МедиаПрофи - mediaprofi.org

Москва 00:56 GMT +3 Суббота 19-08-2017
USD 59.3612 0.1122 ↑
EUR 69.7197 0.0666 ↑
+14˚C (днем +17˚C, ночью +10˚C)
Ветрено, переменная облачность
Никакой политики, только доброта и умиление. За год с небольшим AdMe из провинциального сайта о рекламе превратился в самый популярный медиаресурс страны. Казанская редакция готовится уже к мировому господству, не веря в предсказания, что лайкать котиков аудитории скоро надоест.

Шок рекрутера

30 июля, четверг, полдень. Главная страница AdMe обновилась всего пару часов назад, но у свежей публикации "22 фотографии о том, что гены творят чудеса" уже под 400 тыс. просмотров, у "Трогательных фотографий с любимым сыном на протяжении 26 лет" — более 150 тыс. "Бесценный жизненный совет от Ричарда Гира, которому нам всем стоит следовать" читают хуже — менее 3,5 тыс. заходов.

В прошлом году аудитория проекта увеличилась втрое и продолжает расти. Если считать трафик из всех стран, AdMe, согласно статистике сервиса LiveInternet, самое популярное российское интернет-издание (команда сайта о своем проекте так и говорит: "крупнейший медиапроект в России").

Еще в декабре 2014-го у AdMe было 15,6 млн уникальных посетителей и в общей сложности почти 86,5 млн просмотров в месяц, в июле 2015-го — уже более 23 млн посетителей (из них в России — 10,5 млн) и 154 млн просмотров. Для сравнения: изданию BuzzFeed, у которого создатели AdMe, как принято считать, позаимствовали концепцию, удалось набрать 20 млн американских читателей лишь два года назад — спустя почти семь лет после запуска.

"Мы внутри — это IT-компания с молчаливыми инженерами-интровертами. В редакции скучные проверенные процессы, абсолютная тишина от начала и до конца рабочего дня" — в такой форме один из основателей AdMe Марат Мухаметов вежливо отказал нам в визите в единственный офис компании, который находится в Казани. "Мы правда очень нудные,— объяснял он свое нежелание давать личное интервью.— Многие думают, что если сайт такой веселый и вдохновляющий, то и у нас тут, наверное, невероятная атмосфера позитива, и очень удивляются тому, как это устроено: тишина, регламентированные процессы. Это фабрика по производству доброты. Эффективной доброты".

Почти год назад, в честь своего одиннадцатого дня рождения, команда AdMe опубликовала большой пост с фотографиями из редакции — и там все выглядит не так уж "нудно". "В редакции работают 11 человек, и среди них только один журналист, он же главный редактор",— говорится в пояснении к одной из фотографий. На снимках — двадцатилетние ребята за компьютерами: "путешественники, капоэйристы, буддисты, фотографы, архитекторы, полиглоты и кандидаты наук". У девочки на столе — плюшевая лошадка, у мальчика на экране — эротика, под столом — домашние тапочки.

"Когда мы пишем статьи о героических поступках или безграничной доброте, то сами можем запросто расплакаться перед компьютером. А если находим что-то действительно веселое, работа во всех отделах останавливается, потому что все сбегаются посмотреть, над чем же можно так смеяться",— рассказывают в AdMe.

Несколько месяцев спустя редактор проекта Ксения Лукичева рассказывала в интервью, что в редакции трудятся уже не 11, а 25 человек. Чтобы работать в AdMe, нужно пройти многоуровневый тест — понравиться основателю, написать пять материалов в духе AdMe, трижды переделать, сдать диктант...

По словам Марата Мухаметова, зарплаты у сотрудников AdMe весьма конкурентные: "В Казани меньше зарплаты по сравнению с Москвой, мы платим выше рынка". На рынке, впрочем, бытует другое мнение.

"Вакансия из серии "шок рекрутера"",— написала в прошлом году в своем фейсбуке руководитель агентства интернет-рекрутинга Pruffi Алена Владимирская, обнаружившая, что популярнейший сайт предлагает новым авторам 25-35 тыс. руб. в месяц. "Смотрите и думайте, какова себестоимость ресурса и какая у него маржа",— пишет она далее. Сейчас, по сведениям Алены Владимирской, ситуация изменилась, по меркам Казани зарплаты сотрудников стали конкурентными. Впрочем, хедхантер уверена, что причина лояльности сотрудников вовсе не в зарплате: "В Москву их "схантить" практически невозможно. Их регулярно приглашают, но они не хотят уезжать. Это уникальный коллектив, в котором всем все по приколу. Они дико преданы компании. Это правда".

Впрочем, особенностью российского интернета является как раз такой парадокс — самый популярный контент стоит копейки. Например, один из авторов проекта "Лайфхакер" (аудитория — 3,5 млн уникальных посетителей в месяц) блогер Артем Меллум рассказывает, что базовая ставка для внештатных авторов этого сайта в прошлом году составляла 180 руб. Отдельно — премия за лайки и комментарии. Материал, который собрал более 30 тыс. человек, 2 тыс. репостов и около сотни комментариев, был оценен в 1904 руб.

"Эффективность и оригинальность"
До 2013 года, на протяжении десяти лет, AdMe был совсем другим — наряду с Sostav.ru это был один из лучших русскоязычных ресурсов о рекламе.

"Быть небольшим отраслевым сайтом в современном мире — путь к самоубийству, если только ваш проект не является карманным СМИ или рупором организации",— говорил Марат Мухаметов в интервью журналу "Афиша" вскоре после перезапуска AdMe.

В 2013 году выручка компании "Ликсил Графикс", издателя AdMe, согласно ее бухгалтерской отчетности, увеличилась почти в два раза и достигла 12 млн руб., однако чистая прибыль выросла ненамного — с 2,6 млн руб. до 3,3 млн руб. Похоже, "небольшой отраслевой сайт" достиг своего потолка.

"Слава богу, нет в этом никакой необходимости",— Павел Радаев, сооснователь AdMe, и Марат Мухаметов категорически против обсуждения текущих финансовых показателей AdMe. Впрочем, примерное представление о структуре выручки и ее объеме можно составить и так.

"Они умело используют сети — контекст "Яндекса", Google AdX, возможно, что-то еще,— рассуждает Андрей Загоруйко, коммерческий директор издательского дома "Комитет" (выпускает издания "Цукерберг позвонит" и TJournal).— Если грубо прикинуть, уже сейчас выручка AdMe только от контекста составляет 4-8 млн руб. в месяц: в AdX на российском трафике можно зарабатывать до $1,5 за тысячу показов, в "Яндексе" — примерно столько же. Периодически у AdMe бывают также медийные размещения или спецпроекты, но вряд ли это основной источник выручки".

То, что AdMe "недопродан" и в структуре выручки проекта доминирует дешевая контекстная реклама, в прошлом году было темой оживленных дискуссий. "По большому счету не важно, какая у тебя аудитория, три, пять, 10 или 20 млн человек, если ты не можешь ее продать нормальному рекламодателю",— высказывался в своем фейсбуке, например, руководитель проекта BigPicture.ru Сергей Барышников.

"Аудитория растет быстрее, чем мы успеваем ее продавать",— оправдывался в комментариях к этой записи Павел Радаев. Кроме того, с его слов выходило так, что уже тогда, осенью 2014 года, основным каналом монетизации проекта была вовсе не контекстная реклама "Яндекса" и Google, а "прямые продажи".

Сейчас в AdMe "Деньгам" рассказали, что в последнее время на сайте "становится больше спецпроектов, интересных кампаний с крупными брендами", однако для взрывного роста есть ряд препятствий. "Мы за эффективность и оригинальность, рекламу с мощным положительным социальным откликом,— объясняют руководители проекта.— При этом есть важные ограничения, по которым мы зарубаем много потенциальных контрактов: мы не хотим видеть у себя нудный, непрофессиональный контент или просто бренды, которые нам не нравятся".

"Объем медийной рекламы у AdMe в последнее время растет, и, возможно, уже были месяцы, когда доход от нее был примерно равен доходу от "контекста", но в целом по прошлому году ее доля — 30-40%,— признает в интервью "Деньгам" Сергей Барышников.— Впрочем, в этом году каких-то действительно больших, серьезных спецпроектов у AdMe не было, и предпосылок для того, чтобы ситуация начала меняться, пока нет".

Генеральный директор агентства "Социальные сети" Денис Терехов, как это ни странно, видит главную проблему бизнеса AdMe в аудитории сайта, которую его создатели называют "людьми творческого класса, способными ценить и создавать прекрасное, восхищаться им, искать новое и вдохновляться".

"Мне кажется, руководители AdMe совершили ошибку: вместо того чтобы начать в разумных пределах разбавлять "котиками" профессиональный отраслевой ресурс, они совсем отказались от понятной и платежеспособной аудитории,— объясняет Терехов.— То, о чем сайт пишет сейчас, может читать кто угодно. Да, проект получил фантастический рост, но в долгосрочной перспективе, когда аудитория наестся, AdMe, скорее всего, проиграет".

"У AdMe и правда нет четко очерченной целевой аудитории,— говорит Андрей Загоруйко.— Но я в своей аккуратно сформированной ленте вижу их посты, которые "шерят" как студенты, так и мультимиллионеры. Они уже неплохо зарабатывают, а если захотят, откроют офис в Москве и начнут зарабатывать на премиальных форматах".

"Употребляющие наркоторговцы"
Пожалуй, самое яркое отличие AdMe от других похожих проектов — особенный язык: "Шик, блеск, крутотенюшка"; "Спасибо за вдохновение и мурашки"; "Полезнота"... Впрочем, любой новояз рано или поздно выходит из моды, как когда-то перестал быть модным язык "падонков". "У "падонков" с их дебильноватым языком был контркультурный посыл, а то, что делает AdMe, это уже не протест, а эскапизм,— рассуждает писатель Сергей Минаев.— Но есть и общее: в основе этих явлений лежит юмор — они оба описываются словом "прикольненько". Так что этот новояз будет жить, но ограниченное время — до тех пор, пока не придумают что-то новое".

"Сейчас интернет стал таким большим, что возможно сосуществование нескольких субкультурных диалектов: есть "мамский" сектор с его "тугосерями" и "пузожителями", есть суровый твиттер с его быстро меняющимся языком — и есть такой ласкательно-плюшевый AdMe,— объясняет один из создателей интернет-энциклопедии "Луркоморье" Дмитрий Хомак.— Конечно, все это своим чередом устареет. Просто потому, что людям надоест, через несколько лет именно так общаться станет неприлично".

Сложнее оценить перспективы подачи контента, которую команда AdMe, кажется, довела до совершенства. "Когда это закончится? Когда доллар будет стоить 200 руб.,— говорит Денис Терехов.— Находиться в мире, в котором нет реальных проблем и сложных решений, можно достаточно долго, но не бесконечно. Я бы назвал создателей этих сайтов употребляющими наркоторговцами, потому что контент AdMe — это своеобразный наркотик. Пускай вокруг непонятно что происходит — они живут в своем прекрасном креативном мире, учатся правильно завязывать шнурки на кроссовках. А читатели, живущие в хрущевке в Бибирево, ощущают себя где-то между Лондоном и Барселоной. Хотя о Лондоне и Барселоне они знают исключительно из постов на этом AdMe".

Впрочем, что бы ни думали о сайте недоброжелатели, команда AdMe уверена в своем блестящем будущем, причем не только в России. Недавно AdMe запустил англоязычный проект brightside.me. До этого открылся испаноязычный проект — genial.guru. "Как обстоят дела в испаноязычном сегменте, я не знаю, но в англоязычном Google AdX может давать в несколько раз больше денег, чем в России, так что успешный запуск англоязычного ресурса и постоянный рост трафика в России за несколько лет легко увеличат оборот AdMe на порядок",— говорит Андрей Загоруйко из издательского дома "Комитет".

Таким образом, "русский BuzzFeed" встретится со своим прообразом. Сейчас аудитория BuzzFeed составляет уже 100 млн человек в США и около 200 млн во всем мире. Редакция с корпунктами в разных странах производит несколько сотен постов в сутки. В штате более 500 сотрудников. Год назад венчурный фонд Andreessen Horowitz инвестировал в развитие BuzzFeed $50 млн — оценка стоимости компании, таким образом, составила $850 млн.

Но стремительный рост популярности BuzzFeed начался в тот момент, когда на сайте рядом с "котиками" и фотографиями звезд без косметики появилась качественная журналистика. В интервью изданию "Медуза" редактор BuzzFeed Бен Смит недавно объяснял, что он не видит необходимости выбирать между "котиками" и журналистскими расследованиями, потому что "большинству людей интересно и то и другое: и конфликт на Украине, и котята, котята — больше".

AdMe принципиально не желает идти по этому пути. "Нам просто неинтересно это. Пусть про политику, религию, гороскопы пишут те, кто в этом понимает лучше". И возможно, этот выбор оправдан. "В чем-то мы с BuzzFeed — в плане вирусности, технологий, но продукт у нас совершенно другой,— рассказывают Радаев и Мухаметов.— Наш испанский проект, кстати, за два месяца обогнал испанский BuzzFeed в фейсбуке. И по посетителям тоже неплохо — к июлю более 15 млн посетителей".

Олег Хохлов

Фото: ТАСС

Коммерсант 

Подробнее ...

Антон Комолов возглавил маркетинг ЕМГ

Автор   Опубликовано 05-08-2015 в История успеха   Всего комментариев: 0

Теле- и радиоведущий будет отвечать за продвижение брендов радиохолдинга

Известный шоумен, радио- и телеведущий Антон Комолов назначен на должность директора по маркетинговым коммуникациям «Европейской медиагруппы». Как сообщили Sostav.ru в пресс-службе холдинга, ключевой задачей Комолова станет продвижение брендов ЕМГ, реализация промо- и рекламных кампаний и внеэфирных проектов радиостанций.

Антон Комолов обладает богатым опытом работы на телевидении и радио. Он сотрудничал с такими радостанциями, как «Максимум», «Серебряный дождь», «Хит-ФМ», «Маяк». Долгие годы посвятил работе на «Европе Плюс», где является ведущим по настоящее время.

Хорошо знаком Комолов и телезрителям: популярность к нему пришла благодаря телеканалу MTV, позже он сотрудничал с «Первым каналом», «Россией», СТС, НТВ, ТНТ, «Пятницей». Также он отвечал за коммуникации издательских домов GameLand и Independent Media.

Сегодня стало известно, что Комолов стал директором по маркетинговым коммуникациям ЕМГ - крупнейшего в России радиохолдинга, под управлением которого находятся радиостанции «Европа Плюс», «Дорожное радио», «Ретро FM», «Радио 7 на семи холмах», «Спорт FM», «Кекс FM», «Радио Рекорд» (Москва), «Радио Для Друзей».

За последнее время это уже не первый случай, когда маркетинг медиакомпании доверяют шоумену и ведущему. Так, в декабре прошлого года звезда Comedy Club Гавриил Гордеев (Гавр) стал директором по маркетингу телеканала ТНТ.

Sostav

Подробнее ...

Джон Стюарт: сатирик, изменивший новости

Автор   Опубликовано 04-08-2015 в История успеха   Всего комментариев: 0
В США 6 августа 2015 года на экраны выйдет последний выпуск сатирической программы The Daily Show, который будет вести Джон Стюарт. За 16 лет юмористическая программа Стюарта с обзором итогов дня стала одним из наиболее влиятельных информационных шоу для молодых американцев.

Портал Politico в материале-прощании со Стюартом описывает его феноменальное влияние на политическую ситуацию в стране. Сокращенная версия этого материала.

В середине октября 2011 года, в самом разгаре споров о бюджете, телеведущего Джона Стюарта пригласили на кофе в Овальный офис. Сопровождающей его охране Стюарт пожаловался, что чувствовал себя как школьник, которого вызвали в кабинет директора. В следующий раз президент США Барак Обама пригласил Стюарта в феврале 2014 года: за несколько часов до того как выступить с речью, в которой он предупредит Россию, что она «поплатится» за возможное дальнейшее вторжение на территорию Украины.

Можно любить или ненавидеть шутки Джона Стюарта, однако несомненно одно: телеведущий занял уникальную позицию, позволяющую ему превращать скучные политические дискуссии в «вирусное» видео, о котором продолжают говорить на следующее утро после передачи. В Белом доме понимают, что иногда 52-летний ведущий влияет на политику больше, чем президент Обама. Бывший помощник Барака Обамы Эрик Лессер как-то заявил, что «сложно представить себе другоую медиаперсону с таким же огромным влиянием на такую большую группу людей». По словам республиканского сенатора Джона Маккейна, Джон Стюарт – «Марк Твен наших дней».

Росту популярности Стюарта способствовал уход с экранов известных американских ведущих теленовостей, таких как Том Брокау или Ден Ратнер. Новое поколение телезрителей предпочитало ироничный стиль Джона Стюарта. Типичный зритель The Daily Show – белый образованный мужчина с либеральными ценностями в возрасте 18-34 лет. Среднее количество просмотров каждого эпизода в момент вещания составляло около 1.3 миллионов, однако создатели шоу, Comedy Central, делали ставку на то, что передачами будут делиться после их окончания: каждый отрезок шоу можно бесплатно просмотреть онлайн.

Монолог Джона Стюарта спустя 9 дней после теракта 11 сентября 2001 года де-факто дал старт героизации пожарных, полицейских и сотен других пришедших расчищать завалы на месте башен-близнецов Всемирного торгового центра. Спустя почти десять лет Стюарт пригласил к себе в программу четырех из спасателей, страдавших от комплекса заболеваний, вызванных их работой, чтобы те рассказали, с чем им приходится бороться каждый день. Их дискуссия позволила прорвать блокаду, вызванную нежеланием республиканцев проголосовать за закон, который предоставил бы миллиарды долларов финансовой помощи пострадавшим в результате работ на «граунд зеро». Спустя три дня после выхода в эфир программы Стюарта пристыженный Конгресс принял закон. «Мы восемь лет стучались во все двери в Конгрессе и получали отказ, а Джону Стюарту удалось изменить ситацию за 22 минуты», — заявил один из представителей пострадавших от расчистки ВТЦ Джон Фил.

В марте 2009 года Стюарт раскритиковал идею администрации Барака Обамы лишить поддержки ветеранов войны, у которых есть частная медицинская страховка. На следующий день Белый дом отменил свои планы; адвокаты ветеранов вспоминают, что тирады Джона Стюарта обсуждались на самом высоком уровне. В 2014 году Стюарт снова вступился за права ветеранов, «диагностировав» у не желавшего признать ошибки системы министра по делам ветеранов Эрика Шинсеки синдром «постбюрократического стрессового расстройства». «Не думаю, что кто-то в американских СМИ сделал больше для поддержки ветеранов, чем Джон Стюарт», — утверждает основатель и гендиректор Ассоциации ветеранов воен в Ираке и Афганистане Пол Рикхофф.

Влияние Джона Стюарта не ограничивалось только специализированными темами. В 2004 году ведущий принял приглашение поучаствовать в качестве гостя в программе Crossfire на телеканале CNN. Ведущие пытались иронизировать над стилем Стюарта, но тот в ответ выступил с жесткой критикой несбалансированного, политизированного стиля телепрограммы и попросил ведущих «прекратить вредить Америке». Три месяца спустя телеканал прекратил вещание телепрограммы. Газета The New York Times утверждает, что президент CNN Джонатан Клейн сопроводил свое решение словами «Я полностью согласен с подходом Джона Стюарта».

В июне текущего года Джон Стюарт раскритиковал недостаточно серьезную реакцию властей на перестрелку в Чарльстоне, в результате которой погибло 9 афроамериканцев. «Над Южной Каролиной развевается флаг Конфедерации, дороги называют в честь генералов Конфедерации, но именно там белому парню показалось, что у него «забрали страну»», ­— заявил Стюарт в конце 6-минутного монолога. Его слова сыграли важную роль национальной дискуссии о том, насколько уместен символ белых поработителей времен Гражданской войны на официальных зданиях Южной Каролины, и в конце концов флаг сняли с флагштока у парламента штата.

Бывший вице-президент США Альберт Гор, в свою очередь, благодарит Стюарта за его неутомимость в разъяснении проблемы глобального потепления. «В то время как большинство СМИ страны уклонялось от четкого освещения вызванных глобальным потеплением проблем, он каждый вечер последовательно выставлял напоказ абсурдность утверждений о том, что проблемы не существует», — вспоминает Гор.

Бывший сценарист и ведущий программы Saturday Night Live, ныне член американского Сената Эл Франкен утверждает, что Стюарт создал «платформу для серьезных сатирических обзоров теленовостей». «Он не просто чрезвычайно талантлив, он также глубоко порядочен и очень умен», — отметил сенатор. Хотя как правило политические взгляды Стюарта определяют как левоцентристские, ведущий не упускает возможности покритиковать не только республиканцев, но и демократов. К его словам прислушиваются и те, и другие. По словам одного из лидеров Республиканской партии Майкла Стиле, коллеги часто спрашивали его о том, что он думает о том или ином высказывании Стюарта, и это заставило его пересмотреть свое отношение к ряду щекотливых тем, таких как гей-браки либо создание рабочих мест для выпускников колледжей. «Когда мы пытались расширить базу избирателей нашей партии, мы обратили внимание, что вопросы, которые он поднимал в своих передачах, были незаслуженно нами проигнорированы», — утверждает Стиле.

Сам Стюарт свою значимость воспринимает без лишнего энтузиазма. Когда в январе 2011 года сенатор Кирстен Гиллибранд поблагодарила его за роль, которую его передача сыграла в принятии решения о выплатах пострадавшим от ликвидации последствий 9/11, сатирик с горечью ответил: «Проблема в том, что так не должно быть. Телевидение не должно быть единственной возможностью быть услышанным. У меня такое ощущение, что мы просто проехали мимо горящей машины на шоссе и сказали «Может, кто-то должен вызвать спасателей?»».

Джон Стюарт изменил формат телепрограмм, выходящих в эфир позним вечером. Вместо обычного набора звезд, фильмов и музыки, погружавшего в сон, он предлагал американцам детальное разъяснение системы обмена квотами на выбросы углекислого газа, напоминал (во время правления Джорджа Буша-младшего), что поиски химического оружия Саддама Хуссейна никак не могут увенчаться успехом и затрагивал другие серьезные темы. После ухода Стюарта эстафету подхватят его «выпускники»: шоу Дэвида Леттерман с осени будет вести бывший «корреспондент» The Daily Стивен Колберт; другой экс-сотрудник шоу Джон Оливер получил собственную программу на телеканале НВО. Эфиры The Daily Show будет вести южноафриканский комик Тревор Ной.

Но сможет ли кто-либо стать заменой Джону Стюарту? По словам сенатора от демократов Клэр МакКаскилл, «некоторых демократов этот вопрос волнует не на шутку». Стюарт оказывал демократам «неоценимую помощь» тем, что «напоминал молодым людям о том, что не так в Республиканской партии». Президент Барак Обама появился в эфире The Daily Show семь раз. Последний раз — буквально на днях. Американский лидер, прощаясь с Джоном Стюартом, посетовал, что тот уходит раньше него и заявил, что попытался предотвратить это особым президентским указом. «Указ, однако, оспаривается в суде», — добавил Обама.

Мария Садовская-Комлач

Текст и фото mediakritika.by

Подробнее ...

Президент радиохолдинга ВКПМ Юрий Костин 1 августа отметил 50-летний юбилей

Разговаривать с ним — удовольствие, сравнимое разве что с наслаждением от хорошего вина, правильной сигары, великолепной книги. Открытый, дружелюбный, искренний, умный, заинтересованный, интеллигентный, простой, обаятельный… Все эти эпитеты приходят сразу и определяют этого человека точно. Self-made man — человек, сделавший себя сам… На личном счету лучший холдинг на радиорынке России, руководство которым он подхватил, как знамя в бою. Первая частная радиостанция в России «Радио 101». Шесть книг, среди которых и «роман о радио». Взрослый сын. И множество деревьев, посаженных по всей земле — от Москвы до Беслана, где растёт «дерево жизни» в память о большой человеческой трагедии.

- В 2009 году вы стали президентом радиохолдинга ВКПМ. Изменилось что-то в вашей жизни?

- Случилось взросление, причём очень быстрое, стремительное. Никто ведь не ожидал, что умрёт Александр Варин и мне придётся встать на его место (Александр Варин — первый президент ВКПМ, ушёл из жизни в декабре 2009-го). Считаю, что в той ситуации моё назначение было правильным решением, потому что мне идеология компании — её основа — была близка, я её понимал и чувствовал сердцем. Но вот с точки зрения понимания бизнеса холдинга, несмотря на количество моих лет на радио, опыт был небольшой. Из-за этого, когда появились первые успехи, возникла некоторая эйфория, что вот я такой правильный смог сохранить то, что было сделано здесь до меня. Но поначалу это в существенной степени был результат задела прошлых лет. Настоящие испытания начались позже. Сейчас, я думаю, мы получаем награду за последовательность, смелость и терпение. Быть частью огромного холдинга с уникальными синергетическими возможностями — это счастье.

- Часто приходится делать то, что вообще не хочется, встречаться и улыбаться тем, кому не хочется?

- Часто, но у меня любовь к людям и к миру такая органичная, что я готов с любым человеком встречаться и улыбаться, особенно ради дела. Но свои принципы стараюсь не нарушать. Если это негодяй какой-то, мы с ним вообще не работаем. А встречаться, общаться — это моя работа. Я этому учился, потому и в МГИМО поступал, что мне нравилась дипломатическая работа, когда ты можешь к себе любого человека расположить, сыграть роль. Мне, слава богу, нечасто приходится играть. В основном люди, с которыми мы общаемся и работаем, — хорошие. Кто-то умнее, кто-то глупее, у всех свои недостатки. Но в целом нас любят. Я чувствую это, и мне хватает этой любви, чтобы бороться с завистью, ненавистью и непониманием, которые и рождают эти чувства в отношении нашей компании и меня лично.

- У вас есть враги?

- Думаю, да, просто я их в лицо не знаю, могу только догадываться. Возможно, они мне улыбаются, возможно даже, я вижусь с ними часто. Они должны быть, не может не быть недоброжелателей у такой компании, как наша.

- А вы бы посоветовали своему сыну уехать из России?

- Это сугубо личное дело каждого. И если человек не бежит от правосудия, то может ехать хоть на Луну, а иначе за что боролись-то? Но вот вопрос: уехать для чего? Когда отсюда бежали остатки Белого движения, они спасали свою жизнь, бежали от смерти. Это была трагедия, до сих пор аукается эта Гражданская война. От чего сейчас уезжают? Уезжают для улучшения качества жизни и карьерных перспектив. Реже — чтобы уйти от правосудия или неправосудия. Мотивы очень индивидуальны. Эмигрировать можно, если у тебя внутреннее, философское неприятие культуры, религии, возможно. Или если вдруг не устраивает политический строй, у тебя есть деньги и тебе за 50 — тут можно понять, выхода нет. Если же тебе 20 лет и ты не великий программист, не перспективный создатель новых «шедевров» вроде «Яндекс» или Google, ты там никому не нужен. Живи здесь, учись, расти сам и меняй что-то в стране. Потому что это твоя страна, ты просто нигде больше не нужен и придётся устраивать жизнь в своём доме. А куда деваться? Где родился, там и пригодился. Важно только, чтобы у человека всегда оставался выбор и он имел возможность поездить, посмотреть, сравнить, перенять опыт. Наша страна уникальна, сказочно богата, народ красивый, талантливый, радио — самое интересное и креативное в мире. Только у нас есть «Авторадио» и «Детское радио», например. Где такое видано вообще? У них форматные ограничения делают радиостанции похожими друг на друга как две капли воды. В общем, всё в России будет как надо, нужно только, чтобы новое поколение не повторяло наши ошибки, а то мы одной ногой всё равно в нашем любимом советском прошлом. И оно обязательно придёт и сделает своё дело. А мы ему поможем. Я в это верю.

- Есть то, что вы безусловно любите?

- Я людей люблю. Жизнь люблю. Люблю свою работу, потому что она даёт мне ощущение победы. Помните, в фильме «Гладиатор» сцена атаки на германцев, и командир во главе, и битва, и победа, и слава, и бессмертие — вот это ощущение мне очень нравится!

Полина Юрьева

Фото Антон Panzer

Парламентская газета

Подробнее ...

Разговоры о том, во что превратится привычное для нас радио через десяток лет, поглотит ли его Интернет, не прекращаются. Эксперты по обе стороны баррикад приводят свои доводы. О своём видении будущего радиовещания рассказал основатель и генеральный продюсер холдинга «Интернет Медиа Группа» Алексей Анисахаров.

Алексей Анисахаров - профессиональный радиожурналист, работает на федеральных радиостанциях ВГТРК «Радио Маяк» и «Вести FM», и без радио себя не представляет: «Любой человек, который в молодости отдал свою жизнь радио, скажет, что это как наркотик, что без радио он не сможет жить. Для меня радио – это действительно моя жизнь, даже когда я просто нахожусь в отпуске, у меня начинается ломка, мне нужен микрофон, мне надо обязательно работать…». Алексей успел поработать в «Европейской медиагруппе», где он и познакомился с нынешним музыкальным редактором холдинга «Интернет Медиа Группы» Дмитрием Дорофеевым. Дмитрий и поделился с Алексеем идеей создания музыкальной Интернет-радиостанции. «На тот момент я занимался своим проектом, который представлял собой площадку, где можно слушать Интернет-радиостанции в социальной сети ВКонтакте, - рассказывает генеральный продюсер. - Проект и сейчас существует, но только на него не хватает времени. Моё приложение приносило очень хороший доход. Были готовые серверные площадки, где можно было бы проекты запускать. Тогда всё было не настолько сильно загружено, как сейчас. Тогда я не совсем понимал, что такое Интернет-радио, как оно может работать, зачем оно нужно. Но спустя несколько месяцев я принял предложение, и мы запустили первую станцию – «Мега Радио». Это произошло летом 2011-го года. Музыкальный формат универсальный – современные зарубежные и российские хиты, рассчитанные на молодёжную аудиторию. Нам было очень интересно, мы были любителями в Интернет-вещании тогда. Мы следили за аудиторией, за тем, как она растёт, буквально сходили с ума от появления каждого нового слушателя. Станция «Мега Радио» существует до сих пор, она заняла свою нишу и имеет собственную небольшую аудиторию. Проект создавался для себя, для души. Мы не придерживались каких-то рамок, чтобы завлечь большее количество слушателей».

aleksey anisaharov

Основатель и генеральный продюсер холдинга «Интернет Медиа Группа» Алексей Анисахаров

В январе 2012-го года Алексей и Дмитрий запустили Интернет-радиостанцию «Русский хит», ее тестовое вещание началось ещё в конце 2011-го года. Теперь они ставили цель уже привлечь как можно большее количество слушателей. По словам генерального продюсера проекта Алексея Анисахарова, «Русский хит» на данный момент – лидер Рунета по прослушиванию: «В российском сегменте Интернета эта станция имеет самую большую аудиторию. В будние дни в прайм у нас порядка двадцати шести- двадцати семи тысяч одновременных слушателей. Прайм Интернет-станций очень сильно отличается от эфирных, потому что аудитория онлайновых станций, прежде всего, офисная. В машине человек слушает FM-радиостанции, а приехав на работу, заходит в Интернет и включает Интернет-радио. Пик у нас начинается в девять утра по московскому времени, а резкий спад - примерно в три часа дня. Промежуток времени с девяти до трёх – самый активный. Мы смотрели статистику ТНС, ежедневно где-то порядка пятнадцати миллионов человек в России слушают вообще радио в Интернете. Сюда относится и прослушивание эфирных станций в Сети, и Интернет-радиостанций. Цифра достаточно большая. От этих пятнадцати миллионов «Русский хит» имеет сто десять тысяч, а за месяц мы накапливаем порядка двух миллионов слушателей».

Создавали станции Алексей Анисахаров и Дмитрий Дорофеев вдвоём, оба профессиональные радийщики. Спустя время к ним присоединились Дмитрий Рыжков и Татьяна Зима. Дмитрий Дорофеев сейчас возглавляет корпорацию «Автос» в Иркутске, которая транслирует собственную радиостанцию – «Radio Fresh». «Запустились они в октябре прошлого года, - говорит Алексей. - Также транслируют федеральные радиостанции – «Радио Мир», «Радио Дача», «Русское Радио», «Хит FM» и ещё несколько в Иркутске, Чите. Дмитрий – генеральный продюсер там и мой удалённый партнёр здесь. Дмитрий Дорофеев работал в «Европейской медиагруппе», на «Радио 7», «Радио Мир», «Весна FM». Какое-то время там мы вместе работали. Спустя год я ушёл на ВГТРК, потому что в плане карьерного роста меня больше интересовало именно информационное вещание. Дмитрий занимался музыкальным программированием на радиостанции «Весна FM», потом ему поступило предложение из Иркутска возглавить радиостанции, и он вернулся на родину. «Мега радио» сейчас – больше его проект. Я больше занимаюсь «Русским хитом». Дмитрий Рыжков работал на «Маяке» длительное время, сейчас занимается собственными проектами. У нас сформировался некоторый пул по медиауслугам и созданию онлайн-радиостанций. Мы дополнительно ещё занимаемся аудио- и видеопродакшном. Дмитрий Рыжков курирует это направление. Он возглавляет отдел продакшна: создание аудио- и видеорекламы, производство оформления для радиостанций. Редактор Татьяна, которая публикуют новости на сайте, общается с музыкальными издательствами, получает от них последние новости, мониторит Интернет и социальные сети. Все люди в нашей команде - радийщики. Они уже много лет работают на разных радиостанциях». Благодаря автоматизации процесса вещания радиостанции сейчас не требуют больших временных затрат, команда справляется малым количеством рук.

Недавно «Интернет Медиа Группа» расширилась, у неё появились новые каналы - «Ретро Хит» и «Радио Кафе». «Но это не наши собственные каналы, мы их перезапустили, - уточняет генеральный продюсер. - Раньше существовал такой проект «Makradio.Ru». Он, к сожалению, закрылся из-за недостатка денег. Я предложил сохранить эти станции и их уникальность, музыкальные форматы. Они уже собрали свою нишевую аудиторию, у них огромное количество поклонников. Поэтому мы решили перезапустить станции на своих ресурсах. Сейчас у нас четыре канала, а в перспективе – запуск ещё нескольких. Но конкретных сроков реализации этого плана пока нет…».

Все Интернет-радиостанции абсолютно музыкальные, работают в автоматическом режиме. «Никаких ведущих и, соответственно, передач, шоу, информационных или новостных вставок нет в эфире, - замечает Алексей Анисахаров. - Только музыка нон-стоп. Мы думали об изменении эфира наших каналов, об их превращении в полноценные радиостанции с музыкальными шоу, и посчитали, что сейчас это не требуется. Изменение формата может привести к некоторому уменьшению аудитории – люди привыкли к сегодняшнему формату, из-за любых колебаний одни люди начнут уходить, другие приходить. Пока не решаемся что-то изменить».

Потенциальная аудитория Интернет-радиостанций – люди, работающие за ПК: «Все офисы – наши слушатели, все места, где есть компьютеры, - наши слушатели, а компьютеры есть сейчас везде. Хотя с публичным воспроизведением музыки стало строже, чем ещё несколько лет назад. Раньше же куда ни зайдёшь – везде играет популярная радиостанция. Однажды очень удивился, когда в одном из магазинов одежды в «Атриуме» услышал джинглы «Мега радио». Было, конечно, приятно. Если где-то слышишь свой проект, который звучит не только у человека в наушниках, но и публично, то это говорит о том, что наша команда движется в правильном направлении. Мы смогли привлечь аудиторию», - говорит генеральный продюсер «Интернет Медиа Группы».

Большинство слушателей из России. «Конечно, есть люди и из Украины, Белоруссии, Германии, Казахстана, США, Великобритании… Но семьдесят процентов всей аудитории находится в нашей стране. Мы думали, что резко упадёт прослушиваемость радиостанций в Киеве после всех этих политических событий, но, на удивление, аудитория держится, - отмечает Алексей Анисахаров. - Есть украинский портал i.ua, в разделе радиостанций и «Русское радио» местная аудитория активно слушает, и нашу радиостанцию - как слушали, так и слушают. Это радует. Мне часто пишут знакомые журналисты, которые работают по всему миру, в частности, США, что в русскоязычных кафе, ресторанах, магазинах и других заведениях они часто слышат «Русский хит». Обратная связь с аудиторией, естественно, есть. Слушатели могут писать комментарии в социальных сетях и на сайте, могут воспользоваться обычным способом связи, когда на почту приходит сообщение. Бывают технические вопросы, когда, например, эфир, не работает. Нам писали русскоязычные слушатели с Кипра и из Калифорнии по поводу ретрансляции, но конкретных договорённостей достигнуто не было. Пишут, в основном, новички в радиоделе. Они бы хотели открыть радио, попробовать, что это такое. Очень хорошо сейчас растёт аудитория, пользующаяся мобильными устройствами, планшетами. И очень хорошо растёт аудитория Smart TV и пользующаяся различными приставками. Видно, что народ потихонечку осваивает, как это всё работает. Расходы постепенно очень сильно возросли, потому что содержать нашу аудиторию недёшево. Если взять в совокупности всех слушателей, то наберётся больше тридцати пяти тысяч одновременных пользователей. А для этого необходим достаточно широкий Интернет-канал. В самый пик мы нагружаем наш сервер где-то на два-два с половиной гигабита в секунду. Люди из разных уголков подключаются к нам, нагрузка на самом деле очень высокая».

Генеральный продюсер рассказывает, что слушатели приходили к ним сами, особых усилий для их привлечения команда «Интернет Медиа Группы» не прикладывала: «Если вспомнить и проследить историю развития «Русского хита», то становится очевидно, что мы практически не тратили никакие деньги на маркетинг. Аудитория сама расширялась, мы только размещались в специализированных каталогах, приложениях, и народ тянулся к нам. Есть сервис Tunein. Там среди радиостанций нашего формата «Русский хит» имеет самое большое количество подписчиков – порядка ста тридцати тысяч. Почему-то от нас даже отстаёт «Русское радио» - бренд очень сильный, с которым тягаться невозможно. Нам повезло - слушатели к нам идут. Нам не пришлось где-то искать деньги, чтобы развивать проект. Я не знаю, что будет осенью, потому что сейчас началось стандартное снижение аудитории, так происходит и на FM, люди уезжают в отпуска. Народ уезжает на дачи, в огород, забывается там, и Интернетом не пользуется. Единственное, что могу сказать, - цифры по падению не такие большие, как в прошлом году. За год Интернет стал мобильнее, и падение не настолько сильное. Может быть, люди едут за границу и там слушают. Сложно сказать. Очень интересно, что будет осенью…»

Алексей замечает, что с РАО и ВОИС они заключили договоры и отчитываются каждый квартал: «Мы решили, что без этого не обойтись, тем более, это требуется для выхода в FM-диапазон. Когда мы стали серьёзными, официальными, взрослыми, поняли, что договоры заключать необходимо, отчисления делать необходимо. Быть пиратами нехорошо. Я не знаю, как другие проекты работают. Большинство из них, думаю, особенно те, которые имеют небольшую аудиторию, не в состоянии выплачивать вознаграждения, потому что минимальные вносимые суммы по каждой организации – пятнадцать тысяч, то есть радиостанция должна минимум платить тридцать тысяч в квартал. Это если некоммерческий проект. А если проект коммерческий, то, по-моему, сумма возрастает до двадцати пяти тысяч. Но РАО и ВОИС сделали ставку в зависимости от дохода, то есть если радиостанции в Интернете начнут зарабатывать большие деньги, они будут платить процентовку, как и обычные эфирные станции».

На сегодняшний день радиостанции холдинга сами себя содержат: «Полноценного рекламного отдела у нас нет, какой имеется на обычных эфирных радиостанциях, - говорит Алексей Анисахаров. - Но рекламные компании, тем не менее, проводятся, и они нам дают запас прочности на несколько месяцев. Подключили недавно появившийся сервис Unisound. Мы сейчас вышли практически на нулевой показатель. Окупаемся частично с помощью вэб-рекламы, которую размещаем на наших ресурсах. Достаточно неплохая посещаемость и у «Русского хита», и у «Мега радио». Мы начали запускать дополнительные стримы по разным направлениям, чтобы привлекать ещё больше слушателей, которые любят не только русские или зарубежные хиты, но и другие музыкальные стили. А вообще нишевой радиостанции завоевать большую аудиторию и использовать её в коммерческих целях очень сложно, даже практически невозможно. По этому пути пытался пойти Tunein. Он запускал рекламу. Единственный минус – она шла абсолютно на всю аудиторию и была на английском языке. Они внедряли это, пытались. Не знаю, как сейчас у Tunein обстоят дела. По-моему, они пытаются выжить за счёт подписки. У них есть бесплатные версии приложений, есть платные».

А вообще рекламодателей на онлайновые радиостанции привлечь не просто, считает генеральный продюсер «Интернет Медиа Группы»: «Есть устоявшиеся правила продажи рекламы на телевидении, на FM-станциях, а Интернет в целом – это новая структура. Продажа рекламы на онлайновых радиостанциях осуществляется по той же технологии, что и продажа баннеров: по количеству просмотров, по кликам оценивается какая-то эффективность… У крупных рекламодателей, которые нуждаются в брендинговой рекламе, - Coca-Cola, автомобили - бюджеты, как правило, расписаны заранее и распределены между крупными игроками. Если собрать аудиторию всех самых известных Интернет-радиостанций, которые сейчас есть, - собирать станции, у которых пять слушателей, сложно и не имеет смысла – то она всё равно будет мало интересна крупным рекламодателям. А мелким рекламодателям - назовём их локальными - непросто этим заниматься, потому что если они будут размещать рекламу в традиционном формате, как на FM-радиостанциях, то есть стандартное медиапланирование – рекламные ролики и рекламные блоки, то будет трудно определить таргетинг. Зачем мебельному московскому магазину рекламировать себя на весь мир? Интернет-станции уже давно существуют, но долгое время на них вообще не обращали внимание, считали их любительским делом. Сейчас происходит процесс подсчёта онлайновой аудитории. И сейчас, вроде бы, формируется рынок. Уже давно есть портал 101.ру с посещаемостью порядка двух миллионов. Но почему-то за все эти прошедшие годы не было никогда попыток динамично развивать этот Интернет-проект. Там нет никаких уникальных рекламных фишек. Для меня загадка, почему проект, который находится под крылом крупного холдинга, до сих пор ничего не сделал. И сейчас совсем другие компании пытаются раскачать рынок аудиорекламы в Интернете».

На взгляд Алексея Анисахарова, ситуация начала меняться по следующей причине: «За последний год появилась ярко выраженная тенденция: большое количество Интернет-радиостанций запускают именно радийные люди, которые работали или работают в радийной сфере. Отличный пример – это «Радио День»: профессиональные радийщики открыли свой собственный проект. Или «Хорошее FM». Начали появляться более крупные игроки, а не любители, которые когда-то были в сфере Интернет-радиовещания, которые не знали, как на самом деле всё происходит на радиостанциях. И тут самый яркий пример – «Зайцев FM». Его запустили люди, вообще не имеющие никакого отношения к радио. За последний год ситуация изменилась. Онлайновые радиостанции начали открывать профессиональные люди, они видят перспективу в Интернет-вещании, потому что аудитория в Интернете очень сильно растёт не только в медиасегменте, она растёт именно в стриминговом формате, аудиоформате, подкастах. Многие люди поменяли FM-приёмники на Интернет. Сейчас уже без проблем можно слушать радиостанции через Интернет-приёмники. Мобильный Интернет развивается. Есть потоки, которые поддерживают прослушиваемость при низкой скорости Интернета, и при этом потеря качества звука небольшая. Мегаполисы – Москва, Санкт-Петербург, Екатеринбург, Челябинск, Краснодар, Красноярск и Новосибирск – стремительно идут в этом направлении. И наша аудитория по большей части складывается из жителей этих городов».

Необходимость выхода в FM-диапазон зависит от целей, которые преследуют вещатели, считает генеральный продюсер холдинга. «Проект может развиваться исключительно только в Интернете, то есть двигаться в одном направлении, - говорит Алексей Анисахаров. - А можно двигаться во всех направлениях, и тогда вещание в FM-частотах необходимо. Мы делаем, конечно, упор на Интернет-аудиторию, но не отказываемся от FM, тем более, что на этом можно зарабатывать. Эфир мы спрограммировали, он готов».

И приблизительно год назад команда «Интернет Медиа Группы» начала рассматривать возможность запуска «Русского хита» в FM-частотах. «В январе этого года мы подключили первый город – Канск Красноярского края с населением около ста тысяч человек, - рассказывает Алексей Анисахаров. - Они принимают наш сигнал. Нас можно услышать в Канске на 104.3 FM. Станция изначально, с момента её создания, была полноценной, готовой для ретрансляции в каком-либо городе. Она основательно сделана, мы подготовились в плане документов, получили лицензию. Одно из наших преимуществ – отсутствие ведущих. Поэтому каждый регион в зависимости от часовых поясов может подстраивать эфир под себя, например, добавлять какие-то шоу. И у нас нет ограничений по перекрытию каких-либо часов, как на федеральных радиостанциях – там определённые часы закрывать нельзя. Вещатели, которые сотрудничают с нами, могут выбрать абсолютно любой сегмент и работать в этом направлении. Совсем недавно состоялся запуск радиостанции на 104.5 FM в Анапе. Сама процедура выхода на FM-частоту в этом городе началась давно, там с самого нуля запускалась станция на новой частоте. Техническая сторона, согласование с Роскомнадзором и другие вещи занимают много времени. В Канске мы запустились где-то в течение месяца. До нас на этой частоте транслировалось «Радио Романтика», но там в какой-то момент приняли решение поменять партнёра и вышли на нас. На сайте «Русского хита» указаны планируемые города FM-вещания, но стопроцентная договорённость с местными вещателями не достигнута. Процесс выхода в эфир очень долгий. Любые изменения, связанные с FM-вещанием, необходимо регистрировать в Роскомнадзоре. Ещё мы попытались выйти на рынок трансляций эфирных станций в Интернете. Мы ретранслируем иркутскую радиостанцию «Radio Fresh» в Интернете и мы вещаем две белорусские радиостанции из Минска – «Пилот FM» и «Душевное радио». Аудитория очень довольна, мы используем технологии, чтобы эфир можно было слушать и при медленном подключении к Интернету».

Несмотря на все достоинства онлайновых радиостанций, Алексей Анисахаров, тем не менее, считает, что в ближайшие годы они не приобретут большой популярности: «Если люди начнут массово слушать Интернет-радио и в автомобилях, то появятся огромнейшие перспективы развития. У Интернет-станций большие преимущества. Потребитель понимает, что в FM-диапазоне в Москве у него пятьдесят радиостанций, а с доступом в Интернет у него появляется возможность слушать, грубо говоря, пятьдесят тысяч радиостанций – слушай всё, что хочешь. В Европе и в США это всё давно есть, и очень популярно, мы, к сожалению, отстаём. Моя давняя идея и мечта – это повсеместный доступ к широкополосному беспроводному Интернету. Bот тебе, пожалуйста, и телевидение онлайн, и радио онлайн - смотри и слушай всё, что угодно, - улыбается Алексей Анисахаров. - Это выгоднее, чем ставить обычные передатчики для аналогового вещания, цифрового, УKB ещё работает… Хотя в отдалённых районах, конечно, УKB необходим, потому что используется в определённых целях, для оповещения в экстренных случаях. Есть у нас такие регионы, где ещё не знают, что такое цифра. Думаю, что процесс будет длиться долго. Развитие идёт, в метро появился Wi-Fi, например. Наверное, когда-нибудь народ массово пересядет на Интернет. Но могу сказать, что в ближайшие года три онлайновое радио точно не сможет завоевать автомобильную аудиторию».

«Интернет Медиа Группа» нашла нишу и аудиторию и заняла своё место в Рунете, кажется, что на этом можно остановиться и продолжать работать в таком ключе. Хотя… Может быть, так только кажется? «Когда решили запустить свою станцию, мы понимали, что проектов с популярной музыкой достаточно много, - говорит генеральный продюсер холдинга. - Мы себя чувствовали очень уверенно, когда проект только запустили. Нам хотелось попробовать, посмотреть, как это дело может выстрелить. Оно и выстрелило, и работа идёт сейчас по накатанной. Хочется, конечно, большего, хочется найти какие-то инвестиции. Если бы был инвестор, если бы была поставлена чёткая и определённая задача, может быть, нам было бы проще. Но вложения в некий Интернет-проект не факт, что окупятся, несмотря на то, что огромное количество россиян сидит в Интернете. Вырваться на пьедестал, стать лидером очень сложно. Когда проект приобретает какая-то крупная компания, ему становится легче дальше развиваться. Когда это делается без инвестиций, своими силами, развитие происходит не так стремительно. Мы общались с представителями двух крупных медиахолдингов, делились друг с другом опытом, говорили о сотрудничестве и дошли до предложения продать «Русский хит». Мы в команде обсуждали, стоит ли это делать. В итоге отказались от продажи. Больших затрат нет, тем более, сейчас мы идём в ноль – я считаю это очень хорошим результатом. Содержать такую большую аудиторию стоит больших денег. Мы работаем со специализированными площадками guzey.com, potok.ru, взаимодействуем с ними, сотрудничаем, они дают нам возможность размещать рекламу на их сайте. Пытаемся работать так и, вроде бы, пока всё получается. Но хочется нового рывка…».

Елена Дюкова

Текст и фото Radioportal.ru

Подробнее ...

Бен Смит возглавляет редакцию BuzzFeed на протяжении трех с половиной лет. BuzzFeed — один из самых заметных медиапроектов в истории интернета. Производя новостной и развлекательный контент, сайт заработал невероятную аудиторию в 200 миллионов читателей в месяц. Отношение к BuzzFeed никогда не было однозначным, однако он стал флагманом революции потребления и распространения информации в Сети. Те, кто раньше относились к его модели с брезгливостью, уже давно беззастенчиво копируют эту модель, пытаясь повторить ее успех. Бен Смит, который раньше работал в газете The Baltic Times и по-прежнему часто бывает в Латвии, встретился с заместителем главного редактора «Медузы» Иваном Колпаковым и издателем Ильей Красильщиком, чтобы обсудить, как будут развиваться журналистика, интернет и сам BuzzFeed в будущем.


Колпаков: Каковы ваши обязанности в качестве главного редактора? Как вы распределяете работу с основателем BuzzFeed Джоной Перетти и другими топ-менеджерами?

— Я занимаюсь редакционной частью BuzzFeed, это три основных раздела: Buzz («шум»), News («новости») и Life («жизнь»). Шум и новости — это понятно, это энтертейнмент, то, что мы умеем, что принесло нам известность. Но мы все время ищем новые форматы, новые способы, как еще можно делать интернет. Life — мода, кулинария — это для нас новая территория, и сейчас это одно из важнейших направлений. Каждым подразделением управляют отличные менеджеры, плюс у нас есть продуктовые команды и команды, работающие с данными.

Колпаков: Но кто главный? Кто все решает?

— У нас очень децентрализованная структура, и это одна из причин, почему нам удалось так быстро создать такое качественное издание. К примеру, мне не нужно утверждать публикации каждой из команд, эти решения они принимают самостоятельно. Мы все знаем, чего хотим, но процедура принятия решений очень рассредоточена.

Колпаков: И каково это — работать в такой децентрализованной структуре?

— Честно говоря, я немного скучаю по старым временам, когда нас было меньше и каждый был вовлечен буквально во все. Сейчас я могу находиться в Латвии и вообще не знать, что происходит с главным в стране сюжетом, это все происходит вообще без моего участия. Я имею в виду легализацию гей-браков.

Красильщик: Многие ненавидят BuzzFeed из-за котят. Котят очень много, и прямо рядом с ними вы пишете о серьезных вещах — о войне на востоке Украины, например. Какой из форматов главный? Нужен ли вообще главный формат? Как бы вы описали BuzzFeed одним предложением?

— Начну с первого вопроса. Мне не кажется, что нужно выбирать. Большинству людей интересно и то, и другое — и конфликт на Украине, и котята. Котята — больше. Вы смотрели «Бегущего по лезвию»? Как они отличали людей от роботов? Их спрашивали, что бы те сделали, увидев лежащую на спине черепаху. Люди всегда ответят, что черепаху нужно перевернуть, а роботы просто фыркнут. Потому что животных не любят только роботы. И социопаты. Вот такое у меня выступление в защиту животных.

Красильщик: Не поспоришь.

— Это если о котятах. Но, в принципе, нам кажется, что людям всегда интересно все, что происходит в мире, все увлекательное. Возьмите телевидение — там есть и новости, и реалити-шоу, и кино, и юмор. И все это на одном канале, так что вопрос выбора между новостями и развлечениями — довольно странный. Нужно делать и то, и другое, и большинство медиа так и поступают. Британская пресса делала так всегда, но, кстати, в американской некоторое время назад возникла идея, что нужно заниматься чем-то одним.

Ну в самом деле. У вас в лентах фейсбука и твиттера все перемешано, так? Так что даже если я как издатель приму решение делать только серьезное, все равно мой серьезный материал в вашей ленте появится по соседству с котенком или с вашим пьяным приятелем. Мы стараемся делать такой контент, который что-то в этом мире меняет. Возможно, разоблачает коррупцию, а может — помогает вам быть ближе к вашим друзьям. Это очень разные вещи, но вот так мы подходим к контенту.

Колпаков: Многие считают, что за появление в BuzzFeed серьезной журналистики ответственны именно вы. Это правда?

— Я привнес всего понемножку, но дело и не только во мне. Когда я начинал, я был седьмым человеком в команде. Мы тогда были меньше, чем «Медуза», это была совсем небольшая группа людей, и мы все время экспериментировали с тем, чем люди делятся в интернете. А делились они котиками, списками и странными историями из жизни сетевой культуры. И только-только начинали замечать новости, в соцсети новости еще практически не попадали. И Джона [Перетти], который, кстати говоря, гений, — увидел, что следующим шагом станут новости.

А я был тогда журналистом, помешавшимся на твиттере. Меня интересовало не то, чем люди делятся, а то, как сообщать новости. Но в случае с твиттером это одно и то же. Так что со временем, разумеется, у нас стало больше классической журналистики, но и котиков тоже стало больше. Нельзя сказать, что мы от чего-то отошли, но в целом становится лучше.

Колпаков: А как вы оцениваете шансы классической журналистики?

— Сейчас вполне можно заниматься классной журналистикой, и для этого не нужно нанимать гигантский штат, верстать газету и писать о том, что вчера сказал президент. Сейчас все дело в историях: какие прорвутся, какие доберутся до читателя. Жесточайшая конкуренция именно за прорыв. А прорваться могут и короткие смешные штучки — «Эй, глядите, че случилось» — и длинные, глубокие расследования. А вот все, что посередине — теряется.

Колпаков: Может, я просто нищий русский редактор, но глядя на возможности BuzzFeed, на ваши ресурсы, я не могу понять, почему не вкладывать больше в расследования, в журналистику данных.

— А мы в это все очень даже вкладываемся. У нас в отделе расследований 18 репортеров. И я понимаю, что любая хорошая журналистика отчасти расследовательская, но кто ж виноват, что они могут целый год работать над одной историей.

Колпаков: Но вы не считаете свой каждодневный контент некачественной журналистикой? Если любая хорошая журналистика — расследовательская, то все остальное…

— Да это не журналистика, это энтертейнмент.

Колпаков: Который не притворяется журналистикой?

— Нет. Иногда в твиттере встречаешь такое: «Вот вам список котиков, Как у BuzzFeed. 14 животных, которые вас разочаровали». И хэштег #журналистика. Но кто вам сказал, что это журналистика? Мы это на Пулитцера не выдвигаем. Это энтертейнмент.

Красильщик: Если я правильно понял, BuzzFeed производит то, чем любят делиться в соцсетях. Вот вы говорите — делиться можно всем: котятами, новостями. А что касается длинных текстов? Лонгридами можно делиться?

— Некоторыми — да. А некоторые — жутко скучные. Раньше если вы в журнале публиковали скучный текст, и никто его не читал, вы об этом не знали. А теперь знаете. Но «лонгформ» — смешное слово. Никто же не говорит: «Хочу почитать что-нибудь длинное». Говорят: «Хочу глубокое».

В 2012 году мы одними из первых в онлайне стали думать о крупных формах. Тогда были два способа их публиковать. Историю можно было продать журналу за 20 тысяч долларов, предварительно потратив полгода работы самых лучших редакторов, превратив ее в идеальный продукт. Потом еще полгода или год она бы ждала публикации — чтобы журнал смог ее поставить с идеальной картинкой. А можно было не продавать ее журналу, а за несколько сотен долларов выкинуть в интернет, ничего не тратя на редактуру. И в этом случае ее длина объяснялась бы как раз отсутствием редактуры.

Мы задумались: неужели третьего не дано? И вот в течение нескольких лет мы экспериментировали и искали, какие большие истории люди стали бы распространять в соцсетях. Выяснилось, к примеру, что никто и никогда не делится так называемыми «большими журнальными историями» про то, как несколько ребят немного поехали, раздобыли пушки, ограбили банк, а потом все пошло не так. Они перессорились, сели в тюрьму и раздают великолепные интервью из-за решетки. Читаешь и думаешь — гениальная история. Но никто такими не делится! Людям нужен смысл — недостаточно большого приключения, нужен еще и мощный эмоциональный стержень. На мой взгляд, вот в этом направлении нужно двигаться лонгридам.

Колпаков: Вас задевает нескончаемая критика со стороны традиционных медиа?

Красильщик: Они вас прямо ненавидят.

— Теперь уже любят. Сейчас уже не так тяжело, как бывало. Чем больше они на нас нападают, чем больше морщат нос, тем труднее им нас копировать. Сейчас все принялись нас копировать, и морщить нос уже не выходит.

Колпаков: Буквально сегодня читал на «Гардиане» колонку «Почему BuzzFeed никогда не получит Пулитцеровскую премию».

— Это не главная наша цель.

Колпаков: Но вы бы и не отказались.

— Конечно, приняли бы! Если я правильно помню, автор этой статьи — Питер Престон, очень умный мужик и бывший редактор «Гардиана». И его критика, в числе прочего, была направлена и на «Гардиан», который продолжает делать газету в интернете.

Колпаков: Вас читает 200 миллионов человек [в месяц]. Это больше, чем все население России.

Красильщик: Это как сто населений Латвии, между прочим.

— Если отвлечься от высокого и вернуться к цифрам, то важно не только, сколько человек читает нас каждый месяц, но и то, как хорошо мы вовлекаем читателей: сколько времени они проводят, читая что-то у нас, выбирают ли прическу, увиденную у нас, или рецепт, или спортивное упражнение. Есть куча способов лучше вовлекать читателей, в том числе и тех, кто один раз за месяц у нас уже побывал.

Колпаков: А какой следующий шаг для BuzzFeed?

— Международное издание. Мы только что наняли выдающегося редактора в Лондоне. Это эксперимент: можем ли мы так же успешно конкурировать в другой стране.

Красильщик: Россию вы рассматриваете?

— Мы страшно увлечены Россией. Конечно, заниматься в России медиа трудно, не мне вам рассказывать. И открыть в России бизнес иностранцу из-за новых законов стало труднее. Но русские любят интернет, отлично умеют им пользоваться, и российский интернет отличается от всего остального. Там по-прежнему жив LiveJournal, все публикуют видео с автомобильных регистраторов. Я плохо говорю по-русски, и читаю не очень, но многое могу понять. Ну и есть Мириам Элдер (бывший московский корреспондент The Guardian, редактор раздела международных новостей BuzzFeed — прим. «Медузы»), и еще куча сотрудников, которые очень любят Россию.

Красильщик: В последнее время у вас очень много материалов про Россию.

— В последнее время и новостей из России много. Но и смешных штук про Россию можно делать огромное множество — про культуру и так далее. Русский интернет страшно веселый. Как все это делать? Четкого плана пока нет.

Красильщик: Чем, по-вашему, объясняется интерес американцев к России?

— США очень интересуются Россией, но, на мой взгляд, американцам всегда нужна простая история. В 1990-х это была история про строительство демократии, сейчас — про новую холодную войну.

Колпаков: А у BuzzFeed есть политическая линия?

— В американских медиа сильна традиция объективности — нужно быть строго посередине. Но это теперь не так просто. Разумеется, мы не принимаем сторону ни одной из партий, и в освещении американской политики очень важно соблюдать нейтралитет. Но те же однополые браки — для нас это не вопрос партийной позиции, это вопрос равноправия для всех. Но когда мы звоним противникам однополых браков, они должны быть уверены, что мы отнесемся к их словам честно и по правилам.

Красильщик: Что вы читаете? Какие сайты?

— Twitter.com. На бумаге почти ничего не читаю, хотя в последние полгода я много бывал в Лондоне, а британская пресса по-прежнему очень крутая. В Америке большинство изданий давно сдались и плюнули на печать. Газеты стали хуже редактировать, да и вообще они стали хуже — потому что люди переключились на интернет. А в Англии газета — это по-прежнему продукт. Взять какую-нибудь The Daily Mail. Не факт, что каждая заметка в ней чем-то интересна, в случае с Mail они там вообще совершенно безумные бывают, но все вместе почему-то работает.

Колпаков: Чего вы боитесь в профессиональном плане?

— В смысле, а не грохнется ли это все в один прекрасный день? Трудно предсказать, куда все движется. Раньше веб был открытым миром, казалось, что вот вышел в интернет — и можешь попасть куда угодно. В каком-то смысле, это и сейчас так. Но вот что произойдет, если какую-то новость первым сообщит пользователь Snapchat? Кто-то переснимет ее и отправит в твиттер? Или эту новость узнают только пользователи Snapchat? Чьи пользователи, какой платформы, станут важнее? Будут ли платформы определять то, как мы видим мир? Вообще, что будет после интернета? Пока что мы не знаем.

Колпаков: Каким вы видите идеальное будущее интернета?

— Не знаю, но уже чувствую ностальгию по старому интернету. По чистой блогосфере в открытом вебе. Snapchat недавно нанял команду отличных журналистов, чтобы делать собственный медийный проект. Это хорошо, конечно.

Колпаков: BuzzFeed — достаточно крупное издание, чтобы не просто сотрудничать с крупными соцсетями, но и диктовать им свои правила. Расскажите, как вы общаетесь с крупнейшими соцсетями.

— В тех случаях, когда мы с ними разговариваем, мы их интересуем как производители контента, то есть им интересно общаться с нами, чтобы понять, чего хотят производители контента. И мы считаем, что не имеем права в ходе таких разговоров пытаться навредить конкурентам. Это сделало бы нас плохими партнерами и в итоге соцсети потеряли бы к нам всякий интерес. Мне кажется, что очень важно сохранять Сеть открытой — чтобы информация могла распространяться по всем платформам, а не только внутри отдельных платформ. Тот же Instant Articles (новый продукт Facebook, позволяющий производителям контента создавать «быстрые интерактивные публикации» — прим. «Медузы») — кажется, мелочь, но на самом деле это очень важная штука. Для нас очень важно, чтобы все эти платформы (неважно, идет ли речь о buzzfeed.com или meduza.io) давали ссылки на оригинальные публикации [в вебе], чтобы не возникало никаких скрытых слоев и специального доступа к ним.

Колпаков: Соцсети — убийцы масс-медиа по всему миру?

— За последние пару лет социальные сети принесли изданиям колоссальное количество трафика. Они заменили Google в качестве главного ресурса для читателей. Так что не думаю, что они кого-то убивают, медиа как производители контента от них очень сильно выигрывают. Наоборот, я бы сказал, что соцсети очень идеалистичны (что, впрочем, не означает, что в один прекрасный день они всех не угробят). Иногда это выход для небольших изданий — зачем им использовать WordPress или делать собственную админку? Возможно, через пару лет новое медиа можно будет делать целиком в инстаграме.

Есть такая штука в Америке — The Shade Room (сайт, публикующий сообщения и сплетни о знаменитостях прямиком в соцсети, в основном в Instagram — прим. «Медузы»). По сути это лента в инстаграме, куда сыпятся записи о чернокожих знаменитостях. Больше ничего. Но у этой ленты миллион подписчиков, они рекламируются в других лентах, это целый бизнес. Возможно, это бизнес будущего.

Есть только одна проблема — этот бизнес целиком зависит от одной платформы.


Медуза
Илья Красильщик, Иван Колпаков 

Подробнее ...

15 мыслей Александра Акопова

Автор   Опубликовано 01-07-2015 в История успеха   Всего комментариев: 0
Александр Акопов один из создателей современного российского телевидения и легендарный кинопродюсер, который, как стало известно, выходит из состава акционеров кинокомпании «Амедиа», еще до этих новостей признался GQ, что испытывает ужас перед ленью и в случае чего готов снова стать простым строителем.

О бизнесе

Как ни странно, время в нашем бизнесе сейчас хорошее. Нестабильное финансово, зато есть кадровые подвижки. Приходит поколение людей тридцати-сорока лет, смелых, интересно излагающих сюжеты, хотя и с нехваткой опыта, понимания, как все работает.


О тщеславии и амбициях

Я давно уже не тщеславен. Ставишь формальные задачки, а когда они решены, забываешь этот момент прочувствовать. «О, оказывается, я сделал несколько вещей, которые смотрела вся страна». Себе все уже давно доказано. Это не означает, что дальнейший успех гарантирован. Но вроде как можно делать еще. Не все истории рассказаны. Я, например, еще не сделал мюзикл.


О телевидении

Каждый день смотрю Первый канал. Мне очень нравится, как работает ТНТ, «Россия 24», Russia Today. Да и LifeNews вполне профи. Ну да, папарацци – отдельная профессия: я, наверное, не стал бы вмешиваться в чужую жизнь, но людей, которые это делают, я могу понять. Я считаю, что в журналистике главная движущая сила – любопытство. Поэтому если кто-то готов взобраться по пожарной лестнице и что-то подсмотреть, то здесь возникают морально-этические проблемы, но есть грань, которую грамотный главный редактор всегда в состоянии удержать.

Об информационной войне
В ней, на мой взгляд, в меньшей степени участвуют госканалы. Понятно, что они должны отражать точку зрения основной массы зрителей и некоторые даже точку зрения государства, но сказать, что там не отражены другие мнения, будет неправдой. Они там есть – президенты недружественных стран в эфире каждый день. И при же­ла­нии у вас достаточно материала для самостоятельного анализа. Все это, увы, нехарактерно для так называемых оппозиционных СМИ. Там одностороннее освещение – принцип, который я отношу к непрофессионализму.

О санкциях
В прошлом году мы подписали контракт с HBO. Потом случились известные события. Но ни у одной из сторон не возникло препятствий, мешающих продолжению работы. Больше того, когда мы поняли, что ситуация отражается на нас финансово, то смогли объяснить это партнерам, и они пошли навстречу. Никто не пытался хихикать и говорить: «Сами виноваты».


О личном пространстве
Не хотел бы оказаться на месте продюсеров Sony, чью личную переписку с обзыванием звезд хакеры выложили в открытый доступ. И не хотел бы, чтобы вскрыли переписку актеров или авторов, оценивающих меня. Не ду­маю, что прочитал бы что-то приятное.


О взглядах
Я консерватор. Считаю, что консерватизм – это стремление сохранить то главное, что накоплено конкретной культурой. Или вообще человеческой культурой. Сохранить и не расплескать. Консерватизм, на мой взгляд, – единственное основание для прогресса.


О хулиганстве
В детстве я не был особенным хулиганом: сегодняшним детям мои похождения покажутся несерьезными. На первом курсе института пытался носить длинные волосы. Приехал домой, отец сказал, что не пустит. Я тогда подумал – пошел и подстригся. Решил, что нехорошо огорчать родителей, а похулиганить я успею где-нибудь в другом месте. С годами понял, что отец не то чтобы был неправ.


О правозащитных инициативах
Вот гражданка Чирикова воевала за то, чтобы не резать Химкинский лес: по-моему, чистый идиотизм, на полтора года задержавший развитие важнейшего для Москвы инфраструктурного проекта. Лес – не жалко, лес вырастет. Лес – один из немногих возобновляемых ресурсов. А есть невозобновляемый ресурс – время. Которое люди годами теряли в проб­ках. Из-за Чириковой. Я вот потерял в этих шереметьевских пробках несколько суток жизни. Кто их у меня отнял? Экологи.


О деньгах
Мои отношения с деньгами похожи на отношения большинства советских людей, их Жванецкий описал: «Получают сто двадцать – тратят двести пятьдесят». Я не умею копить, экономить. В какой-то момент я был счастлив обнаружить, что за то, что я умею делать, оказывается, еще и платят. Это было самым приятным открытием в жизни. Впрочем, если бы не платили долго, я вернулся бы к первой профессии – строителя – и, думаю, без работы бы не остался. Я люблю строить.


О воспитании детей
Если оставить за рамками банальности типа «дать любовь», главное – внушить ребенку здоровые амбиции. Одна из главных проблем сегодняшней молодежи – неамбициозность. Когда я вижу молодых людей, говорящих: «Мы пошли обедать» или «Рабочий день закончился, я поехал», то смотрю на них в ужасе.


Об СССР
Ностальгии, конечно, нет. Есть ностальгия по молодости, не больше. Был эксперимент, поставленный нашим народом ради человечества. Было желание людей построить самое справедливое общество. Итоги для нас самих оказались не очень, зато мир взял от СССР все, что в нем было хорошего.


О России
Последние двадцать лет всех беспокоило, сможет ли Россия сама себя накормить. Сейчас все поняли, что сможет. Полно вещей, которые страна способна делать сама. Принципиально, чтобы было двадцать-тридцать массовых наших брендов, которые знает весь мир. Сегодняшний политический режим – такой­ или похожий – кажется мне адекватным для решения этой задачи. Просто сейчас мы двигаем науку в чистом виде. А нужно собрать пятна­дцать ученых, положить на стол бритву «Жиллетт» и сказать: «Пацаны, надо сделать бритву, которая бреет как «Жиллетт» или лучше и продается в количестве миллиарда штук ежегодно. Вот вам два года, миллиард долларов, и, пока не решите задачу, не возвращайтесь». Тогда бы случился прорыв.


О религии
Я советский ин­же­нер, как я могу относиться к религии? Хотя, думаю, есть вещи, находящиеся за пределами человеческого понимания.


О смерти
Страха смерти у меня нет. Причину этого страха я все­гда видел в том, что можно чего-то не успеть в жизни. После того как у меня родился сын, я посадил дерево и построил дом, перестал бояться. Не понимаю тех, кто ценит себя настолько, чтобы всерьез бояться помереть.

Автор: Инна Денисова

GQ
Фото: Слава Филиппов
Стиль: Кирилл Акимо

Подробнее ...

Антон Камолов - Дуэт и соло

Автор   Опубликовано 30-06-2015 в История успеха   Всего комментариев: 0
Антон Комолов — теле- и радиоведущий, ставший культовым для поколения миллениума.

Он впервые оказался на радио, откликнувшись на объявление о наборе телефониста. В начале двухтысячных будил всю страну в тандеме с Ольгой Шелест и был соведущим Яны Чуриковой и Татьяны Геворкян. За 20 лет он успел побывать лицом и голосом самых рейтинговых развлекательных шоу на радио и ТВ. О том, как помогает в профессии инженерное образование, с кем из напарниц легче всего работать и какую программу ему еще не посчастливилось вести, Антон Комолов расскажет в прямом эфире программы «Феномен успеха» на телеканале ОнлайнТВ. Беседует Николай Пивненко.

Фото: Евгения Белоусова

Подробнее ...

Новости

Дни рождения

  • Сегодня
  • Завтра
  • На неделю
19 августа Ольга Тимофеева

директор программ редакции информационного вещания телекомпании «АТВ-Ставрополь» (Ставрополь), член Академии российского телевидения

19 августа Владимир Никитин

заместитель начальника отдела спецосвещения Телевизионного технического центра «Останкино». 

20 августа Павел Горелов

генеральный директор канала «ТВ Столица», ведущий программы «Лицом к городу» («ТВ Центр»)

20 августа Роман Соболь

корреспондент НТВ

19 августа Ольга Тимофеева

директор программ редакции информационного вещания телекомпании «АТВ-Ставрополь» (Ставрополь), член Академии российского телевидения

19 августа Владимир Никитин

заместитель начальника отдела спецосвещения Телевизионного технического центра «Останкино». 

20 августа Павел Горелов

генеральный директор канала «ТВ Столица», ведущий программы «Лицом к городу» («ТВ Центр»)

20 августа Роман Соболь

корреспондент НТВ

21 августа Алексей Андронов

спортивный комментатор «НТВ-Плюс»

21 августа Анна Четыркина

шеф-редактор эфирного вещания и предэфирной подготовки МРТК «Мир»

21 августа Артем Шершнев

собственный корреспондент редакции информации REN TV

21 августа Константин Правоторхов

Генеральный директор ЗАО «ТРАКТЪ» Санкт-Петербург. 

22 августа Владимир Неклюдов

заместитель генерального директора «СТС Медиа» по производству

22 августа Виктор Дурандин

оператор телекомпании «Цивилизация», член Академии российского телевидения

22 августа Роман Синтоцкий

генеральный продюсер медиахолдинга «АС Байкал ТВ» (Иркутск), член Академии российского телевидения

22 августа Оксана Чубарь

генеральный директор ГТРК «Пенза»

22 августа Сергей Бондарев

художественный руководитель студии-продакшн «Львиные ворота» (Красноярск)

22 августа Жорж Полински

президент «Европейской Медиа Группы» c 2006 по апрель 2012, основатель и президент ООО «Зефир Медиа»

22 августа Евгений Поддубный

специальный корреспондент ДИП канала «ТВ Центр», член Академии российского телевидения

22 августа Татьяна Судец

 советская и российская телеведущая и диктор телевидения

22 августа Марат Башаров

актёр театра и кино, телеведущий 

22 августа Александр Каверзнев

совладелец «Экстра М Медиа»

23 августа Александр Радов (Вельш)

генеральный продюсер ООО «Студии «Фишка-фильм», член Академии российского телевидения

23 августа Нина Эйерджан

шеф — продюсер «Эха Москвы»

24 августа Георгий Кудинов

президент медиагруппы «Южный регион» (Ростов-на-Дону), член Академии российского телевидения, академик РАР

25 августа Татьяна Пушкина

телеведущая

25 августа Леонид Верещагин

генеральный директор «Студии «ТРИТЭ»

25 августа Алла Саламатина

начальник службы выпуска Дирекции программ «ТВ Центр»

25 августа Рафаэль Акопов

председатель совета директоров холдинга «Проф-Медиа»

25 августа Мария Макеева

зам. гл. редактора телеканала «Дождь», ведущая программы «Здесь и сейчас» и др. программ

25 августа Николай Усков

руководитель проекта «Сноб», главный редактор журнала Forbes (Россия)

26 августа Александр Колпаков

обозреватель НТВ

26 августа Павел Корчагин

директор телевизионной продюсерской компании «Студия «2В», вице-президент Академии российского телевидения

26 августа Александра Барщевская

заместитель директора Дирекции информационных программ «ТВ Центр»

Мы в соц. сетях

Наша страница в Facebook Наша группа вКонтакте Наш микроблог в Twitter Наш канал на YouTube Наш блог в ЖЖ Яндекс.Метрика
© МедиаПрофи. Все права защищены.

Войти или Зарегистрироваться

Зарегистрированы в социальных сетях?

Используйте свой аккаунт в социальной сети для входа на сайт. Вы можете войти используя свой аккаунт Facebook, вКонтакте или Twitter!

Войти