Александр Плющев: «Клабхаус — это хитрая система, которая использует всех, кто в ней участвует»

Радиоведущий «Эхо Москвы» рассказал ЖУРНАЛИСТУ, зачем он зашел в «Клабхаус».

 — Почему войти в «Клабхаус» можно только по приглашению?

— Здесь две причины. Первая причина в том, что многие соцсети так делают. Дело в том, что если вдруг люди начнут туда свободно и повально входить и регистрироваться, то могут не выдержать их мощности технические. И вторая причина в том, что «Клабхаус» — эта сеть отобранных людей. Вы рекомендуете и приглашаете кого-то из своей собственной записной книжки, кто вам больше всех нравится. Короче, вы людей отбираете, поэтому эта соцсеть привлекает своим качественным составом спикеров

— Какие-то дополнительные возможности для журналистов дает «Клабхаус»?

— Кто-то может здесь оттачивать свои ораторские навыки, кто-то изучать контраргументы.

В отличие от других соцсетей, где ты можешь ждать ответа очень долго, то есть написать текст и ожидать на него комментарий, тут это происходит моментально. Поэтому ты можешь проверить свои аргументы на прочность оперативно.

Журналисты там могут искать и натыкаться на разных интересных людей. «Клабхаус» аккумулировал невероятное количество известных людей, поэтому там можно их отыскивать и начать с ними контактировать. Кроме того, каждый журналист, как и любой человек, может там успешно продвигать себя.

«Клабхаус» — это хитрая система, которая использует всех, кто в ней участвует, практически ничего не давая взамен, кроме некого ощущения, возможно, мнимого, собственной востребованности — и то не всегда — или возможности найти компанию, чтобы поболтать.

— А вы туда с какой целью пришли?

— Мне прикольно. Я везде исключительно нахожусь из-за одной мотивации: мне прикольно. Вот мне стало совсем не прикольно быть во «ВКонтакте», я закрыл там свой аккаунт. Потому что это небезопасная для пользователей соцсеть с точки зрения того, что она абсолютно прозрачная для так называемых правоохранительных органов. Что они сделают с вашим аккаунтом, неизвестно. Они могут всю переписку отследить, а могут что-нибудь и написать за вас, бог его знает. Я, во всяком случае, этого опасаюсь. С соцсетью «ВКонтакте» я распрощался довольно давно.

— В «Клабхаус»е контент тоже подконтрольный? Могут ли кого-то наказать за то, что человек там сказал?

— Думаю, что сейчас это довольно сложно сделать. Сеть не предусматривает возможности для записи. Пользователей, которые втихую что-то пишут, есть возможность наказать. Зная механику, по которой работают правоохранительные органы, здесь им это будет сделать сложно. Как правило, они либо сами ищут с помощью каких-то инструментов экстремизм, терроризм или еще какую-то крамолу, либо действуют по сигналу: кто-то им делает доносы, и они по этому доносу работают.

Инструментов поиска по голосу пока нет, идентификация достаточно затруднена, и с этим никто не захочет связываться. Поэтому сейчас вероятность того, что кто-либо пострадает за свои слова, сказанные в «Клабхаусе», довольно мала.

— Звуковой формат сегодня востребован?

— Я бы не сказал, потому что мы имеем дело с популярностью одного сервиса. Если бы была популярность вида контента, тогда можно было бы говорить о тренде. Есть популярность «Клабхауса», который держится, на мой взгляд, на том, что там очень много известных людей. Если вы посмотрите, сколько людей собирают комнаты, где находятся никому не известные люди, то увидите, что они собирают всего несколько десятков, в лучшем случае сотен, человек. И это, скорее всего, какие-то узкоспециальные темы, или люди заходят туда просто поболтать. И скоро «просто поболтать» сойдет на нет. Все остальное держится в той или иной мере на медийных личностях. Как только появляется какой-то известный человек, он сразу приводит в комнату гигантское количество людей.

— В «Клабхаусе» могут возникнуть низовые сообщества?

— Я думаю, что для создания низовых сообществ Telegram или WhatsApp больше подходят. Какие-то встречи могут происходить и в Zoom, если они не требуют внешней аудитории. Собрались между собой коллеги, пусть и пятьдесят человек, доклады поделали и разошлись. Когда же мы говорим о каких-то конференциях, на которых хочется большого паблика, то «Клабхаус» — это один из очень хороших инструментов, потому что «Клабхаус» — это все-таки для того, чтобы что-то опубличить.

— Почему войти в «Клабхаус» можно только по приглашению?

— Здесь две причины. Первая причина в том, что многие соцсети так делают. Дело в том, что если вдруг люди начнут туда свободно и повально входить и регистрироваться, то могут не выдержать их мощности технические. И вторая причина в том, что «Клабхаус» — эта сеть отобранных людей. Вы рекомендуете и приглашаете кого-то из своей собственной записной книжки, кто вам больше всех нравится. Короче, вы людей отбираете, поэтому эта соцсеть привлекает своим качественным составом спикеров.

— Какие-то дополнительные возможности для журналистов дает «Клабхаус»?

— Кто-то может здесь оттачивать свои ораторские навыки, кто-то изучать контраргументы.

В отличие от других соцсетей, где ты можешь ждать ответа очень долго, то есть написать текст и ожидать на него комментарий, тут это происходит моментально. Поэтому ты можешь проверить свои аргументы на прочность оперативно.

Журналисты там могут искать и натыкаться на разных интересных людей. «Клабхаус» аккумулировал невероятное количество известных людей, поэтому там можно их отыскивать и начать с ними контактировать. Кроме того, каждый журналист, как и любой человек, может там успешно продвигать себя.

«Клабхаус» — это хитрая система, которая использует всех, кто в ней участвует, практически ничего не давая взамен, кроме некого ощущения, возможно, мнимого, собственной востребованности — и то не всегда — или возможности найти компанию, чтобы поболтать.

— А вы туда с какой целью пришли?

— Мне прикольно. Я везде исключительно нахожусь из-за одной мотивации: мне прикольно. Вот мне стало совсем не прикольно быть во «ВКонтакте», я закрыл там свой аккаунт. Потому что это небезопасная для пользователей соцсеть с точки зрения того, что она абсолютно прозрачная для так называемых правоохранительных органов. Что они сделают с вашим аккаунтом, неизвестно. Они могут всю переписку отследить, а могут что-нибудь и написать за вас, бог его знает. Я, во всяком случае, этого опасаюсь. С соцсетью «ВКонтакте» я распрощался довольно давно.

— В «Клабхаус»е контент тоже подконтрольный? Могут ли кого-то наказать за то, что человек там сказал?

— Думаю, что сейчас это довольно сложно сделать. Сеть не предусматривает возможности для записи. Пользователей, которые втихую что-то пишут, есть возможность наказать. Зная механику, по которой работают правоохранительные органы, здесь им это будет сделать сложно. Как правило, они либо сами ищут с помощью каких-то инструментов экстремизм, терроризм или еще какую-то крамолу, либо действуют по сигналу: кто-то им делает доносы, и они по этому доносу работают.

Инструментов поиска по голосу пока нет, идентификация достаточно затруднена, и с этим никто не захочет связываться. Поэтому сейчас вероятность того, что кто-либо пострадает за свои слова, сказанные в «Клабхаусе», довольно мала.

— Звуковой формат сегодня востребован?

— Я бы не сказал, потому что мы имеем дело с популярностью одного сервиса. Если бы была популярность вида контента, тогда можно было бы говорить о тренде. Есть популярность «Клабхауса», который держится, на мой взгляд, на том, что там очень много известных людей. Если вы посмотрите, сколько людей собирают комнаты, где находятся никому не известные люди, то увидите, что они собирают всего несколько десятков, в лучшем случае сотен, человек. И это, скорее всего, какие-то узкоспециальные темы, или люди заходят туда просто поболтать. И скоро «просто поболтать» сойдет на нет. Все остальное держится в той или иной мере на медийных личностях. Как только появляется какой-то известный человек, он сразу приводит в комнату гигантское количество людей.

— В «Клабхаусе» могут возникнуть низовые сообщества?

— Я думаю, что для создания низовых сообществ Telegram или WhatsApp больше подходят. Какие-то встречи могут происходить и в Zoom, если они не требуют внешней аудитории. Собрались между собой коллеги, пусть и пятьдесят человек, доклады поделали и разошлись. Когда же мы говорим о каких-то конференциях, на которых хочется большого паблика, то «Клабхаус» — это один из очень хороших инструментов, потому что «Клабхаус» — это все-таки для того, чтобы что-то опубличить.

Источник: radioportal

Оцените материал
(0 голосов)
Авторизуйтесь, чтобы получить возможность оставлять комментарии.

Новости

Дни рождения

  • Сегодня
  • Завтра
  • На неделю
22 апреля Дмитрий Костюкович

начальник отдела внеэфирного продвижения дирекции маркетинговых коммуникаций РЕН ТВ

23 апреля Ашот Насибов

российский тележурналист, известный по работе на НТВ и других российских телеканалах, теле- и радиоведущий.

23 апреля Андрей Черкасов

российский тележурналист-международник, автор и ведущий проекта на телеканале «Настоящее время», Радио Свобода - с осени 2015 года    

22 апреля Дмитрий Костюкович

начальник отдела внеэфирного продвижения дирекции маркетинговых коммуникаций РЕН ТВ

23 апреля Ашот Насибов

российский тележурналист, известный по работе на НТВ и других российских телеканалах, теле- и радиоведущий.

23 апреля Андрей Черкасов

российский тележурналист-международник, автор и ведущий проекта на телеканале «Настоящее время», Радио Свобода - с осени 2015 года    

24 апреля Валерий Михайлов

директор дирекции телесети НТВ

24 апреля Дарья Златопольская

ведущая программы «Белая студия» на телеканале «Культура», «Танцы со звездами» на телеканале «Россия 1»

25 апреля Татьяна Фонина

исполнительный продюсер канала «Домашний»

25 апреля Андрей Максимов

телерадиоведущий, член Академии российского телевидения

25 апреля Валерий Зиберев

главный телеоператор канала «ТВ Центр»

26 апреля Дмитрий Киселев

гендиректор Международного информационного агентства «Россия сегодня», ведущий программы «Вести недели» на телеканале «Россия-1»

27 апреля Андрей Челядинов

президент телекомпании “Экстрим ТВ”

27 апреля Александр Архангельский

член Академии российского телевидения, ведущий программы «Культура»

27 апреля Юрий Аксюта

директор дирекции музыкального вещания «Первого канала», член Академии российского телевидения

27 апреля Ника Стрижак

ведущая программ «Открытая студия» и «Встречи на Моховой» на «Пятом канале»

27 апреля Андрей Челядинов

Главный продюсер телеканала «Русский Экстрим»

27 апреля Ксения Шергова

Зав.кафедрой режиссуры ИПК работников ТВ и Радио, член Международной академии телевидения и радио

28 апреля Анатолий Малкин

генеральный директор телекомпании АТВ

28 апреля Сергей Васильев

генеральный директор ГК “Видео Интернешнл”

28 апреля Владимир Маслов

медиаменеджер, бывший влпаделец и генеральный директор «Радио Шансон» и «Шансон ТВ»

28 апреля Александр Шариков

профессор Государственного университета - Высшей школы экономики (Отделение деловой и политической журналистики факультета прикладной политологии, кафедра медиа-менеджмента и медиа-бизнеса). Советник и консультант по вопросам исследования аудитории в ВГТРК ("Радио России"), Межгосударственной телевизионной и радиовещательной компании "ИМР" (МТРК "МИР") и Российском государственном музыкальном телерадиоцентре (РГМЦ)

28 апреля Александр Масляков

ведущий премьер-лиги КВН, гендиректор ООО"ТТО АМИК"

29 апреля Евгений Сандро

тележурналист