МедиаПрофи - mediaprofi.org

Москва 06:45 GMT +3 Четверг 21-03-2019
USD 64.28 -0.037 ↓
EUR 72.939 -0.061 ↓
+14˚C (днем +17˚C, ночью +10˚C)
Ветрено, переменная облачность

Сева Ногородцев: "Народ формировал меня, а я формировал его вкус"

9 июля 2015 года в лондонском клубе Over-Seas League собрались на ежегодный слет поклонники Севы Новгородцева. Повод — 75-летие радиоведущего. Накануне юбилея БОРИС БАРАБАНОВ поговорил с ВСЕВОЛОДОМ НОВГОРОДЦЕВЫМ о том, как моряк-флейтист стал самым влиятельным русскоязычным музыкальным комментатором.

— Что это за традиция — приезжать к вам на день рождения?

— Это называется «июльки». В 1989-м поклонники моей передачи отмечали мой день рождения без меня, а в 1990-м я уже приехал в СССР, и в Опалихе в лесу всю ночь куролесили 300 молодых людей. Эти люди выросли, сделали профессиональные карьеры — могут себе позволить выехать за границу на мой день рождения. Вот сняли благородное помещение в Лондоне. Будет скромный банкет, будем общаться.

— Попав на «Би-би-си», вы стали рассказывать о музыке, о которой на русском языке до вас вообще никто не рассказывал. Фактически вы изобретали целый пласт языка для разговора о современной культуре. Как это происходило?

— Я впитывал английскую радиокультуру и переводил ее на русский язык с поправкой на нашу психологию.

В русском эфире переигрывать голосом нельзя — так, как это принято на Западе, особенно у американцев. Нам нужно было содержание. Что касается терминологии, то она рождалась так. Весь СССР был охвачен наукообразными новостями. Вся страна говорила на непонятном языке. Везде был промышленный и сельскохозяйственный вокабуляр. Ехали какие-то комбайны, все время плавили сталь, домны какие-то бесконечные... Чтобы показать безумие советской жизни, я с подхихикиванием доводил это до абсурда. Так появились все эти «тяжелые металлы», «гробовая доска почета», «победитовые каблуки у чечеточников» и так далее.

— Музыкальный вкус у советской аудитории сформировался очень своеобразно. Скажем, у нас любят старый тяжелый рок, до сих пор по стране гастролирует группа Smokie или даже Thin Lizzy, а титаны вроде Боба Дилана или Дэвида Боуи значат гораздо меньше. Во многом этот вкус сформирован вашими программами, у вас же были целые циклы передач о грандах тогдашней популярной музыки. Как вы выбирали, кому уделить больше внимания, кому — меньше?

— Народ формировал меня, а я формировал его вкус. У нас была обратная связь. О чем просили, о том я и рассказывал. В 1980-е стали выходить первые фундаментальные труды по року, критики соединяли журнальные статьи в книги и т. д. На основе первых таких мощных публикаций я начинал делать эти серии. Я представлял себе, что народу надо. Подростки были подавлены семьей, школой, комсомолом, они не имели голоса, с ними никто по-человечески не разговаривал. Этим я и занялся. А вкусы у них были простые. Русскому молодому человеку нужен был пафос. Чтобы кто-то вышел с гитарой, сыграл запил, чтобы все зазвенело и запело. Что народ выбрал, то он и помнит. А серии были разные. У меня была огромная серия программ о Дилане, о Джиме Моррисоне. Но это не прикипело, а прикипело другое. Как в природе: сеешь пригоршнями, а что прорастет, то прорастет.

— Вы однажды рассказывали мне о своем опыте создания рекорд-лейбла Russian Roulette. Это ведь у многих журналистов и диджеев бывает, когда они решают: если я все про это знаю и хорошо про это рассказываю, то я и продавать это смогу.

— Я занялся лейблом от скуки. На его создание подбил меня приятель, который ходил по клубам и все восхищался тем, сколько новой музыки, и все твердил: «Надо писать! Надо писать!» В 1980 году я достал у знакомого бизнесмена немного денег и тоже начал ходить по клубам и смотреть, кого бы подписать. В одном клубе в Кентиш-тауне я увидел регги-группу Icarus, которая проняла меня до глубины души. Регги был стилистически чистым жанром с джазовой точки зрения. Там не было никакого европейского наносного слоя. Года два я проработал с группой Icarus. Когда они узнали, что я еще и на саксофоне играю, я стал и на сцене появляться плюс взял нашего музыканта Юру Степанова, который болтался между Питером и Москвой, между «Мифами» и «Воскресением». Никакой задачи прославиться в этом качестве у меня не было, я просто хотел побыть в своей музыкантской атмосфере, и мне хотелось, чтобы это было настоящее, честное дело. Мы с Icarus выпустили пару синглов и альбом, один раз нас прокрутил в своем шоу Джон Пил. Так все и закончилось, бешеного успеха не было. Из тысячи групп пробивается одна, и это были не мы.

— У вас остаются джазовые контакты с людьми из вашей молодости, из 1960-х?

— Недавно в рамках съемок фильма, который «Би-би-си» снимает к моему юбилею, я побывал в Питере и увидел там потрясающий ансамбль Геннадия Гольдштейна «Саксофоны Санкт-Петербурга». Гольдштейн — мой первый учитель. Когда я пришел работать в оркестр Иосифа Вайнштейна, он играл там первого альта, а я что-то такое хрюкал на баритоне. Потом он оркестр покинул, а я остался. «Саксофоны Санкт-Петербурга» — стилистически абсолютно безупречная штука. Уж на что я музыку профессионально ненавижу, но эти пластинки я слушаю сам, по своей инициативе: сажусь за компьютер и тут же включаю. Вокалисток, которые там поют, он выдрессировал так, что это звучит как чистое Чикаго 1939 года. Ну и с Додиком Голощекиным я в Питере встречался: он сейчас возглавляет джазовую филармонию.

— А можно подробнее об этом фильме?

— Мы снимали его восемь дней, ездили в Москву, Питер, Таллин, снимали в Лондоне. Он уже закончен, мы снимали его на двух языках — как для русской, так и для английской аудитории.

— Мне интересны ваши впечатления от последней волны русской эмиграции в Лондоне. О ней много говорят и снимают, а вы, вероятно, следили за ней уже как англичанин.

— Если посмотреть фотографии дореволюционной Москвы или Санкт-Петербурга, обязательно попадутся фотографии балов, дворянских собраний. Здесь тоже образовался такой бомонд. Он, конечно, не такой, как в Петербурге до революции, но человек 200–300 тусуется: приходят то в театр, то в Пушкинский дом, то на благотворительный бал. Я их всех знаю, езжу к ним по их приглашениям. По случаю к ним можно за чем-нибудь обратиться. Приятелей у меня в Лондоне много. Но так, чтобы, как в Питере, ходить к кому-то в гости и про жизнь разговаривать, такого здесь нет. Да и неинтересно мне уже. Мне с самим собой интересно. Хочу вот в лес уехать и там жить.

— Если представить себе русского молодого человека, который ищет место для реализации своих талантов, вы бы рекомендовали ему сейчас Лондон? Это хорошее место для строительства жизни?

— Возможностей в Лондоне много, если не нарушать закон, можно что-то попробовать сделать. Но то золотое время, которое застали мы, когда перед тобой была пустая прерия — что хочешь, то сажай, куда хочешь, туда поезжай, осталось в прошлом. С другой стороны, вот эта богатая российская община подразумевает огромное количество горизонтальных связей. Всегда можно найти людей, которые что-то делают и ты им для чего-то нужен. Но агитировать за отъезд в Лондон я бы не стал. Эмиграция — процесс противоестественный. Я считаю: где родился, там и пригодился. Нас эмигрировать заставляла жизнь: мы бежали от безысходности советского застоя, и я, кстати, где-то полгода сопротивлялся необходимости отъезда. Но у меня все сложилось удачно, мне не на что жаловаться. Сейчас вообще вопрос об эмиграции не стоит: люди, у которых есть паспорта, могут ездить и туда, и сюда. Это мы уезжали с визой в один конец, паспорт советский сдавали. А сейчас можно приобрести курс изучения английского языка, приехать, осмотреться, понять, что надо, что не надо. Вообще, как говорил один мой друг молодости, надо вкусно питаться и путешествовать, а остальное приложится.

Коммерсант
Беседовал Борис Барабанов

Оцените материал
(1 Голосовать)
Авторизуйтесь, чтобы получить возможность оставлять комментарии.

Дни рождения

  • Сегодня
  • Завтра
  • На неделю
21 марта Андрей Цвинтарный

директор дирекции научно-популярных программ ОАО “Первый канал”, член Академии Российского телевидения

21 марта Андрей Бубукин

генеральный директор ООО «АБ-тренинг», член Российской академии радио

21 марта Николай Троицкий

журналист

22 марта Александр Цекало

руководитель продюсерского центра «Среда», телеведущий “Первого канала”, член Академии Российского телевидения

22 марта Николай Чеботарев

генеральный директор ГТРК “Дон-ТР” (г. Ростов-на-Дону), член Академии Российского телевидения

22 марта Дмитрий Губин

журналист, радио— и телеведущий

21 марта Андрей Цвинтарный

директор дирекции научно-популярных программ ОАО “Первый канал”, член Академии Российского телевидения

21 марта Андрей Бубукин

генеральный директор ООО «АБ-тренинг», член Российской академии радио

21 марта Николай Троицкий

журналист

22 марта Александр Цекало

руководитель продюсерского центра «Среда», телеведущий “Первого канала”, член Академии Российского телевидения

22 марта Николай Чеботарев

генеральный директор ГТРК “Дон-ТР” (г. Ростов-на-Дону), член Академии Российского телевидения

22 марта Дмитрий Губин

журналист, радио— и телеведущий

23 марта Гюльнара Ильчинская

исполнительный продюсер Дирекции по управлению и контролю за производством телерадиокомпании «Петербург»

23 марта Андрей Шамрай

Генеральный директор ОАО "Информационно-издательский центр "Петроцентр",бывший генеральный директор журнала "Эксперт. Северо-Запад"

23 марта Екатерина Котрикадзе

руководитель информационной службы RTVi

23 марта Катерина Гордеева

журналист, член Попечительского совета благотворительного фонда «Подари жизнь»

24 марта Леонид Хмельницкий

директор утреннего вещания на “Первом канале”, член Академии Российского телевидения

24 марта Константин Похмелов

спортивный обозреватель «Эха Москвы», актер театра и кино

24 марта Юлия Панкратова

российская журналистка и телеведущая. Работала ведущей информационных программ на НТВ, «Первом канале» и РЕН ТВ.

25 марта Сергей Шевыкин

заместитель главного редактора телекомпании РЕН ТВ

25 марта Филипп Галкин

Программный директор "Нашего радио"

26 марта Татьяна Николаева

генеральный продюсер кинокомпании “МЕЛО-ФИЛЬМ”, член Академии Российского телевидения

26 марта Маргарита Кржижевская (Житницкая)

генеральный продюсер ООО “МБ групп”, член Академии Российского телевидения

26 марта Вячеслав Николаев

специальный корреспондент программы “Неделя с Марианной Максимовской” (“РЕН ТВ”)

26 марта Ольга Маслакова

корреспондент телеканала Russia Today

26 марта Алексей Скляров

Генеральный директор ТРК "Пульс", г. Ростов-на-Дону

27 марта Евгений Любимов

главный продюсер спортивной редакции “РЕН ТВ”

27 марта Юрий Язовских

начальник юридического отдела “Четвертого канала” (г. Екатеринбург)

27 марта Алена Вершинина

журналист «Эха Москвы»

28 марта Ольга Романова

журналист, исполнительный директор движения «Русь сидящая», профессор департамента журналистики НИУ-ВШЭ

28 марта Дмитрий Брекоткин

актёр телевидения, участник творческого коллектива «Уральские пельмени» (бывшая команда КВН)

© МедиаПрофи. Все права защищены.
Яндекс.Метрика

Войти или Зарегистрироваться

Зарегистрированы в социальных сетях?

Используйте свой аккаунт в социальной сети для входа на сайт. Вы можете войти используя свой аккаунт Facebook, вКонтакте или Twitter!

Войти