МедиаПрофи - mediaprofi.org

Москва 03:44 GMT +3 Среда 23-08-2017
USD 59.0396 -0.1013 ↓
EUR 69.59 0.1586 ↑
+14˚C (днем +17˚C, ночью +10˚C)
Ветрено, переменная облачность

Очередной - второй обучающий семинар в рамках Академии НАТ для топ-менеджеров региональных телекомпаний в пройдет 23 мая в Москве. Главные темы семинара связаны с конвергенцией ТВ и интернета и авторскими правами, взаимоотношениями с РАО. В настоящее время формируется состав спикеров.

Рабочая группа по совершенствованию законодательства в сфере защиты творческой деятельности при председателе Госдумы России разработает предложения по дополнительной защите авторских и смежных прав в области науки, образования и народных художественных промыслов. Об этом говорится в пресс-релизе аппарата заместителя председателя Госдумы Сергея Железняка.

Авторским обществам могут оставить бездоговорное управление правами, если их работа станет прозрачнее

Минкомсвязи может внести значительные изменения в законопроект об отмене бездоговорного коллективного управления авторскими правами, рассказал «Ведомостям» замминистра связи Алексей Волин. «Мы продолжаем работать над документом, но готовы обсуждать его редакцию в том случае, если работа обществ по коллективному управлению правами станет прозрачнее», - сказал он. «Поправки возможны только в том случае, если произойдут радикальные улучшения и владельцы прав сообщат нам, что их устраивает, как эти организации платят вознаграждения авторам и исполнителям», - подчеркнул Волин.

Издатель «Медузы» Илья Красильщик оставил едкий комментарий в Facebook по поводу инициативы радиостанции закрыть бот в Telegram с архивами передач.

Общественные организации "РосКомСвобода" и "Фонд поддержки Интернет" предлагают включить Россию в международную систему ведения реестра цифровых объектов, сообщается в пресс-релизе организаций. Общественники считают, что создание российского сегмента международного реестра цифровых произведений могло бы помочь в урегулировании споров, возникающих в рамках российского законодательства об авторском праве и электронного документооборота.

 последнее время как в блогах, так и в уважаемых СМИ, вы, возможно, встречаете много статей, проиллюстрированных кадрами из фильмов и сериалов. И проблемы бы, конечно, никакой не было, если бы речь в блоге шла о том, какой хороший (или плохой) фильм выпустили на большие экраны. Но вот когда в статье про рекламу или бизнес агентств красуется картинка из «Безумцев», тут уж невольно начинаешь задаваться вопросом — а это вообще законно?

«В контакте» легализует музыку Ивана Дорна и Димы Билана

​Соглашение с «Первым музыкальным издательством» распространяется на всю Mail.ru Group

«Первое музыкальное издательство» (ПМИ), занимающее, по собственной оценке, около четверти рынка авторских и смежных прав на российскую музыку, договорилось с «В контакте» о легализации контента в социальной сети. Об этом заявил соучредитель ПМИ Максим Дмитриев на пресс-конференции, посвященной созданию Национального реестра интеллектуальной собственности. Деталей сделки он не раскрыл, сообщив лишь, что контракт подписан на год и подразумевает дальнейшее продление.

Как работа по антипиратскому законодательству меняет сознание людей, рассказывает Григорий Ивлиев

В июне администрация президента похоронила идею сбора денег с пользователей интернета и операторов связи за скачивание фильмов, музыки и книг: она не поддержала предложение Российского союза правообладателей (РСП) наделять операторов так называемой глобальной лицензией, в обмен на которую пользователи могли бы беспрепятственно скачивать контент в интернете. Однако идея «налога на интернет» жива. Новый руководитель Роспатента Григорий Ивлиев обещает, что его ведомство не оставит интернет-компании в покое и попытается сделать так, чтобы они делились с авторами и правообладателями частью своей прибыли. Ведомство предложит несколько вариантов – от миллионных штрафов за размещение пиратского контента до глобальной лицензии и создания специального фонда, деньги из которого пойдут на создание культурных ценностей.

– Первый вице-премьер Игорь Шувалов летом объявил о создании на базе Роспатента единого регулятора, которому будут переданы все вопросы, связанные с интеллектуальной собственностью. Какова цель его создания?
– Создание единого органа – это пока предполагаемое решение правительства. Мы новых полномочий еще не получили и работаем в рамках Роспатента. Необходимость создания такого органа можно объяснить сутью нашей экономики. Переход от одного экономического уклада (советского) к другому, казалось бы, совершился, но фактически это не совсем так. Даже переход от авторских свидетельств к патентам произошел всего 20 лет назад, когда уже складывалось российское законодательство.
Наша экономика другая, она совсем не похожа на западную экономику. И сколько бы мы ни исследовали, как интеллектуальная собственность развивается в США и Европе, мы все равно видим существенное влияние российского уклада на формирование этой сферы. Ее особенностью является то, что большая часть интеллектуальной собственности в России создается либо непосредственно за счет государства, либо при его большой поддержке. Это касается и промышленной собственности, чем как раз занимается Роспатент, но такая же ситуация, как ни странно, и с авторскими правами.
В этой сфере тоже необходимым существованием культуры является господдержка. Существует целая теория «опекаемых благ», согласно которой для успешного развития культуры необходима поддержка государства – и в момент создания культурной ценности или объекта интеллектуальной собственности, и в момент реализации этой собственности. Изобретатель что-то придумал, но надо все это оформить, чтобы реализовать его изобретение в экономике и внедрить в производство.
Также и автор – он написал пьесу, создал спектакль, его надо показать. Для этого нужны музыка, свет, театральное здание, нужны значительные средства, чтобы это все реализовать. Это опять же существенный вклад государства.
– Но почему в других странах культура успешно существует и в частном секторе?
– У нас культура развивается лишь при значительной поддержке государства. Поэтому и встал вопрос о создании единого органа в сфере интеллектуальной собственности– надо этими процессами эффективно управлять. Невозможно, создавая на миллиарды рублей научных или культурных ценностей, не предусматривать механизм их использования.

– Как это будет выглядеть на практике? Государство обычно крепко держится за изобретения и не всегда готово их отдать в частные руки. Например, Кремниевая долина в США как раз и выросла на коммерциализации изобретений, сделанных в том числе на средства государства.
– Государство сейчас уже не так сильно держится за то, что создано на его деньги. Но оно еще не придумало, как создать нашу Кремниевую долину. (Смеется.)
Управление в этой сфере как раз и должно создать такой механизм, когда выдающиеся достижения реализуются в том числе и в частном бизнесе. В этой части сейчас управляющих механизмов недостаточно. Почему Роспатент становится центром этой реформы? Потому что практический механизм будет опираться на ту систему правовой охраны, которая уже существует. Уже сейчас мы регистрируем патенты, товарные знаки и полезные модели и охраняем их. Но мы должны сделать так, чтобы получение патента стало конечной целью деятельности, особенно в научно-исследовательской и опытно-конструкторской работе.
Любые такие работы должны закончиться по крайней мере патентной заявкой, а сейчас это происходит далеко не всегда. Наличие патента позволит упростить использование изобретения. А сейчас у нас в большинстве государственных контрактов даже деньги не закладываются на оформление патентов, в том числе международных. Причем для этого не нужны новые законы – будет достаточно подведомственных актов.
– Как можно обязать оформлять патент? Ведь бывают ситуации, когда исследование было проведено, но ни к чему не привело. Бывают же ошибки. А потом придет прокуратура и спросит: «Где патент»? И как сделать так, чтобы изобретатели не сели за решетку?
– Они могут объяснить, что исследования зашли в тупик, случилась творческая неудача. Но тогда мы будем понимать, что не надо давать деньги организациям, которые многие годы не дают результата.
Поэтому будущая задача Роспатента – не просто регистрировать патенты, как это происходит сейчас. А ставить цели, разъяснять обществу, как создать объект интеллектуальной собственности, как его оформить и использовать.
– Будет ли создана какая-то дополнительная структура в придачу к Роспатенту?
– Нет, существующей структуры Роспатента достаточно, чтобы формировать рынок объектов интеллектуальной собственности. Мы просто получим дополнительные полномочия, наймем несколько чиновников, которые предложат документы, регулирующие эту сферу. И если мы будем формировать трастовое управление или какие-то залоговые отношения, то этим будут заниматься уже работающие в стране структуры. Мы сейчас встречаемся с предпринимателями, общественностью, юристами и выявляем компании, которые готовы осуществлять эту работу при государственной поддержке.
Самая большая наша беда – общая незаинтересованность в увеличении стоимости интеллектуальной собственности. Это гасит творческие стремления наших граждан.

– Какие именно полномочия и от каких министерств к вам перейдут? Когда фактически произойдет передача полномочий? Ведь ведомство уже создано, а, например, авторские права до сих пор регулирует Минкультуры.
– В единый орган могут перейти полномочия Минкультуры по регулированию авторских и смежных прав, Минобразования –по выработке нормативных актов, Минэкономразвития – по регулированию промышленной собственности.
Когда это произойдет, я точно сказать не могу – пока мы готовим документы. Думаю, что все это произойдет в этом году.
– Какие конкретные механизмы вы предложите для коммерциализации изобретений? Как сделать так, чтобы государство не заявило, что какой-то предприниматель украл у него изобретение и сделал на этом бизнес?
– Если предприниматель сделал бизнес на принадлежащей государству технологии, то государство должно ему содействовать. И это как раз одна из наших задач – создать систему стимулирования использования созданной государством интеллектуальной собственности.
Например, можно создать банк содействия патентованию. Этот банк может кредитовать изобретателей и создателей продукта. Этот же банк выкупает у изобретателя его изобретение, патентует его и распространяет. Лучше всего, если сам изобретатель что-то придумает и придет в банк за деньгами для реализации своего изобретения. Обычно именно эти люди лучше всего знают, как распорядиться созданной ими технологией, но чаще всего у них просто нет возможности ее реализовать. А структуры, созданные при поддержке государства, смогут, например, прокредитовать изобретателя под залог его патента, помочь ему получить выход на рынки и доступ к другим технологиям.
Сейчас общество вообще не знает, что происходит на рынке интеллектуальной собственности, у нас нет элементарного мониторинга этого рынка. У нас нет инвентаризации этой собственности, мы не знаем, как она амортизируется, как она обращается на рынке. Нет правил оценки интеллектуальной собственности, они должны быть выработаны.
Мы будем создавать типовые контракты, по которым объект становится видимым и появляется в гражданском обороте. Мы разработаем четкие методики оценки интеллектуальной собственности.
– Какие в России самые острые проблемы в сфере интеллектуальной собственности, которые требуют быстрого разрешения? Например, новых законодательных инициатив.
– Я не вижу таких проблем, которые требуют кардинального изменения законодательства. Есть точечные позиции, очень острые и важные, но они не требуют срочных законодательных инициатив.
Например, надо создать нормативное регулирование в момент создания объекта интеллектуальной собственности. Необходимы типовые контракты на создание таких объектов, которые давали бы разные варианты использования изобретений: государство может оставить изобретение себе, передать его исполнителю или оставить за собой право последующего изъятия и т. п. В целом у нас хорошая часть IV Гражданского кодекса, у нас большие проблемы с правоприменением в сфере интеллектуальной собственности.
– В сфере авторского права законодательство тоже достаточное? Принят так называемый антипиратский закон – эффективен ли он? Нужны ли другие инициативы?
– В сфере авторского права остаются неразрешенные проблемы. Антипиратский закон принят и работает, но надо довести дело до конца. Прежде всего надо наконец ввести штрафы для информационных посредников за незаконное использование чужой интеллектуальной собственности в случае отказа удалить контент по требованию правообладателя. Нашей целью не является наказание как таковое, это история про то, что мы должны поставить интернет-посредника и правообладателя в равные условия. Они равные субъекты в нашем правовом пространстве, но на деле они не равны. Фактически интернет-посредник сейчас делает то, что хочет, в отношении прав, которых у него нет. Мы уже ввели внесудебную процедуру отношений, но многие посредники до сих не реагируют на такие обращения правообладателей. И чтобы их стимулировать на такую реакцию, необходимы штрафы.
Нам важно создать такую систему, в которой интернет-посредник уже сам понимает, что на его ресурсе имеет место нарушение авторских прав, и реагирует на это. А не как сейчас, когда через две недели правообладателю уже не имеет смысла идти в суд и доказывать ущерб – его фильм и так все уже посмотрели. Известный продюсер хочет не судиться с интернет-ресурсами, он хочет снимать новый фильм на деньги, которые он получил от проката предыдущего.
Вот что нам показала недавняя история с «Аквариумом»? Что зритель готов заплатить за музыку, люди добровольно перевели деньги. Если бы у нас уже существовал другой механизм поощрения авторов, [Борису] Гребенщикову не пришлось бы собирать деньги. Именно эту проблему нам и надо решить – чтобы интернет-компании не забирали все деньги себе, а поделились бы с правообладателями: ровно так, как слушатели поделились с Гребенщиковым. А механизмы для этого у нас не созданы.
– То есть дело не только в штрафах? Нужны еще какие-то меры?
– Незавершенность этой системы делает ее неэффективной – это все равно что строить башню на половине фундамента. Если нет ответственности, механизм не заработает. Конечно, у нас уже не такая безнадежная ситуация в стране – есть много ресурсов с легальным контентом. Есть правообладатели, которые способны защитить свои права. Но в целом этот рынок авторских прав пока не защищен.
Возможны и другие решения – не только штрафы.
– Вы имеете в виду идею об ответственности пользователей за пиратство, которая не раз обсуждалась? Будет ли Роспатент продвигать эту идею?
– Ответственность пользователей уже есть в некоторых правовых системах, например во Франции. Но наше социальное государство и общество к этому не готовы. Но как возможное направление регулирования введение ответственности пользователей за пиратство остается.
Но есть и другие направления регулирования – например, если интернет-посредники захотят поделиться своими доходами с правообладателями. Весь их бизнес построен на том, что создается новая музыка, фильмы и люди хотят их смотреть. Большая часть информации, трафика – это произведения, защищенные авторским правом.
– Вы имеете в виду идею глобальной лицензии, предложенной РСП Никиты Михалкова?
– Да, в частности, речь идет о таких механизмах. Причем решение может быть как глобальное – то, что предлагал РСП, – так и частичное. Например, может быть создан интернет-фонд, который бы финансировал культурные процессы – создание фильмов, музыки и другого контента. То есть это могут быть прямые отчисления интернет-компаний на создание культурных ценностей.

Понятно, что интернет-компании опасаются, что этими процессами будут управлять непонятные люди. Но можно создать и другой механизм, когда компании будут сами напрямую финансировать создание контента. Телевидение Франции почему-то отчисляет в фонд создания фильмов, почему бы в нашей стране не ввести подобный механизм для интернета – среды, в которой сейчас в основном и распространяется контент.
– Какое решение поддержит Роспатент?
– Я думаю, что мы будем вырабатывать такое решение, будем выбирать из множества вариантов – начиная со штрафов и заканчивая глобальной лицензией.
– Как создать такой механизм, чтобы все были довольны? Как понять, кому и сколько интернет должен отчислять? Кто этим будет заниматься – организации типа Российского авторского общества (РАО)? Ведь к РАО много претензий от музыкантов...
– В любом случае эти вопросы должны быть урегулированы, а как именно – предстоит решить. Уже сейчас подготовлены изменения в Гражданский кодекс, которые реформируют деятельность обществ по коллективному управлению правами. Предлагается обязать их раскрывать информацию по определенному стандарту, кому и сколько денег они платят.
Что касается авторских обществ, то нужны внешний аудит таких организаций и раскрытие информации об их деятельности в интернете. Институт коллективного управления правами достаточно эффективен в последние годы: РАО, РСП и ВОИС увеличили выплаты авторам в 2 раза за три года. Это хороший результат. Критика авторских обществ, возможно, имеет основания. Но, сломав сейчас этот институт, мы лишим авторов примерно 6 млрд руб. в год.
Если полномочия по регулированию авторских прав перейдут в Роспатент, я думаю, мы вместе с правообладателями и интернет-компаниями выработаем тот механизм поощрения авторов, который будет устраивать все стороны и который даст необходимый эффект.
– Но интернет-отрасль и ведомства дружно выступили против идеи глобальной лицензии. Как вы будете дальше продвигать ее или похожие идеи?
– Те, кто был против этой идеи, должны были бы предложить некое альтернативное решение. Но, к сожалению, никакой инициативы с их стороны не было.
– Почему же операторы предложили создать реестр объектов интеллектуальной собственности? Нужен ли он и должен ли он быть государственным?
– Мы поддержим создание любых реестров, но оно не решит проблему пиратства. Реестры необходимы для того, чтобы управлять объектами интеллектуальной собственности. Как способ управления реестр необходим, но он не может быть исчерпывающим. Невозможно создать один реестр на все объекты авторского права – таких технических возможностей просто нет, так как контент создается постоянно, его невозможно оперативно заносить в реестры.
Я не думаю, что государство должно создавать свой реестр и управлять им. Пусть этим занимаются частные компании и общественные организации. Свой реестр уже ведут РАО – там около 800 000 произведений, Библиотека конгресса США. Ведение реестров – это закрепление гарантий своих прав. Задача государства – гарантировать права авторов раньше, чем их произведения попали в какой-либо реестр. Общий принцип – авторские права охраняются с момента их обнародования. Чтобы защитить автора, необходимы такие резкие меры, как штрафы для интернет-посредников. Наивно полагать, что все авторы могут эффективно защитить свои права в суде. Это говорят люди, которые не понимают, как сложна судебная процедура и сколько сил и средств она требует.
– Во многих странах уже действуют эффективные законы, защищающие авторов. Но фундаментально проблема пиратства в интернете не решена. Как вы думаете – почему? Может быть, система авторских прав в целом требует реформы? Такая реформа уже началась в Европе.
– В Европе это актуально, там регулятор хочет запрещать всем блокировку контента по географическому признаку. Этот вопрос требует существенной проработки. Я не готов сказать, что мы затеем и в России какую-то глобальную реформу в этой области. Кроме того, вопрос распространения контента и охраны авторских прав в интернете всегда будет также и в ведении Минкомсвязи. Это естественно, так как там очень много нюансов, которые надо учитывать. Сейчас из-за пиратства в интернете доходов не имеют не только неизвестные авторы, но и самые именитые композиторы, певцы, чьи шлягеры постоянно идут на радио и по телевидению.
– Но отсутствие доходов с радио и ТВ – это уже вопросы к РАО, которое собирает с радиостанций и телекомпаний отчисления авторам.
– Телевидение и радио – исправные плательщики. Но музыка и кино сейчас распространяются в основном в интернете, а интернет-компании не платят.

– Может быть, это означает, что в интернете не созданы качественные легальные сервисы? Например, те же онлайн-кинотеатры не могут по объему своих каталогов соревноваться с пиратскими сайтами.
– Есть нормальные легальные ресурсы. На одном обсуждении один из представителей таких ресурсов сказал, что когда «В контакте» отключилась на 2 часа, у сайта на 40% выросла кривая видеопросмотров. Если бы не было пиратов, то легальный ресурс мог бы гораздо больше платить правообладателям и мог бы позволить себе более полный каталог фильмов и музыки. Да, многие авторы через РАО мало получают. Но через интернет они вообще ничего не получают. Однозначно мы примем меры, ограничивающие пиратство, дающие преимущество легальному контенту и защищающие правообладателей. Если это не пройдет в форме глобальной лицензии, будем искать другие механизмы.
Важно, что та работа, которую мы ведем по антипиратскому законодательству, меняет сознание людей. Пиратский бизнес трепещет и висит на волоске. Достаточно закрыть пять самых больших пиратов – и легальный контент сразу станет доходным, авторы получат большие деньги. Именно так происходит в Европе.
– Если достаточно закрыть пять крупнейших ресурсов с контентом, почему правообладатели не закрывают «В контакте»? Ведь они сами считают соцсеть самым крупным ресурсом с пиратским контентом.
– Проблема не в том, чтобы только бороться с конкретными сервисами. Такой задачи нет. Задача – урегулировать отношения, а не закрыть кого-либо. У «В контакте» сильные акционеры, им пока удается отбиваться. Но даже они уже начали работу с правообладателями. В том числе и из-за принятого антипиратского закона.
– Мне рассказывали, что на встречах с правообладателями чиновники рекомендуют им не преследовать «В контакте» как раз потому, что у нее сильный акционер. Вы знаете о таких рекомендациях?
– Я таких рекомендаций никогда не давал. Не думаю, что и другие ведомства могут выступать с такой позицией.
– Как вы относитесь к объединению авторских обществ в единый профсоюз? Ведь эта форма еще менее прозрачная, чем НКО.
– Я бы не хотел вообще подробно обсуждать вопросы, связанные с авторскими обществами. Я не участвовал в процессе создания этого профсоюза. Прокомментирую, когда нам передадут соответствующие полномочия, сейчас этим все еще управляет Минкультуры. Ничего особенного в этом объединении я не вижу.
Но я знаю о вопросах к авторским обществам. Знаю, что есть много претензий, например, от музыкантов. Им непонятно, как авторские общества рассчитывают отчисления. Им кажется, что они слишком много оставляют себе на жизнь. Я четыре года курировал эти вопросы. И таких жалоб ко мне поступало немало. Поэтому сейчас при участии Министерства культуры работу этих обществ стараются сделать более прозрачной. Могу сказать, что сегодня в абсолютном выражении авторские общества выплачивают около 6 млрд руб. в год. А вот когда мы просчитывали механизм глобальной лицензии, речь шла уже об $1 млрд.
– Не требует ли система коллективного управления реформы?
– Эта система требует не реформы, а прозрачности. Скоро будет принят закон, требующий от таких обществ раскрыть, кому, сколько и за что они заплатили. Как только это будет понятно, мы проблему непонятных выплат снимем.
– Президент Владимир Путин в августе поручил правительству сделать работу авторских обществ более прозрачной. В частности, следить за их работой должен будет наблюдательный совет. Но из недавно опубликованного законопроекта Минкультуры следует, что работой этого совета будет управлять само авторское общество. Не странно ли это? О каком тогда контроле за работой общества можно говорить?
– Общество по коллективному управлению правами – это организация самих правообладателей. И вопрос, как собирать деньги и как их распределять, лучше всего решат сами правообладатели, а не какой-то государственный орган.
– Как набсовет будет контролировать работу авторских обществ, если его работа этими же обществами и регулируется?
– В совет войдут авторитетные люди, которые и будут оценивать, насколько правильно общество распоряжается собранными средствами. Они будут выдавать рекомендации и решения.
– Недавно Минкомсвязи предложило полностью отказаться от бездоговорного управления авторскими правами. Что вы об этом думаете?
– Никто сейчас не запрещает заключать прямые договоры с авторами. Хотите создать договорные отношения – собирайте правообладателей, объединяйте их в компанию и защищайте свои права. Полностью отменять работающий механизм, как бездоговорное управление правами... Ну тогда объясните всем авторам, что они перестанут получать те деньги, которые им сейчас выплачивают авторские общества. Это предложение основано на негативном настрое, оно не имеет смысла.
– Как вы относитесь к идее создания музыкального патриотического холдинга, которую предложил продюсер Владимир Киселев и ФГУП «Госконцерт»?
– Не стоит путать творческие жанры с патриотизмом. Мы много раз видели попытки создать патриотическое произведение, которые приводили к халтуре и дурновкусию. Патриотизмом надо заниматься на чувствах, на вере, на истории и благотворительности. А делить музыку на патриотическую и непатриотическую – это странно.
– Авторы идеи патриотического холдинга приходили к вам, когда вы были в Минкультуры, искали поддержки? Минкомсвязи их поддержало, например.
– Ко мне за поддержкой они не приходили. Я не слышал от организаторов, что они себя позиционируют как патриоты. По-моему, это просто некоторая коммерческая деятельность.


Анастасия Голицына
А. Гордеев / Ведомости
Ведомости

Несмотря на эти достижения, Международный альянс интеллектуальной собственности оставил Россию в списке проблемных стран

Министерство связи и массовых коммуникаций предложило добавить в госпрограмму “Информационное общество 2011-2020” ряд новых показателей, по которым будут оценивать ход ее реализации. Среди них (они перечислены в проекте поправок к постановлению правительства, котором утверждена программа) - количество пользователей легального контента. Как заявил "Известиям" замглавы Минкомсвязи Алексей Волин, число покупателей легального контента в Рунете опережает планы министерства.

- Если человек не ворует - это касается его души и кармы. А нас интересует индустрия. Для этого должны не просто пользоваться [легально], а покупать, - заявил Волин.

Перспективы бесплатной музыки и кино в интернете обсуждены на форуме Colisium
Первое широкое обсуждение профессионалами музыкальной индустрии законопроекта о введении глобальных лицензий состоялось на Colisium International Music Conference в Санкт-Петербурге 19 апреля 2015 года. Специалисты подвергли детальному анализу положения законопроекта, и выяснили, что с самого начала он был окружен целым облаком мифов, многие из которых удалось быстро развеять.
В дискуссии по законопроекту участвовали:

• генеральный продюсер радиостанции "Коммерсант ФМ" Анатолий Кузичев,
• лидер группы «Моральный кодекс» Сергей Мазаев,
• генеральный директор информационного агентства InterMedia Евгений Сафронов,
• генеральный директор агентства «Р-Концерт» и продюсерского центра Игоря Матвиенко Андрей Лукинов,
• юрист, эксперт по защите интеллектуальной собственности Павел Катков,
• юрист Алеся Алексикова.

Как выяснилось, предстоящая революция радует далеко не всех, и спокойная поначалу дискуссия, собравшая рекордное количество участников, довольно быстро перешла на повышенные тона – ведь принятие закона затронет абсолютно всех участников рынка.

Генеральный директор информационного агентства InterMedia Евгений Сафронов, заявив о том, что законопроект предполагает практически полное изменении ситуации в музыкальной индустрии, ознакомил присутствующих с печальными цифрами сокращения за последние десятилетия доходов мировой музыкальной индустрии чуть ли не вдвое (более детальное изложение исследования будет представлено на intermedia.ru в начале мая).

· Хотим мы этого или нет, но бизнес-модели уже очень сильно изменились, это глупо отрицать, - подчеркнул Евгений Сафронов. – Следует хорошо понимать, что сейчас происходит в индустрии. Финансовый анализ показывает, что на творческом контенте сейчас больше всех зарабатывают провайдеры интернет-трафика: в нем музыка и кино составляют до 80%, и россияне за это платят около 180 млрд. рублей ежегодно. Это сопоставимо с оборотом всех остальных секторов творческой индустрии вместе взятых.

Проблема пиратства на этом фоне выглядит не столь значимо: у нас принято акцентировать внимание на невиданном разгуле пиратства, но г-н Сафронов обратил внимание собравшихся на то, что намного более цивилизованные и менее коррумпированные США со всеми их неподкупными судами и мощнейшей полицией были и остаются бесспорным лидером по пиратским скачиваниям (775 млн), а Россия занимает лишь 24-е место с жалкими 22 миллионами. Если говорить о видео, то из 15 млрд. скачиваний в мире 14 являются пиратскими, так что всем уже очевидно, что побороть пиратство традиционными силовыми методами - штрафами, блокировками, арестами и т.д. - просто не удастся. Однако ситуация требует разрешения - говоря о выходе из неё, г-н Сафронов процитировал генерального директора Всемирной организации интеллектуальной собственности (WIPO) Фрэнсиса Гарри:

- Коллективное управление правами нуждается в перепрофилировании и развитии. Нам нужна глобальная инфраструктура, которая допускает простое глобальное лицензирование, которое придаст законный характер лицензированию произведений культуры в интернете настолько же просто, насколько их сейчас можно получать на незаконных основаниях.

Обсуждаемый сейчас в России законопроект, по мнению г-на Сафронова, разработан как раз исходя из этих принципов и предполагает, что вся музыка и все кино в интернете в соответствии с глобальными лицензиями будут для пользователей практически бесплатными - пользователь заплатит лишь условную сумму в 25 руб, которые через назначенную государством организацию будут распределяться между авторами, исполнителями и продюсерами.
Ведущий дискуссии генеральный продюсер радиостанции "Коммерсант ФМ" Анатолий Кузичев предоставил слово оппоненту законопроекта - генеральному директору агентства «Р-Концерт» и продюсерского центра Игоря Матвиенко Андрею Лукинову, который процитировал для начала министра культуры РФ Владимира Мединского:

· Какой, на мой взгляд, самый большой минус в предлагаемой концепции? Самый большой минус связан с тем, кто его предлагает. Предлагает Российское авторское общество, предлагают люди известные. И вот после этого у половины обсуждающих людей выключается разум, включаются одни эмоции (министр в выступлении предлагал не руководствоваться эмоциями, а включить разум. - Прим. автора.).

Приведя также известную цитату замглавы Минкомсвязи Алексея Волина, в которой последний сравнивает идею глобальной лицензии с “абсолютным злом” и “поеданием детей”, г-н Лукинов заявил, что ни о какой бесплатной музыке или кино в интернете речь не идёт – плата все же будет производиться путём включения такого «сбора» в стоимость договора о предоставлении доступа в интернет за каждый аккаунт. Подсчитав на примере своей семьи (местный провайдер + 2 йоты + планшет с мобильным интернетом + 5 телефонов с мобильным интернетом) сумму в 225 рублей в месяц, вне зависимости от того, используется ли гаджет для просмотра кино или скачивания музыки. Дорого это или нет, каждый должен решать самостоятельно, но, по мнению г-на Лукинова, обманом являются заявления о: 1) стоимости глобальной лицензии, которая в большинстве случае окажется выше заявленной суммы и 2) бесплатности контента (следует заметить, что в законопроекте указанная формулировка не применяется. - Прим. автора).

Ещё один важный момент – обычному человеку отказаться от пользования глобальной лицензией будет невозможно: единственный способ – отказаться от доступа к интернету.

Что произойдет после того, как вступит в силу глобальная лицензия? - задался вопросом Лукинов. – Самое главное последствие – это фактическая монополизация рынка дистрибьюции в сети интернет. Правила внесения в реестр и выход из него будут устанавливаться по правилам аккредитованного общества, то же касается и сбора отчислений, и распределения вознаграждения. Невозможно эти деньги корректно распределить, - считает Андрей Лукинов, - потому что оборудование, которое на такое способно, будет стоить безумно дорого - от 1 до 5 миллиардов долларов, а утверждения насчет того, что это будет стоить намного дешевле, не опубликованы и не подтверждены. Если технический анализ концепции «глобальной лицензии» в части расшифровки трафика абонентов для последующего корректного начисления вознаграждения, произведённый компанией «Гипросвязь», доступен для критики со стороны оппонентов, то техническая концепция компании «Системотехника», предлагаемая как основа для распределения такого вознаграждения, является на сегодня недоступной.
По мнению г-на Лукинова, невозможно будет также мониторить шифрованный трафик, составляющий значительную его часть.

- По опыту, вступит в силу мой любимый термин “статистическое распределение”, которое нельзя проверить, - заявил г- Лукинов.

По закону Общество может оставить себе любую сумму, которую сможет обосновать, как израсходованную на погашение своих расходов по сбору, распределению и выплате собранного вознаграждения, - в завершение сообщил Андрей Лукинов. - В существующей практике встречается цифра 40%, но законодательно прописанные ограничения таких процентов отсутствуют.

Лидер «Морального кодекса» Сергей Мазаев возразил Андрею Лукинову:
- Цифра расходов вовсе не обязательно будет равняться и 40 процентам, она может быть намного меньше. И вообще в силу развития технологий во всем мире я вижу единственный выход - создание какого-то гигантского общего сайта, который исключит всех посредников и упростит связь между производителем контента и его потребителем. Система по идее должна находиться в руках государства, но вся проблема упирается в чудовищную коррупцию, поэтому сейчас это создать невозможно. Однако сейчас шагом в правильном направлении будет как раз введение глобальных лицензий. Проблему вижу лишь в том, как будут распределяться эти средства.

Юрист и независимый эксперт Алеся Алексикова обратила внимание собравшихся на то, что существующие нормы ГК (основанные на Бернской конвенции 1986 г.) устарели и не регулируют взаимоотношения по обмену медиаконтентом в сети так, как этого требует время.

· Между тем, концепция глобальной лицензии базируется на принципах коллективного управления, у которого сейчас уже есть проблемы, - считает Алексикова, - основные проблемы во внедоговорном управлении правами и непрозрачности распределения средств. Принципы распределения не понятны сейчас большинству авторов. Не решив их, мы можем прийти к тому, что будут ущемлены интересы всех участников этих отношений. Если авторы законопроекта готовы его дорабатывать, то нужно прислушаться к критике. Накануне, экспертное сообщество и общественная палата выразили свое мнение и к нему, на мой взгляд, стоит прислушаться.

Сергей Мазаев на это язвительно заметил, что “его интересы ущемлены уже в течение тридцати лет и почему-то это до сих пор мало кого волновало”, а Евгений Сафронов предостерег от предвосхищения неприятностей - ведь общество ещё не назначено и правительство регламент выплат даже не начало обсуждать.

· Почему-то забыли про открытые лицензии и Creative Commons, - добавила г-жа Алексикова, - а ведь по этой системе работает множество авторов. Так же, как и по системе краудфандинга. И в этой связи существенный недостаток концепции – отсутствие у пользователей возможности поощрять только тех авторов, которых они хотят. Артисты уже не смогут успешно собирать краудфандинговые проекты, т.к. пользователи могут обоснованно возразить, что они уже заплатили по системе «все по 25». То есть, такая концепция, безусловно, выгодна уже вышедшим в тираж авторам, но никак не будет способствовать развитию авторства, креатива, творчества. А хотелось бы. Поэтому, если авторы концепции учтут абсолютно все, и обратят внимание на пожелания авторов во всем, то закон не будет таким спорным.

Юрист Российской ассоциации электронных коммуникаций (РАЭК) Максим Буянов высказал предположение о том, что законопроект не соответствует нормам международного права, обратил внимание на негативные отзывы ФАС, Министерства массовых коммуникаций, Минэкономразвития и других институтов, а также предположил, что в законопроекте идет речь о навязывании услуги, что недопустимо.

Эксперт по защите интеллектуальной собственности Павел Катков обратил внимание собравшихся на то, что надежда сторонников традиционных методов на повышение эффективности силовых методов и судебной практики безосновательна - даже судьи часто бывают вопиюще некомпетентными в отношении новых реалий.

· Наверняка все знают, что есть антипиратский закон, однако не все знают, как он работает, - отметил Катков. - Правообладатель не менее 7 дней тратит на получение обеспечительных мер Мосгорсуда и предписания Роскомнадзора, а взамен получает всего лишь (!) удаление ссылки - за это время любой пират успеет прилично заработать. В марте мы выиграли суд против YouTube (дело «Видеоконтент» против You Tube. - Прим.ред.), судились полгода и добились не просто удаления ссылки, а запрета на пиратское использование данного объекта и в будущем. Однако это единичное дело, а в основном речь идёт именно о разовых удалениях. Кроме того, нынешнее антипиратское законодательство направлено на ограничение, подавление и запрещение, но ни один из этих механизмов не позволяет возместить ущерб, собрать средства. Именно поэтому будет неплохо, если у правообладателя будет выбор: либо ломать копья, тратиться на адвокатов, сажать и карать, теряя деньги и время, либо спокойно, без нервов и расходов на суды и адвокатов получать деньги от общества по коллективному управлению.

Г-н Катков также развеял сомнения насчет соответствия законопроекта международным нормам и подписанным Россией конвенциям - этот вопрос, как выяснилось, детально анализировался, все положения концепции законны. Никакого навязывания услуг законопроект также не предусматривает.

Евгений Сафронов добавил, что надежды на быстрое развитие легальных сервисов в ситуации усиления полицейских методов тщетны - ни один из музыкальных и киностартапов за много лет работы так и не вернул вложенных денег, а большинство из них вообще закрылось в последние годы. Для авторов и артистов эти сервисы также не очень привлекательны, так как выплачивают очень небольшую долю дохода. В доказательство были приведены слова Пола ван Дайка из интервью порталу Zvuki.ru:

· Если раньше деньги, заработанные на музыке, уходили обратно в музыку, то сейчас, посмотрите на YouTube или Spotify, - они же высасывают деньги из индустрии.

Президент ассоциации правообладателей Андрей Посадский в очередной раз обратил внимание на то, что существующее антипиратское законодательство крайне неэффективно и зачастую приводит к неоправданным потерям времени, создавая огромное пиратское поле и преследуя практически невиновных, которых объявляют преступниками по сомнительным основаниям. В качестве примера был приведен создатель новосибирского проекта, который был бы и рад платить, но не знает, кому - без дополнительных знаний и расходов такие проблемы решать не удается. Глобальные лицензии решат и эту проблему.

Евгений Сафронов продемонстрировал специально подготовленную для Colisium таблицу сравнения компенсаций за незаконное использование контента. Как выяснилось, за 5 лет правообладатели выиграли всего лишь 21 судебный процесс, каждый из которых занял не один месяц, им присуждены компенсации в размере 4.385.000 рублей - это доли процента от всего оборота культурной индустрии - и даже эти небольшие деньги правообладатели вряд ли увидят.

Неожиданную ноту в дискуссию привнес легендарный продюсер Андрей Тропилло, записавший и выпустивший в свое время наиболее известные альбомы “Аквариума”, “Алисы”, “Кино” и других ленинградских коллективов. Он заявил:

· Не надо наезжать на пиратство. Пираты - это от греческого слова “piratis” (познавать, испытывать). В этом смысле они скорее исследователи, носители культуры. Когда мы видим, что пиратского в мире намного больше, чем все вместе взятые официальные способы украсть денег у авторов, то мы понимаем, что система не работает. Ещё 15 лет назад я предлагал ввести систему примерно ту же, что в законопроекте, в том числе в отношении дисков - несложные отчисления, забыв о том, пиратским ли этот диск является. Система была проста и могла бы работать, но тогда не получилось. Сейчас есть возможность в интернете ввести подобную систему, и этим стоит воспользоваться.

Владимир Филиппов из Heaven11 рассказал о том, что в свое время крупнейшие мировые компании объединились для того, чтобы создать аппаратно-программный комплекс, аналогичный обсуждаемому, но по целому ряду причин проект не был реализован - очевидно, предположил г-н Филиппов, - из-за невозможности реализации. Впрочем, Владимир Филиппов тут же рассказал о демонстрации собственной разработки, которая, по его словам, смогла собрать поразившую зарубежных правообладателей детальнейшую информацию, ранее считавшуюся недоступной для мониторинга. Чисто технически, по мнению г-на Филиппова, предложенная система пока содержит неясности, её следует прорабатывать в соответствии с требованиями транспарентности для того, чтобы выплаты правообладателям были прозрачными.

Николай Овчинников из Apparat.ru задал вопрос - за что же будут платить пользователи, если из глобальных лицензий выйдет, к примеру, 80% правообладателей? Евгений Сафронов ответил:

· Просто так выйти и отказаться от денег - это же бессмысленно. По нашим расчетам, правообладатели сразу же после введения глобальных лицензий практически сразу смогут получать чуть ли не вдвое больше, чем сейчас, - прозрачно, с контролем через личный кабинет и без дополнительных расходов на адвокатов и судебные процессы. Авторы и артисты, конечно, могут отказаться от этих денег, продолжить самостоятельно собирать деньги от нарушителей, платить юристам, бегать по судам, - но это же будет просто глупо, и, самое главное, - абсолютно невыгодно. Конечно, среди авторов и артистов немало людей со своеобразным мышлением, но не думаю, что таких будет много, - уверен Евгений Сафронов.

Что касается шифрованного трафика, то и его можно учитывать, и сложностей здесь намного меньше, чем принято считать. Евгений Сафронов привел пример: только что Apple купил за 50 млн. долл. сервис Musicmetric, специализирующийся как раз на глобальном анализе контента, включая даже торренты. Несомненно, российским разработчикам подобная задача тоже не покажется неразрешимой. Что касается персональных данных и защиты личной жизни, то здесь все безопасно - никакой информации о пользователе в системе просто не будет.

Подводя итоги обсуждения, специалисты сошлись на том, что первое широкое обсуждение законопроекта профессионалами музыкальной индустрии оказалось на удивление конструктивным, многие из них впервые узнали о сути законопроекта и деталях разногласий по нему, услышали взвешенные оценки специалистов по основным его аспектам. В частности, впервые были детально обсуждены и раскрыты вопросы об увеличении реальных выплат авторам и артистам, соответствии международным конвенциям, прозрачности, отсутствия вмешательства в личную жизнь и раскрытия персональных данных, реальности создания аппаратно-программного комплекса. По общему мнению собравшихся, разговор следует продолжить и расширить, привлекая профессионалов из различных секторов индустрии.

Источник

Новости

Дни рождения

  • Сегодня
  • Завтра
  • На неделю
23 августа Александр Радов (Вельш)

генеральный продюсер ООО «Студии «Фишка-фильм», член Академии российского телевидения

23 августа Нина Эйерджан

шеф — продюсер «Эха Москвы»

24 августа Георгий Кудинов

президент медиагруппы «Южный регион» (Ростов-на-Дону), член Академии российского телевидения, академик РАР

23 августа Александр Радов (Вельш)

генеральный продюсер ООО «Студии «Фишка-фильм», член Академии российского телевидения

23 августа Нина Эйерджан

шеф — продюсер «Эха Москвы»

24 августа Георгий Кудинов

президент медиагруппы «Южный регион» (Ростов-на-Дону), член Академии российского телевидения, академик РАР

25 августа Татьяна Пушкина

телеведущая

25 августа Леонид Верещагин

генеральный директор «Студии «ТРИТЭ»

25 августа Алла Саламатина

начальник службы выпуска Дирекции программ «ТВ Центр»

25 августа Рафаэль Акопов

председатель совета директоров холдинга «Проф-Медиа»

25 августа Мария Макеева

зам. гл. редактора телеканала «Дождь», ведущая программы «Здесь и сейчас» и др. программ

25 августа Николай Усков

руководитель проекта «Сноб», главный редактор журнала Forbes (Россия)

26 августа Александр Колпаков

обозреватель НТВ

26 августа Павел Корчагин

директор телевизионной продюсерской компании «Студия «2В», вице-президент Академии российского телевидения

26 августа Александра Барщевская

заместитель директора Дирекции информационных программ «ТВ Центр»

27 августа Людмила Шестёркина

 Декан факультета журналистики, заведующий кафедрой «Средства массовой информации», профессор Южно-Уральского государственного университета, организатор студенческого телеканала "ЮУрГУ-ТВ".

28 августа Андрей Румянцев

специальный корреспондент программы «Вести» («Россия»)

28 августа Анна Кагарлицкая

теле- и кинопродюсер

28 августа Евгений Ксензенко

корреспондент НТВ

28 августа Михаил Матюшкин

генеральный директор ГТРК «Владимир»

28 августа Инна Искратова

программный директор радиостанции «Европа-Плюс Санкт-Петербург»

29 августа Василий Григорьев

телепродюсер

29 августа Юлия Мучник

ведущая субботней аналитической программы «Час пик-Суббота» телеканала «ТВ-2» (Томск), член Академии российского телевидения

29 августа Иван Засурский

заведующий кафедрой новых медиа и теорий коммуникации факультета журналистики МГУ им М.В. Ломоносова

30 августа Тимур Кизяков

автор и ведущий программы «Пока все дома» на «Первом канале», член Академии российского телевидения

30 августа Максим Бойко

член Совета директоров  группы компаний "Видео Интернэшнл"

30 августа Станислав Похлебаев

генеральный директор телекомпании «ТВС» (Челябинск)

30 августа Виолетта Гоф

Исполнительный продюссер, телеканал "Где и кто"

30 августа Константин Зарембо

Президент радиокомпании «Радио Сибирь», президент Национального фестиваля аудиорекламы «Сибирский децибел»

Мы в соц. сетях

Наша страница в Facebook Наша группа вКонтакте Наш микроблог в Twitter Наш канал на YouTube Наш блог в ЖЖ Яндекс.Метрика
© МедиаПрофи. Все права защищены.

Войти или Зарегистрироваться

Зарегистрированы в социальных сетях?

Используйте свой аккаунт в социальной сети для входа на сайт. Вы можете войти используя свой аккаунт Facebook, вКонтакте или Twitter!

Войти