МедиаПрофи - mediaprofi.org

Москва 20:35 GMT +3 Воскресенье 24-03-2019
USD 63.771
EUR 72.59
+14˚C (днем +17˚C, ночью +10˚C)
Ветрено, переменная облачность

Дмитрий Галушко, «Ордерком»: «Роскомнадзор должен доказывать в суде, что вы виноваты. Но на деле все наоборот»

С развитием законодательства, касающегося операторов связи, взаимодействие с надзорными органами все более усложняется. Дмитрий Галушко, генеральный директор ООО «Ордерком», к.ю.н., член экспертного совета ФАС России, эксперт Минюста РФ, участник РГ «Нормативное регулирование» при АНО «Цифровая экономика» Правительства РФ рассказал, с какими основными сложностями сталкиваются операторы сегодня
 С какими основными сложностями юридического характера приходится сталкиваться операторам связи?
Сейчас у операторов три основные проблемы — СОРМ (система технических средств для обеспечения функций оперативно-розыскных мероприятий, — прим. «Телеспутника») и «закон Яровой», штрафы, негативно сказывающиеся на капитализации компаний, а также взаимодействие с владельцами объектов размещения инфраструктуры.
 Некоторое время назад были еще иллюзии об отмене «закона Яровой» или его реализации за чей-то чужой счет. Как обстоят дела сейчас?

Обратного хода уже нет — никаких юридических шансов. Закон у нас такой. В соответствии со статьей 55 Конституции, государство вправе ограничивать права человека в той мере, в какой необходимо для обеспечения безопасности РФ. И мы такие дела в суде уже проигрывали.

С «законом Яровой» уже однозначно понятно, что реализовываться все будет за счет операторов связи, а это большие издержки. Но сейчас речь идет о поэтапной реализации: не 30 дней хранить сразу, а начинать хотя бы с 3—5 дней. В таком виде это более-менее подъемно для операторов. Однако пока СОРМ не сертифицирован, то есть можно ничего не покупать еще года полтора.

Второй момент — СОРМ по согласованию с ФСБ можно делать самостоятельно, ведь в законе не прописано, что надо покупать [оборудование для СОРМ], а сказано, что нужно реализовать. Это возможно, и это уменьшает издержки. Примеры такой реализации есть, но сначала необходимо согласование уполномоченного органа.

 Вторая упомянутая вами проблема — штрафы. Из-за каких нарушений чаще всего штрафуют операторов?
Наиболее грубое нарушение — это статья 14.1 КОАП (деятельность с нарушением лицензионных условий, в том числе в области СОРМ), которая предусматривает штраф в размере 30—40 тыс. руб. Другие популярные статьи: 13.34, которая предусматривает ответственность за отсутствие блокировки ресурсов из реестра запрещенной информации, и 13.38 — неподача отчетов по абонентской базе в резерв универсального обслуживания. Штрафы за нарушение этих статей составляют от 50 до 100 тыс. руб. Наша практика говорит, что везде в первый раз можно обойтись предупреждением.
 Вроде бы операторы устанавливают системы фильтрации, откуда тогда большое количество штрафов именно по этой статье?

Что касается системы фильтрации, то есть 13 систем, рекомендованных Роскомнадзором, но есть аналогичные решения, которые в этот список не входят. Кроме того, операторы используют самописные решения. Стоимость рекомендованных Роскомнадзором систем разная — от 2 тыс. в месяц до 2,5 млн в год, в зависимости от функционала: только фильтрация или более сложная работа с аудиторией и контентом. И здесь позиция такая: если у вас стоит одна из рекомендованных систем фильтрации и вам выдан протокол из-за доступа к запрещенному ресурсу, достаточно принести договор с этой системой в территориальное управление Роскомнадзора. Такие случаи не доходят до суда — регулятор пишет, что виноват не оператор. 
Однако это наша практика в Центральном федеральном округе. Поэтому для перестраховки необходимо с производителем системы фильтрации заключать договор с их ответственностью за пропуски. И если штраф все-таки суд выдаст, то платят его они. Заодно, если вы получаете трафик от вышестоящих операторов, надо прописать в договоре, что он отвечает за фильтрацию.
Однако это наша практика в Центральном федеральном округе. Поэтому для перестраховки необходимо с производителем системы фильтрации заключать договор с их ответственностью за пропуски. И если штраф все-таки суд выдаст, то платят его они. Заодно, если вы получаете трафик от вышестоящих операторов, надо прописать в договоре, что он отвечает за фильтрацию.
 Есть ли какой-то «рейтинг качества» систем фильтрации? Кто из них порождает больше штрафов?
Из нашей практики, самая плохая — «Барьер». Каждая проверка этой системы выявляет нарушения. По условиям Роскомнадзора надо пропускать не более 1% трафика, но «Барьер» пропускает больше. 

Любопытно, что у Роскомнадзора есть ограничения по объему пропускаемого трафика снизу. Если система фильтрации пропускает 0%, они понимают, что оператор обманывает. Звонят в техподдержку, просят убрать ее из «песочницы». По опросам операторов, лучшая из недорогих систем фильтрации, — CyberFilter, а из дорогих — СКАТ, в которой также есть функция DPI.
 Есть ли способ избежать оплаты уже выписанного штрафа по системам фильтрации, кроме как предоставить заключенный с производителем системы договор с ответственностью?
Можно сослаться на малозначительность нарушения. Если оператор относится к субъекту малого или среднего бизнеса и не было общественно опасных последствий нарушения, то в суде можно ограничиться предупреждением. Однако стоит учесть, что с экстремистскими сайтами шутить нельзя. Один пропустить условно разрешают, а вот хотя бы два — это уже точно протокол, даже если нет реальных последствий.
 Резерв универсального обслуживания (далее – РУО, — прим. «Телеспутника»). В чем тут проблема для операторов?
РУО — это дополнительный налог, для сокращения которого многие малые и средние операторы занижают отчетность по абонентской базе. Однако параллельно предприятия сдают отчетность в Росстат. Сдавать ее надо, только если пришел персонализированный запрос на получение статистических данных. Если такого запроса нет, то нет и ответственности за отсутствие отчетности. Но если запрос все-таки пришел, важно, чтобы данные в Росстате совпадали с данными в отчетности по резерву универсального обслуживания. Там довольно коррелирующие формы.
 Какие вы могли бы дать советы в целом по сокращению штрафов?
Я рекомендую операторам строго следовать предусмотренной законом процедуре. Если вам пришел вызов на протокол по электронной почте, не отвечайте на него, так как это ненадлежащий способ уведомления. 

Когда пришло заказное письмо по почте, у вас есть 30 дней, чтобы его получить. Получить его действительно надо, но сделать это можно на тридцатый день. К этому моменту время вызова уже, скорее всего, пройдет. В этом случае протокол на 50—100 тыс. рублей штрафа будут составлять без вас, и будет шанс его оспорить из-за нарушения вашего права на судебную защиту. 

При получении вызова на протокол в срок рекомендую тянуть время. Срок давности в этом случае — 3 месяца. По резерву универсального обслуживания этот срок начинается по истечении 30 дней после окончания квартала, по аппаратно-программному комплексу «Ревизор» — с момента составления акта. 

 Если же протокол таки ушел в суд, можно также уйти по малозначительности, при этом надо заплатить, хотя и с просрочкой, включая пени за дни просрочки. В этом случае для бюджета ваше нарушение не несет вообще никаких последствий, поэтому может быть признано малозначительным. У нас было порядка десяти дел, где в таких ситуациях суд ограничился замечанием.
 А можно ли отстоять свои права по этим вопросам в суде?
Технически Роскомнадзор должен доказывать в суде, что вы виноваты. Но на деле происходит все с точностью до наоборот. Поэтому это тяжело. Хотя наша компания имеет десятки выигранных дел и по пропускам «Ревизора», и по РУО, и даже по СОРМ.
 Давайте поговорим о взаимодействии с владельцами объектов размещения инфраструктуры. В чем тут проблема? Помогают ли тут суды, ФАС?

Проблема очевидна — постоянно повышаются цены на аренду площадей, опор и канализаций. А это прямые расходы абсолютно для всех операторов. Это сфера постоянных конфликтов, в практическом плане тут все очень не урегулировано. И хотя у многих еще сохраняется иллюзия, что они как-то могут сохранить тарифы, обратившись в суд, к сожалению, в последнее время пошла отрицательная судебная практика. Мы проанализировали порядка 300 дел и получили примерно такие выводы.

Во-первых, закон не имеет обратной силы. То есть, например, Жилищный кодекс не применяется в отношении нарушений, возникших до его принятия, то есть до 1 марта 2005 года. Если оператор разместил свои сети в многоквартирном доме и не провел собрание собственников, но это произошло до введения жилищного кодекса, все законно.

Во-вторых, для операторов, построивших сеть после 1 марта 2005 года, действует принцип равновесия между правом собственности с одной стороны и общественным интересом с другой стороны. Верховный суд поддержал эту позицию в нескольких решениях. Оператор связи вправе размещать сети по договору с собственниками, а собственник вправе, но не обязан, требовать соразмерной платы.
 Законен ли демонтаж таких сетей собственниками помещений?

Демонтаж, если его производит не владелец инфраструктуры, в любом случае незаконен. По этой теме мы выиграли несколько судов и сейчас работаем над большим делом в Нижнем Тагиле, связанным с размещение сетей в канализации.

Даже если сети размещены незаконно, владелец инфраструктуры должен их демонтировать сам. В ином случае он может обратиться в суд, где на его стороне будет статья 215.2 УК РФ, по которой предусмотрено наказание до двух месяцев лишения свободы. И в Нижнем Тагиле возбуждено такое уголовное дело в отношении менеджера ПАО «Ростелеком» и его соисполнителей, действовавших в составе организованной группы.

Параллельно наступает нарушение правил охраны сетей, которое предусматривает штраф в размере 20 тыс. руб. штраф. Ведь связь — услуга публичная, фактически коммунальная, и линии связи охраняются государством.

Владелец инфраструктуры также может взыскать убытки в размере стоимости восстановления линий и даже недополученную прибыль. И такая судебная практика была: оператор посчитал абонентскую плату, умножил на количество абонентов и количество месяцев, взыскав с ответчика более 1 млн. рублей.

 А с какой стороны лучше подходить к разговору с владельцами опор и канализаций?

Начинать стоит с подтверждения права собственности. Мы выиграли порядка пяти дел в нескольких инстанциях таким образом.

К примеру, в Московской области была такая интересная история. Вроде бы опоры принадлежат Новой Москве, но она сдала их в аренду энергетической компании. По факту оказалось, что опоры и электроподстанция — это единая инфраструктура для электрификации, и это вообще объект недвижимости, который надлежащим образом не зарегистрирован. По этой и ряду других причин решением суда услуга связи с использованием этих опор была признана публичной — ее нельзя демонтировать просто так. К сожалению, это частная практика, а у нас не прецедентное право.

Если разговор идет не с самим собственником, надо проверять полномочия посредников. В жилых домах у управляющей компании должен быть протокол собрания собственников с решением о том, что они имеют право заключать договор с операторами и брать с них плату. МУП и ГУП, которые устанавливают тарифы, поскольку им это право дано муниципалитетом, должны соблюдать процедуру торгов при выборе посредников.
 А в жилом доме достаточно ли желания одного инициативного собственника, чтобы оператор мог поставить свое оборудование?
К сожалению, нет. В нескольких частных делах Верховный суд уже выразил свою позицию относительно того, что договор об оказании услуг с отдельными абонентами, который включает согласие на размещение оборудования, не может противоречить решению общего собрания. 

 Что тут делать? Тут можно пойти от формального соблюдения требований по согласию владельцев 2/3 площади помещений. В договоре с каждым собственником необходимо прописать предоставление в пользование общей собственности. И если сумма площадей во владении собственников, с которыми есть договоры, будет более 2/3 площади дома, требование будет соблюдено.
 Имеет ли смысл в спорах с управляющей компанией идти в ФАС?
Это, к сожалению, еще один миф. Многие думают, что Антимонопольная служба защитит операторов в любом случае. Но проблема в том, что управляющие компании не могут быть признаны доминантой, если их выручка за последний год составляет минимум 600 млн руб. и соблюден еще ряд условий. Поэтому такие споры возвращаются из антимонопольных органов. С этим вопросом можно только в суд, но на практике только четыре таких дела дошли до Верховного суда, где были проиграны.
 А с какими вопросами все-таки стоит идти в ФАС?
В любых спорах с собственниками или их посредниками можно уповать на нарушение права недискриминационного доступа — неопубликование информации, тарифов, методики создания тарифов и так далее. А сфера интересов ФАС — злоупотребление доминирующим положением, например со стороны РТРС или «Ростелекома». С них надо требовать обоснование повышения цены, так как есть нормы прибыли, закрепленные ФАС. И в этом случае нарушитель, который мешает вам вести бизнес, будет бороться в суде не с вами, а с ФАС, что несколько меняет расстановку сил. Однако быстрых чудес ждать не стоит: процедура ФАС очень длительная. Средний срок разбора дела — один год. Вообще новые законодательные нормы относительно предоставления земли под строительство объектов инфраструктуры упростили ситуацию. Фактически вы можете очень просто получить землю, если не собираетесь там размещать объекты капитального строительства (какие объекты к ним относятся, надо смотреть в нормах конкретного субъекта РФ). Поэтому вместо того, чтобы где-то размещать свои сети, можно строить самим на государственных и муниципальных землях.
Источник: Дерик Екатерина, текст и фото Telesputnik.ru
Оцените материал
(0 голосов)
Авторизуйтесь, чтобы получить возможность оставлять комментарии.

Новости

Дни рождения

  • Сегодня
  • Завтра
  • На неделю
24 марта Леонид Хмельницкий

директор утреннего вещания на “Первом канале”, член Академии Российского телевидения

24 марта Константин Похмелов

спортивный обозреватель «Эха Москвы», актер театра и кино

24 марта Юлия Панкратова

российская журналистка и телеведущая. Работала ведущей информационных программ на НТВ, «Первом канале» и РЕН ТВ.

25 марта Сергей Шевыкин

заместитель главного редактора телекомпании РЕН ТВ

25 марта Филипп Галкин

Программный директор "Нашего радио"

24 марта Леонид Хмельницкий

директор утреннего вещания на “Первом канале”, член Академии Российского телевидения

24 марта Константин Похмелов

спортивный обозреватель «Эха Москвы», актер театра и кино

24 марта Юлия Панкратова

российская журналистка и телеведущая. Работала ведущей информационных программ на НТВ, «Первом канале» и РЕН ТВ.

25 марта Сергей Шевыкин

заместитель главного редактора телекомпании РЕН ТВ

25 марта Филипп Галкин

Программный директор "Нашего радио"

26 марта Татьяна Николаева

генеральный продюсер кинокомпании “МЕЛО-ФИЛЬМ”, член Академии Российского телевидения

26 марта Маргарита Кржижевская (Житницкая)

генеральный продюсер ООО “МБ групп”, член Академии Российского телевидения

26 марта Вячеслав Николаев

специальный корреспондент программы “Неделя с Марианной Максимовской” (“РЕН ТВ”)

26 марта Ольга Маслакова

корреспондент телеканала Russia Today

26 марта Алексей Скляров

Генеральный директор ТРК "Пульс", г. Ростов-на-Дону

27 марта Евгений Любимов

главный продюсер спортивной редакции “РЕН ТВ”

27 марта Юрий Язовских

начальник юридического отдела “Четвертого канала” (г. Екатеринбург)

27 марта Алена Вершинина

журналист «Эха Москвы»

28 марта Ольга Романова

журналист, исполнительный директор движения «Русь сидящая», профессор департамента журналистики НИУ-ВШЭ

28 марта Дмитрий Брекоткин

актёр телевидения, участник творческого коллектива «Уральские пельмени» (бывшая команда КВН)

29 марта Виктория Бондаренко

заместитель гендиректора ГТРК «Вологда», руководитель отделения в г.Череповец

30 марта Инна Лауэр

гендиректор Корпорации телерадиовещания и печати “АвтоВАЗа” (г.Тольятти)

30 марта Генрих Юшкявичус

член ФКК, советник генерального директора ЮНЕСКО, вице-президент ЕАТР

30 марта Яков Попаренко

Председатель совета директоров "АТК- Медиа" г. Архангельск, член МАТР

30 марта Дмитрий Потапенко

управляющий партнер Management Development Group, на радио «Эхо Москвы» ведет программу «Курс Потапенко»

31 марта Николай Грахов

Генеральный директор «Радио СИ» (Екатеринбург), член РАР

31 марта Андрей Воронцов

генеральный директор холдинга "Радио 45" (г. Курган)

31 марта Максим Толстов

генеральный директор "Русское радио-Урюпинск", "Дорожное радио-Нехаевский" и радио "Урюпинск ФМ" 

© МедиаПрофи. Все права защищены.
Яндекс.Метрика

Войти или Зарегистрироваться

Зарегистрированы в социальных сетях?

Используйте свой аккаунт в социальной сети для входа на сайт. Вы можете войти используя свой аккаунт Facebook, вКонтакте или Twitter!

Войти