Звуковое сопровождение: музыкальный бизнес Михаила Гуцериева

Автор   Опубликовано 18-08-2015 в История успеха   Всего комментариев: 0

Зачем владелец «Русснефти» скупает радиостанции — как успешные, так и убыточные

Большой бизнес может соединять, казалось бы, несочетаемое. В прошлом году в репертуаре Иосифа Кобзона появилась песня «Доля женская, воля мужская» на стихи миллиардера Михаила Гуцериева. Музыку написал Макс Покровский, лидер рок-группы «Ногу свело!». Композиция получила награду на декабрьском фестивале «Песня года — 2014», который острые языки назвали «творческим вечером Гуцериева» — на сцене было исполнено и дипломами отмечено аж 12 песен на стихи владельца «Русснефти». Сам Гуцериев удостоился премии «Поэт года». Наградную статуэтку и букет цветов довольному триумфатору вручил на сцене «Олимпийского» певец Стас Михайлов. На тот момент поэт-песенник обдумывал покупку «Радио Шансон». Сделка была завершена в апреле 2015 года.

Подробнее ...
Во вторник, 11 августа в эфире РСН дебютировала программа Алёны Бородиной, экс-ведущей «Русского Радио». «Радиопортал» узнал у Алёны, с чем связан выбор радиостанции, а также ее мнение о недавних событиях, произошедших в «Русской Медиагруппе».

– Алёна, Вы теперь выходите в эфир на РСН с новой программой, которая называется «12 сантиметров». Расскажите, пожалуйста, о ней подробнее. Что это будет за программа — разговорная или развлекательная?

– Эта программа разговорно-развлекательная и развлекательно-разговорная. Наконец я дорвалась до микрофона, когда мне можно говорить много. На протяжении часа я буду беседовать с приглашенными людьми, иногда это будут селебрити, а иногда – какие-то эксперты, может быть, психологи, модельеры, косметологи. Мы будем обсуждать всё, что касается мира женщин: красоту, психологию, кулинарию, что значит быть мамой или делать карьеру, как строить бизнес или строить мужчин... Всё, чем живет женщина! На первую программу я пригласила певицу Юту и придумала тему «Женская роль». Мы обе - мамы, обе много работаем – в общем, поговорили о том, о сем. Кто будет в следующий вторник – не скажу: честно, еще не знаю. Программа пока даже не «одета», и она еще не заняла своё фиксированное место в эфирной сетке. Думаю, через две-три программы станет понятно, прижились «12 сантиметров» на РСН или нет.

– Аудитория у РР и РСН всё-таки разная. На какого слушателя рассчитана новая передача?

– Аудитория РСН сейчас молодеет, от политики и аналитики они немного уходят, тем более что в вечернем сегменте хочется уже немного расслабиться и отдохнуть. Я так понимаю, что сейчас руководство РСН заполняет вечернюю сетку программами, которые легче остального контента по смысловой и эмоциональной нагрузке. Еще в октябре прошлого года они предлагали мне вести какую-нибудь программу, но на тот момент я честно призналась: у меня уже 5 работ, и еще одну я просто не потяну, ведь эфир — это ответственность. Сейчас, спустя 2 месяца после моего ухода с РР, я уже успела соскучиться по эфиру. Тогда я сама написала в РСН, нужна ли им еще, и получила приглашение вести авторскую программу. При этом мне было сказано: «Что хочешь, то и делай. Любая твоя история». У меня было несколько готовых предложений, я расписала концепты, в частности женской программы, и именно он приглянулся РСН.

– А с кем именно вы беседовали по поводу вашего нового проекта?

– В первую очередь это Сергей Королёв, Наталья Гончарова и Олег Короткий. Мы втроем встречались на предмет того, чем я могу быть интересна РСН, организовав небольшой «мозговой штурм». С Сергеем и Натальей мы познакомились, когда РСН еще сидели с РР на одном этаже.

– Алёна, Вы столько лет отдали РР, музыкальному вещанию. И вдруг — разговорная станция. С чем это связано?

– Я очень-очень давно хотела сделать свою авторскую программу, что-то подобное периодически я делаю на телевидении. Как мне кажется, я неплохой интервьюер, и мне это очень интересно. В своё время я предлагала руководству РР сделать нечто аналогичное, но по объективным причинам оно не сочло нужным появление такой программы в эфире. И они правы: музыкальная развлекательная станция должна вещать музыку, а болтовни должно быть меньше. Музыкальные станции уходят от больших часовых программ, которые фильтруют аудиторию. После ухода с РР мне предлагали вести утреннее шоу на одной очень известной станции первой тройки, а на другую — прийти в качестве программного директора. Я очень благодарна всем за эти предложения, они поддержали мой боевой дух. А с «Русского» я ушла просто потому, что мне нужно было что-то поменять. Никаких конфликтов или недопониманий с руководством – мы очень здорово расстались, и… кто знает… Возвращаться в «линейку» и работать 5 дней в неделю я уже не хочу. Я делала это 20 лет и, признаюсь, устала. Те люди, которые ежедневно работают в прямом эфире, понимают, что это такое — когда ты не можешь опоздать или просто не прийти, даже если у тебя понос или температура 38,5. Я долго не могла принять окончательное решение, потому что я искренне люблю РР (не столько формат, сколько коллектив и само понимание того, что я делала там), но то, чем я занимаюсь сейчас, мне действительно интересно.

– Что Вы думаете о профессии ведущего музыкальных программ, которой Вы отдали столько лет? Возможно, она имеет некую возрастную планку?

– Я много думала об этом и ловила себя на мысли: мне уже 39 лет, сколько я еще буду просто трындеть в эфире? Мне нравилось делать то, что я делала, и я бы с удовольствием продолжила, но должно быть некое соответствие твоего возраста, вовлеченности в процесс, объема занятости и заработка. Линейный радиоведущий в России никогда не будет получать такие деньги, которые позволили бы ему отказаться от других, финансово более выгодных проектов. И когда ты видишь, что ежедневные эфиры занимают в твоей жизни очень много времени, понимаешь: заработать можно и в другом месте. А радио я уже много лет не рассматриваю, как источник доходов. Это хобби, но хобби не должно отнимать много времени.

– Получается, Ваш уход с РР никак не связан с изменениями в «РМГ»?

– О чем вы говорите, конечно, нет! Это всего лишь случайность, я ничего об этом не знала. Многие коллеги тоже мне говорят: «Знала, да? Свалила?» (смеется). Когда мы расставались с Кожевниковым, он говорил о том, что ему крайне не хотелось бы меня где-то слышать, и если у меня будут какие-то творческие идеи, двери его кабинета всегда открыты для меня. Мы однажды уже очень хорошо расставались, когда я уходила на «Европу плюс», и тогда он сказал: «Мы тебя еще перекупим», в результате я вернулась. Теперь, на фоне происходящего в РМГ у меня ужасно рвётся сердце. Для меня Архипов и Кожевников — это те два человека, с которыми я начинала работать на РР, они оба мои «радийные папы». И прежде всего мне очень жалко коллектив, я надеюсь, что он не пострадает. Что будет с Сергеем Витальевичем, я не знаю, но у меня колоссальное уважением к этому человеку. Сейчас пошли всякие разговоры «тебя позвали-не позвали». Пока предложения о возврате на РР мне не поступало, хотя на днях в соцсети Архипов написал, что всегда готов, а вот к чему – пойди разберись. Если такое предложение поступит — то я буду думать, потому что мне всё в этой жизни интересно. Но, если в третий раз возвращаться на РР, то уже, конечно, не в «линейку». Пока я ничего не знаю на этот счет. Мне нравится то, что я сейчас ни от кого не завишу и делаю что-то в свое удовольствие! Мне не нужно каждый день приходить в одно и то же место, делать одну и ту же работу. Свобода мне сейчас очень нужна – я планирую развивать свой бизнес, у меня компания, которая делает праздники, и я хочу уделить ей внимание – мне это нравится, и я дорожу каждым своим клиентом.

– У Вас уже был опыт старта с «нуля», когда вы работали программным директором на радио «Танго». Теперь у вас новая передача — по сути нечто подобное повторяется. Каково это?

– Работа ведущей и программирование – это две большие разницы и разная степень ответственности. Сказать, что эта деятельность для меня сильно новая, я не могу. На радио «Танго» я уже вела ток-шоу с селебрити, и мы тоже болтали обо всем, так что опыт ведения разговорной программы у меня есть. На РСН я не сижу за пультом, это делает звукорежиссер. Пока меня это немного пугает, но думаю, что смогу втянуться и получить от этого удовольствие. По одному эфиру трудно сказать, но степень ответственности меньше, чем когда ты, например, программный директор. Мне очень нравится тот подход, которому меня в своё время на радио «MAXIMUM» научил Миша Козырев: если ты включаешь микрофон, помни: в эту минуту времени радио «MAXIMUM» это ты! Перевожу: говорить в микрофон нужно тогда, когда ты уверен, что скажешь что-нибудь достойное! Если слушателям РСН придется по вкусу программа «12 сантиметров», я буду только рада!

– А что означает название «12 сантиметров»?

– Пусть каждый понимает это в меру своей испорченности. Мужская часть опрашиваемых коллег сказала: «Двенадцать — это мало, хоты бы 18-22...», на что я им ответила: «На двадцатидвухсантиметровых каблуках ходить неудобно». Пусть каждый понимает, как хочет! Я предлагала более провокационные названия, но меня не поддержали, поскольку программа будет анонсироваться днем, так что… Мне показалось, что длина или высота вполне себе ничего! (смеется).

– Озвучьте, пожалуйста, другие варианты названий.

– Не стоит их озвучивать: поле непаханое, кто-нибудь возьмет, да и сделает... Может, я захочу еще 5 программ сделать, захватить вечерний сегмент РСН и выпускать каждый вечер новые передачи — кто знает?..

– Новая программа еженедельная?

– Да. А мне больше и не нужно, иначе опять засосет эфирная жизнь – не выберешься!

– Материально такие еженедельные эфиры для вас более выгодны, чем ежедневные «линейки»?

– Тот гонорар, который мне предложили на РСН, меня вполне устроил. Деньги не большие, повторюсь, на радио много зарабатывают топ-менеджеры или звезды-звезды! Я считаю себя профессионалом, поэтому бесплатно работать на радио я не буду, но раз в неделю постоять «на табуретке» за предложенную сумму не обидно.

– Что Вы ожидаете от своей новой программы? Ведь пока это некий «подопытный кролик».

– Я хочу интерактива. Слушатели РСН настраиваются на определенного ведущего. Есть такое понятие как «продолжительность прослушивания»: аудитории либо нравится слушать конкретного человека, либо нет. Слушатель ведь может даже и не знать, что в эфире Алёна Бородина или Маша Иванова, ему важно испытывать некий элемент доверия к ведущему: комфортно ему с ним или нет. А кто там в эфире — по большому счету, всё равно. В реальной, внеэфирной жизни, я легко нахожу общий язык с людьми, и мне интересно, смогу ли найти его со слушателями РСН. На РР у меня была своя аудитория, много постоянных слушателей, которые звонили и писали мне регулярно, и я хочу понять, появятся ли «свои» люди здесь…

Беседовала Евгения Гарбар

Radioportal.ru

Подробнее ...

Константин Зарембо: "Стараемся идти в ногу со временем"

Автор   Опубликовано 13-08-2015 в Интервью месяца   Всего комментариев: 0

В сентябре прошлого года сибирское медийное пространство взбудоражила новость о консолидации «Радио Сибирь» и «МКР-Медиа». Эксперты, специалисты, все следящие за радиорынком люди гадали, как заключенная сделка отразится на остальных игроках, как она повлияет на работу самой радиостанции. О том, как «Радио Сибирь» развивается сегодня, Радиопорталу рассказал заместитель генерального директора «МКР-Медиа», президент и основатель «Радио Сибирь» Константин Зарембо.

«Кардинального ничего не произошло за последний год. Всё идёт по плану, - рассказал Зарембо. - Мы развиваемся, потихоньку меняем программное обеспечение, меняем передатчики… Стараемся идти в ногу со временем. То есть мы медленно идём вперёд. Время, наверное, всегда нелёгкое для развития. Мы пережили нынешний кризис. В каких-то городах есть спады, в каких-то они отсутствуют. Провалов нет. Общая тенденция у нас достаточно положительная. Мы обмениваемся опытом. Сейчас проходит сетевая конференция продажников. Надеюсь, что они подстегнут друг друга, обменяются опытом…».

Команду удалось полностью сохранить: «Коллектив радиостанции не изменился, - говорит заместитель генерального директора «МКР-Медиа». - Единственная причина, по которой люди покидают «Радио Сибирь», - это декретные отпуска. Со своей работой пока что все наши сотрудники справляются. Больших изменений мы не делаем и не планируем. Естественно с открытием новых станций появляются новые должности, вакансии. Добавились сотрудники «Сибновостей». В целом же штат не расширяем и стараемся оптимизировать расходы. Скоро будем делать совместные новости спорта с «Сибновостями», пока в виде эксперимента. Ими будет заниматься крупный специалист, имя его раскрывать пока не стану».

Станции осталась верна и её аудитория: «Мы местная локальная радиостанция. В каждом городе «Радио Сибирь» представлено в единственном числе: так обстоят дела и в Чите, и в Томске, и в Омске… Как местная станция, мы известны на рынке со своим охватом в районах. Проблем со слушателями не возникало и не возникает, они у нас достаточно лояльные. Мы делаем большое количество внеэфирных мероприятий, поэтому аудитория у нас стабильная, возможно, немного растёт, по крайней мере, мы точно её не потеряли».

Существенных изменений не произошло за последний год и в содержательной части эфиров: «Добавились в некоторых городах телевизионные проекты, в Кемерове, например. Мы просто стараемся усилить новостную службу и стараемся больше обмениваться новостями. Это и было в наших планах развития. Скоро запустим новые утренние шоу, новые вечерние шоу…».

История «Радио Сибирь» насчитывает двадцать три года, и за это время станция прошла большой путь: «Конечно же, за прошедшее время многое поменялось, - говорит Константин Зарембо - Многое вообще поменялось в мире, начиная от телевизоров и заканчивая компьютерами. Конечно, у «Радио Сибирь» тогда и «Радио Сибирь» сейчас разные подходы к работе, сейчас станция использует другие технологии, это две совершенно разные радиостанции. За эти годы и технологии у нас поменялись, и сотрудники. Всё уже другое. Сегодня команда более профессиональная, надо отдать ей должное. По духу, может быть, что-то и осталось. Креативность у коллектива есть, и оперативность – самое главное. Мы всегда решали все вопросы оперативно и старались быть близкими клиенту».

Основные планы «Радио Сибирь» на будущее - расширение зоны вещания: «Мы продолжим заходить в небольшие сибирские города с населением до ста тысяч человек, и в неконкурсные города, и в конкурсные, может быть. Идёт разработка частот. Скоро будем в районах Улан-Уде запускать три передатчика – в текущем году, наверное, это произойдёт. И так же три передатчика планируем запустить в следующем году. Эти шесть передатчиков будут практически покрывать республику Бурятию. Аналогичным путем идём в Кемерове, в Кузбассе. Стараемся искать контакты и с Новосибирском, чтобы открывать станции и там тоже. Но пока что всё находится в стадии переговоров, поэтому ничего конкретного не могу сказать. Мы наладили контакт с московскими партнёрами «Радио Звезда» в Томске. В сентябре состоится торжественное открытие. Надеюсь, что в начале следующего года мы услышим «Наше радио». Стараемся открывать станции в разных городах. В Чите мы начали сотрудничать с «Русским радио» «Русской медиагруппы». Потихоньку всё идёт. Пытаемся не снижать темпы…».

Елена Дюкова
Радиопортал

Подробнее ...

Бывший гендиректор РМГ — об отставке и обвинениях в коррупции

Инвестиционная компания ИФД «Капиталъ», управляющая 78% холдинга «Русская медиагруппа» (РМГ), инициировала внутреннее расследование на предмет противоправных действий менеджмента РМГ. В частности, речь идет о деятельности бывшего генерального директора группы Сергея Кожевникова, владеющего 22% РМГ. ИФД «Капиталъ» готов обратиться в прокуратуру, если будут подтверждены факты коррупции. Корреспондент «Известий» пообщался с экс-гендиректором РМГ Сергеем Кожевниковым.

— Вы будете отстаивать свою отставку?

— Безусловно, буду. Сейчас я нахожусь в плановом отпуске и вернусь в Москву только в конце августа. Всю эту ситуацию я расцениваю как реализацию ранее озвученных угроз. Ранее мне сказали, что меня снимут с должности, заведут уголовное дело и т.д. И вот, пожалуйста. Что характерно — предыдущие 14 лет деятельностью директора все были довольны, были премии, бонусы и т.д. А сейчас на меня нажимают, чтобы я продал свои акции подешевле.

— Они говорят, что вы ушли в отпуск, не выходили на связь и не интересовались судьбой компании.

— Чушь собачья. Попросите их дать формулировку, по которой меня отстраняют. За прогулы? Вовсе нет — по документам происходят простые перевыборы гендиректора, всё тихо и мирно. Все обвинения абсолютно несостоятельны, и они это понимают. Обычно все рейдерские захваты начинаются с того, что смещают гендиректора.

— ИФД «Капиталъ» инициировал внутреннее расследование. Как вам кажется, что они ищут?

— Это продолжение угроз в мой адрес. В этом году прошел аудит, были замечания, как обычно у аудиторов, после чего состоялся совет директоров, который утвердил деятельность компании и топ-менеджеров. 15 июня был утвержден гендиректор, а через месяц он вдруг оказался плохим и коррумпированным.

— То есть они проведут расследование и ничего не найдут?

— Я не знаю, что они будут делать, но моя деятельность всех устраивала, в этом году компании даже была выписана рекордная премия. Если всё плохо, то почему не лишили премии?

— Почему вы не приехали на совет директоров, когда была ваша отставка?

— Он был заочный. Мне приезжать для чего — чтобы поцеловать дверь закрытого кабинета? Закавыка в том, что нет никакого диалога. Есть только запугивание меня и поливание меня грязью через прессу.

— Каковы ваши дальнейшие действия?

— Я готов к переговорам. Я уважительно отношусь к акционерам, и если они хотят приобрести у меня долю, пусть обращаются. Пока никаких официальных предложений в мой адрес не поступало — ни оферты, ничего.

— Не хотите написать заявление по поводу угроз?

— Я воспринимаю эту ситуацию как серьезную, но, естественно, все угрозы звучат косвенно. Мне рекомендуют заботиться о себе, о семье, дают дружеские советы, но все они звучат двусмысленно: «Сам подумай, тебе же жить» и т.п.

— Но это же говорят люди с именами и фамилиями. Можно о них рассказать в правоохранительных органах?

— Я расскажу правоохранительным органам подробности, если угрозы продолжатся. Займусь этим вопросом, когда вернусь в Москву.

— Как вы будете оспаривать отставку?

— Произошло очевидное нарушение Трудового кодекса. Всё было бы по уставу, если бы я находился не в отпуске. Простым решением большинства меня бы отстранили, я бы развел руками — возразить нечего. Даже если они считают, что я слишком долго нахожусь в отпуске, они могли дождаться, когда я отбуду положенный мне 31 день.

На данный момент я не получил никакого уведомления. Мои оппоненты так торопились, что объявили о назначении Сергея Архипова, который еще не подписал ни одного контракта. Архипов — человек разумный, он пока изучает документы и не лезет в эту историю. А я подам заявление в суд и трудовую инспекцию, этим будут заниматься мои адвокаты.

— Вас могут восстановить в должности?

— Да, меня восстановят. И после этого они могут справедливо, большинством голосов, меня снова убрать.

— Вы общались с Архиповым в последнее время?

— Давно не общался, но мы давние партнеры, вместе делали «Русское радио». Последние 2 года Сергей живет в Финляндии, я его не видел. Он человек уважаемый, не будет вызывать раздражение у творческих коллективов.

— Вы до сих пор готовы продать свою долю?

— И сейчас готов продать и купить, вопрос только в цене.

— А судьба компании вас волнует?

— Безусловно, я хотел бы остаться в компании и работать. Некоторое время назад, когда из акционеров уходил Архипов, у него выкупали акции из расчета стоимости компании в $250 млн. Сейчас же на низком старте компания оценивается в $150 млн. Как вы понимаете, это в два раза ниже. И если бы у меня была задача окэшиться, я бы давно это сделал.

— Вам предпочтительнее продать или купить?

— Мне предпочтительнее работать. Несмотря на то что рынок, как я считаю, в упадке, у компании есть большие перспективы и мне интересно работать в России.

— Что вы думаете по поводу создания патриотического холдинга?

— Я думаю, что это ширма, за которой скрываются чьи-то интересны. Наша компания всегда была очень патриотичной. «Русское радио», когда оно создавалось, было самым прорывным проектом того времени. Нам говорили: «Кто будет слушать русскую музыку, эту фигню?» А мы ответили, что в стране, где 140 млн человек говорит по-русски, русскоязычное радио должно быть интересным. И мы оказались правы.

— Почему так часто из уст ваших оппонентов звучит слово «коррупция»?

— Это попытка дискредитировать меня как менеджера. В прошлом году компания достигла наивысших результатов с точки зрения доходности. У нас оборот 2,5 млрд рублей. Для всех очевидно, что при таких результатах снимать директора нелепо, поэтому выдумывают какие-то несуразицы. Про коррупцию все говорят анонимно, зато есть десятки артистов, которые поддерживают меня и не слышали ни о какой коррупции. Это продюсерский центр Меладзе, Григорий Лепс, Филипп Киркоров, Николай Басков, Макс Фадеев, Виктор Дробыш.

— Вы хотите продать 22% акций за 2,5 млрд рублей?

— Я готов эту цифру обсуждать. Я призываю ИФД «Капиталъ» встретиться. Если они считают, что это рыночная история, пусть предложат рынку приобрести РМГ. Сегодня есть предложение купить компанию за $150 млн, от этого глупо отказываться. Но ИФД уверят, что она им нужна в виде инвестиции. Но что это за странная инвестиция, когда ты покупаешь за 300, а продаешь за 100?

Если ИФД готов продать РМГ и рынок предложит адекватную цену, то я готов присоединиться к сделке. Если ИФД хочет избавиться от компании и продать за любую цену, то я готов найти соинвесторов и выкупить их долю. Также они могли бы выкупить мою долю по рыночной цене.

Олег Кормунин
Фото: ИЗВЕСТИЯ/Дамир Булатов
Известия

Подробнее ...

Сергей Бунин: "У нас нет скелетов в шкафу!"

Автор   Опубликовано 11-08-2015 в Интервью месяца   Всего комментариев: 0

Сергей Бунин – об истории развала и возрождения «Госконцерта» и покупке Русской медиагруппы

В октябре прошлого года основатель фонда «Федерация» Владимир Киселев предложил президенту Владимиру Путину создать в России патриотический медиахолдинг, который мог бы стать «инкубатором отечественных звезд». России нужны собственные идеологически правильно настроенные кумиры миллионов, объяснил он. Реализовываться эта идея начала в этом году, а ее первым этапом стала договоренность о приобретении госкомпанией – ФГУП «Госконцерт» – одного из крупнейших российских радиохолдингов – Русской медиагруппы (РМГ). ФАС уже одобрила эту сделку, стоимость которой может составить 6–7 млрд руб.
РМГ станет частью патриотического холдинга, который не только займется радио, ключевым бизнесом РМГ, но и собирается, по словам гендиректора «Госконцерта» Сергея Бунина, навести порядок на концертном рынке России.
– Хочу начать с самого очевидного вопроса. Почему «Госконцерт» решил купить Русскую медиагруппу (РМГ)?
– Мы занимаемся музыкальным бизнесом – организацией концертов, тем, что у музыкантов и радийщиков называется «офлайн». И разговоры с представителями музыкальных радиостанций и телевидения показывали, что им очень интересен этот офлайн и им хочется в эту сторону развиваться. Это очень интересное дополнение к эфиру, так как позволяет расширять возможности пиара, маркетинга, влияния, а также популяризировать свою радиостанцию или телеканал. Мы подумали: раз им интересен офлайн, то почему бы нам не заинтересоваться эфиром – радио и телеканалами?

Вместо того чтобы наших артистов постоянно продвигать в эфиры радиостанций и телеканалов, нам стало интересно самим этим заняться. Я считаю, что это поможет нам решить некоторые задачи с нашими мероприятиями. Например, когда мы проводим концерт в честь Дня России на Красной площади, артисты, конечно, понимают, что это важно, но не очень охотно идут туда выступать бесплатно. Их можно понять, это их работа и их время. И когда нам нужно провести хорошее мероприятие и мы хотим, чтобы оно не пострадало из-за усеченного бюджета, мы пытаемся договариваться с артистами каким-то образом, что-то им взамен предложить. Чем артиста можно купить, кроме денег? Конечно, эфиром на радио или ТВ.

– То есть это своего рода бартер?

– Да, это бартер. В общем-то он всегда существовал, особенно если речь идет о крупных событиях и их трансляции на центральных телеканалах. Но одно дело – пытаться продвинуть артистов в чужой эфир: всегда сложно договориться, и ты не всегда можешь быть на 100% уверен, что сможешь выполнить эти договоренности. Другое дело – предложить артисту собственный эфир, которым мы можем распоряжаться.

– А кто был инициатором этой сделки?

– Взаимодействие с РМГ началось как раз тогда, когда мы придумали некий проект, который объединил бы и РМГ, и музыкальные телеканалы. Ну т. е., по сути, все музыкальные телеканалы России. Это не значит, конечно, что их надо теперь скопом все скупать и централизованно ими управлять. Речь шла о том, что необходимо их объединить под общей идеей.

– Вы имеете в виду идею создания патриотического холдинга?

– Да, именно ее. Когда начался процесс обсуждения идеи создания патриотического холдинга, ни о каких покупках вообще не шла речь. Но в процессе, видимо, зашел разговор, и мы узнали, что «ИФД Капиталъ» не против продать свою долю в РМГ. Все-таки «ИФД Капиталъ» – инвестиционная компания, и она рано или поздно продает свои активы.

– А все-таки, кто конкретно все это придумал? И про патриотический холдинг, и про покупку РМГ?

– Идея витала в воздухе.

– Нет, так не бывает. Все равно кто-то становится драйвером процесса.

– Давайте будем говорить, что это совместная идея – моя и Владимира Киселева, с которым мы давно работаем вместе.

– Какое отношение Киселев имеет к этой сделке? Рассказывают, что именно он согласовывал ее в госструктурах и у президента. А при этом никакой должности или доли в «Госконцерте» у него нет.

– Киселев – продюсер, он очень заинтересован, чтобы у нас получился хороший проект. В данном случае он также выступает как продюсер этой идеи. Он занимается этим проектом, потому что ему интересно создать в нашей стране такую ситуацию, когда российские артисты все-таки выступают за интересы своей страны и поддерживают ее. Но это не значит, что мы теперь все будем [шагать под] «Марш славянки», а радиоэфир будет состоять из гимна, Людмилы Зыкиной и Надежды Бабкиной.

Меня очень удивляет поверхностное понимание ситуации некоторыми комментаторами, а также музыкантами, которые публично выступили против этой сделки. Никто не собирается заставлять музыкантов петь славу президенту. Артисту достаточно поучаствовать в том или ином мероприятии, посвященном, например, государственному празднику. Поклонники очень внимательно относятся к тому, что исходит от артиста. Поэтому сам факт его участия очень важен. И в этом будет проявление его патриотизма, а не в том, что он поет патриотические песни.

– Что будет из себя представлять патриотический холдинг, какие там будут активы, какие партнеры? Говорят, что идут переговоры о покупке активов у Bridge Media и ЮТВ.

– Я слово «холдинг» в данной ситуации понимаю как проект, а не как юридическое лицо. Переговоры ведутся со всеми, кто указан в письме, и даже с большим количеством участников рынка. Это переговоры о том, каким образом все эти компании и их станции и телеканалы могут поучаствовать в нашем проекте. Возможно, кто-то захочет продаться, а кто-то – стать партнером. Но мне пока не известно, чтобы кто-то из тех, с кем ведутся переговоры, кроме РМГ, хотел продать свои активы. Автор идеи письма и идеи холдинга – Киселев.

– В письме Киселева Путину указывалось, что частью патриотического холдинга могут стать телеканалы, зарегистрированные на ООО «Кремль медиа». Два года назад эту компанию учредили вы, но сейчас она принадлежит Екатерине Буниной. Это ваша родственница?

– Это я комментировать не хочу. А сама организация изначально создавалась как агентство для проведения мероприятий. На нее зарегистрированы пять СМИ. Но сейчас я к этой компании отношения не имею.

– Расскажите про финансирование сделки. Действительно ли вы берете кредит у ВТБ?

– ВТБ – это один из банков, с которым мы ведем переговоры. По крайней мере, это банк, который провел оценку РМГ в 6–7 млрд руб., и мы понимаем, на что можем рассчитывать. Пока нам ничего не дали.

– Была информация, что ВТБ готов дать не больше 2,5 млрд руб.

– Но нам же этого не хватит. Так что мы обращаемся и к другим банкам.

– Еще вы запрашивали субсидию у Минфина?

– Да, но нам не дали. Мы думали, что раз мы ФГУП, то сможем получить субсидию от государства. Но нет. Минфин объяснил, что не существует схемы, по которой он может законно выделить нам средства.

– Если вам удастся получить кредит, кто будет обслуживать долг – РМГ?

– РМГ – это действующий бизнес, который зарабатывает деньги. Так как мы берем средства на покупку РМГ, то логично, чтобы деятельность РМГ позволяла нам отдавать то, что мы взяли на эту сделку. Не вижу тут ничего странного.

– Некоторые артисты выступили против покупки РМГ «Госконцертом», написали письмо президенту Владимиру Путину. Как вы думаете, почему они решили поддержать Сергея Кожевникова – гендиректора и сооснователя РМГ, который протестует против этой сделки?

– Я могу только догадываться. Мы пока не дали ни одного повода считать, что мы были как-то непрозрачны или нечисты в этой сделке. Или использовали какие-то неправедные методы. А против нас выступают люди, непонятно как заинтересованные [в этом] и непонятно какие цели преследующие. В результате выяснилось, что, например, Иосиф Кобзон это письмо не подписывал. А Зураб Церетели сказал мне, что подписал, так как увидел под письмом фамилии уважаемых людей, в том числе Кобзона, и решил поддержать хорошую идею. Также мне рассказывали, что из группы «Любэ» никто не подписывал письмо.

Мне не страшно рассказывать о нашей сделке, разговаривать с журналистами, потому что у нас нет скелетов в шкафу. Я за каждое свое слово готов ответить. Но отвечать за всю Одессу или за всех артистов я не хочу.
Мне самому интересно, что получили люди, которые подписали письмо. Что им такого пообещали? Как они теперь с нами собираются выстраивать отношения? Ведь, по сути, они заявили, что не хотят с нами сотрудничать. Логично было бы, прежде чем подписывать письмо, спросить у нас, что будет после сделки. Мне очень странно, что артисты сделали выводы, не узнав вторую точку зрения. Хотя бы из любопытства. Когда [Михаил] Гуцериев хотел купить РМГ, разве кто-то возмутился из артистов? Нет, никто.

И вернусь к теме патриотизма. Хотелось бы понять, почему артисты, подписавшие письмо, отказались ехать в Крым? У них есть причина чего-то бояться, например, санкций? Почему тогда они пишут письмо президенту с просьбой поддержать их проблему после того, как сами отказали своей стране в поддержке? Если они, например, не считают Крым частью России, значит, не согласны с действиями президента. Зачем же они тогда просят у него поддержки? Но все это не помешало многим артистам выступить на годовщине вхождения Крыма в состав России на Красной площади. Конечно, там везде ФСО, не страшно. Когда мы ездили в Крым еще до референдума, где были [Филипп] Киркоров, Тимати, где [Виктор] Дробыш? Зато фамилии и Киркорова, и Тимати дружно красуются под письмом президенту против нашей сделки. А ведь они еще недавно заявляли, что там, где есть один, другого ни за что не будет. Что это, двойные стандарты?

– А у вас есть какой-то пул артистов, которые вас поддерживают?

– Некоторые артисты высказались за нас, и не только артисты – я слышал высказывание Дианы Гурцкая как члена Общественной палаты, об этом говорили Олег Газманов, Вика Цыганова. Безусловно, нас поддерживают те артисты, которые входят в продюсерский центр Владимира Киселева: «Земляне», «Бойкот», «Русские», «Санкт-Петербург».

– Что изменится в РМГ после сделки с «Госконцертом»?

– Мы не собираемся, прикрываясь патриотизмом, гробить РМГ. Эфир радиостанций будет наполнен [в том числе] теми же артистами, что и сейчас. Никто не отменял РМГ как бизнес, и единственное наше желание – чтобы эта компания процветала. Именно поэтому я поддержал назначение Сергея Архипова на должность гендиректора: это тот человек, который хорошо разбирается в этом бизнесе. Сейчас, по многим оценкам, РМГ недобирает в своей капитализации и эффективности. Архипов, я уверен, тот человек, который может дать компании, по крайней мере, правильный импульс.

Понятно, что любой продюсер будет поддерживать своих артистов, если у него есть свои радиостанции – глупо этого не делать. Вопрос в том, где грань разумного. Я давно знаю Киселева, он не безумец, который поставит 24 часа в сутки песни своей жены и детей. У него детей столько нет. (Смеется.) Он же не будет убивать эфир, чтобы «Русское радио» вместе со всем холдингом благополучно ушло на дно.

– Тем не менее Кожевников явно не в восторге от этой сделки. Сейчас он пытается сам выкупить долю в РМГ своих партнеров – «ИФД Капиталъ».

– Я думаю, что предложение Кожевникова точно не было сделано до того, как он начал против нас информационную войну. Он пытается информационно на эту сделку повлиять. Он затеял кампанию против своих же акционеров.

У нас нет задачи взять и изменить то, что звучит в эфире с точки зрения слов. А музыку сделать более качественной – это достойная задача. В России много артистов, особенно молодых, которые просто не могут появиться в эфире, в том числе «Русского радио». Известным артистам с их ресурсами несложно нанять достойного композитора, чтобы получить достойный хит. Пускай вкладывают деньги в это. А конкурировать с молодыми тем, что они договорились с неким продюсерским центром и «Русским радио» просто никого не пускать в эфир, пока не выполнены определенные обязательства, мне кажется стыдно.
– То есть вы хотите сказать, что сейчас на радиостанции РМГ можно попасть только за деньги?

– Нет, не только. Но, к сожалению, там эта практика достаточно распространена. Это многие знают.

– Готовы ли вы работать с Кожевниковым, если он останется миноритарием РМГ?

– Мы никогда не называли условием сделки уход Кожевникова. Если он как профессионал был бы готов свой профессионализм дальше вкладывать в развитие РМГ, мы бы были плохими акционерами, если бы этим не воспользовались. Но я не вижу, чтобы ему было интересно остаться с нами – пока он хочет просто не допустить нас в компанию.

– Если созданием патриотического холдинга занимается Киселев, какие задачи у вас?

– Мы, как «Госконцерт», являемся частью этого процесса. «Госконцерт» – это бренд, но сейчас это всего лишь бренд. Тот советский «Госконцерт» – это была могущественная организация, которая когда-то контролировала и осуществляла цензуру в области гастрольно-концертной деятельности. Без «Госконцерта» никто не мог ни уехать на гастроли, ни приехать сюда.

Но времена изменились, и о какой-либо цензуре и контроле речи больше нет. Мы работаем на рынке, на котором существует множество продюсерских компаний. Но никакого порядка в концертной деятельности сейчас нет. Порядка нет даже на примитивном уровне – как решаются санитарные, пожарные вопросы при организации концертов, как продаются билеты, кто решает, можно ли проводить концерт в конкретном помещении. Сейчас все происходит хаотично. Из-за этого в свое время «Госконцерт» и развалили – чтобы все могли делать, что они хотят. Киселев, кстати, и разваливал «Госконцерт». (Смеется.)

«Госконцерт» развалили, потому что он был символом цензуры и тотальной централизации всех процессов. А получилась другая крайность – полная анархия.

Так вот у меня, как гендиректора «Госконцерта», есть большое желание упорядочить в стране организацию концертов. И с точки зрения бытовых вопросов, и с точки зрения договоренностей с артистами. Например, мы много работаем с зарубежными музыкантами, и чем более они великие, тем менее сговорчивые. Они навязывают свои условия, а если продюсерский центр не имеет большого опыта или влияния в этой среде, то, как правило, он вынужден соглашаться на эти условия только ради того, чтобы этого артиста привезти. Экономика опережает здравый смысл, безопасность и комфорт зрителей. Поэтому иногда зрители получают на концертах ситуации, когда артисты начинают произносить антироссийские лозунги или пропаганду нетрадиционных отношений. А бывают и такие ситуации, когда крупный артист привозит с собой на концерт артиста менее известного и позволяет ему выступать, тогда как зритель заплатил деньги совсем за другое.

Например, Мадонна как-то приезжала в Россию и со сцены озвучивала политические лозунги и к тому же пела под фонограмму. Это было неуважительно по отношению к зрителям, но, видимо, по контракту она могла себе позволить это сделать.

Я хочу, чтобы таких ситуаций не было. И дело не в том, чтобы запретить артисту что-то делать на сцене. Но он должен заранее предупреждать промоутера о своих действиях – все эти вопросы должны заранее быть прописаны в контрактах. А промоутер, в свою очередь, должен предупреждать об этом зрителей.

– А какова может быть роль «Госконцерта» в этих процессах? Вы хотите стать государственным регулятором концертной деятельности в стране?

– Нет, регулятор – это не совсем правильно. Мы могли бы стать крупным агентством, которое оказывает услуги как продюсерам, так и артистам. У нас очень большой опыт в организации концертов, и мы знаем, как сделать так, чтобы все участники процесса чувствовали себя комфортно. Уже сейчас мы занимаемся вопросами снижения сроков прохождения таможни на ввоз оборудования артистов, проблемами с оформлением виз иностранцам. Мы пытаемся найти возможность ускорения этих процессов.

Это все технические вопросы, и решение каждого из них может привести к сокращению времени организации концерта и затрат, потому что все вынуждены делать это понятно каким способом. Это же все в итоге ложится на плечи потребителя, потому что все эти затраты в итоге закладываются в цену билета.

Есть еще такая история. Вот у нас сейчас строятся стадионы к чемпионату мира по футболу. Пройдет чемпионат, и чем потом эти стадионы загружать? Они не будут использоваться и превратятся в так называемых «белых слонов».

– То, что сейчас происходит в Сочи?

– Да. У нас есть идеи, как эти стадионы загрузить. И это можно делать не только концертами, это слишком узко. Там могут проходить шоу-программы. Это может быть и цирк, и автошоу – любое зрелищное мероприятие. Ведь спортом стадионы невозможно загрузить полностью. Но шоу могут быть в том числе и спортивные. Например, девушки же ходят посмотреть не на игру Дэвида Бекхэма, а на него самого. Но тренер не всегда может сделать из спортсмена медийную персону, это уже наша задача. И в итоге эти стадионы смогут приносить прибыль, а не создавать убытки.

– А как все это вяжется с темой влияния на артистов – чтобы они на сцене только пели, а не пропагандировали? Особенно если артистов везут другие продюсеры?

– Это делается с помощью контрактов. Если мы станем концертным агентством, то другие продюсеры будут к нам обращаться. Они будут знать, что мы сможем снять с них те или иные организационные проблемы. Такая служба «одного окна».

Если продюсеры согласятся работать с нами и, например, через нас вести переговоры с артистами, то мы за это предоставляем им некие возможности. А мы сами заключаем контракт с артистом как агент, и уже сами прописываем в контракте определенные условия. Это может избавить наш рынок от невыгодных контрактов и от сюрпризов, которые иногда происходят на сцене.

– Как давно вы работаете в «Госконцерте», чем вы до этого занимались?

– У нас давно была идея создать некий орган, который будет координировать концертную деятельность в стране, – некое агентство. Потом возникла идея, что создать такое агентство можно на базе «Госконцерта». Идея возникла у меня и Киселева, а приказ о моем назначении подписал [министр культуры Владимир] Мединский.

Раньше я работал в продюсерском центре массовых мероприятий, который организовывал различные зрелищные мероприятия, в том числе для фонда «Федерация».

– А Киселев какое-то участие принимал в «уговаривании» Мединского создать агентство на базе «Госконцерта»? У него же есть административный ресурс.

– По-моему, он никого не уговаривал. К тому же когда есть здравая идея и понимание позитивного результата, то и админресурс не нужен.

– Что вы обнаружили в «Госконцерте», когда стали его гендиректором? Эта компания не может похвастаться хорошими показателями бизнеса.

– Я обнаружил там определенное запустение. Раньше «Госконцерт» занимался в основном мероприятиями в области классической музыки, но они были совсем скромного уровня. Там почти не было проектов, и все оказалось очень печально с точки зрения хозяйственной деятельности. Я стал разбираться в том, откуда возникли проблемы и как их решать.

Во-первых, я сразу столкнулся с тем, что, несмотря на то, что мы вроде государственная компания, никаких госзаказов мы получить не можем – ФГУПу это не положено по статусу. А как можно заработать? Например, поучаствовать в различных тендерах. Начали пробовать, но быстро выяснилось, что это тоже невозможно, так как у «Госконцерта» отрицательный баланс.

Можно участвовать в тендере. Отлично! Начинаем пытаться участвовать в тендерах, а нам говорят, что с отрицательным балансом это делать нельзя. То есть получается замкнутый круг. Мне говорят – оплатите долги. А как – из своего кармана? И вот весь прошлый год мне необходимо было, с одной стороны, «Госконцерт» выводить в статус действующей компании. Или хотя бы участвующей в чем-то. С другой стороны, у нас совершенно нерешаемая, с точки зрения Министерства культуры, проблема с финансами.

– И как вы стали выкручиваться из этой ситуации?
– Мы начали думать про заемные деньги на те или иные проекты. Отчасти эти проблемы может решить и покупка РМГ, ведь мы будем в «Госконцерте» иметь действующий прибыльный актив.

Также продюсерский центр, в котором я уже не работаю, старается привлекать «Госконцерт» на свои мероприятия. Чтобы людей заново знакомить с этим брендом.

– Если ситуация настолько непростая, получается, что в 2014 и 2015 гг. «Госконцерт» так же убыточен, как и прежде?

– Ну, как минимум, сейчас у компании нет новых долгов. О выручке и прибыли, правда, пока речи нет. Но мы занимаемся тем, чтобы то, что мы за год сделали, принесло свои дивиденды в будущем – например, активно договариваемся о будущих проектах. Если мы просто сработаем в ноль, я назову это своей личной победой. А в 2015 г., я надеюсь, мы уже выйдем в плюс.

– Но ведь в прежние годы, до 2013 г., у «Госконцерта» была приличная выручка и даже прибыль. Как получилось, что компания осталась без средств?

– Лопнул банк, в котором у «Госконцерта» был существенный вклад. Это был «Русич центр банк», у которого в 2011 г. была отозвана лицензия. Вернуть нам ничего не удалось – Агентство по страхованию вкладов (АСВ) до сих пор осуществляет в этом банке внешнее управление.

– Минкультуры планирует акционировать «Госконцерт». Будете ли вы или ваши партнеры участвовать в его приватизации?

– Мы обращались в Минкультуры и Росимущество с просьбой притормозить процесс акционирования «Госконцерта». Не хватало нам еще заниматься и этим вопросом. Если министерство откажет, будем думать, что с этим делать. Пока, честно говоря, не до этого.

– Можете ли вы оценить концертный рынок России с точки зрения его объема? Была оценка IFPI – около $18 млн.

– Концертный рынок очень серый, и государство очень много недополучает с него в виде налогов. Я даже не берусь его оценить – расхождение может быть в тысячи процентов. А оценка IFPI – это скорее всего то, что прошло по официальным документам. Но я знаю, как эти документы заполняются. (Смеется.) На это точно нельзя ориентироваться.

Концертный рынок зависит от многих факторов. Вот сейчас кризисный год, а у иностранных артистов кризиса нет – они сколько стоили, столько и стоят. И они не идут ни на какие уступки по цене. Соответственно, когда ты платишь в 2 раза больше из-за роста курса, то тебе приходится повышать цены на билеты. Сейчас билет на «Металлику» на дальней трибуне стоит 9000 руб., а поближе – от 20 000 руб.

Так что оценивать рынок сейчас бессмысленно, пока нет каких-то ориентиров и прозрачности. Это примерно как оценивать рынок авторских отчислений. (Смеется.) Пока организации по коллективному управлению правами – Российское авторское общество (РАО), Всероссийская организация интеллектуальной собственности (ВОИС) и Российский союз правообладателей (РСП) – собирают деньги со всех, включая тех, кто не состоит в этих организациях, и держат деньги на счетах, пока кто-то их у них не попросит.

– Насколько я понимаю, одна из основных проблем с этими структурами – в отсутствии нормальной отчетности.

– Да, именно так. Или в наличии такой отчетности, в которой ничего не видно. Кроме того, есть какой-то срок, после которого эти средства уже востребовать нельзя. Они могут использоваться на уставные нужды. А почему бы не пустить их на социальные нужды? Ведь это почти налог.

Я считаю, что должна быть какая-то структура – и это не «Госконцерт», – которая находилась бы между организациями по коллективному управлению правами и государством. Должен быть какой-то совещательный орган и куда артисты могут прийти.

– Ну вот сейчас создается Федеральная служба по интеллектуальной собственности, которую возглавит Григорий Ивлиев. Может, она и станет таким органом?

– А вы знаете, что одним из кандидатов на этот пост был гендиректор РАО Сергей Федотов? Если его даже рассматривали как кандидата, то это означает, что у РАО на эту службу может быть некое влияние.
А по сути, я считаю, что частная компания не может управлять деньгами всех граждан. Выплаты – это в том числе и налоги: автор получил авторские и заплатил с них налоги. А если он ничего не получил? Я вот, например, знаю, что РАО платит немалые отчисления авторам с неизвестными фамилиями, которые почему-то все живут в южных регионах России. И куда там уходят эти деньги, мы вообще не знаем. Но, как минимум, Федотов смог купить себе замок в Шотландии, как я читал.

– Ну и как эту проблему решать?

– Я согласен с Минкомсвязи, которое считает, что институт коллективного управления правами себя изжил и не должен существовать. Я считаю, что государство имеет право участвовать в судьбе тех средств, которые РАО собирает.
– А вы доносите свою мысль до государства?

– Мы стараемся не воевать, а создавать инструменты, которые помогали бы авторам и исполнителям лучше понимать, что им причитается, и иметь некий ресурс, на который можно официально ссылаться при оспаривании тех выплат, которые им сейчас перечисляет РАО.

– Что вы имеете в виду?
– Мы разработали реестр объектов авторских прав. Он не может заменить РАО, но это статистический инструмент, который в режиме онлайн дает возможность любому автору получить информацию об использовании его произведений на телевидении, радио и в интернете. С офлайном ситуация сложнее, сейчас РАО ходит с диктофонами по стране и пугает исками несчастные рестораны. Но и для этого существуют специальные устройства учета. В принципе, люди готовы уже платить за музыку столько, сколько надо. Но они протестуют, когда не понимают, почему РАО запрашивает именно такую сумму.

– А вы планируете этим заняться? Именно в офлайне?

– Да, мы этим уже занимается и уже работаем со «светлыми головами» на эту тему.

– Расскажите про реестр, это ваша разработка?

– Нет, мы привлекаем сторонние компании, в частности Muz.ru.

– Насколько верна информация, что Muz.ru может стать частью РМГ или «Госконцерта», это так?

– Да, может. Но не юридически, а как партнер.

– Речь идет о реестре, который Muz.ru когда-то делала для Минсвязи?

– Да, это он. Но он пока не может решать все задачи, поэтому мы его дорабатываем. Мы хотим, чтобы реестр был технически качественным продуктом. Ведь почему та же глобальная лицензия провалилась? Потому что она была нереализуема технически. Чтобы не оказаться в шкуре авторов этого проекта, мы хотим сначала предложить работоспособную схему, а потом уже будем выводить все это на рынок.

– Как раз когда была история с глобальной лицензией, операторы и интернет-компании объявили, что надо создавать такой реестр. Ваш реестр и их – это одна и та же тема?

– Нет, они не имели в виду нас. Но мы имеем в виду то, что они предложили. Мы все время мониторим эту ситуацию, изучаем потребности рынка.

Если у нас все получится, то артист сможет сам посмотреть, как используются его произведения. И если мы добьемся того, что данные реестра будут официально признаваться в судах, то артист уже придет не с записью на диктофон, а со статистикой. Сейчас артисты находятся в ужасной ситуации, так как они практически не могут ничего доказать. А когда они придут с конкретным результатом, им будет проще доказывать свои права.

– Как вы будете на этом зарабатывать?

– Реестр – это услуга, которую мы будем продавать.

– А вы опрашивали артистов? Им это нужно?

– Они понимают, что сейчас им много недоплачивают. Но у них нет альтернативы, и они боятся, что если они возмутятся, то им совсем перестанут платить. Кто-то мне рассказывал, что один артист выступил против глобальной лицензии и на следующий же день прекратились выплаты из РАО.

– Вы входите в фонд «Федерация», основанный Владимиром Киселевым.

– Да. И кто бы мне что ни говорил, мне не было никогда стыдно за работу этого фонда, я горжусь его работой.

– Несколько лет назад была громкая история, когда после концерта, на котором играл Владимир Путин, деньги благотворителей якобы не дошли до больниц. Чем это все закончилось?

– Вся эта история произошла только на страницах газет. Была мама девочки, которая сказала, что деньги не дошли, но потом она от своих слов отказалась.

В целом наша работа устроена иначе, чем у большинства фондов. Обычно мы не собираем деньги на какой-то счет, с которого потом покупаем, например, медицинское оборудование. У нас долго не было вообще никакого счета. Мы привозим в больницы звезд, а вместе с ними – благотворителей. И, таким образом, мы фактически сводим тех, кто готов помочь, с теми, кому такая помощь нужна. Мы даже просим, чтобы благотворитель не деньги переводил, а сами товары, оборудование, чтобы исключить возможную коррупцию в самом учреждении. Поэтому не может быть таких историй, когда деньги не дошли.

Никто не верит, что мы бесплатно работаем. Но почему нет? Взамен мы получаем пиар, звезды же к нам приезжают на благотворительные акции. Когда появляются личные отношения, нам становится проще приглашать их на другие мероприятия. Наши подшефные артисты выступают на этих мероприятиях и получают какую-то поддержку. То есть мы получаем косвенную выгоду, а на самой благотворительности не зарабатываем. Поэтому нет ни одного заявления о том, что мы взяли у кого-то деньги и потом за это не отчитались. Потому что мы их ни у кого не брали. Могут быть недоразумения, когда благотворитель что-то отправляет, а больница не получает, но мы стараемся такие ситуации контролировать. Мне себя упрекнуть не в чем.

Сергей Бунин
Генеральный директор ФГУП «Госконцерт»
Родился в 1979 г. Окончил Академию Федеральной службы безопасности России, специальность «юриспруденция»
2004 Консультант юротдела департамента налогообложения и права «Делойт и Туш РКСЛ лимитед»
2005 Руководитель международных проектов во ФГУП «Кремль» управления делами президента
2008 Директор международного департамента ООО «Белые ночи» (проведение фестивалей и проч.)
2010 Генеральный директор Продюсерского центра массовых мероприятий
2014 Назначен генеральным директором ФГУП «Госконцерт»

ФГУП «Госконцерт»
Организация концертов
Зарегистрирован в 1994 г., подведомствен Минкультуры. Владелец – Росимущество. Финансовые показатели (2013 г., РСБУ): Выручка: 70 000 руб. Чистый убыток: 2,2 млрд руб.

ЗАО «Русская медиагруппа»
Медиахолдинг
Акционеры: структуры ИФД «Капиталъ» (78%), Сергей Кожевников (22%). Финансовые показатели (2014 г., МСФО): Выручка: 2,4 млрд руб. EBITDA: 0,7 млрд руб. В холдинг входят радиостанции «Русское радио», Monte Carlo, DFM, «Хит FM», радио Maximum и неэфирный музыкальный телеканал Ru.TV.


Анастасия Голицына
Фото Е. Разумный / Ведомости
Ведомости

Подробнее ...

Журналистика котиков: какие лайки приносят миллионы

Автор   Опубликовано 08-08-2015 в История успеха   Всего комментариев: 0
Никакой политики, только доброта и умиление. За год с небольшим AdMe из провинциального сайта о рекламе превратился в самый популярный медиаресурс страны. Казанская редакция готовится уже к мировому господству, не веря в предсказания, что лайкать котиков аудитории скоро надоест.

Шок рекрутера

30 июля, четверг, полдень. Главная страница AdMe обновилась всего пару часов назад, но у свежей публикации "22 фотографии о том, что гены творят чудеса" уже под 400 тыс. просмотров, у "Трогательных фотографий с любимым сыном на протяжении 26 лет" — более 150 тыс. "Бесценный жизненный совет от Ричарда Гира, которому нам всем стоит следовать" читают хуже — менее 3,5 тыс. заходов.

В прошлом году аудитория проекта увеличилась втрое и продолжает расти. Если считать трафик из всех стран, AdMe, согласно статистике сервиса LiveInternet, самое популярное российское интернет-издание (команда сайта о своем проекте так и говорит: "крупнейший медиапроект в России").

Еще в декабре 2014-го у AdMe было 15,6 млн уникальных посетителей и в общей сложности почти 86,5 млн просмотров в месяц, в июле 2015-го — уже более 23 млн посетителей (из них в России — 10,5 млн) и 154 млн просмотров. Для сравнения: изданию BuzzFeed, у которого создатели AdMe, как принято считать, позаимствовали концепцию, удалось набрать 20 млн американских читателей лишь два года назад — спустя почти семь лет после запуска.

"Мы внутри — это IT-компания с молчаливыми инженерами-интровертами. В редакции скучные проверенные процессы, абсолютная тишина от начала и до конца рабочего дня" — в такой форме один из основателей AdMe Марат Мухаметов вежливо отказал нам в визите в единственный офис компании, который находится в Казани. "Мы правда очень нудные,— объяснял он свое нежелание давать личное интервью.— Многие думают, что если сайт такой веселый и вдохновляющий, то и у нас тут, наверное, невероятная атмосфера позитива, и очень удивляются тому, как это устроено: тишина, регламентированные процессы. Это фабрика по производству доброты. Эффективной доброты".

Почти год назад, в честь своего одиннадцатого дня рождения, команда AdMe опубликовала большой пост с фотографиями из редакции — и там все выглядит не так уж "нудно". "В редакции работают 11 человек, и среди них только один журналист, он же главный редактор",— говорится в пояснении к одной из фотографий. На снимках — двадцатилетние ребята за компьютерами: "путешественники, капоэйристы, буддисты, фотографы, архитекторы, полиглоты и кандидаты наук". У девочки на столе — плюшевая лошадка, у мальчика на экране — эротика, под столом — домашние тапочки.

"Когда мы пишем статьи о героических поступках или безграничной доброте, то сами можем запросто расплакаться перед компьютером. А если находим что-то действительно веселое, работа во всех отделах останавливается, потому что все сбегаются посмотреть, над чем же можно так смеяться",— рассказывают в AdMe.

Несколько месяцев спустя редактор проекта Ксения Лукичева рассказывала в интервью, что в редакции трудятся уже не 11, а 25 человек. Чтобы работать в AdMe, нужно пройти многоуровневый тест — понравиться основателю, написать пять материалов в духе AdMe, трижды переделать, сдать диктант...

По словам Марата Мухаметова, зарплаты у сотрудников AdMe весьма конкурентные: "В Казани меньше зарплаты по сравнению с Москвой, мы платим выше рынка". На рынке, впрочем, бытует другое мнение.

"Вакансия из серии "шок рекрутера"",— написала в прошлом году в своем фейсбуке руководитель агентства интернет-рекрутинга Pruffi Алена Владимирская, обнаружившая, что популярнейший сайт предлагает новым авторам 25-35 тыс. руб. в месяц. "Смотрите и думайте, какова себестоимость ресурса и какая у него маржа",— пишет она далее. Сейчас, по сведениям Алены Владимирской, ситуация изменилась, по меркам Казани зарплаты сотрудников стали конкурентными. Впрочем, хедхантер уверена, что причина лояльности сотрудников вовсе не в зарплате: "В Москву их "схантить" практически невозможно. Их регулярно приглашают, но они не хотят уезжать. Это уникальный коллектив, в котором всем все по приколу. Они дико преданы компании. Это правда".

Впрочем, особенностью российского интернета является как раз такой парадокс — самый популярный контент стоит копейки. Например, один из авторов проекта "Лайфхакер" (аудитория — 3,5 млн уникальных посетителей в месяц) блогер Артем Меллум рассказывает, что базовая ставка для внештатных авторов этого сайта в прошлом году составляла 180 руб. Отдельно — премия за лайки и комментарии. Материал, который собрал более 30 тыс. человек, 2 тыс. репостов и около сотни комментариев, был оценен в 1904 руб.

"Эффективность и оригинальность"
До 2013 года, на протяжении десяти лет, AdMe был совсем другим — наряду с Sostav.ru это был один из лучших русскоязычных ресурсов о рекламе.

"Быть небольшим отраслевым сайтом в современном мире — путь к самоубийству, если только ваш проект не является карманным СМИ или рупором организации",— говорил Марат Мухаметов в интервью журналу "Афиша" вскоре после перезапуска AdMe.

В 2013 году выручка компании "Ликсил Графикс", издателя AdMe, согласно ее бухгалтерской отчетности, увеличилась почти в два раза и достигла 12 млн руб., однако чистая прибыль выросла ненамного — с 2,6 млн руб. до 3,3 млн руб. Похоже, "небольшой отраслевой сайт" достиг своего потолка.

"Слава богу, нет в этом никакой необходимости",— Павел Радаев, сооснователь AdMe, и Марат Мухаметов категорически против обсуждения текущих финансовых показателей AdMe. Впрочем, примерное представление о структуре выручки и ее объеме можно составить и так.

"Они умело используют сети — контекст "Яндекса", Google AdX, возможно, что-то еще,— рассуждает Андрей Загоруйко, коммерческий директор издательского дома "Комитет" (выпускает издания "Цукерберг позвонит" и TJournal).— Если грубо прикинуть, уже сейчас выручка AdMe только от контекста составляет 4-8 млн руб. в месяц: в AdX на российском трафике можно зарабатывать до $1,5 за тысячу показов, в "Яндексе" — примерно столько же. Периодически у AdMe бывают также медийные размещения или спецпроекты, но вряд ли это основной источник выручки".

То, что AdMe "недопродан" и в структуре выручки проекта доминирует дешевая контекстная реклама, в прошлом году было темой оживленных дискуссий. "По большому счету не важно, какая у тебя аудитория, три, пять, 10 или 20 млн человек, если ты не можешь ее продать нормальному рекламодателю",— высказывался в своем фейсбуке, например, руководитель проекта BigPicture.ru Сергей Барышников.

"Аудитория растет быстрее, чем мы успеваем ее продавать",— оправдывался в комментариях к этой записи Павел Радаев. Кроме того, с его слов выходило так, что уже тогда, осенью 2014 года, основным каналом монетизации проекта была вовсе не контекстная реклама "Яндекса" и Google, а "прямые продажи".

Сейчас в AdMe "Деньгам" рассказали, что в последнее время на сайте "становится больше спецпроектов, интересных кампаний с крупными брендами", однако для взрывного роста есть ряд препятствий. "Мы за эффективность и оригинальность, рекламу с мощным положительным социальным откликом,— объясняют руководители проекта.— При этом есть важные ограничения, по которым мы зарубаем много потенциальных контрактов: мы не хотим видеть у себя нудный, непрофессиональный контент или просто бренды, которые нам не нравятся".

"Объем медийной рекламы у AdMe в последнее время растет, и, возможно, уже были месяцы, когда доход от нее был примерно равен доходу от "контекста", но в целом по прошлому году ее доля — 30-40%,— признает в интервью "Деньгам" Сергей Барышников.— Впрочем, в этом году каких-то действительно больших, серьезных спецпроектов у AdMe не было, и предпосылок для того, чтобы ситуация начала меняться, пока нет".

Генеральный директор агентства "Социальные сети" Денис Терехов, как это ни странно, видит главную проблему бизнеса AdMe в аудитории сайта, которую его создатели называют "людьми творческого класса, способными ценить и создавать прекрасное, восхищаться им, искать новое и вдохновляться".

"Мне кажется, руководители AdMe совершили ошибку: вместо того чтобы начать в разумных пределах разбавлять "котиками" профессиональный отраслевой ресурс, они совсем отказались от понятной и платежеспособной аудитории,— объясняет Терехов.— То, о чем сайт пишет сейчас, может читать кто угодно. Да, проект получил фантастический рост, но в долгосрочной перспективе, когда аудитория наестся, AdMe, скорее всего, проиграет".

"У AdMe и правда нет четко очерченной целевой аудитории,— говорит Андрей Загоруйко.— Но я в своей аккуратно сформированной ленте вижу их посты, которые "шерят" как студенты, так и мультимиллионеры. Они уже неплохо зарабатывают, а если захотят, откроют офис в Москве и начнут зарабатывать на премиальных форматах".

"Употребляющие наркоторговцы"
Пожалуй, самое яркое отличие AdMe от других похожих проектов — особенный язык: "Шик, блеск, крутотенюшка"; "Спасибо за вдохновение и мурашки"; "Полезнота"... Впрочем, любой новояз рано или поздно выходит из моды, как когда-то перестал быть модным язык "падонков". "У "падонков" с их дебильноватым языком был контркультурный посыл, а то, что делает AdMe, это уже не протест, а эскапизм,— рассуждает писатель Сергей Минаев.— Но есть и общее: в основе этих явлений лежит юмор — они оба описываются словом "прикольненько". Так что этот новояз будет жить, но ограниченное время — до тех пор, пока не придумают что-то новое".

"Сейчас интернет стал таким большим, что возможно сосуществование нескольких субкультурных диалектов: есть "мамский" сектор с его "тугосерями" и "пузожителями", есть суровый твиттер с его быстро меняющимся языком — и есть такой ласкательно-плюшевый AdMe,— объясняет один из создателей интернет-энциклопедии "Луркоморье" Дмитрий Хомак.— Конечно, все это своим чередом устареет. Просто потому, что людям надоест, через несколько лет именно так общаться станет неприлично".

Сложнее оценить перспективы подачи контента, которую команда AdMe, кажется, довела до совершенства. "Когда это закончится? Когда доллар будет стоить 200 руб.,— говорит Денис Терехов.— Находиться в мире, в котором нет реальных проблем и сложных решений, можно достаточно долго, но не бесконечно. Я бы назвал создателей этих сайтов употребляющими наркоторговцами, потому что контент AdMe — это своеобразный наркотик. Пускай вокруг непонятно что происходит — они живут в своем прекрасном креативном мире, учатся правильно завязывать шнурки на кроссовках. А читатели, живущие в хрущевке в Бибирево, ощущают себя где-то между Лондоном и Барселоной. Хотя о Лондоне и Барселоне они знают исключительно из постов на этом AdMe".

Впрочем, что бы ни думали о сайте недоброжелатели, команда AdMe уверена в своем блестящем будущем, причем не только в России. Недавно AdMe запустил англоязычный проект brightside.me. До этого открылся испаноязычный проект — genial.guru. "Как обстоят дела в испаноязычном сегменте, я не знаю, но в англоязычном Google AdX может давать в несколько раз больше денег, чем в России, так что успешный запуск англоязычного ресурса и постоянный рост трафика в России за несколько лет легко увеличат оборот AdMe на порядок",— говорит Андрей Загоруйко из издательского дома "Комитет".

Таким образом, "русский BuzzFeed" встретится со своим прообразом. Сейчас аудитория BuzzFeed составляет уже 100 млн человек в США и около 200 млн во всем мире. Редакция с корпунктами в разных странах производит несколько сотен постов в сутки. В штате более 500 сотрудников. Год назад венчурный фонд Andreessen Horowitz инвестировал в развитие BuzzFeed $50 млн — оценка стоимости компании, таким образом, составила $850 млн.

Но стремительный рост популярности BuzzFeed начался в тот момент, когда на сайте рядом с "котиками" и фотографиями звезд без косметики появилась качественная журналистика. В интервью изданию "Медуза" редактор BuzzFeed Бен Смит недавно объяснял, что он не видит необходимости выбирать между "котиками" и журналистскими расследованиями, потому что "большинству людей интересно и то и другое: и конфликт на Украине, и котята, котята — больше".

AdMe принципиально не желает идти по этому пути. "Нам просто неинтересно это. Пусть про политику, религию, гороскопы пишут те, кто в этом понимает лучше". И возможно, этот выбор оправдан. "В чем-то мы с BuzzFeed — в плане вирусности, технологий, но продукт у нас совершенно другой,— рассказывают Радаев и Мухаметов.— Наш испанский проект, кстати, за два месяца обогнал испанский BuzzFeed в фейсбуке. И по посетителям тоже неплохо — к июлю более 15 млн посетителей".

Олег Хохлов

Фото: ТАСС

Коммерсант 

Подробнее ...

Гендиректор «Русской медиагруппы» Сергей Кожевников — об акционерном конфликте

В конце июня основной владелец «Русской медиагруппы» (РМГ), управляющей телеканалом Ru.TV и пятью радиостанциями, включая «Русское радио», «ИФД-Капиталъ» Леонида Федуна и Вагита Алекперова объявил о продаже холдинга ФГУП «Госконцерт», на основе которого предлагается создать патриотический медиахолдинг. Против сделки выступил ряд крупнейших российский музыкальных продюсеров и исполнителей, не согласившихся с упреками в недостаточном патриотизме. Гендиректор и миноритарный акционер РМГ Сергей Кожевников, которого уже на следующей неделе могут уволить с должности, рассказал “Ъ” о своем отношении к сделке.


— 10 августа совет директоров РМГ планирует принять решение о прекращении ваших полномочий как гендиректора. Почему вас увольняют?

— Когда в июне мне было предложено продать свои акции РМГ, я сказал, что цена низкая, я не готов по ней продавать и не вижу для этого оснований. Мне интересно продолжать работу дальше. Мне ответили, что, если я не пойду навстречу, меня снимут с поста гендиректора и «дальше ты сам будешь разбираться с Киселевым (экс-глава ГУП “Кремль”, продюсер Владимир Киселев.— “Ъ”)». Мне сообщили, что мне светит расправа, тюрьма, я получил массу угроз в адрес меня и моей семьи. К этим угрозам я отношусь достаточно серьезно.

— Владимир Киселев настаивает, что не имеет отношения к покупке РМГ и переговорам, а предлагает лишь создать патриотический продюсерский центр с участием РМГ и «Госконцерта». Поэтому давайте уточним, когда и как вы получили предложение о выкупе ваших акций?

— Плаксина (Ольга Плаксина, председатель совета директоров РМГ, предправления «ИФД-Капитала».— “Ъ”) устно озвучила мне предложение, через минуту в кабинете появился Киселев, он и сообщил, что покупателем в этой сделке выбран «Госконцерт», который возглавляет Сергей Бунин, давний партнер Киселева по всем его мероприятиям.

— То есть именно Владимир Киселев фронтирует эту сделку?

— Да, безусловно. Можно узнать у артистов, потому что он и им звонит.

— Какова процедура увольнения гендиректора РМГ, что сказано об этом в уставе компании?

— Увольнение простое, как любого гендиректора. Нужно собрать совет директоров и большинством голосов одобрить. Но я не понимаю, зачем это делать так экстренно? Зачем пытаться выдергивать меня из планового отпуска? Это какая-то личностная история. Ну, если вы хотите снять гендиректора, я вышел бы из отпуска, спокойно передал дела. Надеюсь, соберем совет директоров и все так и будет исполнено. У меня отпуск до октября, потому что много неотгулянных дней.

— Какова структура акционеров РМГ? Говорят, что доля Леонида Федуна сейчас значительно больше доли Вагита Алекперова?

— Мне трудно судить, у партнеров сложная система владения, я же представлен просто как физическое лицо. Когда Роскомнадзор нас запросил, кто является конечными бенефициарами по прошлому году, реестродержатель ответил, что это три физических лица: Алекперов, Федун и Кожевников. В каких пропорциях Федун и Алекперов, я не знаю. Сейчас реестродержатель «Гарант» вовсе не раскрывает бенефициаров.

— Как вы считаете, почему господин Федун решил продать свою долю? Продает ли он ее вообще?

— Для меня это загадка. Я хочу нормальных, прозрачных отношений. Если есть необходимость продать — пусть меня, как гендиректора и совладельца, введут в курс дела, сделают участником переговоров. Если это чисто экономическая история — а пресс-секретарь президента Дмитрий Песков подтвердил, что здесь нет никакого специального решения сверху и это коммерческая сделка,— я, как младший акционер, имею преимущественное право выкупа. Но мне не прислали никакой официальной оферты. Сначала ссылались на то, что есть распоряжение сверху. Но эта информация не подтвердилась. Могут быть разные причины, о которых я не знаю, но если хотите продавать — сделайте оценку, предложите. Я уверен, что нашел бы единомышленников для выкупа. Если «ИФД-Капиталъ» готов выкупить мою долю — пусть назовут справедливую цену. Я готов к переговорам, но со мной никто официальных переговоров не ведет, происходят только какие-то закулисные разговоры. Я предложил сделать публичный тендер. Может, цена будет настолько мизерная, что я сам смогу купить всю РМГ.

— Вы в ссоре с Леонидом Федуном?

— У меня всегда были прекрасные отношения с акционерами, и Вагитом Юсуфовичем, и Леонидом Арнольдовичем, с которым мы даже семьями общались и отдыхали до недавнего времени. Примерно год назад между мной и Федуном пробежала кошка. Не знаю, кто и каким образом смог влезть в его сознание и оговорить меня. Было неожиданно получить такую реакцию от Леонида Арнольдовича, со мной даже не разговаривают. Мне обидно — мы 15 лет были партнерами, у РМГ блестящие экономические показатели, мы каждый год платим дивиденды, но достаточно было «доброжелателям» напеть что-то в уши, и отношения изменились.

— Во сколько покупатель оценил ваши акции?

— Исходя из оценки меньше $60 млн за весь холдинг. По крайней мере, в частных разговорах так мне было предложено. Я считаю, это несправедливая цифра, тем более что мы знаем из прессы, что радио «Шансон» было продано за эти деньги. Оно сопоставимо с «Русским радио», безусловно, но у нас есть еще четыре станции и телеканал. Это не может стоить столько же.

— Вы сделали оферту «ИФД-Капиталу»?

— Да, 3 августа я сделал старшему акционеру официальную оферту, исходя из той оценки, которую предложили мне,— $60 млн за всю РМГ. Можно было бы разделить активы в пропорции 22 к 78, и мы бы мирно разошлись, или предложить мне объективную рыночную цену. Но я не получил ответа ни на свою оферту, ни на иные свои предложения. Я не знаю, как достучаться до партнеров. Я готов к переговорам, но мы не в диалоге.

— Сколько сейчас, по-вашему, на самом деле стоит РМГ?

— Сейчас не самый хороший год для продажи активов. Для разумных инвесторов не время выхода. Медиа подешевели, надо покупать и строить. Через несколько лет ситуация будет лучше, и актив буден оценен гораздо дороже. У РМГ по прошлому году высокие показатели: EBITDA по МСФО около 690 млн руб., выручка 2,5 млрд руб.— все с учетом Ru.TV. Мы показали ощутимую прибыль, выплатили акционерам дивиденды. Было бы глупо резать курицу, которая несет золотые яйца.

— За сколько вы готовы продать свои 22%?

— Давайте вспомним последние сделки внутри РМГ — Сергей Архипов получил за 19% $47,5 млн, Виталий Богданов продал 39%, исходя из оценки всей группы в $300 млн. После этого до кризиса 2008 года у нас было предложение купить весь холдинг за $400 млн. А сейчас есть предложения из расчета $120–150 млн. Но почему вместо этого эта невнятная, мутная история? Я хочу, чтобы она стала понятной и прозрачной всем. И артисты возмущаются, потому что 20 лет назад я этот холдинг создавал. Конечно, вместе с Сергеем Архиповым. Но он восемь лет назад вышел, прекрасно откэшился и живет в Финляндии.

— Вы не жалеете, что не вышли из бизнеса вслед за Виталием Богдановым и Сергеем Архиповым за те деньги, которые получили они?

— Нет, не жалею, мне интересно развивать компанию дальше. Конечно, мне обидно, что сейчас мне предлагают сумму в разы ниже рыночной стоимости. Но я уверен, что справедливость восторжествует. Это должно быть предложение, а не принуждение. Я хочу получить рыночную цену за свои акции. Я что-нибудь куплю в России и буду работать, строить и создавать как единственный владелец.

— На покупку РМГ были другие претенденты?

— Я не вправе раскрывать этого, но уверяю вас, если открыто объявить о продаже РМГ, желающих наберется немало.

— Ходили слухи, что купить РМГ был готов Михаил Гуцериев, который якобы интересовался этим даже после покупки «Шансона». Что вам об этом известно?

— Михаил Гуцериев строит радийный холдинг, он вовлеченный в музыкальную индустрию человек. Думаю, ему было бы интересно приобрести РМГ. По каким причинам не ведутся переговоры с Гуцериевым, у которого есть деньги, интерес, возможности, мне не понятно.

— Правда ли, что Михаилу Гуцериеву «наверху» не одобрили сделку после того, как интерес к покупке обозначил Владимир Киселев?

— Не думаю, что Киселев настолько влиятельный человек.

— Говорят, что после акционирования ФГУП «Госконцерт» его владельцами могут стать все те же акционеры «ИФД-Капитала».

— Вполне возможно. Тем более что правительством принято решение о закрытии ФГУПов как неэффективных, тративших бюджет организаций. Непонятная ситуация, когда ФГУП с выручкой в 70 тыс. руб. пытается приобрести компанию с оборотом в 2,5 млрд руб.

— Какова роль Минкульта в продаже РМГ?

— Насколько мне известно, Минкульт сделку не поддерживает. Это не самое богатое министерство, у них достаточно своих хлопот. Патриотический холдинг — это ширма и дымовая завеса над частными интересами того, кто хочет влезть на успешное и готовое. Зачем Минкульту частные радиостанции? Если бы ему надо было — он бы получил частоту и запустил свое радио.

— Сергей Архипов говорит, что структура РМГ в запущенном состоянии, все надо приводить в порядок.

— Сергей эмоциональный человек, думаю, он говорит так со слов Киселева. Сам Архипов уже восемь лет как продал свои акции и не в курсе того, что происходит внутри компании. Холдинг в прекрасном финансовом состоянии, прозрачная для акционеров отчетность, сплоченная команда, о какой запущенности может идти речь?

— Если кандидатура Сергея Архипова будет выставлена на пост гендиректора, вы ее поддержите?

— Он, безусловно, профессионал в радио, один из лучших. Но Сергей уже давно в отрыве от России, последние два года живет в Финляндии. Если он будет гендиректором, он может сделать все хорошо, другое дело, насколько ему хватит терпения и настроения, потому что работать гендиректором — это не только тусовки и праздники, когда ты сидишь в бабочке в первом ряду. Это много малозаметной ежедневной работы. А когда ты стал миллионером, возвращаться к ежедневной пахоте менеджера… Не знаю, насколько ему это интересно.

— Какие станции РМГ, кроме «Русского радио», приносят прибыль?

— Они все приносят прибыль. Они рассчитаны на разную целевую аудиторию, и нет ни одной убыточной. Оборот «Русского радио» самый большой. Самая маржинальная — «Монте-Карло».

— «Русское радио» не дотирует другие проекты внутри группы?

— Когда мы запускали Ru.TV, я понимал, что он будет планово убыточным несколько лет, и за счет других станций его дотировали. Сейчас это один из самых популярных музыкальных каналов, при этом транслирующий только русскую музыку. Это патриотизм? Да. Я считаю, что хорошо сделанный русский продукт будет интересен в мире. Мы тратим деньги на распространение через спутник на Европу, хотя правительство нас об этом не просит. У нас нет ни дотаций, ни госбюджета. По прошлому году выручка Ru.TV составила около 380 млн руб. Чистая прибыль — около 100 млн руб.

— Какую выручку у РМГ вы ожидаете в этом году?

— Этот год тяжелее прошлого, и тут мы не одиноки — кризис на всем рекламном рынке. В прошлом году мы выросли на 20%, что выше рынка; если в этом году упадем на 10%, я буду считать, что мы блестяще справились. В первом квартале очень сильное падение, во втором — мы выровняли ситуацию и сейчас идем в рамках бюджета. Думаю, коридор будет минус 12–13%.

— Какие доходы помимо рекламы?

— Это дивиденды от «дочек» и франшиза от вещателей. Из 2,5 млрд руб. на рекламе мы получили около 1,7 млрд. Остальное — иные поступления.

— Сколько у вас региональных партнеров в России?

— Больше ста. Многие из них напуганы перспективой работы с Киселевым, в случае его прихода они готовы переключиться на другие станции.

— Какие это компании, в чем выражаются их намерения?

— Не могу их назвать, они говорят это в частных беседах, но это целый ряд городов, которые вещают «Русское радио» по франшизе. Они боятся, что если будут крутиться песни, которые лоббирует господин Киселев, рейтинги упадут. Больше всего обеспокоена наша дочерняя компания в Санкт-Петербурге, им Владимир Киселев хорошо известен.

— Говорят, за последний год у вас прошла серия проверок налоговой. Вы можете это подтвердить? Чем они вызваны?

— Да, последний год кто нас только не проверял — и налоговая, и пожарные, и санэпидемстанция, и внутренний аудит от старшего акционера — все одновременно. Кляузы на нас шли в разные органы. Был даже запрос от Кремлевского дворца о том, каким образом артисты попадают на премию «Золотой граммофон». Это на 19-й год существования премии. Это одна из самых престижных музыкальных премий в России, спросите любого артиста. Начались нелепые придирки, почему у нас среди победителей те или иные артисты. Их выбирает наш худсовет. Да, это субъективное мнение, но оно основано на тестировании тысяч людей. Я сам не всегда согласен с выбором аудитории, но нечего на зеркало пенять, коли рожа крива. Мы можем помочь с постановкой номера, но талантливо это или не талантливо — зависит от артиста, не от нас.
— Чем закончились проверки?

— Ничем. По их результатам претензий к нам не было. Были еще кляузы от доброжелателей в Госдуму, Следственный комитет, Генпрокуратуру и опять же налоговую о том, что мы не ставим песни по SMS-заявкам и таким образом мошенничаем. Да, не ставим, потому что мы ставим их по плей-листу, это специальное программирование. Только далекие от радио люди могут считать, что станция программируется по заявкам слушателей. Вот это как раз чисто коррупционная история: сразу появились бы «фан-клубы», которые долбили бы нас тем, что им нравится. Только жесткий, протестированный на фокус-группах плей-лист позволяет уйти от кликушества. Иногда люди звонят на «Русское радио» и просят Hotel California группы Eagles, то есть они даже не понимают наш формат. Мы передаем поздравления и приветы в эфире от Вали к Зине, связывая разные города и страны, это очень живая и трогательная история, но песни по заказу не ставим.

— «Русское радио» также упрекают в том, что вы отдаете преференции определенным именам. Вы всегда поставите, скажем, Филиппа Киркорова. Но разве плохо дать дорогу молодым исполнителям, освежить эфир новыми именами, о чем говорит Владимир Киселев?

— Молодым — это детям Киселева? У нас есть молодые — Егор Крид, группа MBAND, Наргиз, IOWA и другие. Если молодой артист исполняет жесткий рэп или джаз, он не звучит на «Русское радио». Или оперное пение вряд ли будет у нас звучать. Анна Нетребко — великая певица, но у нас звучала только одна ее песня — которую она записала с Филиппом Киркоровым.

— Так вот почему она письмо президенту подписала?

— Ее, кстати, не удивляет, что она не каждый год получает «Золотой граммофон», никто не говорит, что она плохая певица. У нее классический репертуар, который просто не подходит для «Русского радио». А песня должна подходить под аудиторию, которую мы тестируем. Мы тратим на это много денег, работая с TNS, и зачастую знаем о популярности артиста больше, чем знает он сам или пресса.

— Какие сейчас самые популярные песни на «Русском радио»?

— Этим летом в топе последняя песня «Любэ», Григорий Лепс, Наргиз и молодой коллектив MBAND. Еще Егор Крид — не знаю, что будет дальше, но сейчас это звезда. Нюша из девочки, которую никто не знал, стала звездой. Когда есть упорство и талант, человек достигает результата.

— А как на «Русском радио» появились ВладиМир и Елена Север?

— ВладиМир и ЮрКисс — сыновья Владимира Киселева, Елена Север — его жена, есть еще группы «Русские», «Санкт-Петербург», «Бойкот» и «Земляне». Это весь его творческий набор. У проектов Киселева плохие тесты. Они появились у нас в эфире в прошлом году, в октябре, когда мне дали распоряжение, чтобы я их поставил, несмотря на то что по итогам тестирования у них были крайне низкие рейтинги. Но это было важно для акционера.

— Как раз в то время Владимир Киселев и Ольга Плаксина отправили президенту письмо о создании патриотического холдинга.

— О существовании этого письма, которое было отправлено в октябре 2014 года, я узнал только в июле 2015-го. Оно было составлено и отправлено втихую, в обход меня, а ведь я исполнительный орган РМГ. Меня не оповестили ни как гендиректора, ни как члена совета директоров, ни как акционера. Такие вещи недопустимы. Более того, куда уж больше патриотизма, чем на «Русском радио» и Ru.TV? Хорошо тестируется у нас, кстати, дуэт Владимира Маркина из Следственного комитета со Стасом Пьехой.

— А как вы вообще познакомились с Владимиром Киселевым?

— Несколько лет назад, через господина Богданова. Он и Архипов сотрудничали с ним по фестивалю «Белые ночи Санкт-Петербурга» и знают его давно.

— Виталий Богданов, кстати, не видит ничего страшного в сделке по продаже РМГ и появлении Владимира Киселева, как он сам сказал. Ведь плей-лист все равно продиктован рынком, и все 14 песен в час не могут быть проектами одного человека.

— Хорошо говорить Богданову, у которого в эфире, видимо, не звучат проекты Киселева.

— Когда вы впервые узнали об интересе Владимира Киселева к «Русскому радио» и РМГ?

— Киселев давно ходил вокруг «Русского радио», пытался правдами и неправдами, бросаясь громкими именами, пристроить песни своих групп, жены и детей. Некоторые из них были ничего, но большинство довольно слабые. Все наши предложения переделать песню, переаранжировать не вели ни к чему, работать над материалом он не хотел, в отличие от других артистов. Да, мы строго подходим к песням, иногда заставляем переделывать песни, какие-то песни не берем. Вот Лепс по полгода пишет и переделывает песню и не стесняется этого, это нормальная работа продюсера и исполнителя. Артистов мы в лоб не целуем, но и не отталкиваем, просто нельзя делать песни в стиле 30-летней давности, которые морально устарели. Время ушло далеко вперед, за последние 20 лет Киселев не сделал ни одного хита и не создал ни одну звезду как продюсер. Это говорит скорее о творческой неудаче. К самой популярной песне — «Трава у дома» «Землян» — Владимир Киселев не имеет отношения. Я не вижу результатов его деятельности: он не сделал свою радиостанцию, свой телеканал.

— Вы не ставили в эфир песни от Владимира Киселева, что было дальше?

— Он ссылался на руководство страны, мы ему отвечали: мы бы, может, и поставили, но тогда должны получить распоряжение не от тебя. Существуют люди, которые озвучивают политическую волю, и мы их слушаем. Второе — есть акционеры. Даже если это во вред для эфира, мы исполним их волю, потому что мы частная структура. Так длилось несколько лет. Киселев приезжал ко мне домой, предлагал даже мою жену пристроить в фонд «Федерация» в качестве сопатронессы, чтобы я был к этому сопричастен. Но мы с женой отказались, потому что не участвуем в сомнительных для нас проектах — у нас четверо детей, жене есть чем заняться.

— Вы были на свадьбе у Дмитрия Пескова, среди гостей которого был и Владимир Киселев. Удалось пообщаться?

— Нет, он избегал общения.

— Вы говорите, что Владимир Киселев бросается именами, но письмо представителей эстрады написано именно президенту. Зачем понадобилось апеллировать к руководству страны по сделке между двумя хозяйствующими субъектами?

— Письмо инициировали сами артисты, они санкционировали свои подписи или имена под ним. Думаю, сам Киселев своим нахрапом всех напугал, потому что все знают его репутацию. Артисты люди эмоциональные, им не хочется попасть в скандал на ровном месте. Есть 20 лет отношений с «Русским радио», но появление этого неоднозначного человека пугает весь рынок. Он сам ссылается на президента в своих комментариях и частных беседах. Это защитная реакция артистов, они обратились к тому, на кого ссылаются.

— Владимир Путин прислал РМГ поздравительную телеграмму с 20-летием, вы расценили это как свою поддержку?

— Безусловно, это колоссальная поддержка со стороны президента. Мы ему очень благодарны. Также мы чувствуем поддержку со стороны музыкального сообщества, коллег по цеху, рекламодателей.

— Неужели Николая Баскова или Филиппа Киркорова беспокоит репутация Владимира Киселева? Может, артисты все же боятся не скандала, а потери ротаций? Им же придется заново договариваться?

— Я не думаю, что большие артисты боятся потерять ротацию. Вряд ли этим можно напугать больших артистов — Филиппа Киркорова, Николая Баскова, группу «Любэ» или Григория Лепса. Будут ли они на «Русском радио» или нет, на их гастрольном графике это никак не скажется.

— А как им продвигать новые песни, если не на радио?

— На приемнике много кнопок — только в Москве 52 станции, в регионах их тысячи и еще интернет.

— Как вообще артист попадает к вам на радио?

— Любой исполнитель присылает песню, музыкальный редактор отслушивает, если песня без технического брака, внятная, без экстрима, она идет на худсовет. Мы ее слушаем, и, если нам очень понравилось, она идет в эфир. Через четыре недели тестируем на фокус-группах и дальше регулярно отслеживаем. Выбор очень тщательный. Больше трех новых песен в неделю поставить нельзя. Бывает, мы просим переделать даже больших исполнителей. А почему мы отдаем предпочтение звездам? Публика идет на звезд. Так же как в кино. К неизвестному актеру, который может быть очень талантливым, публика должна привыкнуть. Наши доходы зависят от рекламы, и наша задача — увеличивать продолжительность прослушивания радиостанции.

— Как вы можете прокомментировать обвинения в засилье на «Русском радио» платных ротаций?

— Я такое слышал. Мол, мою новую песню не взяли, потому что с меня хотят деньги. Покажите мне тех людей, которые заплатили деньги! Приходит песня на худсовет, она слабая, и мы ее не берем. Нам говорят: «А, вы не берете, потому что мы денег не даем!» Да мы никак ее не берем! Если бы были козни и коррупция, почему тогда «Русское радио» такое популярное и артисты туда так стремятся? Мы проводим исследования всего музыкального материала, тестируем даже то, что прошло через худсовет, потому что бывает, что и мы ошибаемся. А бывает, песня, может, и хорошая, но по этическим причинам нашему эфиру не подходит. Как, например, «Владимирский централ» — она прекрасно звучала на радио «Шансон», но женщины не хотят слушать подобную музыку. Так же как, например, жесткий рэп не идет. Мы работаем в мейнстриме, создаем позитивное настроение. Мы четко сориентированы на свою аудиторию, ее ядро — преимущественно женщины 25–45 лет. Нас и мужчины слушают, и очень серьезные мужчины. Но Россия — женская душа, если ты понравился женщинам, публика тебя оценит.

Интервью взяла Анна Афанасьева

Фото: Дмитрий Духанин / Коммерсантъ
Коммерсант

Подробнее ...

Антон Комолов возглавил маркетинг ЕМГ

Автор   Опубликовано 05-08-2015 в История успеха   Всего комментариев: 0

Теле- и радиоведущий будет отвечать за продвижение брендов радиохолдинга

Известный шоумен, радио- и телеведущий Антон Комолов назначен на должность директора по маркетинговым коммуникациям «Европейской медиагруппы». Как сообщили Sostav.ru в пресс-службе холдинга, ключевой задачей Комолова станет продвижение брендов ЕМГ, реализация промо- и рекламных кампаний и внеэфирных проектов радиостанций.

Антон Комолов обладает богатым опытом работы на телевидении и радио. Он сотрудничал с такими радостанциями, как «Максимум», «Серебряный дождь», «Хит-ФМ», «Маяк». Долгие годы посвятил работе на «Европе Плюс», где является ведущим по настоящее время.

Хорошо знаком Комолов и телезрителям: популярность к нему пришла благодаря телеканалу MTV, позже он сотрудничал с «Первым каналом», «Россией», СТС, НТВ, ТНТ, «Пятницей». Также он отвечал за коммуникации издательских домов GameLand и Independent Media.

Сегодня стало известно, что Комолов стал директором по маркетинговым коммуникациям ЕМГ - крупнейшего в России радиохолдинга, под управлением которого находятся радиостанции «Европа Плюс», «Дорожное радио», «Ретро FM», «Радио 7 на семи холмах», «Спорт FM», «Кекс FM», «Радио Рекорд» (Москва), «Радио Для Друзей».

За последнее время это уже не первый случай, когда маркетинг медиакомпании доверяют шоумену и ведущему. Так, в декабре прошлого года звезда Comedy Club Гавриил Гордеев (Гавр) стал директором по маркетингу телеканала ТНТ.

Sostav

Подробнее ...

Новости

Дни рождения

  • Сегодня
  • Завтра
  • На неделю
23 июня Александр Любимов

российский журналист, теле- и радиоведущий, продюсер, медиаменеджер и общественно-политический деятель, вице-президент Академии российского телевидения

23 июня Борис Саксонов

главный оператор Главной редакции спортивных программ «Первого канала», член Академии российского телевидения

24 июня Сергей Мирошниченко

советский и российский кинорежиссёр-документалист и сценарист, педагог 

24 июня Сергей Никольский

спортивный комментатор

24 июня Николай Никифоров

российский государственный деятель

23 июня Александр Любимов

российский журналист, теле- и радиоведущий, продюсер, медиаменеджер и общественно-политический деятель, вице-президент Академии российского телевидения

23 июня Борис Саксонов

главный оператор Главной редакции спортивных программ «Первого канала», член Академии российского телевидения

24 июня Сергей Мирошниченко

советский и российский кинорежиссёр-документалист и сценарист, педагог 

24 июня Сергей Никольский

спортивный комментатор

24 июня Николай Никифоров

российский государственный деятель

25 июня Асланбек Керашев

генеральный директор ГТРК «Волгоград-ТРВ», член Академии российского телевидения

26 июня Виктор Самарин

политический обозреватель

26 июня Алексей Панкин

независимый журналист и медиааналитик

26 июня Валерий Панюшкин

российский журналист и литератор, главный редактор Русфонда

26 июня Павел Пряников

журналист, блоггер, деятель Интернета, основатель сайта Толкователь (ttolk.ru)

26 июня Семён Чайка

российский радиоведущий

27 июня Андрей Хорошев

актёр, кинорежиссёр, сценарист, телеведущий, режиссёр-постановщик

27 июня Максим Кашулинский

российский журналист, руководитель проекта о здоровье и саморазвитии Reminder

28 июня Яна Поплавская

телерадиоведущая

28 июня Павел Финн

кинодраматург, член Академии российского телевидения

29 июня Георгий Лазарев

звукорежиссер

29 июня Дарья Стабникова

корреспондент 

29 июня Илья Азар

российский журналист, специальный корреспондент «Новой газеты» с 2017 года

29 июня Авдотья Смирнова

российский кинорежиссёр, сценарист, телеведущая, публицист и литературный критик

30 июня Вячеслав Духин

российский журналист, телеведущий и медиаменеджер

30 июня Андрей Кондрашов

российский журналист и телеведущий, сценарист, политический обозреватель ВГТРК, первый заместитель генерального директора ВГТРК

30 июня Александр Декевич

директор Департамента информационных технологий (РТРС)

30 июня Сергей Бунтман

журналист, ведущий, переводчик, педагог