Евгений Савельев, Ciena: «Потребители 4К могут стимулировать запуск точечных сетей 5G»

Главный инженер Ciena в России и СНГ Евгений Савельев объяснил «Телеспутнику», почему рост UGC-стримов является одним из главных вызовов для сетевых провайдеров, по каким причинам существующие сети плохо сочетаются с UHD-видео и какие возможности для российских локальных провайдеров создает концепция единого инфраструктурного оператора 5G
 Вы заявили в ходе конференции Telecom Day, что радикально увеличивают нагрузку на сети, как это ни парадоксально, не профессиональные вещатели контента, а обычные видеостримеры. Можете на примере пояснить, как это происходит?
Когда я смотрю что-то на YouTube, этот же ролик может смотреть со мной 10 тыс. человек, из которых одна тысяча — в сети «поблизости». Этот «соседский» трафик можно кэшировать, причем так, что он будет находиться в кэше чуть ли не у меня в подъезде. В этом случае мой просмотр не нагрузит большую сеть оператора, нагрузка придется на небольшой ограниченный ее участок. Ролик один раз «прогрузился» в кэш — и потом без проблем воспроизводится 20 тыс. раз. 
 Этим и занимаются поставщики контента — крупные онлайн-кинотеатры, операторские VoD-платформы, развивающие собственные CDN-сети или использующие партнерские, — «прогружают» популярный контент в кэш. А как быть в случае UGC-контента, у производителей которого, конечно, никаких CDN нет?

Возьмем для примера один конкретный живой стрим. Источником трафика для многих пользователей является один конкретный сервер, куда этот стрим транслируется первоначально. Сервер раздает этот поток точно так же, как и остальные, — он «выбегает» одним каналом, и этот живой стрим с камеры смартфона не требуется разветвлять совсем, либо, возможно, только на пару серверов. Только потом он где-то разветвляется мультикастом. Когда у такого стрима один зритель, проблем не возникнет. Но если таких пользователей 10 тыс., проблемы не заставят себя ждать. Для сравнения, когда огромное количество людей смотрят в онлайне чемпионат мира по футболу, это не слишком сильно нагружает сеть, потому что к оператору в его CDN этот стрим приходит одним потоком, а не десятью тысячами, как в случае с живым стримом. Важно понимать, что нагрузку при живых стримах нельзя оптимизировать — она растет на всех участках сети, от абонентского доступа до магистрали. При этом она по-прежнему приложена к одному серверу или, в лучшем случае, его нескольким «зеркалам». Нагрузка от многих пользователей не распределяется, а воронкой стекается в одну точку — на тот сервер, куда стрим поступает от стримера.

Количество стримеров растет по простой причине — люди делают на этом деньги, зарабатывают себе на жизнь. Конечно, большинство только пытается это делать, и они гонят свои стримы продолжительностью по три часа. Популярный ролик на YouTube длительностью 20 минут все посмотрели — и хорошо. А от стримера идет один непрерывный поток в течение трех-четырех часов, и оператор не должен его прерывать.

 С трудом представляю себе, что и зрители таких UGC-стримов, и сами стримеры будут предпринимать какие-то осмысленные действия, чтоб их каналы были устойчивыми и поток не прерывался.
Зрители не будут, потому что им деваться некуда. А стример — очень даже будет! Большинство топовых стримеров имеют минимум два канала от разных операторов для дублирования. Для них это критически важная инфраструктура.
 Могут ли такие стримеры стать клиентами операторов, предлагающих бизнесу высокоскоростные индивидуальные каналы? В этом случае прерывания потока точно не должно быть.
В теории могут, но на практике они не находятся в одной точке постоянно, как бизнес-клиенты.
 То есть для стримеров необходимо делать высокоскоростной мобильный канал.
Да. Возможен вариант, когда основной канал стримера подключается по оптике, а резервный — по мобильной сети. И качество каналов и в том и в другом случае должно быть очень высоким. Сейчас большинство стримеров не вещают в HD, но это не потому, что они не хотят этого, а потому, что им не позволяет сетевая инфраструктура.
 Могут ли операторы предлагать специальные продукты стримерам? Насколько спрос на них может стать массовым?
Уже предлагают. Дело не в массовости спроса, а в том, что стример создает оператору трафик — не своим индивидуальным каналом, а за счет подключения многочисленных пользователей, число которых может измеряться миллионами. Такие масштабы имеют значение даже не для одного оператора, а для нескольких.
 Как обеспечить устойчивый канал для стримера при мобильном соединении?
В этом случае все сложнее. Частотный спектр ограничен. После запуска сетей 5G ситуация упростится, потому что в сетях пятого поколения существенно шире uplink. Но до этого далеко. Сейчас же оператор в теории может за дополнительную плату выделить более широкий канал определенному пользователю на небольшое время, чуть-чуть урезав других пользователей на абонентской плате.
 Как вы оцениваете перспективы пользовательского стриминга в 4К, учитывая, что камеры с 4К в смартфонах уже есть, но экранов с UHD-разрешением в мобильных устройствах, на которых в основном и смотрят стримы, практически нет?
Вы не правы. То, что аудитория стримов в основном смотрит их на мобильных экранах, — заблуждение. Действительно, много зрителей смотрят стримы на мобильных устройствах, но если контент человеку интересен, он приходит домой и смотрит его на большом экране. Есть и те, кто принципиально не смотрит стримы на гаджетах именно потому, что на маленьком экране плохо видно.
 Многие игроки медиарынка жалуются на небольшой объем доступного профессионального UHD-контента — в лучшем случае сотни тайтлов по сравнению с тысячами в HD и десятками тысяч в SD. Вы согласны с этим?
Да, так и есть. Но если брать мобильные приложения, то не стоит и говорить ни о каком 4К: даже стриминг в Full HD невозможен на сетях в их текущем состоянии. А потребность в этом есть, и она растет. Представьте, что стример хочет провести стрим из какого-то места с целью промоушена туристического направления. Качество картинки в таком случае очень важно — хочется показать все красоты: места, людей, события. А если это еще живая картинка происходящего в данную секунду, это может привлечь большое внимание. Но это сегодня невозможно: нет такой полосы пропускания в каналах. Подчеркну, что поведение в Сети претерпевает изменения, поэтому спрос на подобный контент будет только расти. Особенно это касается молодежи. Очень мало интереса у современной молодежи что-либо читать в Сети. Более того, я замечаю наступление следующего этапа этих изменений. Все меньше молодежи хочет смотреть записанные ролики. И все больше потребность в живых стримах, когда стримеру можно задать вопрос в чате. Молодые люди во главу угла ставят интерактив, они к нему привыкли, потому что для них естественно общаться в онлайне. Это наше поколение привыкло письма писать. А новое поколение, не выпускающее мобильный из рук, привыкло к коротким сообщениям, фото и видео на ходу. Им неинтересно все статичное.
 Представим, что появился большой каталог профессионального контента в 4К, например качественно апскейленные фильмы и сериалы. Потребитель готов его получать — парк телевизоров с поддержкой UHD растет на глазах. Но готовы ли сети пропускать этот гипотетически возникший массив контента в 4К?
На мой взгляд, не готовы. Начнем с абонентского подключения. В большинстве случаев декларируемая оператором скорость подключения не соответствует реальной. В часы наивысшей нагрузки этого и близко нет. И не будет. Я вижу, какое стоит оборудование у операторов, какие используются линки, и понимаю, что не будет там никогда достаточной полосы, чтобы хотя бы несколько абонентов смотрели видео в 4К. Но отдельные операторы делают шаги в этом направлении. Они работают на небольшую категорию существующих потребителей 4К-контента — пока это энтузиасты и гурманы. Знаю нескольких таких людей. Их категорически не устраивает апскейлинг. Они хотят получить качество исходника. Прилагают для этого массу усилий. Налаживают себе высокоскоростные каналы, качают фильмы. Пока эта потребность не начнет спускаться вниз по потребительской пирамиде, расширяясь и становясь все более массовой, ситуация с 4К-контентом не изменится.
 Есть исследования, согласно которым массовая аудитория не способна различить качество нативного и апскейленного 4К. Может, операторам стоит присмотреться к этой возможности, предлагая устойчивые каналы для трансляции такого контента, которого, очевидно, будет становиться все больше?
Это возможно. Тем более что апскейл можно делать «на лету», на устройстве агрегации. Согласен, что абсолютному большинству людей этого будет достаточно. В то же время существующие энтузиасты 4К, которые способны уловить разницу между Full HD и UHD и получают от этого удовольствие, — это, как правило, люди с деньгами. Они готовы их тратить для того, чтобы получить это удовольствие. И есть достаточно широкая прослойка потребителей между энтузиастами и массами, которым «достаточно» (назовем ее «средним классом»), способная потенциально стать потребителями 4К. Для этого им нужно предложить специальные каналы с более широкой полосой и, естественно, особые тарифные планы: вложенные в каналы деньги надо вернуть. Маркетологи должны подумать, как найти фокус-группу и продать ей соответствующие продукты. Это задача не для инженеров. Когда появится бизнес-план, инженеры должны решить задачу технически — и она реализуема.
 Вы упомянули сети 5G, которые могут снять проблемы стриминга с высоким разрешением. Учитывая неопределенную ситуацию с выделением частотного ресурса для 5G и заявления вице-премьера Акимова о том, что расчистка частот, занятых сейчас силовиками, все равно будет происходить, когда бы вы прогнозировали появление коммерческих, а не тестовых сетей 5G в России?
Есть наблюдение из опыта предыдущих этапов развития мобильной связи. После появления какой-либо технологии в США должно пройти пять лет, прежде чем она появится у нас (первая коммерческая сеть 5G оператора Verizon с фиксированным доступом была запущена в США в октябре 2018 года, с мобильным доступом — в апреле 2019 года, — прим. «Телеcпутника»). В США ровно те же трудности, что и у нас. В Америке заявили, что необходимо жесткое государственное регулирование сетей пятого поколения. В этой связи власти в США оказывают сильное давление на Huawei, который на данный момент является мировым лидером в этой области. Американские спецслужбы заинтересованы в своем определенном присутствии в сети национального масштаба, это понятно. Правда, с частотами в США попроще, чем в России, поэтому они и будут впереди. Потом наше правительство посмотрит, как развиваются сети 5G за океаном, проанализирует их опыт и только после этого примет решение, как развивать такие сети у нас. До этого этапа ждать их появления у нас не стоит. Есть планы развивать 5G силами единого инфраструктурного оператора. По моему мнению, именно этот путь у нас и будет использован. У единого оператора может быть меньше проблем с частотами. А вот проблемы доступа отдельных операторов к единому ресурсу, с монопольно задранными ценами на него, вполне могут проявиться. Как обычно.
 Мировые вендоры заявляют, что наиболее перспективен для 5G диапазон 3,4—3,8 ГГц, в этом же диапазоне хотят развивать свои сети российские операторы. Но у нас эта полоса занята Минобороной и Роскосмосом, которые не хотят ее освобождать. Поэтому вендорам придется делать для России оборудование для 5G в верхнем диапазоне, в котором хуже плотность покрытия, что невыгодно для операторов. Не отодвинет ли это запуск сетей 5G у нас еще на пару лет?
Представляется, что может повториться ситуация, которая была в свое время с GSM. Тогда на определенном этапе появился диапазон 1900 МГц потому, что 1800 МГц был доступен не во всех регионах. На современном уровне технологий для вендора нет никаких проблем сделать один диапазон вместо другого. У них нет длинных технологических цепочек, которые определяют перестройку частот коммерческого оборудования. Вопрос исключительно в регулировании.
 В какой степени 5G смогут решить проблемы с передачей «тяжелого» видео-контента, о которых мы говорили выше?
5G — не панацея. Это лишь один из инструментов для решения таких проблем. Определяющим для развития 5G будет ARPU. Сегодня вы платите 300 руб. в месяц за LTE и вам этого хватает. Согласны ли вы будете платить 3 тыс. за 5G завтра? Вот в чем вопрос. Только в этом. Ведь 5G — технология, чрезвычайно требовательная к объему вложений. Плотность станций должна быть многократно выше по сравнению с LTE. Поэтому никакого сплошного покрытия 5G не будет поначалу даже в крупных городах. Задача повышения ARPU в условиях 5G пока не имеет видимого решения.
 Получается, что дорогой 5G может быть в первую очередь востребован вашими знакомыми энтузиастами 4К, которые согласились бы платить много больше, чем за LTE, чтобы избавиться от существующих проблем?
Если бы был качественный и хороший 5G-канал — да, согласились бы. К примеру, у такого человека есть загородный дом. Допустим, в поселке есть канал 10 Мбит/сек. Он сводится на узле агрегации и по факту «распиливается» на 40—50 домов. А человеку хочется смотреть видео в HD. Как ему получить высокую скорость? Приходит маленький оператор и говорит: «Я поставлю беспроводное решение на ваш поселочек, Wi-Fi или что-то подобное, и у вас будет хороший канал». Люди, имеющие возможность, платят оператору, он доволен. Создано пятно покрытия. В случае с 5G будет по-иному. Единый оператор будет получать заявки на такие пятна покрытия от местных операторов либо от больших, таких как «МегаФон», «ВымпелКом», «Ростелеком». Но это будет не его инициатива. Покрытие будет создаваться по инициативе более мелких игроков, заинтересованных в получении денег с каждой конкретной точки.
 То есть 5G оставляет поле возможностей для мелких локальных операторов, которые могут выступать посредником между клиентом и единым оператором?
Конечно. Знаю оператора, который работает по такой схеме в сфере беспроводного доступа на базе LTE. Работает на Севере, где LTE себя не оправдывает, потому что очень мала плотность абонентов. У него есть пятно покрытия, в котором не так много абонентов. Но там нет возможности развернуть другую связь из-за маленькой плотности покрытия, при том, что люди готовы платить — на Севере деньги есть. Этот небольшой оператор живет тем, что предоставляет услуги только этим абонентам. Такая же схема будет работать в случае 5G. Скорее всего, инфраструктура будет создаваться дольше, ее не получится развернуть быстро. Хотя, возможно, будет наоборот: сегодня небольшие операторы вынуждены для таких проектов выбивать себе частоты, а у единого инфраструктурного оператора они уже будут.
 Эта схема будет работать в рамках существующей сегодня бизнес-модели MVNO или как-то иначе?
В данном случае не будет разницы между физической и виртуальной сетью. Инфраструктура будет принадлежать единому оператору, которому все равно, какой к нему придет клиент — реальный или виртуальный. Концепция единого инфраструктурного оператора 5G создает возможности для небольших операторов. Только надо отдавать себе отчет в том, что если этот оператор будет монополистом, остается открытым вопрос, в какой степени он вообще будет заинтересован в существовании небольших операторов.
Источник: Жданов Алексей, текст и фото Telesputnik.ru
Оцените материал
(0 голосов)
Авторизуйтесь, чтобы получить возможность оставлять комментарии.

Новости

Дни рождения

  • Сегодня
  • Завтра
  • На неделю
18 сентября Марина Хапцова

директор ГТРК «Карелия» (г. Петрозаводск)

18 сентября Михаил Федотов

 российский юрист, политик, государственный деятель и правозащитник. Председатель Совета при Президенте Российской Федерации по развитию гражданского общества и правам человека, советник Президента Российской Федерации с октября 2010 года. Министр печати и информации Российской Федерации (1992—1993). Секретарь Союза журналистов России (с 1998 г.)

18 сентября Виталий Рувинский

главный редактор сайта радиостанции «Эхо Москвы»

18 сентября Андрей Ходорченков

журналист

18 сентября Владимир Богомолов

коммерческий директор отдела продаж радиостанции «Эхо Москвы»

19 сентября Тамара Николаева

главный редактор художественного вещания Челябинской ГТРК

19 сентября Ирина Ипатова

Директор по вещанию ВКПМ. Генеральный продюсер радиостанций «Авторадио», «Юмор FM», «СИТИ-FM», Детское радио.

18 сентября Марина Хапцова

директор ГТРК «Карелия» (г. Петрозаводск)

18 сентября Михаил Федотов

 российский юрист, политик, государственный деятель и правозащитник. Председатель Совета при Президенте Российской Федерации по развитию гражданского общества и правам человека, советник Президента Российской Федерации с октября 2010 года. Министр печати и информации Российской Федерации (1992—1993). Секретарь Союза журналистов России (с 1998 г.)

18 сентября Виталий Рувинский

главный редактор сайта радиостанции «Эхо Москвы»

18 сентября Андрей Ходорченков

журналист

18 сентября Владимир Богомолов

коммерческий директор отдела продаж радиостанции «Эхо Москвы»

19 сентября Тамара Николаева

главный редактор художественного вещания Челябинской ГТРК

19 сентября Ирина Ипатова

Директор по вещанию ВКПМ. Генеральный продюсер радиостанций «Авторадио», «Юмор FM», «СИТИ-FM», Детское радио.

20 сентября Кирилл Клейменов

заместитель гендиректора, руководитель дирекции информационных программ «Первого канала»

20 сентября Оксана Телешевская

директор рекламной службы телекомпании АСВ (г. Екатеринбург)

20 сентября Геннадий Малахов

народный целитель, телеведущий

20 сентября Дмитрий Чернышенко

президент оргкомитета «Сочи-2014», Председатель правления «Газпром-Медиа Холдинга» с 13 января 2015 года.

21 сентября Игорь Лебедев

программный директор телеканала «7ТВ»

21 сентября Павел Лобков

тележурналист телеканала «Дождь»

22 сентября Иннокентий Иванов

автор и ведущий программы «Сфера» канала «Культура», обозреватель ТРК «Петербург»

22 сентября Елена Крылова

директор ГТРК «Самара»

22 сентября Александр Будберг

журналист, член правления Института современного развития

22 сентября Карина Орлова

журналист радиостанции «Эхо Москвы»

22 сентября Майя Пешкова

журналист радиостанции «Эхо Москвы»

23 сентября Эдвард Радзинский

драматург и телеведущий «Первого канала»

23 сентября София Шеварднадзе

ведущая программы «Актуальное Интервью», телеканал «Russia Today»

23 сентября Илья Федоровцев

ведущий информационной программы "Сегодня" на НТВ

24 сентября Ольга Андреева

генеральный директор «Зеленой студии» («Красный квадрат»)

24 сентября Наталия Ильина

программный директор телерадиокомпании «Петербург» (г. Санкт-Петербург)

24 сентября Владимир Шведченко

директор ГТРК «Дальневосточная» (г. Хабаровск)

24 сентября Александр Горелик

директор Информационного центра ООН в Москве в 1999-2015 гг.

24 сентября Александр Климов

журналист радиостанции «Эхо Москвы»

25 сентября Рамис Давлетбаев

директор ГТРК «Башкортостан» (г. Уфа)

25 сентября Сергей Титинков

директор дирекции кинопоказа «Первого канала»

25 сентября Елена Костюченко

специальный корреспондент отдела информации «Новой газеты»