеллектуальной собственности по «единой ставке» есть будущее, но только в том случае, если выбор этой модели будет добровольным как для пользователя, так и для правообладателя. Проблемы, порожденные технологическим развитием, должны решать новые технологии, а проблемы авторского права не должны затрагивать пользователей как людей, совершенно в нем не разбирающихся. Баланс же интересов пользователей и правообладателей должно искать не государство, а информационные посредники, с которыми (а не с пользователями) правообладатели должны договариваться о цене. Авторское право, оторвавшись от вещи, вполне способно стать услугой, сервисом, как для пользователей, так и для правообладателей.

Напоследок – пример из совсем другой области. Один мой знакомый купил дом с участком земли на окраине поселка, начал разбивать сад. А через год запустили новый маршрут экспресс-автобуса – и надо же такому случиться, что кратчайший, самый удобный путь от поселка к новой остановке автобуса прошел через участок моего знакомого. Сад был вытоптан; в заборе все время проделывали дырки, никакие объявления и даже собаки не помогали. Поразмыслив, мой знакомый сломал забор совсем, вымостил удобную дорожку – и открыл около нее магазин. Теперь этот магазин служит не только источником для безбедного существования моего знакомого, но и замечательной иллюстрацией выбора: что эффективнее, защищать свою собственность или обеспечивать взаимовыгодный доступ к ней всех желающих.

Николай Дмитрик
Digital Report
Фото: imagineerinx / Shutterstock.com

Мнение редакции может не совпадать с мнением автора

Google назвал самые удобные мобильные сайты

Вторник, 27 Февраль 2018
Опубликовано в Аналитика

Самыми удобными мобильными платформами названы ЛитРес и Тинькофф-банк.

Они обогнали USB-модемы по пользовательскому трафику

Во второй половине 2015 г. смартфоны опередили USB-модемы по пользовательскому трафику в мобильной сети МТС, говорится в исследовании оператора. За год доля USB-модемов в общем интернет-трафике мобильной сети МТС сократилась с 45 до 37%, а доля смартфонов, соответственно, увеличилась с 32 до 39%. Абоненты МТС на смартфонах в 2015 г. скачали вдвое больше данных, чем в 2014 г., тогда как суммарный трафик вырос за тот же период в 1,5 раза, говорит представитель оператора Дмитрий Солодовников.

В конце 2015 г. общий интернет-трафик смартфонов превысил трафик USB-модемов и в сети «Вымпелкома», сообщает представитель оператора Анна Айбашева. У пользователя смартфона используемый интернет-трафик растет гораздо быстрее, чем у абонентов других устройств, замечает она. За год трафик смартфонов вырос на 80% и составляет почти половину от общего трафика в сети «Вымпелкома». Айбашева объясняет это ростом популярности смартфонов и стагнацией рынка модемов.

24 факта о будущем интернет-медиа

Четверг, 18 Июнь 2015
Опубликовано в Аналитика

Эксперт по маркетингу Юрий Брызгалов опубликовал в своем ФБ краткий разбор презентации KPCB (см. внизу страницы) о тенденциях развития всемирной сети. Ключевой тренд на следующие 20 лет, который предсказывают KPCB, – повышение мобильности жизни во всех смыслах. Люди постоянно на связи с друзьями и коллегами. Работают в удобное время и из разных мест. Через мобильные приложения сразу получают продукты и услуги там, где им удобно. 

1. Видеотрафик растет на 60%+ в год, а общий – на 20%+;

2. Более половины времени с цифровыми медиа приходится на мобильные устройства;

3. Около 24% общего времени с медиа люди проводят с мобильными устройствами, но доля от общего рекламного бюджета только 8% (данные по рынку США);

4. Развивается мобильный рекламный инвентарь: товарная карусель в Facebook, локальная реклама в Google, кнопки «Купить» в Facebook, Google, Twitter и т.п. 

5. Становится популярным просмотр видео в вертикальной ориентации, на него приходится 29% времени просмотра;

6. В Snapchat вертикальные видео просматривают до конца в 9 раз чаще (!);

7. Идет переосмысление корпоративных сервисов: Slack, Square, Stripe, Domo, DocuSign, Anaplan и др.

8. Мобильные мессенджеры суперпопулярны, хорошо интегрированы и превращаются в коммуникационно-развлекательные хабы: стикеры, звонки, конференции, игры, заказ еды, такси, госуслуги и прочее;

9. Новые пользователи из BRIC и других стран скорее всего будут ориентироваться не на смартфоны, а на функции мессенджеров;

10. Курация контента со стороны платформ позволяет мгновенно стать популярным. Пример — трансляции. Фестиваль Coachella получил 40 млн зрителей на Shapchat за сутки, Winter X-games – 30 млн за то же время;

11. Продолжает расти количество UGC и роль пользовательской курации контента;

12. Количество просмотров видео на Facebook за полгода выросло в 4 раза до 4 млрд в день. 50% просмотров идет через шаринг, 75% просмотров с мобильных устройств;

13. Нереально быстро растут просмотры геймплей-видео, Twitch вырос до 100 млн пользователей в месяц. До 1 млн одновременных зрителей;

14. На SoundCloud аж 10 млн пользователей, которые создают контент, большинство не связаны с мейджорами

15. На WattPad количество написанных непрофессионалами рассказов достигло аж 125 млн, месячная аудитория более 40 млн, 90% трафика с мобильных устройств;

16. Новости от пользователей по всем темам становятся источников для топовым СМИ;

17. Смартфон – лучший друг молодежи (от 12 до 24 лет) 80% молодых пользователей, проснувшись, первым делом проверяют телефон, 60% верит, что через 5 лет все можно будет сделать с мобильника;

18. Аж 66% молодежи фоткает вещи как напоминание о том, что надо сделать позже;

19. Растет количество JIT-продуктов и сервисов типа Uber, Caviar, Instacart, Postmates;

20. Топовые категории затрат для домохозяйств – это дом (ипотека, аренда, украшения), транспорт и еда;

21.  Быстро растет рынок коптеров, дронов – в 10 раз за два года до 3 млрд USD;

22. Быстро идет адаптация компаний и государств к коммерческому использованию дронов;

23. Растет количество и угрозы кибератак;

24. В США доля е-коммерции достигла 9%.

Ключевой тренд на следующие 20 лет, который предсказывают KPCB, – повышение мобильности жизни во всех смыслах. Люди постоянно на связи с друзьями и коллегами. Работают в удобное время и из разных мест. Через мобильные приложения сразу получают продукты и услуги там, где им удобно.

Александр Амзин "Мы и Жо"

Что нам стоит сайт построить!

Вторник, 20 Ноябрь 2012
Опубликовано в Креатив программинг

С чего начинается создание интернет-хита

Интернет становится все более популярным у рекламодателей в силу своей технологичности, прозрачности и невысоких цен. Вместе с тем, следует отметить, что далеко не на всех сайтах Рунета размещается большое количество рекламы. На некоторых из них ее нет вовсе, а на других вы сможете увидеть только блоки контекстной рекламы, которые вряд ли приносят большой доход владельцу ресурса. Почему так происходит? Какие причины того, что один сайт популярен у рекламодателей, а другой нет?

Радиовещание: эфир или он-лайн?

Среда, 21 Октябрь 2015
Опубликовано в Аналитика

Ещё каких-то 150 лет тому назад желающие слушать музыку дома или на пикнике были вынуждены иметь под рукой музыкальный инструмент, а также кого-то, кто бы умел на нём играть. Всё изменилось 21 ноября 1877 года, когда Томас Эдисон представил публике фонограф – первый прибор для записи и воспроизведения звука. Данное изобретение стало началом целой эпохи – эпохи звукозаписи. Часть 1

Вскоре фонографы были заменены более совершенными устройствами — граммофонами и патефонами. Со временем изменялась и улучшалась технология изготовления дисков, их стали делать из винила. Это событие послужило толчком к старту эпохи рок-н-ролла, а также прочно закрепило в наших умах связь слова «винил» с музыкальным диском. Затем родилась магнитная запись, появились магнитофоны, а вместе с ними громоздкие бабинные катушки, затем – компактные кассеты и совсем уж миниатюрные мини-кассеты. В 80-е годы ХХ века началась эра цифровой звукозаписи, а вместе с ней в мир пришли и носители – компакт-диски, мини-диски и DAT-кассеты.

Таким образом, к началу нового тысячелетия звук, технологии обработки которого также постоянно совершенствовались, постепенно превратился в обычный компьютерный файл. И если раньше для хранения архивов звукозаписи требовались огромные комнаты, уставленные стеллажами, то теперь тысячи и сотни тысяч часов звука можно уместить в одной маленькой коробочке.

 

 



Телеканал Russia Today (RT) получил от портала WikiLeaks секретную документацию компаний, которые поставляют авторитарным режимам шпионские программы и системы электронного слежения. Об этом говорится в пресс-релизе, поступившем в «Ленту.ру» вечером в среду, 4 сентября.

 

© МедиаПрофи. Все права защищены.
Яндекс.Метрика

Войти или Зарегистрироваться

Зарегистрированы в социальных сетях?

Используйте свой аккаунт в социальной сети для входа на сайт. Вы можете войти используя свой аккаунт Facebook, вКонтакте или Twitter!

Войти