Тина Канделаки: "День, прожитый без критики, для меня странный"

Генпродюсер нового федерального канала про спорт «Матч ТВ» Тина Канделаки рассказала, почему предпочла этот проект собственному бизнесу — агентству «Апостол» и сможет ли оно получать крупные госзаказы без ее помощи

Холдинг «Газпром-Медиа» (ГПМ) запускает «Матч ТВ» на частотах «России 2» и на базе собственных спортивных каналов «НТВ-Плюс». В июле было объявлено, что развитием нового канала займутся гендиректор агентства «Апостол» Тина Канделаки и создатель телеканала «Домашний» Наталья Билан. Канделаки пообещала, что ради должности генпродюсера спортивного субхолдинга «Газпром-Медиа» уйдет из «Апостола», который она возглавляла с 2013 года.

В качестве главного редактора на канал звали руководителя агентства «Р-Спорт» Василия Конова, однако он отказался от этой работы, даже не приступив к ней. Причина, по словам источников РБК, была в разногласиях с Тиной Канделаки.

В итоге решили, что главного редактора у «Матч ТВ» не будет, объяснил РБК гендиректор спортивного субхолдинга ГПМ Александр Вронский, а будет ряд исполнительных продюсеров, каждый из которых отвечает за свое направление: новости, трансляции, программы.

«Матч ТВ» будет не только показывать спортивные трансляции, но и популяризировать спорт — через передачи о здоровом образе жизни, документальные фильмы о жизни спортсменов, художественные фильмы и сериалы на спортивные темы. Среди уже заявленных ведущих канала — комментаторы Василий Уткин, Георгий Черданцев, Дмитрий Губерниев, Владимир Стогниенко, фигуристка Татьяна Навка, гимнастка Ляйсан Утяшева, футболист Александр Кержаков, главный редактор Sports.ru Юрий Дудь и даже музыкант Сергей Шнуров.


 

«Проблема — в отсутствии спортивного сторителлинга»

— Кто вас пригласил на «Матч ТВ»?

— Мне позвонил Дмитрий Николаевич Чернышенко [гендиректор «Газпром-Медиа»] и пригласил на канал.

— Вы легко согласились? Все-таки надо было оставить «Апостол», крупную и успешно развивающуюся компанию.

— Мой переход на «Матч ТВ» был неожиданностью для всех, но, согласитесь, ни один человек, связанный с телевидением, от такого предложения бы не отказался. Первая реакция была шоковой, к тому же мне сказали, что я должна дать ответ в течение 24 часов. Я согласилась. На завершение работы в «Апостоле» у меня было три месяца. «Апостол» действительно уже достаточно большая компания, в которой налажена работа и есть топ-менеджеры, которые благополучно ею управляют.

— Источники на рынке говорят, что позвать вас на «Матч ТВ» не было личным решением Дмитрия Чернышенко и что вашу кандидатуру лоббировал Игорь Шувалов. Известно ли вам что-то об этом?

— Как интересно. Это надо спросить у ваших источников.

— Какие задачи перед вами стоят на «Матч ТВ»?

— Первое, что меня попросили, — это придумать новый канал. Когда собрался костяк команды, которая стала заниматься запуском, мы начали обсуждать, какая интонация должна быть у канала. Мы решили, что канал должен быть в первую очередь эмоциональным. Еще он должен быть динамичным и ироничным. Теперь эту интонацию надо воплотить в реальную телевизионную картинку.

Спортивные трансляции у нас не смотрят. Ждать того, что с появлением «Матч ТВ» и приходом нашей команды ситуация резко изменится, было бы странно. С другой стороны, Олимпиада [в Сочи в 2014 году] показала, что потенциал у спортивного телесмотрения гигантский: в пиковые моменты ее смотрели 60–70 млн россиян, то есть спорт сам по себе интересен.​

Проблема в том, что на наших каналах нет спортивного сторителлинга. А самое интересное, что связано со спортом, — это жизнь не только в момент победы или поражения, а все, что происходит до трансляции и после трансляции. До сих пор внимание к спортсменам телевидение проявляло только в моменты их побед и поражений. А «Матч ТВ» полностью изменит эту ситуацию и покажет спорт с человеческой стороны. Факты биографий спортсменов — это события, многие из которых достойны эфира. Взаимоотношения тренера и спортсменов, спортсменов и врачей, спортсменов и их семей — это сюжеты, которым в настоящее время не уделяется достаточно внимания. Хотя именно эти аспекты жизни спортсменов сделали их теми, кем они стали. Наша задача — приучить зрителя интересоваться спортом не только в момент трансляции матчей. Но она требует времени.

— Какую часть эфира будут в итоге занимать прямые трансляции?

— Это очень зависит от реальных матчей. В одни дни трансляций меньше, в другие — больше. Когда трансляций меньше, будут появляться другие жанры: документальные фильмы, сериалы, программы, посвященные здоровому образу жизни.

На «Матч ТВ» будут самые важные трансляции. Например, матч «Манчестер» — ЦСКА. Они уже играли шесть лет назад, когда Слуцкий [главный тренер ЦСКА Леонид Слуцкий] только стал тренером клуба, и это был прорыв. Я сегодня в монтажке смотрела фильм, посвященный этому событию. Это же космос, когда Слуцкий вспоминает те эмоции и ощущения: когда он приехал туда, его никто не знал и ЦСКА блестяще выступил со счетом 3:3. История, связанная с этим событием, интересует зрителей федерального канала. Но матч «Тоттенхэм» — «Ливерпуль» при всем уважении к этим командам вряд ли интересен нашему зрителю. Для поклонников отдельных чемпионатов останутся платные каналы «НТВ-Плюс».

— Стоит ли перед вами задача сделать канал окупаемым или это вопрос к его гендиректору Александру Вронскому?

— Нет такой компании, где перед руководителем не стоит задачи сделать модель самоокупаемой. Но, конечно, не в первый год. Мы сейчас за три месяца создаем канал — такого, кажется, в истории отечественного телевидения еще не было. Поэтому, я думаю, надо рассматривать трехлетнюю финансовую модель и по истечении третьего года говорить о каких-то конкретных результатах.

— Вам кажется, что это вообще возможно? И «Россия 2», и «НТВ-Плюс» постоянно приносили убытки.

— «Матч ТВ» — это уникальный случай слияния двух структур. «Россия 2» — это федеральный канал, это серьезные компетенции сотрудников. «НТВ-Плюс» — это возможность обладания самыми лакомыми правами на трансляции. Но из-за того, что самые главные трансляции были на «НТВ-Плюс», «Россия 2» в какой-то момент просто перестала за них бороться. Теперь, когда это все соединилось, даже чисто математически должен быть удвоенный результат. Гарантировать его сегодня было бы слишком самонадеянно и смело, но мы на это надеемся.

— Каковы инвестиции «Газпром-Медиа» в канал?

— Я не готова разговаривать о цифрах. Мы инвестировали в создание студий, разработку графического оформления, а также в другие необходимые на старте вещи. Думаю, что основным по инвестициям будет 2016 год.


 

«Матч ТВ» в цифрах
  • 9,3 млрд руб. заплатил «Газпром-Медиа» холдингу ВГТРК за 900 эфирных частот, закрепленных за «Россией 2», чтобы запустить на их базе «Матч ТВ»
  • 81 млн человек — предполагаемый охват аудитории «Матч ТВ»
  • 5 региональных версий будет у канала «Матч ТВ», кроме российских будут корпункты в Париже, Мюнхене, Монреале и Нью-Йорке
  • 6,5 млрд руб. потратит «Газпром-Медиа» на покупку спортивных прав в 2016 году
  • 1747 часов спортивных трансляций в неделю показывают спортивные каналы «Газпром-Медиа» (Sky Sports — 543 часа, ESPN — 432 часа)
  • Около 1200 человек будет работать в спортивном субхолдинге «Газпром-Медиа»
  • 145 человек отправит «Матч ТВ» на Олимпиаду в Рио-де-Жанейро в 2016 году
  • 70,5% телезрителей смотрели самую популярную в российской истории трансляцию спортивного события — матч Россия — Испания — в рамках чемпионата Европы по футболу 26 июня 2008 года на канале «Россия»

Источники: «Газпром-Медиа», Ассоциация коммуникационных агентств России, Havas Sport & Entertainment, TNS Russia


 

«Министр спорта для нас — ключевой ньюсмейкер»

— Чернышенко говорит о «Матч ТВ»: канал еще не запустился, а о нем уже все знают. Это связано в первую очередь со скандалами, его окружающими. Вы как специалист по пиару как оцениваете эту скандальную атмосферу вокруг канала?

— Я к ней уже привыкла. День, который прожит без критики, для меня странный день.

Однако должна добавить, что вопрос тут не только и не столько в скандалах, сколько в пристальном интересе общественности ко мне и новому каналу. Если посмотреть аналитику, то в доле информационных поводов скандал с Уткиным [комментатор и руководитель спортивной редакции «НТВ-Плюс» Василий Уткин посчитал неприемлемым заявление Канделаки о строительстве редакции с нуля и потребовал извинений] занял всего 23%. Без лишней скромности скажу, что к «Матч ТВ» еще до запуска проявляется колоссальный интерес. Предметом публикаций становится буквально все: от информации, какой матч я посетила, до того, кто стал новым ведущим канала. При этом позитивная тональность составляет 70% в прессе и 60% в блогах. Как пиарщик я к этому отношусь позитивно, безусловно.

— Как в итоге удалось уговорить Уткина прийти на канал?

— У нас с Василием не так много общего, кроме эмоциональности и профессионализма. Если для профессионального человека есть интересное предложение, он его всегда примет. Я не хочу заранее рассказывать, что мы придумали, но Василий оказался блестящим телевизионным рассказчиком. Это была находка креативного продюсера «Матч ТВ» Натальи Билан, с которой мы, кстати, начинали работу на СТС.

— Вы лично как-то способствовали тому, чтобы он принял это предложение?

— Василий дал интервью и рассказал, что в итоге он договаривался с Сашей Вронским.

— Были странные истории с анонсами передач. Вы анонсировали передачу с Александром Кержаковым, передачу с Виталием Мутко, от которых они потом публично отказывались.

— У нас было очень мало времени. Представьте, с каким количеством людей надо было договориться сразу начать снимать. У Саши Кержакова совпали следующие обстоятельства: с одной стороны — закончил карьеру в «Зените», с другой стороны — он профессиональный футболист и еще хочет поиграть. И, безусловно, поиграет. Но он считает наше предложение интересным. Посмотрим, как получится, ведь чтобы вести большое информационно-аналитическое шоу, как мы хотим, ему надо учиться и тренироваться. Если его заберут в аренду, мы сделаем паузу, придумаем с ним какой-то новый интересный телевизионный жанр. Мы заинтересованы, чтобы в кадре появились красивые, интересные люди, особенно с таким спортивным бэкграундом, как у Саши.

— С Виталием Мутко вы анонсировали юмористическую передачу «Фром май харт». В ответ Мутко заявил, что он министр, а не шоумен. Не думаете, что он обиделся?

— С Виталием Леонтьевичем я разговаривала позавчера. У него уже есть программа на «России 2», и очевидно, что мы не можем не создать совместный телевизионный продукт, потому что министр спорта для нашего канала — это ключевой ньюсмейкер. Я сказала Виталию Леонтьевичу, что нам бы очень хотелось, чтобы программа с ним была одной из лучших и знаковых программ для нашего канала, чтобы о ней говорили. Да, мы предлагаем непривычный для него жанр остросюжетного, острохарактерного вечернего шоу. Это, конечно, большой эксперимент. Но Виталий Леонтьевич умеет рисковать и иронизировать. Мы договорились, что увидимся после запуска канала и я ему покажу варианты. Вы же понимаете, что до тех пор, пока он не будет себя чувствовать комфортно, это в эфир не выйдет.

— Думаете ли вы сами о возвращении на экран?

— Нет, я не планирую этого делать. Я счастливый человек: мне удалось поработать практически во всех жанрах, в которых только может выразиться сегодня телеведущий. Повторять мне неинтересно, амбиций быть узнаваемой у меня уже нет. Просто так появляться в кадре, потому что есть такая возможность, я не хочу.

— Как на канале появился Сергей Шнуров?

— Во-первых, Сергей — потрясающий болельщик. Во-вторых, каналу необходим элемент шоуменства. Но в стране нет такого количества ведущих, среди которых можно было бы свободно выбирать. Сергей сказал, что для него очень важен сценарий: «Если он меня увлечет, я с вами». И когда он согласился, я не поверила своему счастью.

У нас очень большой объем прямого эфира, и нам нужно искать новых людей. Это большая задача, потому что на нашем телевидении не так много возможностей для появления новых лиц: сделать из человека телеведущего очень сложно. Но мы будем этим заниматься. Например, мы позвали главного редактора Sports.ru Юру Дудя — он талантливый журналист, у которого есть потенциал большого телевизионного шоумена. Все, кто читает Sports.ru, понимают, что это новый тип российской журналистики, очень современной и быстрой. Юра хорошо чувствует контент и дает разные точки зрения.

— У канала есть несколько главных лиц, комментаторов: Черданцев, Уткин, Губерниев, Стогниенко. Они в силу своего бэкграунда напрямую общаются с председателем правления «Газпрома» Алексеем Миллером и, как говорят, много обсуждают с ним развитие канала. Как вы к этому относитесь?

— Позитивно. Основной бенефициар увлеченно относится к тому, что делает канал. Что в этом плохого? Большое ему, кстати, спасибо за это: многие вещи мы смогли снять быстро благодаря его увлеченности футболом. Вначале было много разговоров о моих взаимоотношениях с комментаторами. И хотя в нашей профессии без эмоций жить невозможно, для того чтобы телевидение работало бесперебойно, выстраиваются всем понятные схемы. Комментаторы понимают, что их жизнь изменится с 1 ноября, потому что требования федерального канала гораздо выше, чем требования каналов «НТВ-Плюс». Я сейчас любуюсь, глядя на многих комментаторов: у них появилась возможность попробовать себя в роли ведущих. Очень многие понимают, что заново начинают карьеру, и относятся к этому очень серьезно.

— Приглашаете ли вы какие-то сторонние компании в качестве производителей ваших программ?

— Конечно, приглашаем. Например, с нами сотрудничают Сomedy Production и студия Федора Бондарчука Art Pictures Vision.

— Что еще кроме «Матч ТВ» войдет в спортивный субхолдинг?

— В спортивный холдинг ГПМ входит прежде всего «Матч ТВ». Это витрина для тематических каналов — «Спорт 1», «Футбол 1», «Боец» и так далее. Мы создаем телеканал, который будет интересен самой широкой аудитории, и хотим, чтобы зрители перестали замыкаться на традиционных видах спорта, а расширяли свои телевизионные пристрастия.

— Есть ли у холдинга интерес к газетам «Спорт-экспресс» или «Советскому спорту», как пишет спортивная пресса?

— Без комментариев.

«Равнодушным я не оставляю никого»

— Вы отошли от дел в «Апостоле»?

— Сейчас я вообще от всего отошла, судя по тому, что мы с вами встречаемся в 11 вечера. Меня нет нигде, я только здесь. В «Апостоле» я остаюсь акционером и членом совета директоров. Конечно, я буду оказывать влияние на политику компании через совет директоров, согласовывать ключевые решения. Я в эту компанию вложила сердце, мне важно ее дальнейшее развитие.

Но мою роль в агентстве не стоит преувеличивать. Система управления одного лидера очень неэффективна для построения бизнеса. Когда после ухода Василия Бровко я стала гендиректором, я строила компанию именно по этому принципу, всем говорила: «Всегда будьте готовы, что я могу уйти». И мне приятно, что «Апостол» оказался к моему уходу готов.

— Кто сейчас возглавляет агентство?

— Решение о назначении нового гендиректора группы компаний «Апостол» будет принимать совет директоров. Есть внутренний регламент, по которому я не вправе разглашать имена членов совета. Хотя могу сказать, что их всего шесть и два из них — независимые члены. Решение о новом назначении будет продуманным и взвешенным. Набор компетенций кандидата должен быть крайне широким и разнообразным. Мы активно исследуем рынок и ищем того, кто нам мог бы подойти.

Поскольку компания активно развивалась, за годы сложилась прекрасная внутренняя команда, которая ведет управление текущим бизнесом и в любом случае позволяет к выбору нового директора отнестись очень аккуратно и осмысленно. Сегодня в команде есть лидеры, которые понимают, что и как надо делать для управления текущим бизнесом. Из их числа — Юлия Вострикова, которая сегодня является исполняющим обязанности гендиректора и которая выросла вместе с компанией, находясь на разных руководящих постах в структуре «Апостола» уже шесть лет.

— «Апостол» в последние годы получал много государственных контрактов, что многие связывают именно с вашими связями. Не боитесь ли вы, что теперь агентство может их лишиться?

— Спасибо, что вы настолько высоко оцениваете мой вклад в контракты, но это сильное преувеличение. Группа компаний «Апостол» — это прежде всего сильная команда, члены которой специализируются на разных типах работ и зарекомендовали себя как профессионалы. Люди, разбирающиеся в коммуникациях и брендинге, приходят и работают с «Апостолом» не из-за моего имени, а из-за уверенности в качественном результате, который они получат.

Два года назад из «Апостола» уже уходил гендиректор, в прошлом мой партнер Василий Бровко [экс-глава дирекции прайм-таймового вещания радиостанции «Маяк», сейчас начальник департамента коммуникаций и информации госкорпорации «Ростех»]. Тогда тоже многие задавались вопросом о будущем компании, поскольку он был создателем и основателем «Апостола» и казалось, что все держится исключительно на нем, в том числе и контракты. Но с моим приходом на должность гендиректора мы успешно продолжили работать и приумножили созданное. Сегодня «Апостол» — это бизнес, который взращивает сам себя.

Мы можем говорить о том, что «Апостол» набирает обороты, потому что стали больше обсуждать наши проекты, и, конечно, это напрямую связано с моим участием. Но если посмотреть на цифры, то в последние годы наш рост несколько замедлился [до 17% вместо 24% годом ранее]. Это связано как с внутриэкономической ситуацией, так и с внутренними изменениями — переосмыслением стратегии, изменением в приоритизации продуктового портфеля и клиентской базы компании. Мы решили уйти из сегментов, которые демонстрируют в последние годы низкую динамику роста и обладают высокой конкуренцией (из продвижения в социальных сетях и медиа, ведения аккаунтов, диджитал-услуг, производства видеоконтента, производства сайтов, медиааналитики), и сосредоточиться на тех вещах, где у нас есть уникальный набор знаний и навыков. Полтора года назад совет директоров компании утвердил новую стратегию. Сегодня мы центрируемся на трех основных продуктах (индустриальный, территориальный и спортивный брендинг) и стратегических коммуникациях в этих областях. И наша клиент-база также структурирована исходя из этого принципа.

И то, что «Апостол» активно обсуждают в публичном пространстве, является следствием не роста показателей компании, а следствием публичности моей персоны и тем, что ввиду приоритизации направлений работы нашими ключевыми клиентами являются госкомпании.

— Госконтракты сейчас составляют какой процент ваших проектов?

— На сегодняшний день около 60% проектов, которые мы разрабатываем и реализуем, связано с государственными контрактами. Брендинг государства — неновое изобретение: в современном мире ни одна компания не стесняется браться за госконтракты. Что касается России, то крупнейшие акторы, которые делают что-то существенное и серьезное в стране, тем или иным образом связаны с государством. Брендинг глубоко проник во все сферы нашей жизни, в том числе и на государственный уровень. На этом рынке все работают по одним и тем же правилам и руководствуются едиными принципами, будь это государственный или иной заказчик. Всех нужно понимать и грамотно обслуживать. Если ты на коммуникационном или консалтинговом рынке делаешь что-то серьезное, то ты будешь взаимодействовать с государством. Это относится как к российским, так и к зарубежным компаниям, которые работают у нас в стране.

Что касается территориального брендинга, то здесь региональные и муниципальные власти выступают заказчиками и приходится работать с местными органами власти. Иных заказчиков здесь не может быть по определению.

— Вы говорите, что госконтракты не очень маржинальны, но тем не менее у «Апостола» заключены контракты на очень большие для этого рынка суммы — 15–20 млн руб.

— Знаете, что меня больше всего поражает? Что люди говорят, а дальше не додумывают. Все говорят про создание бренда, но не говорят, что бренд вообще-то можно оценить. Когда бренд получает международную оценку, это является одним из аргументов в получении инвестиционных денег, то есть это инструмент для развития бизнеса. И привлекают совсем не 15–20 млн руб., речь идет совсем о других деньгах. Зайдите просто в поисковик, забейте стоимость разных крупных брендов и подумайте, почему когда-то их руководители решили этот бренд создать.
— Многие агентства готовы делать ту же самую работу за значительно меньшие деньги. Например, в конкурсе на бренд Новой Москвы вы предложили самую высокую цену — 15 млн руб., другие агентства предложили 5 млн и 9 млн руб.

— Так во всем бизнесе. Наверное, кто-то смотрит Comedy Club и говорит: а я это сделаю вообще за 2 руб. и даже лучше. Ну сделай!

— Вы считаете, что ваш ценник оправдан из-за качества работы?

— Так устроен рыночный мир: есть спрос и предложение, качество может быть разным. Часы Bering стоят одних денег, часы «Ракета» — других, но и те и другие показывают время. Агентства говорят, что точно такую же работу они сделали бы дешевле, но мы же не устраиваем здесь замеры в бегах. Давайте сделаем и посмотрим и разберем подетально ваши механизмы.

Я, кстати, спокойно отношусь к тому, что на многих тендерах того же «Ростеха» мы проигрывали. Потому что кто-то приходил с более лояльной ценой. Потом я смотрела на работу этих коллег, и у меня были вопросы к ней. Но я предпочитаю свое время тратить не на обсуждения этого, а на другие вещи: здоровую конкуренцию, развитие продукции внутри компании, нахождение неких уникальных предложений, которые есть только у «Апостола».

— Но многие большие тендеры «Ростеха» вы все-таки получаете. Например, бренд концерна «Калашников».

— «Калашников» был самым тяжелым тендером в моей жизни. Если бы женщин в России посылали в армию, то работа над брендом «Калашникова» была бы моей отсылкой в армию. Работа с Алексеем Криворучко, руководителем концерна, — это испытание. После него вы профессионально вырастете, но это испытание. К тому же Алексей Криворучко и Андрей Бокарев, акционеры «Калашникова», сами оплачивали ребрендинг, это был не «Ростех». Вы посмотрите биографию Бокарева — вы думаете, это тот человек, которого может развести Тина Канделаки?! Смешно. Это был чрезвычайно требовательный заказчик, душу вытряс.

— Сейчас «Апостол» получил тендер на информационное сопровождение «Ростеха». Вы не считаете, что работа с «Ростехом» — конфликт интересов, учитывая, что основатель «Апостола», Василий Бровко, ушел туда работать?

— Василий Бровко еще до назначения в «Ростех» вышел из состава акционеров «Апостола», продав там свою долю, поэтому по факту он уже давно не является акционером компании. Контракт «Ростеха» — не единственный для «Апостола», у госкорпорации — более 30 поставщиков услуг по коммуникациям, поэтому здесь тоже нет никакого эксклюзива. Контракт на те коммуникационные услуги, которые «Апостол» оказывает «Ростеху», был выигран в открытом конкурсе, решение принимала компетентная комиссия, поэтому вопросов тут тоже не вижу.

— Весной были сообщения, что «Апостол» может заняться брендированием городов к чемпионату мира по футболу 2018 года. Вы в итоге занимаетесь этим проектом?

— Мы действительно сейчас находимся в процессе переговоров по проекту брендирования городов—участников чемпионата вместе с руководством регионов и муниципалитетов. Проект очень тяжелый, очень медленно развивается. «Апостол» выступил инициатором этой идеи: брендинг городов делать надо, иначе никто не поймет, зачем туда ехать и что смотреть. Но мы сейчас только в начале сотрудничества. Во всех городах должны быть проведены тендеры, и никто не исключает, что победить там могут другие компании. Будет это делать «Апостол» или кто-то другой — это вторично. Первично, что это надо делать.

— Если теоретически «Апостол» получит эти контракты на 11 городов, потянет ли он такое количество проектов?

— Более двух с половиной лет мы ведем исследования по применимости брендинга к развитию городов и территорий Российской Федерации. И на основе этих научно-исследовательских работ, и обоснований, построенных на них, мы презентовали в правительстве наши исследования и обосновали необходимость проведения данных работ. Я верю в «Апостол» и думаю, что он найдет в себе силы, если так получится. Но мы говорим сейчас гипотетически.

— Когда «Апостол» представил бренд Новой Москвы, был скандал: агентство обвинили в плагиате. С чем вы связываете такое количество скандалов именно вокруг «Апостола»?

— Потому что не так много компаний, которые представляют такие крупные бренды. У «Апостола» есть амбиции, «Апостол» хочет и делает очень широкомасштабные и важные для страны проекты, и это не может не вызывать обсуждений. То же самое было и с «Калашниковым». Но, кстати, мы проводили исследование, и западная пресса бренд приняла гораздо лучше, чем наша. Потому что у нас культуры успеха вообще не существует. Если бы кто-то вышел и сказал про бренд Новой Москвы «браво, блестящий бренд, как это хорошо сделано», я бы сильно удивилась.

— Связываете ли вы это внимание к «Апостолу» с вашей личностью?

— Конечно. Столь энергичная женщина, как я, может вызывать или любовь, или ненависть. Равнодушным я не оставляю никого. И это, наверное, хорошо — вызывать такие сильные эмоции. Потому что жить в сильных эмоциях гораздо интереснее, чем жить в их отсутствии.​


 

Журналист и ресторатор

Тина Канделаки родилась в 1975 году в Тбилиси в греческо-армянской семье, ее отец был директором овощебазы, а мать — врачом-наркологом. После школы она поступила в медицинский институт, затем перевелась на факультет журналистики Тбилисского государственного университета. Окончить вуз Канделаки не успела в связи со сложной политической обстановкой в Грузии.

В 1995 году Канделаки переехала в Москву, где стала работать на различных радиостанциях. Ее партнером в эфире часто был шоумен Станислав Садальский, который ввел ее в свой круг общения. В беседе с изданием «Медуза» в 2015 году Садальский заявил: «Она оказалась неблагодарной. Просто использовала меня, как использовала и многих других. Не могу сказать, что умна, но своей выгоды не упустит».

С 2000 года Канделаки стала появляться в телеэфире и скоро обрела популярность как ведущая. Затем она занялась бизнесом: стала совладелицей созданной в 2008 году пиар-компании «Апостол». Кроме того, в 2010 году Канделаки открыла в Москве ресторан грузинской кухни «Тинатин», где готовят домашние блюда по рецептам ее матери.

В 2007 году, перед конфликтом Грузии с Россией, Канделаки выступила с критикой президента Грузии Михаила Саакашвили, назвав его «тираном средневековья». В 2009 году журналистка вошла в состав Общественной палаты РФ.

Являясь сторонницей действующей власти, Канделаки в 2011 году появилась на митинге протеста на Болотной площади. В интервью изданию «Лента.ру» она объяснила, что хотела составить собственное мнение об участниках акции протеста. «Это очень приятные люди. Это порядочные люди. Если эти люди не будут поддерживать власть, то я не знаю, кто ее вообще должен поддерживать», — заключила журналистка.

22 июля 2015 года было объявлено, что Канделаки станет генеральным продюсером нового спортивного телеканала «Матч ТВ», запускаемого в ноябре 2015 года по распоряжению Владимира Путина. Это вызвало недовольство сотрудников спортивной редакции «НТВ-Плюс», на базе которой создают канал. В частности, глава спортивной редакции Василий Уткин заявил, что не будет работать под началом Канделаки: его обидело ее заявление о том, что редакция будет строиться с нуля. Впрочем, в сентябре Уткин изменил свое решение.

Елизавета Сурганова
РБК
Фото: Екатерина Кузьмина/РБК

Оцените материал
(1 Голосовать)
Авторизуйтесь, чтобы получить возможность оставлять комментарии.

Дни рождения

  • Сегодня
  • Завтра
  • На неделю
15 июня Сергей Петров

российский медиаменеджер и общественный деятель

В этот период нет дней рождений.
15 июня Сергей Петров

российский медиаменеджер и общественный деятель

17 июня Виталий Волков

генеральный директор ГТРК «Санкт-Петербург»

17 июня Николай Сенкевич

российский медиаменеджер

17 июня Олег Налобин

медиаменеджер

17 июня Николай Зятьков

владелец и президент издательского дома «Наша версия», один из ведущих представителей российских СМИ, член Союза журналистов

18 июня Александр Яковенко

ведущий программы «Сегодня»

20 июня Евгений Дубовский

директор ООО «Город» (Сибирская медиагруппа), член Международной академии телевидения и радио (IATR) 

20 июня Екатерина Андроникова

руководитель cтудии художественных программ телеканала "Культура", член Академии Российского телевидения

20 июня Николай Дроздов

автор и ведущий программы «В мире животных», член Академии Российского телевидения

20 июня Петр Толстой

российский политический деятель, журналист, продюсер и телеведущий

21 июня Анна Шнайдер

российская тележурналистка, телеведущая, главный редактор детского познавательного телеканала «О!»

21 июня Елена Ижендеева

журналист, член Союза журналистов России 

21 июня Анатолий Максимов

российский кинопродюсер, филолог, журналист, преподаватель

21 июня Андрей Архангельский

журналист, редактор отдела культуры журнала «Огонёк»

22 июня Юлия Быстрицкая

генеральный директор телеканала «ТВ Центр»», член Академии российского телевидения

22 июня Василий Богатырев

медиаменеджер

22 июня Отар Кушанашвили

журналист