Сайт business2community.com опубликовал инфографику The Science of Storytelling, посвященную общению брендов с потребителями через контент. Мы перевели этот материал. Встречайте «Науку рассказа». Краткое содержание: данные о медиапотреблении, рекомендации по написанию, немного нейрофизиологии.

Александр Амзин

Мы и Жо

Подробнее ...

Будьте немного выше читателя

Автор   Опубликовано 09-06-2015 в Журналистика   Всего комментариев: 0
Правила журнналистов: Максим Кононенко

Мои правила мало применимы к новостям и репортажам, но это, тем не менее, мои правила. Правила моего жанра.

1. Вызывайте эмоцию. Читатель должен с вами или не согласиться, или ощутить, что он думает так же. Именно поэтому любой авторский текст должен быть субъективен. Написание абсолютно объективной аналитики, с приведением всех возможных точек зрения законам моего жанра противоречит, поскольку это попросту скучно будет читать.

2. Будьте немного выше читателя.

3. В остальном же считайте читателя равным. Кажется, что два этих правила противоречат друг другу, но это не так. Вы пишете для читателя, но вы лучше читателя знаете, что ему нужно. Зубной врач лучше пациента знает, что нужно пациенту. При этом он относится к пациенту с уважением, потому что тот платит. Поэтому будьте выше читателя, но разговаривайте с ним как с равным себе.

4. Не пытайтесь показаться умнее, чем вы есть на самом деле. Не используйте слов, значения которых вы не понимаете. Хороший актер не изображает персонажа, а становится им. Плохой - изображает. Это сразу же видно. Будьте собой.

5. Не используйте вопросительные предложения. Доколе? Кто виноват? Случайность? Это отвратительно. Особенно, когда следует несколько таких вопросов подряд. Читатель подумает, что вы и сами ничего не знаете, а статьи взялись писать. Тем более, что каждый вопрос можно превратить в утверждение. Например: что же заставило его так поступить? Используйте вместо этого конструкцию: давайте посмотрим, что же заставило его так поступить. И тогда читатель почувствует, что вы знаете толк.

6. Утверждайте. Совершенно очевидно. Дураку ясно. Слону понятно. Нет никакого сомнения в том, что это будет бесить читателя, то есть - вызывать эмоцию, см. правило первое.

7. Излучайте уверенность. Не пишите с отточиями. Даже размышляя на бумаге, то есть не имея во время написания сформировавшейся точки зрения, надо быть уверенным в том, что ты пишешь. Покажите читателю, насколько у вас в голове всё разложено. Как у вас там всё хирургически сияет и как скальпель следует за зажимом. У вас сильные руки, холодный разум, вы всё знаете в описываемой области, но готовы признаться в незнании других областей. Это вызывает доверие - да, автор признается в незнании того, что быть может знает читатель, но тогда уж он точно понимает в том, о чем пишет.

8. По возможности не пишите о том, чего не знаете, если об этом может знать кто-то другой. Надо писать или о том, о чем знаешь, или о том, чего не знает никто.

9. Уважайте своих героев. Не пишите о них с пренебрежением. Не коверкайте фамилии, не называйте Удальцова Тютюкиным, а Быкова - Зильбертрудом. Старайтесь называть героев по имени и отчеству. Вы ничем не лучше ваших героев.

10. Чувствуйте этические нюансы. Если кого-то избили или, не дай бог убили, если девушка пишет из колонии, что там плохо - не смейтесь над этим. Смеяться можно над тем, что из этого сделают соратники пострадавшего. Но самого пострадавшего нельзя трогать. Нельзя трогать семьи, внешность, физические изъяны. То же самое относится и к фразам типа «чистые светлые лица» или "следы вырождения на лице", которые ничего, кроме отвращения не вызывают. Не пишите, что активистки некрасивые или что Владимир Владимирович в восхитительной физической форме. И то и другое отвратительно, поскольку красота активисток и физическая форма Владимира Владимировича никого, кроме них самих и их близких интересовать не должны.

11. Не врите. Не врите не только в текстах, но и в жизни. Любая ложь рано или поздно раскроется. И никакая ложь не стоит того, чтобы ее выдумывать и распространять. Самое плохое - когда вы сами не верите тому, что вы написали.

12. Проверяйте фактуру. В наши интернет-дни это несложно. Никогда не верьте никому на слово. Находите первоисточник любой новости. Имейте внутри себя рейтинг доверия первоистчникам. Если вы в большой и мощной статье не проверите один маленький факт и он не будет соответствовать действительности - вам это припомнят.

13. Признавайте ошибки. Если вы все же опубликовали непроверенный факт и вам на это аргументированно указали - не надо искать оправданий и выкручиваться. Просто признайте свою неправоту. Это повысит доверие к вам.

14. Самое главное - не относитесь к статьям как к романам. Время жизни любой статьи, даже если вы писали ее месяц - один-два дня. Осознайте это и будьте готовы к тому, что мир неблагодарен.

Максим Кононенко

Текст и фото Журдом

Подробнее ...

Юрий Сапрыкин, бывший главный редактор российского журнала «Афиша», прочел лекцию «Куда мы катимся: журналистика между “Сегодня” и “Завтра”» в Школе гражданской журналистики. Он рассказал об «информационных пузырях», важности human touch и гибели фактчекинга. Медиакритика.by записала самые интересные тезисы.

О скорости распространения информации

Скорость распространения информации стала неизмеримо выше, и поэтому если раньше у тебя был какой-то производственный цикл — номер подписан, номер ушел в печать, через 10 часов он появится на прилавках, или через два дня, если речь идет о журнале, в какой-то момент можно выдохнуть и задуматься о том, что делать дальше, — то сейчас никакого такого цикла нет. Все время надо что-то делать и вообще кто быстрее, тот и прав.

О восприятии изданий

Вся эта заточенность под социальные сети, под SMM, под лояльность через подсчет количества лайков, через подписку на аккаунты привела к тому, что люди уже не очень-то воспринимают издание как издание. Действительно всем очевидно, что люди кликают на интересную статью, не всегда понимая, откуда она взялась. А если уж издание называется «Слон» или «Сноб», то для читателя все сливается в одно целое. И еще Colta там же. Все — один большой конгломерат, из которого в фейсбуке на тебя периодически выпрыгивают статьи. В такой ситуации поддерживать какую-то марку, какую-то идеологию, какие-то голос и знание становится очень сложно.

О лонгридах

Есть знаменитый пример того, как должны выглядеть в будущем так называемые лонгриды — это спецпроект «The New York Times» Snow Fall. Такая гигантская мультимедийная штука, из которой на тебя помимо текста выплывают картинки, видео, шумы и так далее. Сейчас в стилистике этого Сноуфола заверстываются материалы Дарьи Асламовой в «Комсомольской правде» про то, как тяжко русским жить в Литве, и какое там фашистское правительство. Подозреваю, что у него есть даже мобильная версия, и все это здорово работает на экране мобильного, как предсказывали эксперты пять лет назад.

О нежурналистике

В ситуации, когда все стало высокотехнологичной пропагандой, есть искушение вообще плюнуть на эту профессию и заняться чем-то близким, но немножко другим. Есть ценностно чуждый мне, но, безусловно, мощный в каких-то своих медийных компетенциях ресурс «Спутник и Погром». Давайте сделаем такой же, но с противоположным идеологическим знаком. То есть, давайте будем просто заниматься откровенной пропагандой. Или давайте вообще на все это плюнем и будем делать какие-то вещи для вечности — «Арзамас». Безусловно, это не журналистские материалы, да и вообще не медийные материалы. Это какие-то книжки в цифровой форме, которые можно поставить на полку и когда-то в вечности к ним вернуться. Тем более, как показывается практика, никакой вечности, в которой ты читал бы потом материалы «Арзамаса», не существует. Это актуально именно для этого времени, когда оказываются невозможными какие-то более сиюминутные, честные и профессиональные журналистские вещи.

Об «информационных пузырях»

Настоящая беда еще глубже — беда в том, что все эти наши дорогие пользователи и мы с вами просто в силу технологического устройства соцсетей загоняем себя в такие «информационные пузыри» из-за того, что мы лайкаем то, что нам нравится, и больше смотрим те аккаунты, которые нам нравятся, но постепенно сеть, будь то Фейсбук, Гугл или что угодно, все больше нам их и показывает. И не показывает то, что нам не нравится. В результате мы оказываемся в таком коконе, в котором есть какой-то набор тем и интерпретаций этих тем, и извне которого до нас чисто технологически ничего не долетает. Иногда в этот кокон влетает какой-нибудь твит Егора Холмогорова, и ты думаешь: «Какой ужас, вот, оказывается, что в жизни бывает!» Но если ты специально не следишь за творчеством этого автора, то может показаться, что вообще и нет таких людей, и нет таких взглядов, и нет таких интерпретаций реальности, и все нормально.

О несостоявшихся журналистских подвигах

А еще появилась довольно популярная позиция: вы знаете, все так сложно, так сложно и непонятно, где правда, а где ложь, и кто сбил самолет, мы никогда не узнаем, поэтому лучше об этом не думать. Такая очень изящная московская интеллигентская отмазка. Но штука-то в том, что самолет кто-то сбил. Его могли сбить с двух разных сторон, и он совершенно точно не сам упал, и на этот вопрос есть ответ, и он один. И миссия журналистов в некотором роде и заключается в том, чтобы дать этот единственно верный ответ. И они его дают. Но дальше тот информационный мир, в котором мы существуем, оказывается устроен так, что этот ответ очень легко не услышать или не заметить, или сделать вид, что это не ответ, а просто одна из версий, а на самом деле все сложно и неоднозначно. И это ловушка, в которую, за редким исключением, проваливаются все блистательные журналистские подвиги.

О несбывшихся надеждах

Тема моей лекции — «Журналистика между “Сегодня” и “Завтра”». «Сегодня» и «Завтра» — две знаковые газеты 90-х годов. Газета «Сегодня» входила в холдинг «Медиа-мост» и была абсолютно блестящим изданием на деньги редактора Гусинского, в котором работал весь цвет журналистики в диапазоне от Сергея Пархоменко до Михаила Леонтьева (тогда разница между ними была не так велика, как сейчас). Казалось, что это наше светлое европейское будущее наряду с газетой «Коммерсантъ», про которую ничего особенно объяснять не надо – она и сейчас в прекрасной форме. Газета «Завтра» наоборот воспринималась как какое-то маргинальное безумие: сидит куча каких-то недобитых коммунистов в окопе и оттуда в ужасной, замшелой, пропагандистской стилистике что-то орет. Есть безумные передовицы Проханова и какой-то коллектив людей: полковник Шурыгин, журналист Бородай, карикатурист Геннадий Животов, которые пишут совершенно оголтелый пропагандистский бред. Казалось, что есть профессиональное европейское будущее и есть замшелое, отсталое, совковое пропагандистское прошлое. А в результате все вышло ровно наоборот: будущее оказалось совершенно не таким, каким мы его тогда себе представляли. Если смотреть на российский медийный ландшафт сегодня, то выясняется, что стилистика газеты «Завтра», язык газеты «Завтра», система ценностей газеты «Завтра» полностью победили. Все стало газетой «Завтра».

О приспособлении к новым форматам

Все лекции, на которых я рассказывал, как через пять лет мы все будем читать с мобильного телефона, в основном были посвящены тому, как эту корректную, профессиональную, европейскоориентированную журналистику переложить на новые технические средства. Тогда казалось, что проблема заключается в этом: бумага умирает, и надо как-то переползти в новый цифровой мир, не растеряв денег, завоевав новых читателей, перейдя на новые форматы. В результате оказалось, что глобальная газета «Завтра» тоже прекрасно переползла в эти форматы и с помощью государственных денег чувствует себя в них совершенно замечательно. Что SMM «Life News» и те умения, с которыми «Life News» ведет себя в социальных сетях ничуть не хуже, если не превосходит по качеству SMM старой «Ленты.Ру» и вообще кого угодно.

О гибели фактчекинга

Одна из вещей, которая появилась с одной стороны в связи с быстротой и дешевизной распространения информации, а с другой стороны в связи с информационной войной, — это полная гибель фактчекинга. То есть в каком-то прекрасном и совершенном мире существует служба фактчекинга «Нью-Йоркера», который всем людям, упомянутым в материале, звонит по 30 раз и выверяет каждый упомянутый о них факт, но в реальности не то, чтобы фейсбучные пользователи, а уже и большие информационные агентства давно забили на все. История с новостями из Кореи, которая повторяется раз за разом с пугающей частотой, лишний раз это доказывает.

О human touch

Мне кажется, что самыми важными сейчас являются материалы или журналистские стратегии, которые проламывают стенки «информационных пузырей», оказываются значимыми и релевантными для людей с противоположными взглядом на жизнь и разными системами ценностей. Образцовым примером для меня является материал Елены Костюченко про бурятского танкиста. Это какая-то штука, которую прочитали абсолютно все. История, которая тебя захватывает эмоционально. Она очень человеческая. Когда люди, начитавшиеся западных книг про медиаменеджмент, говорят про human touch, они имеют в виду, наверное, что-то более сентиментальное, с сайта AdMe.ru, а тут это не human touch, а какой-то просто удар в лоб. Это история, которую невозможно опровергнуть, потому что вот живой человек, который рассказывает о своих похождениях, причем рассказывает абсолютно неангажированно, с холодным носом. Еще один пример материала, который действует безотказно вне зависимости от того, каких ты убеждений придерживаешься, кому ты ставишь лайки и в каком окопе ты сидишь, – это фотографии Максима Авдеева последнего года. Качество материала сразу видно по тому, что его невозможно прицепить на знамя ни одной из враждующих сторон. Они задают какую-то гораздо более сложную и трехмерную картинку, и в этом их безусловное достоинство.

О новостях на экране блокировки

На чем мы будем читать журналы и газеты через пять лет? У меня есть две гипотезы. Мне кажется, что через пять лет мы будем читать все это, во-первых, в мессенджерах, а, во-вторых, в часах. Уж сколько раз это происходило: когда компания Apple выпускает какой-то предмет, который кажется ненужной глупостью, абсолютной блажью и излишеством. Но проходит пять лет, и оказывается, что именно это и становится каким-то базовым средством коммуникации и донесения информации. Мне искренне кажется, что Apple Watch — это такая тупиковая ветвь эволюции, и уж из этого точно ничего не выйдет. Наверняка они закроют производство года через два, поняв всю бесперспективность. Но при этом я совершенно не удивлюсь, если окажется, что они правы и опять все угадали. На самом деле и в истории с часами, и в истории с мессенджерами, в которые стремительно скатывается весь остальной интернет, вопрос только в одном: а как выглядят вот эти новости, эти журналистские материалы в каком-то формате маленькой картинки или маленького сообщения. Уже сейчас, если вы себе настроили в «Медузе», в «Guardian», в «New York Times» или где угодно push-уведомления, то основным интерфейсом, в котором вы взаимодействуете с новостями, оказывается даже не экран вашего мобильного телефона, а экран блокировки. Если телефон у вас лежит в кармане некоторое время, то потом вы читаете все новости, не включая его. И это ровно те новости, которые будут вылетать и точно так же высвечиваться на ваших экранах, и те же новости, которые будут появляться в каком-то виде в этих часах.

О базовых ценностях

Эти вишенки на торте: часы, дроны, издание Vox со своим human touch и прочими достоинствами – все это не отменяет традиционных журналистских добродетелей. Это приемы, которые должны знать свое место, не заменяя базу, которая есть в этой профессии. Я абсолютно убежден, что независимо от того, какой период мы сейчас переживаем, насколько газета «Завтра» со своей стилистикой и системой ценностей пожрала все вокруг, куда переезжают редакции и какими методами обхода блокировок они пользуются, все равно база остается той же самой.

Софья Урманчеева

Mediakritika.by

Фото: Журнал Афиша

Подробнее ...

Скотт Карни: хватит обирать журналистов

Автор   Опубликовано 04-06-2015 в Журналистика   Всего комментариев: 0
WordRates & PitchLab: Yelp для фрилансеров и питчинговое агентство

Сотрудничая с такими известными агентствами, как Wired и Outside, фрилансер Скотт Карни написал много журналистских материалов, а затем произвел некоторые подсчеты. Он получал от 5 000 до 8 000 долларов за публикацию в одном из этих изданий. Но, когда он проверил цены за рекламу в этом же самом издании, он увидел ошеломляющие цены – порядка 140 000 долларов. "Я понял, что эта индустрия получает огромные деньги, но мы (авторы) не получаем своей доли", – сказал он IJNet.

Журналистам недоплачивают, их упускают из виду и поддерживают представление о них как о "голодающих художниках".

Карни – публикующийся автор, работающий в этом бизнесе многие десятилетия, борется с этой ситуацией с помощью проекта, поддерживающего стремление фрилансеров преуспеть в мире СМИ. Деньги на этот проект собираются с помощью кампании на Kickstarter.

Цель кампании – собрать средства на проект, который Карни называет WordRates & PitchLab. Предполагается, что это будет цифровой концентратор для фрилансеров, который поможет им делиться информацией об условиях контрактов и о том, сколько платят различные издания, а также оценивать работу различных редакторов и СМИ и создавать лучшие стратегии питчинга своих историй.

"Помогать сообществу фрилансеров – это привлекательная идея, – говорит Карни. – Начиная работать как фрилансер, я имел очень небольшую поддержку. У меня были знакомые, которые занимались этим, но никто не учил меня бизнес-навыкам, необходимым для этой работы".

Замечательно также то, что кампания на сайте Kickstarter – спустя два дня после запуска – не только уже собрала нужную сумму – Карни ставил целью собрать 6 500 долларов США, – но и превысила цель на 2 000 долларов. Карни предполагает, что сервис начнет работать в августе. Проект уже поддержали 234 человека.

Итак, как же на самом деле проект будет выглядеть и что он будет делать?

Проект можно разделить на две части. Во-первых, Карни говорит о WordRates, похожей на Yelp платформе, которую он готовит к запуску. Идея заключается в том, чтобы дать независимым журналистам место, где они будут делиться своим опытом сотрудничества с различными СМИ. Журналисты могут оставлять отзывы о своем опыте работы с конкретным редактором или издательством. Информация о "хороших, плохих, злых" редакторах будет связана со страницами их профилей.

На платформе фрилансеры также смогут сравнивать условия договоров – аспект, который особенно держится в секрете. Использующие эту платформу фрилансеры получат больше информации о том, кто обладает правами на контент, созданный для данного издания, каковы ставки и слабые места договора с юридической точки зрения.

Одна из идей проекта заключается в том, чтобы только платные пользователи имели доступ к информации WordRates. Карни продолжает работать над деталями проекта.

Вторая часть проекта – PitchLab. Идеей Карни было создание сообщества, куда любой автор может отправить питч – особенно питч материалов в жанре журналистики больших форм. Группа опытных журналистов – Карни и его команда, членов которой он нашел в сети и которые помогают ему в свободное время, – проанализируют эти питчи, а потом помогут в продаже перспективных питчей.

По сути, это превращает PitchLab в своего рода агентство. Карни, работавший с агентами, в частности при публикации своей книги, говорит, что он всегда зарабатывал больше, если кто-то другой занимался организацией публикаций.

Фрилансерам "трудно выступать в своих собственных интересах, – говорит он. – Если вы получаете предложение о покупке своего материала, бывает трудно сказать "нет", это связано с вашей самооценкой. Мы хотим, чтобы фрилансеры относились к своей работе как к товару и могли сильнее торговаться с тем, кто его покупает".

Карни твердо верит, что использование добровольных "агентов", помогающих продавать материалы, поможет фрилансерам получать более высокую – и более справедливую – оплату работы, и это главная цель проекта.

По словам Карни, кроме финансовой поддержки кампании на Kickstarter, он получал шквал писем в поддержку этого начинания.

"Авторы знают, что ситуация должна измениться, – говорит он. И редакторы, которые, возможно, будут подвергаться критике в похожей на Yelp части сайта за то, что не отвечают вовремя на письма, или за то, что с ними трудно работать, оценят и ее преимущества, потому что перед ними стоят те же цели – поиск талантливых журналистов и создание отличного контента.

По словам Карни, WordRates & PitchLab представляет новый подход к делу, так как создает устойчивую бизнес-модель, ориентированную на фрилансеров.

Сейчас такие, помогающие фрилансерам, ресурсы, как Mediabistro и Contently, предоставляют советы и примеры успешных питчей и общения с редакторами. Другие сайты, такие как Scratch Magazine, имеют базы данных, сравнивающие оплату в разных изданиях, – информация преимущественно поступает от самих фрилансеров. Однако "немногие не боятся запачкать руки и сами взяться за ведение переговоров", – говорит Карни.

В конечном итоге то, насколько успешен будет сайт, зависит от того, сколько людей будет в нем заинтересовано.

"Если авторы действительно примут участие в работе сайта, он станет успешным. Если у нас не будет активного сообщества, мы не преуспеем в этом деле, – говорит он. – Если даже единственным результатом работы сайта станет то, что фрилансеры будут более настойчиво бороться за оплату своей работы, я буду считать, что добился успеха".

Автор Dena Levitz

Изображение пользователя Christian Gonzalez, лицензия CC сайта Flickr.

ijnet

Подробнее ...

Год назад New York Times в своем Innovation Report констатировал смерть классической схемы потребления информации читателем: «Трафик на главную страницу падает каждый год, месяц за месяцем. Трафик на главные страницы рубрик — незначительный». При этом общий трафик на сайте New York Times не падает, люди просто стали заходить через другую дверь — поиск и социальные сети.

В верстке и рубричной структуре NYT черт ногу сломит, тем не менее, не это стало причиной смещения пользовательского внимания. Действительно, если раньше аудитория попадала на главную страницу СМИ, а с нее растекалась по публикациям («газетная», аналоговая схема потребления), то сейчас большая доля читателей идет прямиком на страницу материала, через выдачу поисковика или по ссылке в социальной сети, минуя главную страницу.

Количество трафика на главные страницы и рубрики сайтов снижается, и будет продолжать это делать.

 

Что это значит?
Что изменилось для редакций?

Смещение внимания пользователя с рубрикатора и главной страницы на страницу материала меняет многое. Люди приходят на страницу материала и покидают ресурс с нее же. Отсюда вывод: «цеплять» пользователя нужно именно тут.

1. Меняется отношение к структуре сайта.
Осознавая, что главная страница перестает быть точкой входа, а становится витриной, редакция может смело заняться укрупнением рубрик, а в освободившееся время делать «адаптирующуюся под повестку дня главную страницу», как поступает Медуза:

Фактически, мы верстаем онлайн-газету в прямом эфире.
— Тихий день. Ничего не происходит. Новости можно поставить пониже, а сверху поставить крутой материал, не связанный с новостной повесткой.
— Адский день. Происходит что-то из ряда вон. Вся главная должна быть про это и очень быстро и заметно меняться. Материалы (быстрая реакция) меняются на срочные новости, все это собирается в темы и постоянно обновляется.
— Ночь. Если у вас нет ночной смены (у нас нет). Держать сверху блок «Последние новости» странно (потому что это неправда). Логично поставить «Главные новости» — но странно это задавать программно, легче ежедневно переименовать уже существующий.
— Выходные. Политики меньше, развлечений больше. Главная должна выглядеть совсем иначе.
— Сюжеты. Методом проб и ошибок стало понятно: автоматические и неавтоматические подборки по темам на отдельных страницах не работают. На первый взгляд это кажется логичным, но читателям такое не нужно. Но что делать, если всю неделю ищут пропавший самолет? Или редакция уже месяц пишет про обезболивания раковых больных? Можно собрать материалы вместе но прямо на главной странице. Но опять же — это не может быть автоматически: во-первых, в любой теме бывают более важные материалы и более проходные (вторые никуда выносить не надо), во-вторых, интересных тем сейчас может не быть — ну и не надо высасывать их из пальца, потому что так требует структура сайта.


2. Что более важно, меняется отношение к выпуску.
Например, в редакциях контент-проектов Mail.Ru (а это Hi-Tech, Авто, Афиша, Дети, Здоровье, Леди, Недвижимость, Новости) мы не рассматриваем более инфографики, фотогалереи, видео как независимые материалы. Одноименные рубрики упразднены, а перечисленные форматы используются в качестве дополнений («обвесов») для основного текста.

Читатель ищет конкретные темы, а не формы их подачи. Представьте себе, что переходите по ссылке, где в ряд выставлены картинки «Как мыть руки», «Почему падают самолеты» и «Как склеить бумажные розы на 8 марта». Такое попурри мало кого увлечет. Но в материале об инфекционных заболеваниях инфографика «Как правильно мыть руки» сработает на информационное обогащение материала. Вероятность, что пользователь сделает клик, чтобы рассмотреть ее подробнее, многократно возрастает.

Такие «обвесы» решают проблему навигации: удерживают внимание посетителя на ресурсе, увеличивают время пребывания и глубину просмотров на сессию.

Как следствие — меняется логика создания такого контента. Он начинает подчиняться принципу многократного использования. Мы больше не рисуем «одноразовые» инфографики: «Как мыть руки» в виде вреза можно использовать во всех без исключения материалах про инфекционные заболевания.

Инвестировав один раз в создание контента, можно многократно его «перепродавать». Инфографика «Почему падают самолеты» может использоваться повторно, хоть и по печальным поводам. А вот «Как склеить бумажные розы к 8 марта» скорее всего себя не окупит — её можно публиковать лишь один раз в году.

По этой же причине плохи одноразовые справки (так мы называем объяснительную журналистику) и покупка фотогалерей без возможности продемонстрировать их хотя бы в пяти-шести публикациях. Редакция не должна рассматривать такой контент как самодостаточный. Функция подобных материалов — сопроводительная: они ждут своих текстов, которым добавят стоимости.

 

3. Повышается необходимость в высшей информативной стоимости материала.

Читатель становится требовательнее к предлагаемому контенту. Решение — закрыть окно или продолжить читать — принимается сразу после входа на страницу материала, а не после нескольких кликов с главной.

Сообщить о новости первым уже недостаточно. Быть первым, кто сопроводит новость фотографиями, видео, подборками мнений, придаст материалу наглядность и сюжетность — важнее.

Богдана Серебриян, Сергей Паранько, Мика Стецовский и Оля Сидорова.

Medium.com

Подробнее ...

Главный редактор «Эха Москвы» Алексей Венедиктов поделился на форуме «3D Журналистика» своими секретами профессионального мастерства: подготовка к интервью важна, но все может решить случай, всегда нужно продумать заранее последний вопрос, а сложнее всего для журналиста скрыть симпатию к своему «клиенту».

Свое выступление на медиафоруме «3D Журналистика» в Петербурге 16 мая Алексей Венедиктов посвятил секретам интервью, хотя и считает, что медиасфера скоро останется без этого жанра. «Жанр интервью умирает постепенно, – признал главред «Эха». – Мы сейчас с вами на похоронах полуживого жанра. Тем не менее даже полуживого нужно обрядить хорошо».

Роль случая

Алексей Венедиктов уверен, что подготовка – важнейший этап интервью, но неожиданности могут повернуть все с ног на голову в любой момент. «Интервьюер должен быть готов ко всему, – уверен главред. – У меня было несколько провалов, которые невозможно было предсказать. Хотя я знаю, что я лучший интервьюер в этой стране. После меня Собчак, а потом Познер».

В качестве примера Венедиктов приводит свой собственный опыт интервью с Майей Плисецкой в 2000 году. По словам главреда, он тщательно подготовился к беседе с балериной, но она пришла на «Эхо» в дурном расположении духа и отвечала на все вопросы очень немногословно. «С тех пор я не брал у нее интервью, – признался Венедиктов. – Есть такие неудобные люди. Как бы вы ни готовились, может ничего не сложиться. Нужно быть готовым к этому».

Бывают форс-мажоры и технические. «Владимир Вольфович Жириновский сидит в студии, и под ним ломается стул, – вспомнил Венедиктов случай из редакционной жизни. – Разъехались ножки, Жириновский спланировал на пол, при этом поймал микрофон и продолжал говорить. Передо мной в студии исчез человек. Ему приносят стул, он его проверяет, садится, при этом продолжает говорить без остановки, отвечает на мои реплики. Я задаю ему серьезные вопросы, а меня колбасит от смеха».

Добить клиента

Журналист на интервью – помеха для гостя в студии, уверен Венедиктов. «Надо помнить, что люди приходят давать интервью не вам, а своим фанатам или избирателям, – объяснил он. – А вы помеха между ними и микрофоном. Они приходят давать интервью со своей целью – быть белым и пушистым. И возникает вопрос: надо с ними бороться или пусть говорят, что хотят?» Сам Венедиктов использует несколько приемов, чтобы раскрыть героя интервью (или «клиента», как выражается сам Венедиктов).

Например, журналист подстегивает гостя в студии, рассказывающего о своих успехах приготовленными заранее общими фразами, выказывая недоверие словами «Да ладно?!». Тогда собеседник может выдать эмоциональный ответ на эту реплику.

Венедиктов всегда перед интервью ставит себе какую-либо определенную цель, чтобы в итоге получить яркую новость от гостя, которая разлетится по лентам СМИ. «Интервью дает масса людей массе изданий. В головах аудитории остаются только фразы, – напоминает главред. – Это нужно помнить, особенно если собираетесь делать на этом карьеру». Венедиктов советует всегда заранее продумывать и записывать последний главный вопрос собеседнику. «Интервью может быть полной кашей, но что-то должно запомниться, что-то должно цитироваться», – советует журналист.

Добиваться этой цели нужно, по мнению главного редактора «Эха Москвы», настойчиво. В качестве примера он приводит свое интервью 1997 года с бывшим президентом Азербайджана Гейдаром Алиевым. Тогда Алексею Венедиктову пришлось «добивать» своего гостя, повторяя один и тот же вопрос. Журналист поставил перед собой четкую цель: Алиев должен объявить о своем выдвижении на второй срок. «Спрашиваю его, будет ли он избираться на второй срок – увильнул. Проходит минуты три, повторяю вопрос – снова без ответа, – рассказал Венедиктов. – Я уже вижу, что эфир не состоялся, весь на общих словах о товарообороте и товарообмене. И вот мы прощаемся, и я иду на хамство: «Так будете выдвигаться или не будете?» И он мне отвечает: «А что, все этим оставлять?» И тут же новости разлетелись по всем лентам».

Именно этого шанса «добить клиента» очень не хватает многим журналистам при работе на пресс-конференциях. Для таких мероприятий Венедиктов советует журналистам очень тщательно формулировать вопрос, чтобы возможность увильнуть от ответа сводилась к минимуму. Важно также привлечь внимание модераторов, чтобы «девушка с микрофоном» не прошла мимо. «Мы на «Эхе» считаем, что на пресс-конференции нужно выглядеть так, чтобы вас заметили,–поделился опытом Венедиктов. – У нас есть так называемый лимонный пиджак. На самом деле, их два – разного размера. Они такого цвета, что режет глаза. Мы всегда в редакции заранее проговариваем план для журналиста».

Чего не может Венедиктов

Самое сложное, по мнению Алексея Венедиктова, игнорировать свое личное отношение к собеседнику во время интервью. Симпатии и антипатии журналистов могут повлиять на их поведение во время беседы с «клиентом». Стремясь взглянуть на гостя в студии объективно и забыть о давней дружбе, например, некоторые интервьюеры становятся агрессивнее, чем могли бы быть в разговоре с любым другим человеком. «У меня не будет для вас совета для такой ситуации,–признался Алексей Венедиктов. – Все индивидуально. Для меня самое трудное интервью – с друзьями. У меня почти не было эфиров с Немцовым, потому что мы были хорошо знакомы. Возьмите любого из нас троих: Собчак, Познер и я – и вы увидите, когда человек нам нравится. Как это контролировать, как это в себе вырезать, как из себя это вырезать – не знаю».

Журналистика растворится

Хотя главный редактор «Эха Москвы» и уверен, что интервью можно считать покойным жанром, сейчас спрос на него у аудитории радиостанции стабильный. Венедиктов считает, что военный конфликт на Украине научил людей самостоятельно искать факты в интернете и в СМИ их в первую очередь интересуют мнения. Именно мнения различных экспертов и должно предоставлять «Эхо Москвы» своим слушателям.

Впрочем, на будущее журналистики в целом Венедиктов смотрит с пессимизмом. «Наша профессия умирает, – считает он. – Я думаю, что через 10 лет она растворится. Любой человек в соцсети проявляет себя в роли журналиста. Он добывает информацию и распространяет ее среди своих подписчиков». Так, сообщая о погоде в своем городе, любой пользователь интернета публикует некую новость, а отзыв о фильме становится практически рецензией, которая формирует мнение подписчиков этого человека. «Это угроза профессии, мы ее признаем, –рассказал Венедиктов. – Наше преимущество в том, что журналист своим именем верифицирует информацию. Я не могу написать ложь, меня перестанут читать или оштрафуют». Сам главред признался, что уже около двух лет по утрам вместо обычных новостных лент просматривает Twitter и другие соцсети.

«Выбирая профессию, вы должны понимать, что цифровая революция – это главная угроза, – заключил в финале своего выступления Алексей Венедиктов. –Сейчас каждый человек может стать распространителем информации. И конкурировать вам придется уже не с другими журналистами, а с обществом. Меняйте профессию».


Анна Чернова

Lenizdat

Подробнее ...

Тоня Самсонова - основатель TheQuestion, лондонский корреспондент радиостанции "Эхо Москвы".

Прежде чем начать записывать свои мысли, почитайте чужие.

1. Будьте собой недовольны, постарайтесь себе не нравиться. Прежде чем писать свои мысли, прочитайте чужие. Если вам предстоит говорить в эфире, проведите время за чтением. Не выходите в эфир, не потратив несколько часов на подготовку к разговору.

2. Великовозрастный журналист, совершающий ошибки, мало чем отличается от необразованной девочки, считающей, что ей в силу возраста и смазливости дозволено ошибаться. Интеллектуальный снобизм человека, решившего, что он и так все знает и разбираться ему не нужно, чудовищен. Он подбирает факты, чтобы подкрепить свою позицию. Он забыл, что журналист, как честный исследователь, должен поставить точный вопрос и искать информацию. Чтобы выносить суждения большого ума не надо. Поставить вопрос, знать заранее ответ и подбирать факты, подтверждающие ваши суждения – подлость.

3. Вашу статью прочитало сто тысяч человек, ваш эфир слушают сотни тысяч, но не надо писать для среднестатистического читателя или для большинства. Есть новости, которые делают так, чтобы «последняя доярка в последней деревне их поняла» — это цитата. Писать надо так, чтобы самому образованному и умному среди ваших читателей было интересно вас читать или слушать. Говорите и пишите для умных.

4. Не заводите теплых отношений с теми, от кого вы получаете информацию, не обещайте дружбы, откровенных разговоров, молчания. Честно предупредите тех, с кем вы можете оказаться друзьями, что вы журналист и поэтому при вас не надо обсуждать вещи, которые они не хотели бы прочитать в вашем твиттере или в вашей заметке. Люди, которые приглашают вас на пресс-конференции, светские мероприятия, покататься в машине вечером, выпить по бокалу шампанского – зовут не вас, а через вас хотят что-то рассказать тем, кто вас читает. Поэтому вся информация, которая к вам попала самыми разными способами, принадлежит не вам. Поэтому вы обязаны опубликовать все, что вы знаете и считаете важным. И вы обязаны предупредить людей, которые с вами разговаривают «по душам», о вероятности использования этой нформации в публикации, потому что вы честный журналист. Странно, что они этого не понимали, когда приглашали вас поужинать.

5. Если же вы согласились что-то узнать и пообещали молчать об услышанном – молчите и не рассказывайте никому даже коллегам. Иначе вы перестанете быть не только журналистом, но и честным человеком. Знают двое – знают все. То, что вам рассказали, рано или поздно станет публичным, но узнают об этом не от вас. Тяжело отказаться от радости – опубликовать первым, но вы же дали слово.

6. Если политик, у которого вы брали интервью, доволен вашей публикацией, а ваши вопросы он называл хорошими – вы не журналист, вы сотрудник его пиар-службы. Самое страшное, что можно услышать во время интервью от того, кому вы задаете вопросы, фразу «это хороший вопрос». Если вы действительно хорошо работаете, сначала политики и чиновники будут просить вашего редактора вас уволить, а текст интервью выкинуть, потом они будут воспринимать вас как неизбежное зло, потом начнут вас уважать, потом считать за честь поговорить с вами.

7. Из шестого правила есть исключение, иногда можно молчать, мысленно повторяя «давай, говори, еще, еще» — так бывает, когда человек вдруг потерял всякое ощущение реальности и говорит чудовищные вещи, не отдавая себе отчет. Может быть, он орет на вас, забыв, что ваша камера работает и вы в прямом эфире? – не надо пытаться его остановить.

8. Смысл журналистики – общественный прогресс. Вы пишете, разбираетесь, разоблачаете, думаете и говорите, чтобы общество было эффективнее. Делать жесткое интервью с чиновником имеет смысл в политической системе, где публичная репутация является одним из критериев, определяющих карьеру чиновника. Журналистика такой, какой я ее вижу, имеет смысл в стране с политической конкуренцией и политической системой, в которой общественное мнение влияет на карьеру чиновников и политиков. До какой степени журналистика такой, какой я ее вижу, имеет смысл в нынешней России — большой вопрос. Когда для себя я на него ответила, я уехала в Лондон.

Попробую пояснить:

- Потрясающая работа в сфере расследовательской журналистики – материалы о РЖД и коррупционных схемах Якунина. Мало того что расследование не привело к увольнению, можно предположить, что Якунина не увольняют ровно потому, что существует это расследование. Давно бы уволили, но прогибаться нельзя.

- Публичную репутацию Милонова, Мединского, Кисилева, Соловьева, и других чиновников уже сложно сделать более паршивой, чем она есть сейчас. Но чем хуже их репутация, тем более лояльны они нынешнему политическому режиму, тем больше их шансы сохранить свои должности.

Это не значит, что журналистика с другими целями не имеет смысла в России. Но делать другую журналистику я не умею.

Журдом

Подробнее ...

Ищите первоисточник

Автор   Опубликовано 18-05-2015 в Журналистика   Всего комментариев: 0

Есть правила в журналистике, которые надо соблюдать как правила дорожного движения, и все. В России слишком много плохих журналистов, несмотря на то, что это публичная профессия, где видно каждый промах. Поэтому происходящее похоже либо на полное отсутствие самоуважения, либо на мазохизм. Я напишу про работу источниками.

Если вы работаете с публичными источниками, четко разделяйте издания и сайты, на которые можно положиться, и которые надо перепроверить. Первые - это все официальные сайты ведомств, информагентства и ведущие федеральные СМИ, не запятнавшие себя публикацией непроверенной информации. Остальные требуют перепроверки, особенно если хотите приписать кому-то цитату. Впрочем, перепроверять стоить всех при малейшем подозрении - даже хорошие журналисты ошибаются. Например, если новость идет со ссылкой на сообщение иностранных СМИ, сходите на сайт и прочитайте сами - может быть ошибка в переводе.

Всегда ищите, кто дал информацию первым. Этот поиск внезапно приведет вас к массе открытий, одно из которых - возможность узнать сильно больше и точнее той выжимки, на которую вы наткнулись на просторах интернета. Поэтому всегда читайте и ссылайтесь на первоисточники.

Всегда ссылайтесь на источник информации - рынок все видит. Не надо переписывать новость у коллег и не ставить ссылки.

Всегда сомневайтесь в источнике информации и ищите подтверждения. Есть каноническое про "три подтверждения", я считаю, что их может быть два, если эти два человека не работают в одной организации. Помните, что редко бывает, что информация есть только у одного человека. Любой документ также стоит подтверждения, если только там не стоят все необходимые штампы, подписи и другие удостоверяющие подлинность документа знаки. В случае, если документ вам передал не человек, у которого действительно есть к нему доступ, а «с улицы», документ надо подтверждать. Искусство фотошопа не знает границ.

Не надо бросать все силы на поиск источников среди пресс-секретарей - большинство из них боится любого шороха и совершенно не умеют правильно дружить с журналистами - сливая нужную им информацию, формировать свою повестку у них в головах. Общаться надо непосредственно с акторами или организациями, информационно обслуживающими акторов. Работа пресс-секретаря и так заключается в том чтобы - брейкинг ньюс - с вами работать.

Если вы начали общаться с источником, обладающим высоким уровнем компетенции, нельзя приходить к нему как “чистый лист” - старайтесь стать самому экспертом в том, о чем вы пишете. Это не только поможет общаться с источниками, но и сэкономить массу времени при написании текста.

При этом не надо увлекаться слишком специфической, эксклюзивной информацией для ценителей, которая способна поразить ваше избалованное информацией воображение. Конечный потребитель информации - ваш читатель, и только для него надо работать, разъясняя самые обычные для вас вещи, и зачастую помногу раз.

При этом читатель не идиот, если вы анонсировали ему, что что-то произойдет, а этого не случилось, объясните ему почему. Если вы хорошо делали свою работу, всегда есть интересные причины, почему этого не произошло. Если, конечно, у вас за плечами не жалкое объяснение, что вы не проверили информацию и вам очень жаль. Повторюсь - если вы плохой журналист, перестаньте быть журналистом и займитесь чем-то другим.

Чем “горячее” информация, тем больше нужно времени на проверку. Лучше не написать чуши, чем пропустить важный инсайд.

Всегда проверяйте насколько вообще реализуема в реальной жизни ваша инсайдерская информация. Да, документ может быть, но будет ли он реализован? Если нет, то почему читатель должен потратить время на чтение того, что никогда не будет воплощено в жизнь? Пример: вы можете раздобыть законопроект об изменении конституционного строя в России, который собираются внести незапятнавшие себя абсурдными законопроектами депутаты. Позвоните всем ответственным людям, спросите, что происходит вообще.

Никогда не пытайтесь делать вид, что источник страшно интересен вам как личность, если это не так и он вам нужен только как носитель информации. Гораздо проще объяснить ему, что вы лишь пытаетесь не наврать и хорошо делать свою работу.

Всегда помните, что источник общается с вами либо чтобы манипулировать вами, либо потому что он идиот. Второе, несмотря на всю печальную политическую действительность - вряд ли. Всегда сопоставляйте причины манипуляции с возможностью написать об этом текст и использовать информацию в интересах читателя.

О таких очевидных вещах как никогда не озвучивать свой источник, только если попросил редактор, чтобы оценить важность информации, можно ведь и не говорить, да?

Журдом

Подробнее ...

Новости

Дни рождения

  • Сегодня
  • Завтра
  • На неделю
21 января Маша Малиновская

телеведущая

22 января Михаил Дегтярь

тележурналист и продюсер, руководитель студии «Репортер», член Академии российского телевидения

22 января Константин Наумочкин

российский продюсер, режиссёр и сценарист, телеведущий, член Академии российского телевидения

22 января Светлана Филиппова

Генеральный директор "ТВМ Групп"

22 января Анна Трефилова

журналист «Эхо Москвы»

22 января Юрий Кобаладзе

профессор кафедры международной журналистики МГИМО (университета) МИД РФ, генерал-майор СВР в отставке, соведущий программ «В круге света» и «Кейс» на радиостанции «Эхо Москвы»

21 января Маша Малиновская

телеведущая

22 января Михаил Дегтярь

тележурналист и продюсер, руководитель студии «Репортер», член Академии российского телевидения

22 января Константин Наумочкин

российский продюсер, режиссёр и сценарист, телеведущий, член Академии российского телевидения

22 января Светлана Филиппова

Генеральный директор "ТВМ Групп"

22 января Анна Трефилова

журналист «Эхо Москвы»

22 января Юрий Кобаладзе

профессор кафедры международной журналистики МГИМО (университета) МИД РФ, генерал-майор СВР в отставке, соведущий программ «В круге света» и «Кейс» на радиостанции «Эхо Москвы»

23 января Дмитрий Кочетков

комментатор Дирекции информационных программ «Первого канала»

23 января Михаил Гусман

 журналист,переводчик и интервьюер, радио и телеведущий. Первый заместитель генерального директора ИТАР-ТАСС. Заслуженный работник культуры Российской Федерации (2001)

23 января Ольга Шелест

теле— и радиоведущая

23 января Татьяна Тимофеева

редактор сайта радиостанции «Эхо Москвы»

23 января Алексей Нарышкин

журналист радиостанции «Эхо Москвы»

23 января Антон Долин

кинокритик, радио— и тележурналист

24 января Олег Вольнов

заместитель гендиректора «Первого канала» по общественно-политическому вещанию

24 января Елена Масюк

тележурналист, член Академии российского телевидения

25 января Екатерина Уфимцева

автор и ведущая программы «Театр+TV», телеканал «Россия-1»

25 января Тимофей Баженов

телевизионный журналист, зоолог, автор и ведущий программ «Дикий мир», «Сказки Баженова», «Рейтинг Баженова»

25 января Сергей Минаев

писатель, теле— и радиоведущий, главный редактор журнала Esquire, основатель креативного агентства Media Sapiens

25 января Дмитрий Шепелев

телеведущий

26 января Татьяна Болохова

шеф-редактор службы информации АСВ, ведущая программы «Уральское время. Новости»

26 января Анна Качкаева

декан факультета медикоммуникаций НИУ ВШЭ, ведущая радио «Свобода», член Академии российского телевидения

26 января Алексей Лысенков

российский телеведущий, проректор Международного института кино, телевидения и радиовещания (МИКТР). Автор и ведущий программы «Сам себе режиссёр»

26 января Вячеслав Муругов

 Генеральный продюсер кинотелепроизводственной компании Art Pictures Group. Советник генерального директора медиахолдинга «СТС Медиа». 

26 января Леонид Парфенов

российский журналист, телеведущий, режиссёр, актёр, автор популярных телепроектов «Намедни» и «Российская империя». Пятикратный лауреат ТЭФИ. Входит в Совет при Президенте РФ по развитию гражданского общества и правам человека. 

26 января Диана Хомутова

руководитель студии музыкальных программ ГТРК «Культура»

26 января Джемир Дегтяренко

Генеральный директор ИД "Медиахаус"

27 января Игорь Шестаков

гендиректор канала «Москва 24», директор дирекции цифровых каналов департамента развития цифровых технологий ВГТРК

27 января Сергей Кордо

главный продюсер продакшн-компании «WMedia Group»

27 января Елена Турубара

теле- и радиоведущая

27 января Михаил Комиссар

Генеральный директор "Интерфакс"

27 января Марина Мишункина

Заместитель генерального директора по продажам ИД "Аргументы и факты"

28 января Елена Головлева

заместитель гендиректора ТНТ, директор департамента внеэфирного промоушена

28 января Андрей Картавцев

Режиссёр документального кино. В прошлом — корреспондент программы «Неделя с Марианной Максимовской»