Клименко на РСН: Самое опасное оружие сейчас – информация

Герман Клименко. Фото  РСН Герман Клименко. Фото РСН

В мире идёт информационная война, заметил советник президента России

С. КОРОЛЁВ: У микрофона Сергей Королёв. Герман Клименко, советник президента России. 

Г. КЛИМЕНКО: Председатель совета Института развития интернета. 

С. КОРОЛЁВ: Герман, мы в этом часе будем включать разных спикеров, потому что тема горячая. 

Г. КЛИМЕНКО: Да, острая, я понимаю прекрасно. Бывают недельные новости, а бывают дневные, которые потом станут недельными. 

С. КОРОЛЁВ: Наверняка эта догонит и войдёт в пятёрку по итогам суток. Владимир Путин поручил начать вывод основных сил России из Сирии. С нами на связи Геннадий Зюганов, лидер КПРФ. Геннадий Андреевич, здравствуйте. 

Г. ЗЮГАНОВ: Здравствуйте. 

С. КОРОЛЁВ: Для Вас это стало сюрпризом? 

Г. ЗЮГАНОВ: Отчасти да, но в принципе нет. Мы всегда выступали за мирное решение проблем, настаивали на том, чтобы как можно скорее начались Женевские переговоры и способствовали этому: посылали туда гуманитарные грузы, вели переговоры с Башаром Асадом, их политическими силами, использовали своё влияние. Я там был не раз, чтобы они сели за стол переговоров, пусть с некоторыми трудностями, но освободили значительную часть провинции, взяли под контроль нефтяные прииски, доказали и показали, что можем сформировать компактную группировку, где есть все рода войск, от ракетно-космических и военно-воздушных до морских сил. Показали, что можем поражать противника на больших и дальних расстояниях, наши лётчики продемонстрировали великолепный результат, ведя там борьбу с игиловцами и бандитами. Мирный процесс начался, и в этой связи можно сделать шаг ещё один, проявив добрую волю, но сохранив там свои базы и возможности – начать отвод определённой части воинской группировки. Это подталкивает и наиболее агрессивных, которые заявляют, что Россия там кого-то оккупировала к тому, чтобы сесть за стол переговоров. Но ухо надо держать востро и не поддаваться иллюзиям. Мы имеем дело с бандитами. 

С. КОРОЛЁВ: Но ведь мы помогали Асаду в борьбу с ИГИЛ. Насколько я понимаю, ИГИЛ не побеждён, а мы уходим. 

Г. ЗЮГАНОВ: ИГИЛ не побеждён, но его возможности резко подорваны. 

С. КОРОЛЁВ: Получается, война не выиграна? 

Г. ЗЮГАНОВ: В принципе, нет. С другой стороны, сирийская армия отмобилизована, специалисты-инструкторы максимально помогают, военно-космические силы и разведывательные возможности полностью обеспечивают поддержку, и значительная группировка там остаётся. 

С. КОРОЛЁВ: Иными словами, Вы видите это решение логически выверенным? 

Г. ЗЮГАНОВ: Что касается абсолютно логически выверенного, у нас за последнее время немало начинали и бросали различные операции. Я сторонник того, чтобы на дальних подступах обеспечить разгром бандформирований, которые завтра могут вторгнуться в Среднюю Азию и на Северный Кавказ. Но военно-политическая и международная обстановки, две резолюции приняты Советом безопасности, по крайней мере, позволяют делать определённый шаг в этом направлении. Но расслабляться категорически не стоит. 

С. КОРОЛЁВ: В 20:30 на информационных лентах с пометкой «молния» появилось, сейчас уже идут комментарии Асада, который заявил о готовности налаживания политического процесса в Сирии. Уже Белый дом Вашингтона отреагировал, сказали, что Обама может в ближайшее время обсудить с Путиным ситуацию в Сирии. «Россия продолжит поставку вооружения властям Сирии», – глава оборонного комитета Совфеда делает такое заявление. Вся лента пестрит сейчас срочными сообщениями, а что в Медиаметрике? 

Г. КЛИМЕНКО: Да то же самое. На десятиминутке и на часе сплошной Асад, Сирия. Примерно такой же эффект был, когда принято было решение туда войти. На тему войны или каких-то передвижений всегда происходят информационные взрывы. Когда вошли в Крым это было гораздо проще, чем когда Совет Федерации дал право Владимиру Путину принимать решение о выводе войск. Слово война – ключевое, всегда срабатывают рецепторы у взрослых людей. Такое ощущение, что чипированы этим словом, это всегда информационный повод. 

С. КОРОЛЁВ: Выводим войска сейчас ведь, а не заходим. 

Г. КЛИМЕНКО: Это не так важно. Когда вводили главный вопрос был – зачем, и когда выводили – что случилось. Вы Геннадия Андреевича сейчас всячески пытали, а он уворачивался от вопросов. Понятно, что ИГИЛ не побеждён. 

С. КОРОЛЁВ: Давайте послушаем фрагмент выступления президента с совещания, на котором было принято это решение. 

В. ПУТИН: Российским военным группировкам, сирийским войскам и патриотическим силам Сирии удалось кардинальным образом переломить ситуацию в борьбе с международным терроризмом, овладеть инициативой практически на всех направлениях, создать условия для начала мирного процесса. При этом наши военнослужащие, солдаты, офицеры проявили профессионализм, слаженность, умение организовать боевую работу вдали от своей территории, не имея с театром военных действий общей границы. Действовали эффективно в течение почти полугода, осуществляя необходимые снабжения и руководство боевыми действиями. Считаю, что задача, поставленная перед Министерством обороны и Вооружёнными силами в целом выполнена, поэтому приказываю министру обороны с завтрашнего дня начать вывод основной части наших воинских группировок из сирийско-арабской республики. Я прошу Министерство иностранных дел интенсифицировать участие Российской Федерации в организации мирного процесса по решению сирийской проблемы. При этом наши пункты базирования: морской в Тартусе и авиационный на аэродроме Хмеймим, будут функционировать в прежнем режиме. Они должны быть надёжно защищены с суши, с моря и с воздуха. Эта часть нашей воинской группировки традиционно находилась в Сирии в течение многих предыдущих лет, а сегодня должна будет исполнить очень важную функцию контроля за прекращение огня и созданием условий для новых процессов. Надеюсь, что сегодняшнее решение будет хорошим сигналом для всех конфликтующих сторон. Надеюсь, что это значительным образом поднимет уровень доверия всех участников процесса по примирению в Сирии и будет способствовать решению сирийского вопроса мирными средствами. 

С. КОРОЛЁВ: Полчаса назад он поручил начать вывод основных сил России из Сирии. Пока мы слушали президента Герман правильно заметил: речь идёт о выводе основных сил из Сирии. Наша авиабаза там остаётся, и так или иначе военные, может, не в полном составе, но будут присутствовать. 

Г. КЛИМЕНКО: Подождём завтрашнего дня. Когда Владимир Путин говорит об основных, значит, не всех. Наверняка, наша база там останется. 

С. КОРОЛЁВ: Если анализировать новости последней недели, Сирия была в топе? Ведь много сообщений было о федерализации, о том, что идут переговоры, потом не идут. 

Г. КЛИМЕНКО: Сирия подошла к информационному подъёму по сравнению с тем, как было. Её практически не было, она была в фоновом режиме, но топовых новостей уже не занимала и в целом сошла потихоньку с повестки дня. 

С. КОРОЛЁВ: Это потому что перемирие работает? 

Г. КЛИМЕНКО: Трудно сказать. 

С. КОРОЛЁВ: Если всё спокойно и ничего не происходит, то и новостей нет, и людей интересуют котики? 

Г. КЛИМЕНКО: Котики, смерть. Если говорить про еженедельный топ, то первая новость, достаточно скользкая тема, трансплантация органов. Верховный суд принял решение о том, что трансплантация органов возможна без согласия умершего, и эта тема стала первой по популярности. Котики, конечно, где-то рядом. 

С. КОРОЛЁВ: Не совсем рядом, вторая тема тоже не очень: основатель Stratfor посоветовал готовиться к войне. 

Г. КЛИМЕНКО: Мы только что говорили, что война – ключевое слово во всех новостях, ничего нового формально он не сказал. Это аналитический центр в Америке, который занимается исследованиями. Он сказал: извините, человечество никогда долго без войны не жило, и в этом веке надо готовиться к войне. У нас на самом деле идёт война – информационная. 

С. КОРОЛЁВ: Джордж Фридман, основатель Stratfor, в интервью говорил не об информационной войне. 

Г. КЛИМЕНКО: Раньше человечество воевало копьями, потом – танками, затем – бросало друг другу ядерные бомбы. Сейчас мы делаем всё что угодно, есть термин гибридная война. У нас сейчас идёт Третья или Четвёртая Мировая война, но информационная, как многие говорят. Человечество не обязано воевать с автоматами и пистолетами, самое опасное, что есть сейчас – это информация. В этом плане у нас идёт война, и я думаю, что по-своему он прав, но констатирует факт. При этом, когда нужно привлечь читателей, слушателей таким ответственным заявлением – вот оно. 

С. КОРОЛЁВ: «Нефть поднимется», – прогнозирует наш слушатель. 

Г. КЛИМЕНКО: Хотел заметить, что то ли рынок уже перекупился, то ли уже знал, но на текущий момент пока никаких глобальных изменений ни по нефти, ни по доллару глобальных нет. Событие вроде бы важное – выводим войска, но рынок пока никак не отреагировал: доллар как стоял в районе 70, так и стоит, нефть стоит, хотя торги идут. 

С. КОРОЛЁВ: Знаете, ещё какая реакция у людей? Позор, Асада сдали. Предсказуемо, ведь правда? 

Г. КЛИМЕНКО: Войны всегда заканчиваются. Мы вышли из Афганистана, мы могли выйти из Сирии через год, полтора, два – вышли через полгода. А каким должно было быть событие? 

С. КОРОЛЁВ: Капитулирование ИГИЛ? 

Г. КЛИМЕНКО: Меня беспокоит всегда, что у нас есть та информация, которая есть у нас. Путин сказал, что войска выходят, Асад – что его всё устраивает. Но для того, чтобы заявить, что Асада сдали, надо обладать большими глубокими знаниями, иметь прямой телефон с Асадом или Владимиром Владимировичем. 

С. КОРОЛЁВ: Или Бараком Хусейновичем. 

Г. КЛИМЕНКО: Хоть с кем-нибудь. Но я подозреваю, что это доморощенные диванные аналитики. 

С. КОРОЛЁВ: «США по нефти договорились, вот и выводим, делов-то. Никто договариваться с Асадом не будет, он будет убит во время выборов или перед ними», – слушатель пишет. Это диванный аналитик? 

Г. КЛИМЕНКО: Если можно было между Владимиром Владимировичем, Бараком Хусейновичем договориться о цене на нефть, это было бы очень здорово, мы бы жили в очень простом мире. К сожалению, ни от кого из присутствующих на рынке не зависит цена на нефть, она исключительно экономическая, погодная, потребительская. Если у Китая падает производство или уменьшаются темпы роста, цена на нефть падает. 

С. КОРОЛЁВ: Основатель российской социальной сети ВКонтакте, который с Вами заочно спорит, сейчас руководит мессенджером Telegram. 

Г. КЛИМЕНКО: Прекрасный продукт. 

С. КОРОЛЁВ: Он не считает, что технологические компании должны давать властям неограниченный доступ к данным своих пользователей ради борьбы с терроризмом. 

Г. КЛИМЕНКО: В переводе на русский язык это означает, что он идёт на встречу. Когда он говорит о неограниченном доступе это значит, что ограниченный можно, если придираться к словам. 

С. КОРОЛЁВ: К Дурову вернёмся через несколько минут. А сейчас на связи Владимир Жириновский, лидер ЛДПР. Владимир Вольфович, здравствуйте. 

В. ЖИРИНОВСКИЙ: Добрый вечер. 

С. КОРОЛЁВ: Сразу к сообщениям слушателей: «США по нефти договорились, выводим и делов-то. Никто с Асадом договариваться не будет, Асада сдали, будет убит во время выборов или перед ними». Ваша позиция какая? 

В. ЖИРИНОВСКИЙ: Я думаю, что американцев, действительно, уже не интересует Ближний Восток, особенно ближневосточная нефть. У неё своей нефти избыток, и сланцевая пошла. Тратить огромные деньги, авторитет на регион, где их интерес пропал им не нужно. Но раз у нас нет противостояния с Америкой там, то думаю, что можем вооружить курдов, оставить им максимум вооружения для сирийских курдов, они передадут турецким, иракским, и там мы можем оставить минимальный контингент: военно-воздушный, военно-морской, нашу разведку, чтобы показать всему миру, что мы ничего там сами не провоцируем, что достаточно сил у самого Асада и началось примирение. В любой момент мы можем вернуть наши Вооружённые силы, это несколько часов полёта. А если американцы уходят, и, возможно, договорились между собой, чтобы Ближний Восток сам разбирался, а они не будут ничего больше делать – мы же не участвовали в переговорах. Но факт на лицо – американцев Ближний Восток больше не интересует. Они много потеряли в Ираке, в Египте, Сирии, Ливии, Афганистане, нет у них экономической базы, а американцев интересует экономика, деньги или контроль за энергоресурсами. Они там деньги теряют, а энергоресурсы им там не нужны. Какой им смысл перекрывать Саудовскую Аравию или Турцию или Катар? Тем более, из-за Турции можно в большой конфликт прекратить всю эту ситуацию. Поэтому я думаю, договорились по определённым каналам Россия и США, что Ближний Восток они замораживают. Россия не должна там терять своих солдат просто так, уже достаточно укрепили режим Асада. Наверняка, мы не просто там были, за шесть месяцев мы могли сделать всё, как надо, чтобы вооружённые силы Асада и другие группировки могли противостоять. Я думаю, здесь не сдача Асада, а сдача региона, он самый взрывоопасный. Израиль ухудшил свои отношения с Америкой, Нетаньяху не полетел в Америку поддерживать кого-то из кандидатов. Все разошлись по сторонам, никому Ближний Восток не нужен, и пока ситуацию, возможно, замораживают. 

С. КОРОЛЁВ: Замораживают и ИГИЛ? 

В. ЖИРИНОВСКИЙ: Да, я думаю, и ИГИЛ не будет сейчас ничего делать, потому что он потерял поддержку. Турция боится, Америка уходит, а Россия сворачивает свои операции. ИГИЛ выгоднее тоже пойти на переговоры, получить кусочек на территории Сирии и Ирака, создать там маленькую суннитскую провинцию, не подчиняющуюся Багдаду и Дамаску. И Багдаду выгодно избавиться от суннитов, иракцев, которые не согласны с шиитским руководством Ирака. Башару Асаду выгодно, чтобы сунниты были довольны, что у них есть какие-то автономии, и курды получит автономию. Думаю, на троих разделят Сирию в плане влияния: границы пока останутся, но Восточная часть Сирии будет сунниты, Северная – шииты, а Центральная и Западная части будет Дамаск контролировать. 

С. КОРОЛЁВ: Слушатель пишет: «Нам же внушали, что если мы не уничтожим террористов на их территории, они придут к нам. разве мы и уничтожили?», «Ради чего воевали? Какие задачи выполнили? Ничего не понятно». 

В. ЖИРИНОВСКИЙ: Понятно, что режим Асада не свергнут и Америка, Турция там не господствуют – всё заморожено в пользу Асада. Он остаётся главой семьи, ИГИЛ наступать не могут, только в обороне и отступают, Турция боится, ибо мы там оставили С-400, у Турции свои дела внутри страны. Багдад тоже доволен тем, чтобы ИГИЛ не был очень активен. Это вариант заморозки. Но если вдруг ИГИЛ начнёт наступать и сил у Асада не хватит, то наши базы будут там функционировать в поддержку Асада. Пока можно заморозить ситуацию, это вариант Приднестровья: ни Кишинёв не выиграл, ни Тирасполь, и пока в Тирасполе власть принадлежит тираспольцам, Кишинёв ничего не может сделать. Тоже самое и Абхазия, и Осетия, и Карабах – это всё замороженные конфликты, и Донбасс, Луганск – всё заморозить, никто не отступает, не наступает, лёгкие перестрелки, но никто не сможет господствовать и одерживать победу. Отодвигается мировой конфликт. 

С. КОРОЛЁВ: На сколько? 

В. ЖИРИНОВСКИЙ: Я думаю, его не будет ни в этом году, ни в следующем. Зачем нам всем мировая война, тем более из-за турок, Асада или курдов? Я уверен, что курдов вооружили как надо, они осмелели, будут сейчас Турцию громить изнутри. Возможно, там есть более современное оружие, чем просто автоматы, миномёты, гранатомёты. Не зря там шесть месяцев наша армия стояла, можно было подготовить курдских боевиков, а главное – передать им оружие. Уверен, что там подходили корабли и огромное количество оружия теперь у курдов есть, а им только это и требуется. Никому не выгодна большая война, потому что они все устали за четыре года, огромные потери: и ИГИЛ, и курды, и арабы, и сунниты, и шииты – все истекали кровью. Иран устал от блокады, только начинает дышать, ему тоже в ближайшее время война не нужна, ему выгодно немного экономику свою восстановить. Только с сегодняшнего дня он получил доступ к деньгам, Всемирной финансовой системе. Все хотят мира – это 1945 год без взятия Берлина: все соединились, повоевали, а теперь две великих державы решили пока ничего так не делать, оставить как есть, и Асада, и курдов оставить, и ИГИЛ пусть сидит в нескольких населённых пунктах и не дёргается, ему хватит нефти, газа и денег. Вариант Тирасполя – самое лучшее обозначение: никто не победил, но никто не имеет право захватить чужую территорию и свергать там режим. 

С. КОРОЛЁВ: На пару лет отодвинули мировой конфликт? 

В. ЖИРИНОВСКИЙ: Как минимум. В 2016–2017 годах войны не будет. У нас погиб один лётчик и один контрактник, которого пытались вывести – всего два человека за шесть месяцев. А подготовку прошли сотни офицеров, лётчиков, может, тысячи, боевой опыт и дальняя авиация, и наши военно-морские силы – это такие учения, которых никогда не было, у нас обычно учения месяц или две недели. 

С. КОРОЛЁВ: И дай бог не будет. 

В. ЖИРИНОВСКИЙ: Не будет. Все увидели мощь русской армии. Нам хватит изучать опыт сирийской войны на 5–10 лет. 

Г. КЛИМЕНКО: Саакашвили в отставку – ещё одна новость. Но она в топы не попала. 

С. КОРОЛЁВ: Мы ещё к Дурову должны вернуться. Он сказал, что невозможно дать властям доступ к одним каналам и не дать к остальным, невозможно открыть доступ ни к каким сообщениям Telegram, в том числе из-за особенностей шифрования. «Участники экстремистских организаций могут использовать Telegram для собственной пропаганды и координации», – тоже Дуров говорит. Однако при этом он считает, что доступ к этой информации не решит проблемы: «Это мир технологий, его невозможно остановить. ИГИЛ может создать своё приложение в течение месяца, если захочет». И напоминается о Вашей перепалке. В декабре 2015 года Дуров отказался предоставить личные данные пользователей Telegram, что заявил в ответ на слова советника президента России Клименко, который сказал, что российская власть закроет мессенджер, если тот не будет сотрудничать. 

Г. КЛИМЕНКО: Новостной поток такой новостной поток. Павел несколько раз сильно передёргивает. Когда он говорит, что за месяц они напишут свой собственный мессенджер – это лукавство. Мы понимаем прекрасно, что одна из особенностей терроризма – он дешёвый, на серьёзные затраты никто не идёт. Безусловно, код мессенджера открыт, даже бывшие сотрудники Дурова выложили код, он известен. На его основе люди пытаются поднять мессенджер, но это стоит колоссальных денег. Мы же не видим размножающихся мессенджеров тысячами, это не простая задача. Когда он говорит, что техническими средствами нельзя победить, давайте заявим, что прослушка телефонов не помогает бороться с бандитами, чтение бумажной почты тоже. Это не очень правильно с его стороны. Я понимаю, что он должен защищаться, у него не самая простая позиция. У него фокус с ВКонтакте прошёл прекрасно, на нелегальном контенте, на порнушке мы его вырастили, а потом аккуратно переходим в легальную плоскость. Здесь та же самая история: у Telegram задача, как бы ему легализоваться. И вот это я воспринимаю, как попытку легализоваться: уже не неограниченный доступ – частичный. И у него будет такая сверхзадача. При определённой крупности у него естественным путём возникнут проблемы. У него сейчас 100 миллионов – это много. 

С. КОРОЛЁВ: Он сказал, что невозможно открыть доступ ни к каким сообщениям Telegram. Почему Вы говорите про частично? 

Г. КЛИМЕНКО: А чуть раньше что было написано? 

С. КОРОЛЁВ: Основатель российской сети ВКонтакте, а ныне Telegram, пишет CBS, не считает, что технологические компании должны давать властям неограниченный доступ. Это журналисты телеканала так сформулировали новость, это не его слова. И следующая же фраза его: «Невозможно дать властям доступ к одним каналам и не дать ко всем остальным. Невозможно открыть доступ ни к каким сообщениям Telegram, в том числе из-за особенностей шифрования». 

Г. КЛИМЕНКО: У Павла ресурс получился, 100 миллионов пользователей есть. Единственная задача – как легализовываться. У Вас есть что скрывать? У меня нечего. Павел недавно говорил, что ему понадобятся деньги, потому что это дорогая история. Он раньше обещал, что Telegram всегда будет бесплатен, поэтому, скорее всего, будет искать инвесторов. Но ни один инвестор не будет вкладываться в ресурс, который не согласован с государством, который имеет риски блокировки из-за несоблюдения законов на территории страны. В этом плане позиция Павла примиренческая, он идёт на переговоры таким образом. Вопрос только – с кем? 

С. КОРОЛЁВ: И как Вы на него ответите? С американскими властями? 

Г. КЛИМЕНКО: Я думаю, да. 

С. КОРОЛЁВ: Не с российскими? 

Г. КЛИМЕНКО: У нас же нет претензий, как сказал министр связи Никифоров, откуда они у меня могут взяться? 

С. КОРОЛЁВ: У Вас есть претензии к Telegram? 

Г. КЛИМЕНКО: Нет. 

С. КОРОЛЁВ: А к Дурову? 

Г. КЛИМЕНКО: Нет. Telegram – один из самых лучших мессенджеров с технической стороны вопроса, это полная правда. Я никогда этого не скрывал, но вы никогда этого не цитировали. 

С. КОРОЛЁВ: Давайте вернёмся к Вашему рейтингу: Верховный суд не уступает дорогу движущимся по обочинам машинам. 

Г. КЛИМЕНКО: Юридические новости становятся популярными. Был судебный процесс: человек ехал на машине, сдал слегка вправо и задел машину, которая ехала по обочине. Бывают такие водители, которые едут по обочине и раздражают сильнейшим образом. Если машина не правильно припаркована и произошло ДТП, то она всегда виновата. Полиция посчитала, что виноваты оба, у человека выросла цена за страховку, человек подал в суд, дошёл до Верховного суда. Он признал, что если машина едет по обочине, то в случае аварии, виновата она. Мне кажется, это очень хорошее решение. Можно спросить автомобилистов, как они относятся к тем, кто едет по обочине. 

С. КОРОЛЁВ: Опрос для наших слушателей-водителей: вы ездите по обочине или нет? На МКАД появились камеры, которые за это штрафуют. 

Г. КЛИМЕНКО: Ура! Слава Ликсутову. 

С. КОРОЛЁВ: Будем принимать звонки. Здравствуйте. 

СЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте, Андрей, Москва. 

С. КОРОЛЁВ: Вы ездите по обочинам? 

СЛУШАТЕЛЬ: Постоянно приходится. 

С. КОРОЛЁВ: Вам не стыдно? 

СЛУШАТЕЛЬ: 1500 рублей приходят, я запоминаю, где это, и стараюсь там не проезжать. 

Г. КЛИМЕНКО: А если бы приходило 5 тысяч? 

СЛУШАТЕЛЬ: Если я буду виновен в аварии, я готов к этому, если такой закон примут. 

С. КОРОЛЁВ: Здравствуйте. 

СЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте, Антон, Москва. По обочинам стараюсь не ездить, но есть замечательная история, когда пять машин смотрят на МКАД через разделительный на аварию, из-за чего создаётся пробка и приходится объезжать по обочине. 

С. КОРОЛЁВ: Наверное, это не штатная ситуация. 

Г. КЛИМЕНКО: Жалко, что из-за Сирии ушла ещё одна любопытная тема: Владимир Путин попросил ускорить ужесточение правил дорожного движения. Цифры ужасают. Я искренне понимаю тех, кто говорит: я уж как-нибудь, я уж где-нибудь, чуть-чуть по обочинке, а если авария, то я буду виноват – 350 тысяч человек погибли за последние 10 лет на дорогах, 3 миллиона раненых. 350 тысяч – население не самого маленького города. У нас рождаемость падает. Вопрос очень серьёзный, согласитесь. 

С. КОРОЛЁВ: Да. 

Г. КЛИМЕНКО: Ещё очень любопытная тема из бизнеса, меня очень зацепила: Росконтроль закупал докторскую колбасу. 

С. КОРОЛЁВ: Это наша новость. 

Г. КЛИМЕНКО: Вы с ней согласны? 

С. КОРОЛЁВ: Что значит: согласен или нет? Они провели исследование. 

Г. КЛИМЕНКО: С заголовком согласны? 75% популярных колбас – фальсификат. РИА «Новости» написали этот заголовок по вашим материалам. 

С. КОРОЛЁВ: Не согласен. 

Г. КЛИМЕНКО: Почему? 

С. КОРОЛЁВ: Потому что в тексте должно быть сказано о нарушениях регламента, это не значит, что колбаса фальсифицированная. 

Г. КЛИМЕНКО: А как Вы относитесь к тому, что из Ваших хороших, честных новостей появляются такие агитки? 

С. КОРОЛЁВ: Это для Медиаметрикс сделано, чтобы этот заголовок попал к вам. Мы сделали сегодня новость про Армагеддон – сразу же попала. 

Г. КЛИМЕНКО: А я зашёл на Росконтроль, почитал. Конечно, там есть и фальсификаты, но основная история в том, что не соответствуют ГОСТ. А что у нас им соответствует? Ничего. Это как теория о том, что не существует среднего. Когда берут средний рост, средний размер груди, ещё чего-то – не получается. Учитывая советские ГОСТы, когда было две колбасы, просто было, а когда у нас 100 колбас? Хорошая тема. 

С. КОРОЛЁВ: 45% наших слушателей ездят по обочинам, 55% – нет. Вот такие результаты. Мне кажется, кто-то из 55% лукавят. 

Г. КЛИМЕНКО: Теория голосования: те, кто по обочинам ездят, они чуть активнее, агрессивнее. Это как те, кто отвечают на вопросы при опросах. Те, кто не ездят, мне кажется, поленились позвонить. 

С. КОРОЛЁВ: «Езжу по обочине, когда пробки, потому что не хочу быть стоящим лузером, пока другие, шибко умные, едут. Запретите всем так ездить – буду стоять, но как все, а не как лузеры», – пишет слушатель. 

Г. КЛИМЕНКО: Помните, вся Москва была в мигалках. Раньше у советников президента были мигалки, сейчас нет. 

С. КОРОЛЁВ: Очень жаль для Вас. 

Г. КЛИМЕНКО: Лично для меня жаль. Когда я стал советником, мне дали автомобиль. У меня есть своя машина, я ездил-ездил, и вдруг ко мне водитель поворачивается и спрашивает, когда я штрафы буду платить. Мигалки нет, но оказывается мы сами платим за парковку. Заплатил все штрафы. Когда говорят «как лузер» – мне кажется, надо начинать с себя, платить штрафы. У меня есть один хороший товарищ, когда были старые давние времена, он гонял по Москве со скоростью 150, под лобовым стеклом у него было удостоверение, что он член общества поддержки ГАИ Подмосковья. Говорил, помогает. Он сказал: когда штрафовать начнут, тогда буду ездить аккуратно. Сейчас ездит аккуратно. 

С. КОРОЛЁВ: Нефтяные компании начали повышать цены на бензин – свежая новость. 

Г. КЛИМЕНКО: Курс ушёл вниз – 68–69. 

С. КОРОЛЁВ: Рубль окреп. А что с нефтью? 

Г. КЛИМЕНКО: Пока 39,64. 

С. КОРОЛЁВ: А цены на бензин растут. «Лукойл» на 50 копеек, до 36 рублей за литр 92-го, и 38,80 рублей – за 95-й. У «Роснефти» тоже выросли цены на 22 копейки. 

Г. КЛИМЕНКО: Я думаю, что у компаний падает выручка, они пытаются компенсировать. 

С. КОРОЛЁВ: Это не к истории с акцизами? 

Г. КЛИМЕНКО: Нет. Когда экономически обвиняют в росте цен, люди хотят сохранить прибыль при падении объёмов продаж, пытаются поднять цены. Думаю, что сейчас доходы не растут, и у производителей бензина падают объёмы продаж, что они вынуждены компенсировать ростом цен. 

С. КОРОЛЁВ: Мне очень нравится новость: синоптики предупредили москвичей о грядущем морозном Армагеддоне. Автор – «Русская служба новостей», РИА «Новости» на нас ссылаются. 

Г. КЛИМЕНКО: Но они в топе Медиаметрикса, а не вы. Вы новости хорошие достаёте, а есть те, кто в соцсетях хорошо продвигается. Тут надо работать очень сильно. 

С. КОРОЛЁВ: «Москвичам не следует рассчитывать на тепло в марте, в самое ближайшее время столица окажется во власти арктического холода, и всё это кончится Армагеддоном в выходные», – сказал в нашем эфире Евгений Тишковец. 

Г. КЛИМЕНКО: А я люблю свежую погоду. Иногда гуляю зимой, прибегу с работы, собачек возьму и в маечке выбегаю на улицу. 

С. КОРОЛЁВ: Эта новость сегодняшнего утреннего эфира, она попадает в недельный топ, и она просто о погоде. 

Г. КЛИМЕНКО: Складывается ненависть России к москвичам и сами москвичи, которые хотят поехать на дачу. Регионы кликают: «Наконец-то!», а там всего-навсего оказывается погода. 

С. КОРОЛЁВ: На детской площадке в Лондоне нашли полутораметровую крысу – следующая тема. 

Г. КЛИМЕНКО: С хвостом меряли-то? 

С. КОРОЛЁВ: Не присутствовал. Наверное, если полтора метра. А Вы читали стихотворение турецкого поэта, который покаялся перед россиянами за сбитый самолёт? 

Г. КЛИМЕНКО: Не читал. 

С. КОРОЛЁВ: Тогда перейдём к бизнесу. 

Г. КЛИМЕНКО: Было ночное совещание у Владимира Путина, всех оно заинтересовало. 

С. КОРОЛЁВ: Потому что оно было ночью, во внеурочное время. Мы не объявляем войну, не выводим войска из Сирии, это было экономическое, но ночное совещание. А казалось, что это что-то экстренное. И сегодня появились подробности, что Минэкономразвития спорит с Центробанком по поводу величины кредитных ставок. 

Г. КЛИМЕНКО: А для этого нужно было ночью собираться? Мне больше нравится простой ответ. 

С. КОРОЛЁВ: Времени у президента нет. 

Г. КЛИМЕНКО: За время пребывания в моей должности я научился, что самые простые объяснения, не конспирология, а её можно натянуть, ведь вслед за этим совещанием из Сирии войска выводим. Возможно, деньги кончились на содержание войск в Сирии, а на самом деле, подозреваю, это никак не связано. Мы же не Донцова, которая пишет свои детективы на основании газетных вырезок: складывает криминальные события, случайным образом вытягивает, а потом связывает ниточки. 

С. КОРОЛЁВ: «Нефть снова штурмует ключевые отметки», «Доллар пробивает психологическую отметку», – это всё заголовки. 

Г. КЛИМЕНКО: Если долго, в течение всего года, шёл тренд на понижение, это же СМИ формирует, история, то сейчас явно началась попытка поднять цену. Медвежий рынок заканчивается, бычий начинается, который вверх всех подкидывает. В медицине паллиативные методы тоже работают, и можно ситуацию заговорить, когда все СМИ начинают говорить о том, что вот-вот нефть начнёт расти. Самый парадоксальный довод, который мне нравится, относящийся к росту цен на нефть: если по зиме цена на нефть падала, то по лету должна подняться. Логики здесь никакой. В конце лета прошлого года все говорили: зима придёт, температура грохнется, и нефть начнёт расти, но зима приходила, а нефть всё равно падала. Логично, что с приближением лета – рост цен на нефть. 

С. КОРОЛЁВ: «Росконтроль» и сюда на второе место затесался с колбасой. Вы едите колбасу? 

Г. КЛИМЕНКО: Конечно. Я очень люблю завтракать жареной докторской колбаской и вермишелькой с яичком. Я извиняюсь, по-простому, военные люди. 

С. КОРОЛЁВ: Макароны по-флотски. 

Г. КЛИМЕНКО: В вермишель разбиваешь яичко, а на отдельной сковороде жаришь докторскую колбаску, разрезав на четвертинки. Иногда можно майонезиком всё это полить. Страшно звучит. 

С. КОРОЛЁВ: Особенно в пост. 

Г. КЛИМЕНКО: Пост – это испытание. Приходишь в ресторан, спрашивают: постное меню принести? Приносят, ты на него смотришь, и очень хочется есть. Там названия: гречка с лисичками, ещё что-то, а ты думаешь, что пост – это испытание. 

С. КОРОЛЁВ: Не могу не спросить, Вы столько в банковской сфере времени провели. Люди интересуются: пора покупать доллары или евро? 

Г. КЛИМЕНКО: Я по-прежнему отвечаю, что людям не надо ни покупать, ни продавать. 

С. КОРОЛЁВ: Кто-то летом собирается поехать в Европу. 

Г. КЛИМЕНКО: Я знаком с человеком-тестером, который купил по 100, когда был психоз, и каждый раз в пике продавал и покупал, каждый раз терял деньги. Какой смысл в истории? Люди не должны играть на валюте, это аномально, неправильно. Собираешь поехать в зарубежную поездку, купи, не играй, потому что проиграешь больше. Мне кажется, это совершенно лишняя, не нужная история. Была совершенно чудесная тема по поводу Лесина. Первая тема была про органы, что Лесин выехал из Америки через 40 дней. 

С. КОРОЛЁВ: Так объяснили всё потом. 

Г. КЛИМЕНКО: Так она же скакнула, тоже попала в топы. Мария Шарапова с допинг-тестом несчастным, тоже тема муссировалась. 

С. КОРОЛЁВ: Я не вижу, допинга не так много на ленте. 

Г. КЛИМЕНКО: Категорию «спорт» надо смотреть. Я не пускаю её в поток. 

С. КОРОЛЁВ: Но ведь это была новость потоковая. 

Г. КЛИМЕНКО: Да, но сама Мария Шарапова выбивает топы, только когда была новость, мы её пропустили из-за выходных, 10 вскриков Марии Шараповой. Это всегда было в топах, поэтому здесь особых историй нет. 

Из сетевых историй белорусы молодцы: танчики есть, Facebook купил прекрасное приложение, мне звонили с LifeNews, которое на человеческое лицо надевает масочку. Чудесная история, в Белоруссии чуть успешнее, чем у нас Сколкове. Танчики с оборотом миллиард долларов в год, это выручка танчиков, которые поступают в Белоруссию. Мне кажется, основная статья экспорта в Белоруссии – танчики. 

С. КОРОЛЁВ: Мы должны прощаться. 

Г. КЛИМЕНКО: Не ездите по обочине. Если вы считаете, что 45% ездят по обочине, надо вводить пропаганду, запретить. 

С. КОРОЛЁВ: Каждый понедельник будем возвращаться к этой теме.

 

Источник: Сергей Королев, Русская служба новостей.  Фото РСН.

Оцените материал
(0 голосов)
Авторизуйтесь, чтобы получить возможность оставлять комментарии.

Новости

Дни рождения

  • Сегодня
  • Завтра
  • На неделю
18 апреля Оксана Ачкасова

руководитель департамента ключевых проектов «Россия — страна возможностей», медиа-эксперт, бизнес-тренер

19 апреля Светлана Устинова

член Академии российского телевидения, генеральный директор Фонда Российской Академии Радио

19 апреля Юрий Анисимов

директор по корпоративным отношениям и связям с государственными органами ГПМ Радио, академик РАР

19 апреля Виталий Игнатенко

советский и российский журналист, общественный деятель 

19 апреля Лев Лурье

журналист, писатель, теле— и радиоведущий

18 апреля Оксана Ачкасова

руководитель департамента ключевых проектов «Россия — страна возможностей», медиа-эксперт, бизнес-тренер

19 апреля Светлана Устинова

член Академии российского телевидения, генеральный директор Фонда Российской Академии Радио

19 апреля Юрий Анисимов

директор по корпоративным отношениям и связям с государственными органами ГПМ Радио, академик РАР

19 апреля Виталий Игнатенко

советский и российский журналист, общественный деятель 

19 апреля Лев Лурье

журналист, писатель, теле— и радиоведущий

20 апреля Петр Кулешов

ведущий программы “Своя игра” (НТВ)

20 апреля Виктор Лошак

российский журналист, редактор, директор по стратегии ИД «Коммерсантъ»

21 апреля Павел Кабанов

игрок КВН, российский актёр театра и кино, шоумен, пародист, телеведущий

21 апреля Татьяна Устинова

писатель, сценарист, телеведущая

21 апреля Илья Крылов

радиозвукорежиссер

23 апреля Ашот Насибов

российский тележурналист, теле- и радиоведущий

24 апреля Дарья Златопольская

ведущая программы «Белая студия» на телеканале «Культура», «Танцы со звездами» на телеканале «Россия 1»

25 апреля Татьяна Фонина

член Академиии Российского телевидения

25 апреля Андрей Максимов

телерадиоведущий, член Академии российского телевидения

25 апреля Валерий Зиберев

телеоператор