Бывший директор «Эхо Москвы» – о роли радио в чрезвычайных ситуациях

Юрий Федутинов Юрий Федутинов

Распад СССР и ГКЧП, конституционный кризис 2003 года, теракт на Дубровке… Где проходит линия «информационного фронта» в условиях кризиса? Как сохранить нейтралитет, когда в городе стреляют танки и идут боевые действия? Вопросы нравственного выбора и верности профессии за последние десятилетия не раз вставали перед советской и российской радиожурналистикой.

 

В преддверии Всемирного дня радио, главная тема которого в этом году – «Роль радио в чрезвычайных ситуациях», Наргис Шекинская поговорила с Юрием Федутиновым. С 1992 по 2014 год он был директором одной из самых популярных российских радиостанций – «Эхо Москвы».

ЮФ: Становлению «Эхо Москвы» как информационного разговорного радио содействовало три ключевых события, которые произошли буквально в первые годы становления, в свою очередь, и новой России. Во-первых, это литовские события, когда в январе 1991 года в Вильнюс были введены войска и начались серьезные полу-боевые действия. Буквально на пустом месте нам тогда пришлось создавать информационную сеть. У нас в Литве работал наш корреспондент Лазарь Шестаков – он просто прыгнул в поезд и в течение нескольких часов оказался на месте. Фактически мы оказались единственным средством информации, которое в тот момент было в состоянии давать более или менее взвешенную информацию.

Все последующее внимание к «Эху Москвы» – это и события, связанные с Государственным комитетом по чрезвычайному положению – известным ГКЧП, и конституционный кризис октября 2003 года – все внимание непосредственно «завязано» на той репутации,  на той работе, которая была проделана в Вильнюсе.

НШ: Считается, что «Эхо» сыграло важную роль в исходе событий, связанных с ГКЧП, тем, что сообщало информацию.  

ЮФ: Мы, конечно, считаем, что наша роль скромнее. Но, еще раз повторю, важно, чтобы радио слушали. Тот предыдущий год сыграл очень важную роль в той репутации, которая позволила «Эху Москвы» выступить так, как она выступила в августе 1991 года. И действительно пресловутый ГКЧП считал, что именно «Эхо Москвы» является препятствием для осуществления планов. Поэтому было предпринято несколько попыток отключить «Эхо Москвы» от эфира.

19 августа в 8 утра сотрудники КГБ пришли в студию «Эхо Москвы» и самостоятельно своими полномочиями и своими усилиями отключили студию от передатчика.

НШ: А что было потом? Напомните нашим слушателям, каких усилий стоило, чтобы снова выйти в эфир?

ЮФ: Одним из учредителей радиостанции выступал Моссовет. Ряд депутатов подключились к решению этой проблемы, и буквально через сутки, 20 августа, нам удалось возобновить вещание. Но уже вечером того же дня было принято постановление ГКЧП о закрытии радио «Эхо Москвы» как «не способствующего стабилизации обстановки» и в 23:00 нас выключили. Следующее подключение к эфиру происходило уже по телефонной линии.

НШ: А третье «ключевое» событие?

ЮФ: Гораздо более насыщенным событиями был конституционный кризис 2003 года, когда осенью Ельцин пытался распустить парламент: была стрельба, в городе появились танки и БТР, которые стреляли по Белому дому и, конечно, работа журналистов была связана с реальной опасностью. Мы пытались в любом случае, как пытаемся и сейчас, сохранить нейтралитет. «Эхо Москвы» тогда сыграло не меньшую, а может даже и большую, чем раньше, роль в освещении этих событий.

НШ:  Во время каких-то чрезвычайных ситуаций, ну вот, допустим, теракта «Норд-ост» (теракт в театре на Дубровке в Москве в 2002 году во время спектакля «Норд-ост»), можно ли говорить о том, что люди слушали радио и получали какую-то жизненно важную для них информацию?     

ЮФ: Лично для меня  теракт на Дубровке – это особенно болезненная история, потому что Норд-ост начался как раз 23 октября. Мы с друзьями отмечали мой день рождения, когда получили информацию о захвате заложников. Все тогда сорвались и побежали на радиостанцию.

Тема терроризма совершенно по-новому поставила задачи перед радио. В какой-то момент нам позвонили и сказали: «Ребята, перестаньте рассказывать террористам о том, что мы делаем за периметром оцепления». Там были несколько наших журналистов, которые вели прямой эфир с места события. Иногда получалось так, что мы описывали в прямом эфире «вот, подъехало новое подкрепление» или «подъехали машины скорой помощи». Для террористов это было таким же источником информации, как и для всех остальных. И, конечно, встали некоторые новые задачи. Освещение терактов – это некая новая тема, над которой мы очень плотно задумались.

НШ: И какое было принято решение тогда? Это ведь действительно непростая дилемма.

ЮФ: Решение было принято однозначно в пользу сотрудничества со штабом (оперативный штаб в связи с захватом заложников в театре на Дубровке). Был создан штаб, от которого мы требовали информацию. Там понимали, что они должны нам дать информацию, иначе мы можем в эфир дать «что-то не то»: мы обязаны информировать наших слушателей, и если нам не будут предоставлять информацию, мы должны сами ее добывать и, возможно, невольно наносить какой-то вред спецоперации (по освобождению заложников ).

Наргиз Щекинская

Радио ООН

Оцените материал
(0 голосов)
Авторизуйтесь, чтобы получить возможность оставлять комментарии.

Новости

Дни рождения

  • Сегодня
  • Завтра
  • На неделю
23 августа Александр Радов (Вельш)

генеральный продюсер ООО «Студии «Фишка-фильм», член Академии российского телевидения

23 августа Нина Эйерджан

шеф — продюсер «Эха Москвы»

24 августа Георгий Кудинов

президент медиагруппы «Южный регион» (Ростов-на-Дону), член Академии российского телевидения, академик РАР

23 августа Александр Радов (Вельш)

генеральный продюсер ООО «Студии «Фишка-фильм», член Академии российского телевидения

23 августа Нина Эйерджан

шеф — продюсер «Эха Москвы»

24 августа Георгий Кудинов

президент медиагруппы «Южный регион» (Ростов-на-Дону), член Академии российского телевидения, академик РАР

25 августа Татьяна Пушкина

телеведущая

25 августа Леонид Верещагин

генеральный директор «Студии «ТРИТЭ»

25 августа Алла Саламатина

начальник службы выпуска Дирекции программ «ТВ Центр»

25 августа Рафаэль Акопов

председатель совета директоров холдинга «Проф-Медиа»

25 августа Мария Макеева

зам. гл. редактора телеканала «Дождь», ведущая программы «Здесь и сейчас» и др. программ

25 августа Николай Усков

руководитель проекта «Сноб», главный редактор журнала Forbes (Россия)

26 августа Александр Колпаков

обозреватель НТВ

26 августа Павел Корчагин

директор телевизионной продюсерской компании «Студия «2В», вице-президент Академии российского телевидения

26 августа Александра Барщевская

заместитель директора Дирекции информационных программ «ТВ Центр»

27 августа Людмила Шестёркина

 Декан факультета журналистики, заведующий кафедрой «Средства массовой информации», профессор Южно-Уральского государственного университета, организатор студенческого телеканала "ЮУрГУ-ТВ".

28 августа Андрей Румянцев

специальный корреспондент программы «Вести» («Россия»)

28 августа Анна Кагарлицкая

теле- и кинопродюсер

28 августа Евгений Ксензенко

корреспондент НТВ

28 августа Михаил Матюшкин

генеральный директор ГТРК «Владимир»

28 августа Инна Искратова

программный директор радиостанции «Европа-Плюс Санкт-Петербург»

29 августа Василий Григорьев

телепродюсер

29 августа Юлия Мучник

ведущая субботней аналитической программы «Час пик-Суббота» телеканала «ТВ-2» (Томск), член Академии российского телевидения

29 августа Иван Засурский

заведующий кафедрой новых медиа и теорий коммуникации факультета журналистики МГУ им М.В. Ломоносова

30 августа Тимур Кизяков

автор и ведущий программы «Пока все дома» на «Первом канале», член Академии российского телевидения

30 августа Максим Бойко

член Совета директоров  группы компаний "Видео Интернэшнл"

30 августа Станислав Похлебаев

генеральный директор телекомпании «ТВС» (Челябинск)

30 августа Виолетта Гоф

Исполнительный продюссер, телеканал "Где и кто"

30 августа Константин Зарембо

Президент радиокомпании «Радио Сибирь», президент Национального фестиваля аудиорекламы «Сибирский децибел»